Место действия - фронт
(Scenes From A Warzone)


АВТОР: Abaddon
ПЕРЕВОДЧИК: GnightG
БЕТА: LaSuena
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Драко
РЕЙТИНГ: R
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: drama

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Потому что если бы ты умер, ну с кем бы ещё я мог одновременно ругаться и изнывать от желания?

ПРИМЕЧАНИЕ: перевод выполнен на совместный конкурс переводов Астрономической Башни и Фанруса.





1.

Где-то в Лондоне шёл дождь. Сливы были забиты - законопачены листьями и мусором, стекавшим по улицам, помои продолжали течь, выплёскиваясь на тротуар. Близлежащий парк затопило, превратив в одну большую грязную лужу, зелёные травинки едва проглядывали сквозь коричневый омут, а дождь всё лил и лил. Уличные фонари судорожно моргали, включаясь и выключаясь, даря тёмному осеннему вечеру немного света, но из-за ливня видимость все равно была почти нулевой.

Одинокий силуэт двигался сквозь дождь, навстречу ему с противоположной стороны парка приближался другой. По всему было видно, что ни один из них не в состоянии разглядеть что-либо кроме размытого пятна, да и вряд ли пытается из-за непогоды. Несмотря на ливень, они, казалось, совсем не мокли. Вода стекала с волос, кожи, одежды, словно плоть и ткань были непроницаемы. Оба выглядели совсем юными, если бы не измождённость. Чему удивляться? Они ещё учились бы в школе, если бы начавшаяся Война грубо не прервала их шестой год обучения.

Наконец то они начали различать друг друга в туманной мгле. Кружа, они приближались друг к другу в полной тишине, чтобы, если окажется, что напротив не друг, а враг, не выказать себя, потеряв преимущество неожиданности раньше времени. В конце концов, между ними осталось несколько шагов. На лицах отразились почти одинаковые гримасы отвращения, и пальцы скользнули под мантии в поисках палочек...

Драко был быстр - чтобы выжить среди Упивающихся Смертью и преуспеть, нужна хорошая реакция, - но Гарри все равно оказался быстрее.

- Expelliarmus! – и палочка Драко - ясень, восемь дюймов, слоновая кость – вылетела из руки и воткнулась в грязь, вибрируя от силы, с которой была выбита.

- Итак, Золотой Мальчик вновь побеждает, - Драко не мог отказать себе в удовольствии поглумиться, даже потерпев поражение. - Я полагаю, ты намерен убить меня? – протянул он с фальшивой бравадой и отшатнулся от Гарри, молчаливо надвигающегося на него с палочкой наперевес.

Тот остановился в дюжине сантиметров, глядя на него с таким спокойным и холодным выражением лица, что по спине Драко побежали мурашки.

- Нет.

- Нет? - истерически переспросил Драко. - Но, ты был бы рад избавиться от меня.

- Это подразумевало бы, что мне есть до тебя дело, - отрезал Гарри, – а это не так. Думаю, куда лучше оставить тебя в живых, чтобы ты помчался домой, к папочке, в ужасе от случившегося.

Ноздри Драко раздулись от гнева. Стиснув зубы, он прикинул, успеет ли нырнуть за палочкой прежде, чем Поттер прикончит его, но решил не испытывать удачу, сохранив шкуру целой ещё пару минут.

- Я поквитаюсь с тобой за это.

- Мне уже такое говорили, - ехидно пробормотал Гарри, – ты не захочешь связываться со мной, Малфой.

- Думаешь, я боюсь тебя? Ха!

- Палочка в моих руках, не так ли? - отметил Гарри. - Но я не об этом.

- Да неужели? Поделись, я весь во внимании! – прорычал Драко. Его трясло от желания разорвать Поттера на части - голыми руками, если потребуется.

- Я наконец раскусил тебя, Малфой, и знаешь что? Ты круто облажался. В первый же год ты захотел стать моим другом – правда, на твоих условиях - и возненавидел меня за то, что я не купился на твоё предложение. Ты просто помешался на мне, делая все лишь бы обратить на себя моё внимание, - Гарри медленно вертел палочкой, расплываясь в ухмылке. - Ты хотел, чтобы я заметил тебя, одобрил, счёл достойным. Наверняка ты не раз дрочил, думая обо мне, а?

Драко качнулся вперёд, каждый изгиб его тела напрягся, но Гарри снова махнул палочкой перед его лицом. Малфой остановился, бешенство скрутило его пальцы в клешни.

- Я не грязный извращенец, – выплюнул Драко, потеряв голову от дождя и опасности.

- Ой, папочка не любит людей такого склада? У тебя будут проблемы? - Гарри сделал ещё шаг, подойдя так близко, что Драко чувствовал его дыхание своей кожей и едва не забыл что должен дышать сам.

– Я оставлю тебя в живых, Малфой. Ты будешь жить с мыслью, что ты для меня пустое место. Я лучше отрежу себе правую руку, чем трону тебя.

Дрожа и задыхаясь, Драко безмолвствовал. Гарри поднял палочку к лицу, насмешливо салютуя, зелёные глаза сверкнули, и дезапарировал. Бормоча про себя проклятия, Драко метнулся за своей палочкой, вытер бледную древесину об робу и тоже канул в небытие, оставив парк наедине с дождём.



2.

Глупо, глупо, глупо. Он много раз предупреждал других членов Ордена не совершать подобных поступков, потому что это чревато летальным исходом. Гарри не делал для себя исключения только потому, что он якобы Мальчик-Который-Вечно-Выходит-Сухим-Из-Воды. Другие могли видеть в нем героя, но сам он знал, что даже в сказках каждый герой однажды облажался. Все величайшие герои мертвы.

Гарри почти почувствовал, что на него плетут заклинание, и, прежде чем оно было брошено, пригнувшись, нырнул за угол на задворках Саутуорк. Кирпичи за спиной разлетелись, но Гарри продолжал бежать по тротуару. Ему больше ничего не оставалось, кроме как удирать в надежде оторваться от преследователя. Этот район Лондона был заброшен, как и большая часть города, с тех пор, как Волдеморт начал войну на маггловском фронте. Магглы стали обороняться, не особо тревожась о том, какого колдуна они убивают, лишь бы убить кого-то. Благодаря этому Гарри мог не бояться причиняемых разрушений или жертв среди гражданского населения.

Набег на научно-исследовательский штаб Волдеморта начинался просто блестяще. Штаб располагался в многоквартирном доме возле старой станции метро «Elephant and Castle». Они сумели беспрепятственно проникнуть внутрь и просмотреть кучу информации, прежде чем невесть откуда аппарировала группа Упивающихся Смертью и стало ясно, что это западня. Гарри сумел выбраться из здания довольно шустро, поскольку находился на первом этаже. Вот только аппарирование требует умиротворения и концентрации, а с Люциусом Малфоем, творящим всякие гадкие заклинания у него за спиной, умиротвориться должным образом не выходило, и Гарри просто спасался бегством.

Перескакивая через какие-то мусорные ящики, он, поскользнувшись, нырнул в маленький проулок. Ладони царапнули бетон, когда он отжался от тротуара, поднимаясь, чтобы бежать дальше и…

– Твою мать! – выругался Гарри, переводя дыхание. Он стоял в тупике.

- Ну, мистер Поттер, следите за языком. Чему вас только учили в этой вашей школе?

Гарри обернулся, под ложечкой засосало. Одной рукой он потянулся выхватить палочку, заткнутую за пояс джинсов, но Люциус Малфой покачал головой, и Гарри поднял руки и медленно попятился. Что толку? Люциус уже наставил на него палочку и явно не собирался отвлекаться.

- Вы поймали и засадили меня за решётку, мистер Поттер, пусть и не надолго. Пришла пора отблагодарить вас за это, - Люциус подошёл ближе и прищурился. Гарри увидел, как кто-то вышел из-за угла, встав за спиной у Люциуса, но не успел разглядеть кто это, как мужчина махнул палочкой.

- Crucio.

Боль накрыла Гарри волной, и тот упал на колени, прежде чем успел об этом подумать. Резкий удар был мелочью по сравнению с мукой, охватившей его тело, выкручивающей мышцы, крошащей зубы. Казалось, прошла вечность, прежде чем это прекратилось, чтобы начаться вновь и повторяться раз за разом, когда Люциус произносил одно маленькое слово.

Гарри потерял чувство времени, но когда он пришёл в себя, солнце опустилось ниже. Его тело болело, руки и лицо и покрылись царапинами там, где его сражённое тело припечаталось к тротуару.

- Пора положить этому конец, не так ли? Вы втянули моего Повелителя в такую миленькую забаву, Поттер. Но всему хорошему приходит конец.

Он наставил палочку на Гарри, и тот замер, закрывая глаза. Гарри не знал, сбудется ли Пророчество, если его убьёт кто-то другой вместо Волдеморта, но даже если тот выживет, вряд ли происходящее доставит ему удовольствие.

- Avada…

-…Kedavra, - этот голос не принадлежал Люциусу, хотя слова он тянул так же. Раздался звук чего-то тяжёлого, падающего на землю. Гарри открыл глаза и моргнул, обнаружив перед собой бездыханного Люциуса Малфоя. Невольно отметив восковой цвет трупа и застывшие слепые глаза, он отполз, отталкиваясь руками и ногами, косясь на человека, который теперь стоял над ними обоим.

Драко Малфой заталкивал свою палочку внутрь мантии. Он и был тем, кто стоял за Люциусом. Гарри чувствовал себя пропущенным через мясорубку и не собирался даже пробовать встать: «Если бы Малфой хотел уничтожить меня, я стал бы лёгкой добычей. Но зачем ему убивать меня теперь, когда он только что не дал сделать это своему отцу? А зачем часами смотреть, как меня подвергают Круциатусу, если собираешься спасти в конце? Зачем убивать своего отца, во имя Мерлина?!»

- Не переживай так, Поттер, - сказал ему Драко и пнул труп, - он напрашивался на это давным-давно.

- Ты убил собственного отца, – потрясённо ахнул Гарри, и Драко оскалился в ухмылке.

- И собираюсь обвинить в этом тебя, что станет славным маленьким довеском к случившемуся.

- И Вольдеморт тебе поверит?

- Может и нет. Но это не имеет значения; ему нравится, когда мы убираем слабаков, вроде этого. Так он очищает ряды Упивающихся Смертью. Выживают сильнейшие.

Драко начал обыскивать тело, перекладывая какие-то бумаги из карманов Люциуса в собственные. Гарри смотрел, как Малфой обчищает покойного отца, избавляя от кошелька, валявшейся в карманах мелочи и палочки, которую он, переломив пополам, швырнул в близлежащую груду мусора.

– Теперь мы квиты.

- Ты убил отца, – повторил Гарри, подозревая, что у него шок.

- Не всем достаются счастливые семьи, Поттер, – отрезал Драко, - мой отец интересовался мной только когда собирался использовать. Полагаю, приблизив меня после четвёртого класса, он думал, я забуду, что практически не существовал для него большую часть своей жизни, ну что ж, он заблуждался.

Гарри хихикнул, не в силах сдержаться.

- А ты, оказывается, злопамятный!

- Об этом стоит подумать, – еле слышно пробормотал Драко, развернулся и ушёл, оставив Гарри в тупике проулка Саутуорк наедине с коченеющим трупом Упивающегося Смертью, лежащим на спине рядом с ним.



3.

Снова шёл дождь. Гарри слышал каждую проклятую каплю, шлёпающую по толстому брезенту палатки, в которой он торчал. А ещё с брезента текло внутрь, там где палатка просела под весом набравшейся воды. Это легко исправило бы заклинание, но Гарри понимал, что такие меры не будут предприняты по отношению к палатке, которую Упивающиеся Смертью используют как камеру для пленных. Да и арестантам не приходилось волноваться о том, что они засидятся здесь - их быстро казнили.

Снаружи не доносилось ни одного звука, не считая надсадной дроби дождя. Волдеморт, похоже, проводил ревизию на севере страны, но Теренс Хиггс, отвечавший за этот участок захваченного УПС Манчестера, уверил Гарри, что Лорд прибудет утром, чтобы лично и собственноручно позаботиться о нем. Гарри не понравилось, как это прозвучало, но его никто не спрашивал. Палатку заколдовали от аппарирования, он был связан по рукам и ногам (причём запястья связали за спиной), посажен на привязь в углу «чтобы далеко не уполз», а территорию патрулировали Дементоры. Самым невыносимым было то, что Хиггс чтобы поиздеваться над ним оставил палочку Гарри возле лампы, служившей единственным источником освещения в палатке,

Гарри облажался, попавшись тем вечером. Он круто облажался, когда не смог спасти Джинни и Чу. Тех сочли недостаточно ценными, чтобы оставлять в живых, и тела просто сбросили в Мерси. Гарри уволокли прочь полумёртвым от Ошеломляющих заклятий, которыми сдерживали его и его ярость.

Зашелестела полоса брезента, служившая дверью. Гарри приподнял голову, чтобы посмотреть, кто пришёл. Лежа на боку в грязи, с разбитыми очками, он имел отнюдь не лучший обзор. Скорее всего, вернулся позлорадствовать Хиггс, или же кто-то из размещённой здесь оравы Упивающихся смертью, пришёл позабавиться с ним, пока не вернулся Волдеморт. Хиггс уже устроил представление, перед тем как привязать Гарри в палатке, расписывая как его патруль сумел поймать презренного Гарри Поттера, бывшего бичом Волдеморта и убийцей Люциуса Малфоя.

Гарри едва различал что-то вроде бледного пятна сквозь грязные очки, но голос узнал мгновенно:

- Бомжуешь, Поттер? Этот декор не в твоём стиле.

Гарри засмеялся, громко и слегка надрывно. Малфой не менялся несмотря ни на что.

- Что ж, тебе придётся извинить меня. К сожалению, Хиггс не позволил мне сделать ремонт. Пятно придвинулось поближе, стащив с него очки, стукнуло по ним палочкой, пробормотав очистительное заклятие, и грубовато надело их обратно. Обретя возможность видеть, Гарри моргнул, обнаружив Малфоя, точнее его угловатое лицо прямо перед собой. Он выглядел старше, чем он должен был, а ведь им обоим было всего лишь по семнадцать лет. «Впрочем, - подумал Гарри, - я, скорее всего, тоже выгляжу старше. Глупо зацикливаться на этом, если утром умрёшь».

- Пришёл позлорадствовать, Малфой? Это было бы в твоём стиле.

- На самом деле я прибыл освободить тебя, Поттер, но если таков твой выбор, могу и позлорадствовать.

С минуту Гарри не верил услышанному, но других вариантов все равно не было.

– Правда?

- Правда, – кивнул Драко, его руки тягуче медленно скользнули вниз по плечам Гарри, его рукам. Он стоял достаточно близко, чтобы Поттер видел, как искрятся весельем серые глаза.

- Не волнуйся, - прошептал Драко, наклоняясь к самому уху Гарри, в то время как его пальцы распутывали узлы, - я не оскверню твоё тело.

- Я вижу, ты преодолел страх прослыть извращенцем, - пробормотал Гарри и, дождавшись, когда Драко развяжет его лодыжки, ударил его в лицо.

Драко схватился за нос, его глаза метали молнии.

- Ты потс, Потег! Засем ты это стелал? - сдавленно и гнусаво прошипел он.

Но Гарри уже скакал на одной распутанной ноге, чтобы схватить свою палочку и наставить её на Драко.

- Ну, ты знаешь, есть одна мелочь – ты зло. Этого достаточно, – сказал Гарри на удивление спокойно.

Драко убрал руки от лица, не обращая внимания на все ещё струящуюся из носа кровь. Фыркнул и нагнулся, чтобы поднять собственную палочку, которую упустил из-за удара в грязь. Его речь становилась разборчивее с каждым словом.

- Да, а ты такой хороший, не так ли? Я слышал, что вы сделали Беллатрикс Лестранж, и это мало похоже на акт милосердия.

- Я же не убивал её, правда?

- Нет, ты просто позволил своим друзьям сдать то, что от неё осталось, в госпиталь Святого Мунго. Говорят она кричит, пока ей не дадут успокоительное. Только кричит и кричит, и кричит, вцепившись в себя.

Голос Драко ранил, заполняя голову Гарри, и тот закрыл уши руками, словно мог спрятаться от правды в словах Малфоя.

- Я не думаю, что кто-нибудь догадается, что именно ты с ней сделал. Если бы ты хотел, чтобы её хоть чуть-чуть лечили, ты бы им сказал.

- Она заслужила то, что получила! - почти выкрикнул Гарри, опустив руки и снова наставляя палочку на Драко дрожащими пальцами. - Это из-за неё Сириус …

- Ой, иди поплачься тому, кто подставит жилетку, Поттер. Сцена «Бедный маленький страдалец» со мной не пройдёт. Ты мог исправить то, что сделал с ней, но оставил всё как есть, просто потому что хотел, чтобы она страдала.

Гарри сменил тему:

- Чего это ты озаботился моим спасением?

- Я не в восторге от Теренса Хиггса, Поттер, никогда особенно его не любил. Он курирует этот участок, и вскоре после ... несчастья, случившегося с отцом, я оказался под его командованием, а мне не нравиться подчиняться его приказам. Если ты как послушный маленький герой поторопишься и сбежишь, виноват будет он. И его постигнет самая мучительная смерть, какую только сможет выдумать наш Лорд, если будет не слишком занят. - Драко ухмыльнулся, – Такого еще не бывало. Волдеморт всегда оставляет в своём расписании немного времени на пытки.

- Ты используешь меня, чтобы сводить счёты с Упивающимися Смертью, которые перешли тебе дорогу! – поразился Гарри. – Я козёл отпущения в твоей борьбе за власть.

- Да у тебя, оказывается, есть мозги! Поразительно! Теперь сматываемся, пока нас не обнаружили. Я позаботился о Дементорах, но полоса везения стремительно сужается.

Гарри потряс головой и решил рискнуть. «Если Малфой врёт, я умру. Впрочем, если останусь здесь - тоже» Он направился к откидной створке палатки, но услышал шаги за спиной.

- Поттер?

Гарри обернулся и обнаружил Драко менее чем в футе от себя. Отшатнувшись, он начал заваливаться назад, но его легко поймали. Одна из рук Драко обвилась вокруг его талии, крепко прижимая к себе. Гарри стало нечем дышать, он сглотнул, внезапно занервничав. Он не был ни с кем так близок с тех самых пор, как встречался с Чу.

- Я так и не ответил на твой вопрос, - произнёс Драко.

- Мой что?!

- Твой вопрос. О том, как я преодолел свои предубеждения, связанные с извращениями. На самом деле я просто пытался угождать отцу. Когда выяснилось, что это невозможно, я убрал его.

Поттер собирался ответить, но Драко закрыл ему рот поцелуем, прикусив нижнюю губу. Гарри был так потрясён, что на то, чтобы сообразить оттолкнуть Малфоя, ушло несколько мгновений, затем он пихнул Драко ладонью в грудь.

- Тебе, наверное, пора уходить, Гарри, – спокойно сказал Драко. Взбешенный спокойствием Малфоя, Гарри треснул его на прощанье и нырнул в сырую ночь.



4.

В Орден Феникса просочился слух. «Сплетни – единственное, что опережает скорость света», - любила повторять Гермиона, а её мнению Гарри доверял. Но поскольку новость попала в Орден тремя независимыми путями - в числе прочих через Снейпа - Поттер сомневался в её правдивости. Драко Малфой заключён в тюрьму УПС за измену и утром будет казнён. Гарри не знал, в чем обвиняют Драко, вернее, на чем именно тот попался. Услышав о случившемся, он был сражён шокирующим внезапным осознанием того, что не хочет, чтобы Малфой умер. Пусть слизеринец эгоцентричный манипулятор и высокомерный засранец, но, как минимум однажды он спас Гарри жизнь. Какая-то часть Поттера считала, что он обязан Малфою. Прочие члены внутреннего совета Ордена ни за что не одобрили бы операцию по спасению Драко. «Слишком рискованное и абсолютно неэффективное использование трудовых ресурсов», - наверняка сказала бы ему Гермиона, если бы Гарри заговорил с ней об этом.

Потому он не стал пытаться и под предлогом проверки постов у проходов наверх - Орден переехал в катакомбы в районе бывшего Министерства - сумел обойти все стандартные предосторожности, направленные на предотвращение глупых поступков. Таких, например, как попытка осуществить самостоятельную спасательную операцию в самом сердце УПС территории. Гарри узнал, где держат Драко и стиснув в ладони палочку и зажав под мышкой старый плащ-невидимку, крался подворотнями, пробираясь по стальным пожарным лестницам и крышам Ист-Лондона глухой ночью.

По прикидкам Гарри на дорогу ушло два, а то и все три часа. Приблизительно на полпути его настиг дождь. Гарри выругался и быстро пробормотал заклятия, сделавшие его, одежду и очки непромокаемыми. Пока он колдовал, очки успели запотеть, да и сам он местами промок. Нащупав сухой кусок робы, он уже начал тереть стекла, но вспомнил о других возможностях и очистил очки заклинанием.

Штабом УПС оказалось большое заброшенное офисное здание – современное, из стекла и стали. Гарри решил, что этим УПС обязаны либо тщеславию Волдеморта, либо прогрессу. Оно не возвышалось над окружающими зданиями, а район в целом был выстроен достаточно тесно, так что Гарри смог перемахнуть с шестиэтажки и, кувырком приземлиться на крыше комплекса. Быстро оглядевшись, Гарри возблагодарил Мерлина за маггловскую архитектуру и наличие выхода с крыши. Надев плащ, он взломал дверь Алохаморой, заново заколдовал её за собой, и, открыв вентиляционный люк, проскользнул внутрь. «Если бы они хоть немного соображали, то расставили посты у всех наружных дверей». Гарри пустил охрану по ложному следу – теперь они прочёсывали аллею, растерянно пытаясь найти «чёрную кошку в тёмной комнате» - ведь он находился в другом месте, что давало ему время на поиски Драко. Гарри слышал, как люди носятся по зданию – шаги эхом отзывались в вентиляционной системе, а он продолжал медленно пробираться вперёд, заглядывая то в одну, то в другую комнату.

Искать пришлось долго, Гарри увидел много такого, чего бы предпочёл не видеть вовсе. Когда его взгляду наконец открылась нечто наподобие крошечного подсобки или кладовки, со знакомым бледный угловатым силуэтом внутри, он уже устал. Боль, синяки, ушибы и царапины рассказали ему много нового о его человечности. «Проклятые пророчества!» Гарри стянул с плеч плащ, снова зажав его подмышкой, и выбил вентиляционный люк ногами, получая мрачное наслаждение от последовавшего удивлённого писка Драко, когда он, выбравшись из тесноты, пошатнувшись, приземлился на ноги.

- Пора положить конец таким встречам.

- Поттер!

- Ты узнал меня, Малфой, я просто поражён! Неужели по шраму? Как никак особая примета.

- Что, твою мать, ты тут делаешь? - прошипел Драко в полутьме помещения, которое все

больше напоминало кладовку.

- Спасаю тебя, придурок. Зачем я напрягался, спрашивается, если ты такая неблагодарная свинья? - Гарри оглядел кладовку. - Ах, я словно снова дома, как мило.

Он подошёл к двери, приложив палец к губам, чтобы угомонить Малфоя, тихо открыл её заклинанием, выглянул наружу и снова закрыл.

- Отлично, все чисто. Пристраивайся сзади и возьми меня за бедра.

- Что?!!

Гарри пристально посмотрел на него и развернул плащ.

- Плащ-невидимка. Если ты прижмёшься ко мне сзади, мы сможем оба спрятаться под ним и выбраться отсюда.

Драко продолжал ворчать, но устроил руки на бёдрах Гарри, оказавшихся на удивление тёплыми, и прижался к нему. Гарри накинул на них плащ и посмотрел вниз, чтобы убедиться, что плащ накрыл их обоих до самых пяток. Так и оказалось, и Гарри был счастлив, что каким то чудом плащ не шелестел по полу, когда они на цыпочках выскользнули из двери и медленно двинулись по коридору.

Побег из УПС штаба был, наверное, самым душераздирающим переживанием за всю юную жизнь Гарри, и это притом, что столкновения «нос к носу» с Тёмным Лордом стали для него почти обычным делом. Когда они, наконец, выбрались по запасной лестнице на мраморную равнину вестибюля, Драко облегченно вздохнул, и Гарри ткнул его локтем, напоминая, что ещё не все позади. Он почти ощущал злобный взгляд Драко, проглотившего стон боли, чтобы не выдать себя. Гарри усмехнулся – все-таки в этом деле нашлись и приятные моменты.

На то, чтобы прокрасться через вестибюль, казалось, ушла целая вечность, но в конце концов, они выбрались наружу в предрассветное утро. Солнце только собиралось появиться в тусклом сиянии неба. Шаг в шаг, все ещё осторожничая, они пробирались мимо хмурых Упивающихся Смертью, выставленных в дозор. Гарри слышал, что Дементоры начали восставать против самого Волдеморта, горя желанием высасывать души из людей, не считаясь с тем, кому те преданы и Тёмный Лорд использовал их все реже. Впрочем, причина не имела значения, лишь бы результат оказался таким же. Через несколько кварталов два силуэта появились из ниоткуда, обретая возможность снова спокойно и глубоко дышать.

Остановившись на мгновение, Гарри вынул палочку и выглянул за угол.

- Следуй за мной, - прошипел он назад, и, к его удивлению Драко подчинился.

Наверное, ещё час ушёл на то, чтобы добраться туда, куда Гарри изначально собирался – к спрятанному в пространстве между соседними зданиями дому № 12 по Гримальд Плейс. Когда Орден был официально санкционирован Министерством и переведен на его текущее место пребывания, Гарри вернули старый дом Сириуса, убранным и восстановленным - по крайней мере, внутри – и он стал его личным опорным пунктом. После того, как Дурсли были убиты отрядом Упивающихся Смертью, даже Дамблдор согласился, что тут Гарри будет безопаснее.

- Это что ещё за место? – спросил Драко деланно обыденным тоном.

- Мой дом, - сухо ответил Гарри, открывая входную дверь ключом, заколдованным служить только ему и входя внутрь. - Позавтракаем?

Единственный ответом было громкое бурчание в животе у Драко, и Гарри засмеялся, проходя по коридору на кухню.

- Будем считать, что это было «Да». Моя спальня на первом этаже, можешь смело переодеться во что-то из моих вещей, если захочешь. Думаю, они будут впору.

В ответ последовало знакомое недовольное ворчание, но когда Гарри крикнул, что завтрак на столе и услышал звук шагов в ответ, Драко Малфой вошёл в кухню в старой зелёной водолазке Гарри и чёрных джинсах. Его глаза слегка округлились при виде пира, который Гарри закатил для них двоих: ломтики тоста и полоски бекона, лоснящегося жиром, яичницы-глазуньи и оладьи, политые мёдом и джемом. Этого хватило бы и на троих, но Гарри любил готовить с запасом, так что его это не волновало.

Чтобы со всем расправиться, ушло немало времени, но, в конце концов, тарелки были вылизаны дочиста и составлены в раковину, и за кухонным столом остались лишь два слегка округлившихся парня, уставившихся друг на друга. Гарри первый поднялся со стула с лёгким вздохом, сжав пальцами край стола.

- Я, наверное, пойду. Народ будет волноваться, куда я пропал. Запрёшь за собой.

Драко прохладно смотрел на него, не шевелясь.

- Ты оказываешь мне такое доверие, Поттер, позволяя беспрепятственно слоняться по твоему тайному святилищу.

Гарри пожал плечами:

- Довольно глупо было пытаться спасать меня от смерти в тот раз, если ты намерен воткнуть нож мне в спину теперь.

- Возможно, это было частью моего тайного плана.

Гарри рассмеялся:

- Не оскорбляй мои умственные способности, Малфой! Может, ты и псих, но не настолько же, – он развернулся и пошёл к двери, но был одёрнут окриком Драко.

- Поттер?

Гарри обернулся, медленно, борясь с желанием ударить его.

- Да?

- Почему ты спас меня?

- Исключительно из душевного благородства, – убийственным тоном отрезал Гарри.

Теперь была очередь Драко рассмеяться.

– Да неужели?

- Потому что если бы ты умер, ну с кем бы ещё я мог одновременно ругаться и изнывать от желания?

Он стремительно развернулся и пошёл к входной двери, не дожидаясь ответа Драко, схватил палочку и захлопнул за собой дверь.

Гарри вернулся в тёмный, опустевший дом той же ночью, придумав какое-то чепуховое оправдание для Гермионы, которому она не поверила. Хуже того он держался его, несмотря на растущее подозрение в её глазах. Гарри был одновременно утомлён и взвинчен, гнев струился по его венам. На кухонном столе лежала записка, и кто-то вымыл и убрал посуду.

«Поттер. Я собираюсь пережить Войну где-нибудь, где люди не будут желать моей смерти. Д . P.S. А ты вообще-то неплохо готовишь. Я впечатлён.»

Гарри смял записку и бросил в мусорное ведро, задумавшись, не стоит ли поискать в Антарктиде, резонно полагая, что единственными, кого Драко смог бы там доставать, будут тюлени и, может быть, редкие пингвины-самоубийцы.



5.

Как и предполагалось, однажды Война закончилась, Гарри одолел Волдеморта и убедился, что на сей раз тот умер окончательно. Упивающиеся Смертью распались, большинство из них сдалось, не считая тех, кто боролся против Тёмного Лорда, и ещё нескольких, продолжавших осуществлять одинокие нападения на Министерство. Вскоре и с этой напастью было покончено.

Спустя полгода после того, как Война была официально признана оконченной, Драко Малфой вернулся из бегов и был, понятное дело, арестован Аврорами за «преступления против человечества, совершенные во время Войны» и отдан под трибунал. Все ожидали, что его признают виновным, как и остальных Упивающиеся Смертью, и упрячут за решётку до конца его дней, где он не будет колоть глаз цивилизованному колдовскому миру своим неосмотрительным выбором соратников. Когда настал день дачи показаний в защиту Малфоя, Гарри Поттер сидел в зале для публики и наблюдал, как Северус Снейп, бывший преподаватель Зельеделия в Хогвартсе, Школе Колдовства и Магии, свидетельствовал в пользу Драко. «Конечно, как член Упивающихся смертью, Драко получал приказы совершать множество ужасных поступков, и он исполнял их в соответствии со своими способностями. Однако, - утверждал Снейп, - не прошло и трёх месяцев с начала Войны, как Драко обнаружил, что я передаю информацию Ордену, но не выдал меня». Сведения, которые Снейп продолжал собирать у Волдеморта под носом, стали неоценимыми вкладом в свержении Тёмного Лорда, и признательности Снейпа за сохранённую ему жизнь не было границ. Следующим свидетелем защиты, к всеобщему удивлению, вызывали Гарри Поттера.

Гарри торжественно поклялся говорить «правду, только правду и ничего кроме правды», принял необходимую дозу Веритасерума, ставшего неотъемлемой частью подобных слушаний и к общему ужасу присутствующей публики рассказал суду, как Драко спас ему жизнь и не один раз, а дважды. Председательствующий судья постучала молоточком, призывая зал к порядку, когда Гарри закончив давать показания, вернулся, на своё место в зале.

После часового обсуждения судейская коллегия вернулась в зал, постановив: «Драко Малфой пробудет в тюрьме ещё три месяца, а затем будет освобождён, поскольку девять месяцев провёл под арестом, в ожидании суда. Ему зачтут действия, совершенные на пользу Ордена, среди прочих то, что он дезертировал с Войны, и то, что не предал доверия Г. Поттера. Кроме того, он должен будет сделать взнос из трастового фонда Малфоев в восстановительный фонд Министерства в качестве компенсации за свои преступления. Также за него должен поручиться свободный гражданин».

Поручителем вызвался быть Гарри. Когда он посмотрел на скамью подсудимых, Драко оскалился в зверской ухмылке.

Три месяца спустя Гарри все так же жил в доме № 12 по Гримальд Плейс. Он сумел попасть в ряды Авроров, выслеживавших все ещё создававшие проблемы остатки армии Волдеморта. График работы и перечень обязанностей его вполне устраивали, позволяя вести уединённую спокойную жизнь в старом доме. Гермиона бывала у него не часто, а Рон и того реже. Наверное, единственными, кто регулярно наносили визиты, были Снейп и Ремус, хотя Гарри подозревал, что последний приходит лишь, чтобы отдать дань уважения призракам своего прошлого.

Рискнув выбраться на холодные лондонские улицы, Гарри спешил к новому зданию Министерства в Доклэндс. Опять лил дождь, но на этот раз у Гарри был с собой зонт. Найдя Отдел Магического Правопорядка, он подписал бумаги необходимые для освобождения «некого Драко Малфоя» под его ответственность, и два Аврора портключом доставили Драко. Заключение в тюрьме истощило его: костлявый, измождённый, кожа увяла, волосы свалялись, лишь серые глаза все так же горят.

Они не сказали друг другу ни слова по дороге, предпочитая молчать, что оказалось на удивление комфортным для обоих. Гарри сунул ключ во входную дверь, распахнул её и подмигнул Драко через плечо.

- Ты видел, как я подписал бумаги, Малфой. Теперь ты мой.

Драко захлопнул за собой дверь и огляделся, пытаясь должным образом ознакомиться со зданием, которое вполне могло стать его домом.

- Да неужели, Поттер? Как тебе повезло.

Гарри соорудил им по чашке чая, и они снова расположились на кухне.

- Тебе запрещено возвращаться в Поместье Малфоев без сопровождения. Это на случай если у вас в доме завалялось что-то из арсенала Тёмных Искусств, о чем мы не знаем, - рассказывал Гарри потягивая чай. – Твоя палочка у меня наверху, но она «связанна», так что ты не сможешь пользоваться ей до тех пор, пока это не позволят в Министерстве. А они не сделают этого, пока я не скажу им, что ты был послушным мальчиком достаточно долго, чтобы признать тебя достойным доверия.

Драко отставил свой чай, даже не пригубив, и в упор посмотрел на Гарри.

- И что мне придётся для этого сделать?

- Будь паинькой, - ответил Гарри, добавляя сахар в чай глядя в стол. - Один вопрос - почему ты не остался помочь?

- Поскольку я не долбанный мальчик на побегушках, - фыркнул Драко, - ни твой, ни Волдемортов, ни даже отца. Пойми меня правильно, Поттер. Я считаю, что грязнокровки чудовищно выхолащивают магическую культуру, разрушая столетия традиций и наследий созданных нами. Но убивать их? Оно того не стоит. Наконец, я не намерен завоёвывать мир для кого-либо, кроме себя.

Он поднял кружку к губам, дуя на чай - одна бровь выгнута в ожидании реакции Гарри, - и сделал большой глоток.

- Ясно, - вздохнул Гарри и допил свой чай. – Без разницы. Твоё размещение. Мы могли бы найти, где тебя поселить, и тебе, конечно, это было бы по карману с твоими доходами, но я предпочёл, чтобы ты жил здесь. Со мной.

Рука Драко едва заметно дрогнула, и он быстро поставил чашку на кухонный стол.

- А как же - «Я скорее отрежу себе правую руку, чем прикоснусь к тебе»?

Гарри скривился и закатав рукав на правой руке, помахал ей Драко.

- Полегчало?

- Весьма.

Как только с чаем было покончено, они начали избегать друг друга. Гарри освобождал место для Драко в собственной спальне, а тот слонялся по дому, чтобы посмотреть, что он из себя представляет. После нескольких часов, проведённых в каторжных трудах по уборке вещей, на протяжение которых Драко заглядывал только раз или два и, ухмыляясь, отказывался помогать, Гарри пошёл в душ и расслабляясь в струях горячей воды начал намыливаться.

За спиной раздался хлопнула дверь. Он оглянулся и обнаружил Драко в чем мать родила, готового составить ему компанию. Гарри хмыкнул и развернулся, позволив Драко забрать мыло и намыливать ему спину, в то время как его собственные руки, скользили по бёдрам Драко, осторожно сжимая его ягодицы.

- Все чисто, - протянул Драко чуть погодя. Гарри развернулся под струёй горячей воды, забрал мыло и вспенил его в руках. Обхватив одной тонкую талию Драко, он притянул его поближе и мыльными пальцами скользнул меж его ягодиц, проникая внутрь, обнаружив, что ему нравится, как Драко стонет в его руках.

Драко, прикусил мочку его уха, скользнув руками по телу Гарри, затем откинув влажную прядь темных волос с его глаз.

- Ты жалеешь, что поступил так с Беллатрикс Лестранж?

Гарри на секунду задумался.

- Нет.

Драко легко поцеловал его в губы.

- Хорошо.

Быстро прижав Драко к наклонной стене лицом вперёд, Гарри выбрал позу и вошёл внутрь одним толчком, содрогаясь от жаркой тесноты Драко, сжимающей его. Он скользил назад и вперёд, с присвистом дыша Драко в ухо, овладевая им проникновенно и ритмично. Как только они оба достигли вершины, Гарри нежно поцеловал Малфоя за ухом и вышел из него, разворачивая Драко к себе лицом и сжимая в объятиях. Драко так сильно закусывал губу, что теперь она кровоточила, и Гарри припал к ней, пробежав языком по следам укуса, ощущая медный привкус крови. Они освежились под душем и вышли, помогая друг другу вытереться, не нуждаясь в пустых словах.

Позже, тем же вечером, Гарри сидел на диване в комнате, которую он решил использовать в качестве гостиной. Драко свернулся калачиком, положив голову ему на колени. Пальцы Гарри играли с белокурыми прядями. Затем он потянулся, повернул голову и убрал руку от волос Драко, чтобы отдёрнуть тонкую хлопковую занавеску, закрывавшую окно.

- Похоже, дождь прекратился, – отметил Гарри. Драко пробежал пальцами вверх по ноге Гарри и погладил его по колену.

- Давно пора.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni