Брать и давать
(Give and Take)


АВТОР: Olivia Lupin
ПЕРЕВОДЧИК: Солнечный котенок
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Драко
РЕЙТИНГ: NC-17
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: romance, angst

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Совещания деловых партнеров иногда могут вылиться в партнерство... несколько другого рода.

ПРИМЕЧАНИЕ: Написан как сайд-стори к фику Under the Influence by taradiane; действие разворачивается приблизительно через три месяца после девятой главы. Содержит спойлеры к названному фику, но не требует знакомства с его содержанием.

ПРИМЕЧАНИЕ: перевод выполнен на совместный конкурс переводов Астрономической Башни и Фанруса.





Гарри подался вперед, изо всех сил пытаясь понять, о чем речь. Это было непросто. И вовсе не потому, что Драко говорил что-то особенно трудное для понимания – просто Гарри не мог сосредоточиться ни на чем, кроме того, как движутся губы Драко, и не мог думать ни о чем, кроме того, как он хотел бы, чтобы эти губы двигались, не рождая слова, а оттого, что их обладатель потерял дар речи. Чтобы этот рот открывался, но бесшумно, обезумев от наслаждения, онемев от экстаза... и чтобы Гарри дарил ему этот экстаз...

- Так что поначалу не надо делать из меню энциклопедию; на один вечер достаточно иметь два-три основных блюда, но выдающихся и приготовленных просто идеально. Один салат, два вида закусок, два десерта. Ну максимум три. Тогда получится, что мы не то что не можем предложить больше, а просто не хотим. У нас будет не убогое, а эксклюзивное меню. – Драко поднял голову от пергамента – верхнего во внушительной стопке – на котором он набросал пример меню на вечер. – Смотри. Вроде бы немного, но покажи мне того, кто не найдет тут что поесть. – Его голос был сама серьезность и деловитость.

Гарри трудно сглотнул. Когда он предложил Драко вдвоем открыть свое дело – ну ладно, скорее упросил, уломал, достал настолько, что Драко не выдержал напора и сдался, чтобы от него наконец отвязались – он действительно хотел только этого. Быть деловыми партнерами. Да, еще они очень старались стать друзьями, и этого Гарри тоже хотел.

Больше чем хотел.

И если совсем честно, он просто не представлял, что было бы с ним сейчас, если бы Драко не простил его за то, как чудовищно он обошелся с ним той ночью, и не согласился оставить прошлое в прошлом.

Но в последнее время Гарри все труднее было оставаться в рамках дружбы. Чем больше он узнавал Драко, его острый ум, деловую хватку, его сухой юмор, талант к сопереживанию – эх... Знакомство с Драко, дружба с ним подталкивали Гарри почти вплотную к опасной грани, за которой было нечто, на что он давно не смел надеяться. И выразить это нечто словами, даже про себя, он тоже не смел, поэтому просто давал ему проявляться самым естественным образом.

Как физическое влечение. Грубое, плотское желание.

Господи. Как он желал Драко. Как не желал никого и ничего. Никогда.

- Гарри!

Резко, раздраженно – настолько, что Гарри понял: его окликают уже не в первый раз. Усилием воли он взял себя в руки.

- Да?

Драко смотрел на него со смесью недовольства и закипающей злости, внимательно и как будто что-то просчитывая про себя.

- Ты меня вообще слушаешь?

Гарри глубоко вдохнул и решил остановиться на сокращенной версии правды.

- Я немного отвлекся. Извини.

- Гарри, ради тебя я сегодня не пошел на симфонический концерт. Потому что ты заявил, что тебе хочется... нет, ты сказал, что тебе нужно разобраться с меню именно сегодня. – В голосе Драко больше не было раздражения, он был холоден и жёсток, и Гарри поморщился и открыл было рот, чтобы извиниться, но Драко не закончил. – Ты две недели требовал, чтобы мы с тобой сели и все это проработали. Наконец, я нахожу время – между прочим, отказавшись от свидания, которого я с нетерпением ждал, только ради того, чтобы поговорить с тобой о делах – и между прочим, по твоему настоянию, а ты не даешь себе труда даже сосредоточиться. – Он подарил Гарри яростный взгляд и с силой оттолкнул стул. – Может, еще успею к антракту.

Гарри смотрел, как блондин пересек комнату, а ревность саднила, как удар в живот. Что еще хуже, он знал, что не имеет никакого права ревновать, но... свидание? У Драко свидание? Почему он ничего не знал? Вдруг осознав, что Драко действительно уходит, Гарри рванулся к нему и схватил его за руку.

- Не уходи. Пожалуйста. Мне правда важно, что ты придумал. – Он с мольбой заглянул в бесстрастные глаза. – Я тебе возмещу, клянусь. С меня билеты на симфонию на следующий месяц. – Он чувствовал сильный, ровный пульс под своими пальцами. – Пожалуйста.

Драко долго смотрел на него в упор, и Гарри не дышал. Наконец Драко отвел глаза, вздохнул и принялся снимать куртку, и Гарри выдохнул. Драко потребовалось чувствительно дернуть его за руку, чтобы тот отпустил его.

Снова усевшись за стол, они смотрели друг на друга почти настороженно, и Драко начал сначала. Гарри изо всех сил старался не отвлекаться, вникать во все детали, уточнять непонятное, и его вопросы не раз заслужили одобрительный кивок. За полчаса Драко изложил схему меню во всех подробностях, и Гарри снова был восхищен деловой хваткой своего компаньона. Не говоря уже о его кулинарном вкусе. Они обсудили последние детали, и Драко скатал пергаменты в трубку и неторопливо огладил ее пальцами.

- Ну что ж. Раз ты эти меню одобрил, я отдаю их шеф-повару как основу.

Они сидели настолько близко, что Гарри чувствовал тепло тела Драко и пьянящую комбинацию ароматов выпитого кофе, мыла Драко и самого Драко. Желание снова подняло голову... в буквальном смысле.

- Отличные меню. – Гарри замялся и, не дав себе времени передумать, протянул руку и медленно накрыл ладонь Драко своей. Серые глаза расширились, но Гарри ничего не сказал, лишь сплел их пальцы и большим погладил чужую ладонь. Драко вопросительно сдвинул брови, и Гарри склонился вперед для поцелуя. Но как только его губы коснулись губ Драко, тот резко отстранился и сказал:

- Нет.

Его голос был мягок, почти нежен, но не оставлял сомнений, и предвкушение, бурлившее в Гарри, мигом испарилось. Он был готов к отказу – ожидал его, если честно. Но он ждал гневного отказа, или оскорбленного – да какого угодно, но со страстью, чтобы знать, что он все еще небезразличен Драко. Это было бы отправной точкой, завязкой конфликта. В конце концов, они так или иначе были в конфликте так долго, что это почти успокаивало. Гарри знал, как иметь дело с упрямым, агрессивным Драко. Но мягкий уверенный отказ не оставлял ему свободы для маневра.

- Почему? – вырвалось у Гарри.

- Потому что, Гарри, – Драко произнес его имя с легким нажимом и продолжил, снисходительно-вежливо, – нам обоим очевидно, что у нас совершенно разные представления об удовлетворительной физической связи. – Он замолчал, и когда Гарри не ответил, объяснил тем же тоном: -- Мне, например, кроме собственно траха, желателен еще и эмоциональный компонент. Такие вещи, как уважение и симпатия. Если я правильно помню, в твой сексуальный репертуар они не входят.

Уязвленный, Гарри взвился.

- Сейчас все по-другому. И ты сказал, что простил меня за ту ночь!

- Да, простил. Это не значит, что я намерен ее повторить. – Мгновенно. Жестко. Серые глаза сузились, а голос стал гораздо холоднее. – И, собственно, что теперь по-другому? Что случилось за последние три месяца такого, что превратило тебя в поборника открытости и внимания в постели?

Ты случился. Слова возникли сами собой, но застряли у Гарри в горле. Все, что он чувствовал по отношению к этому мужчине за последние месяцы, сплавилось внутри в нечто новое, и Гарри отчаянно хотел поделиться этим, но не смел. Что, если Драко ничего этого не чувствует? Ни того, как хорошо... как правильно им было вместе, ни странного чувства потери, когда Драко не было рядом. Ни почти непрерывного, инстинктивного желания узнать мнение Драко о каждой мелочи или поделиться мелочами прожитого дня. Что, если Драко хочет быть ему только компаньоном, сердечным и дружелюбным, но без тени близости?

- Потому что теперь мы друзья! Тогда мы друг другу не нравились! – Гарри все еще был обижен, и это сказалось.

Драко рассмеялся, но как-то безрадостно.

- Нравились, не нравились... ты прямо как во втором классе. Гарри, возможно, ты будешь удивлен, но мои чувства к тебе сейчас абсолютно те же, что той ночью, когда... – Он оборвал себя и глубоко вздохнул, чтобы взять себя в руки. – Да. Мы друзья. Полагаю, это изменилось.

Гарри окаменел, неуверенность и страх поднялись внутри тошнотворной волной.

- То есть я и раньше тебе нравился? Или теперь ты меня только терпишь? Скажи, как именно ты относишься ко мне? Драко, ты мне очень дорог. Ты... ты можешь меня очень больно ударить. – Он тут же захотел взять свои слова обратно – не может быть, чтобы Драко питал к нему хоть какие-то теплые чувства до той ночи – когда они работали вместе в Ордене, Гарри только что не вытирал об него ноги. Какие уж тут симпатии. А если чувства Драко не изменились... то Гарри своим признанием подставил себя под удар... но не успел он ничего добавить, как голос блондина хлестнул его, как плеткой.

- Я тебя?! Да как ты смеешь! Как ты вообще смеешь! – Гнев и возмущение ударили по Гарри, как грузовик, он встал и попятился, но Драко тоже поднялся и шагнул к нему. – А обо мне ты подумал, Гарри? Что ты со мной можешь сделать?! Ах да, ну конечно, – горько рассмеялся он, жестом оборвав Гарри, когда тот открыл было рот. – Как ты мог не подумать. Ведь я тебе ДОРОГ. Это так обнадеживает. И так расплывчато, что не обязывает ни к чему. И у тебя хватает наглости потребовать у меня ответа, как я к тебе отношусь? Черт, Гарри! Да что ты от меня хочешь?! – Ярость исходила от Драко волнами. – Мне что, вскрыть себе вены и истечь кровью? Тогда тебе хватит? Сколько ты еще хочешь у меня забрать?!

Он шагнул вперед, вплотную к Гарри, со смесью вызова, гордости и обиды на лице.

- О’кей. Ладно. Ты спросил, нравился ли ты мне раньше. – Такого цинизма и горечи в голосе Драко Гарри не слышал с того самого дня, когда тот пришел к нему домой и они вскрыли старые нарывы. Перекошенная улыбка на его лице больно резанула Гарри. – Да, нравился, – жестко произнес он. – И да, я тебя хотел... и всего того, что прилагается к физической близости. Той ночью я сразу понял, что ты никогда не примешь все, что я хотел тебе дать. И что ты никогда и близко не подойдешь к тому, чтобы дать мне все, что я хочу, но думал, что смогу жить с тем, что ты мне дашь. Надо сказать, Гарри, что я рассчитывал получить хоть что-то. Ты хоть чуть-чуть представляешь, как это – отдаться другому, полностью на его условиях, и не получить в ответ ничего?! Или когда все, что ты пытаешься ему дать, швыряют тебе в лицо, как мусор с помойки? Это несколько... неожиданно, как минимум.

Гарри открыл рот, но слов не было. Он переглотнул и попробовал еще раз.

- Драко... прости... ты мне правда дорог. Очень. И... ты прав. Я... не дал тебе оснований мне верить. Но клянусь, это правда.

- Что ж, прости меня, если мне трудно поверить тебе сейчас, ладно? – Драко взял себя в руки и отступил на шаг, отвернулся от Гарри и провел рукой по лицу. В его голосе больше не было яда, он звучал тихо, почти обреченно.

Повисло долгое молчание. Минуты тянулись в тишине, и наконец Гарри не выдержал.

- А насчет чего я хочу... – Гарри глубоко вздохнул. – Я хочу всего того же, что и ты. Симпатии. Уважения. – Он опять вздохнул. – Я думаю, теперь мы это можем. – Драко гневно вздернул голову, и Гарри торопливо поправился. – То есть я теперь это могу. Теперь я понимаю эти вещи. И хочу дать их тебе. – Он робко потянулся вперед, его рука зависла над рукой Драко. – Я хочу тебя. На твоих условиях. Какими бы они ни были.

Когда Драко наконец ответил, он не запинался, но голос его был настолько тихим, что Гарри едва расслышал.

- Знаешь, что хуже всего? Что меня больше всего бесит? Что искушение настолько велико. – Он поднял голову и в упор взглянул на Гарри. – Что я так хочу тебе поверить. Грустно, да?

Боль Драко отдалась в Гарри вдвойне, и вслед ей пришла вина – это ведь он, и никто другой, нанес эту рану.

- Драко, я помню, что мы начали как компаньоны, но ты знал, что я хотел большего – что я хотел твоей дружбы. И я был тебе другом. Ты знаешь, это правда, – заговорил он хрипло, страстно и искренне, и его пальцы дрожали, снова обхватив чужое запястье. – Теперь я хочу большего. Чтобы ты разделил со мной всю свою жизнь. – Он беспомощно смотрел в завораживающие глаза, поднял свободную руку, чтобы прикоснуться нежными пальцами к мягким губам, повинуясь чувствам, которые не до конца понимал, но отчаянно хотел признать. – Я... Я хочу разделить с тобой мою. Клянусь, если ты позволишь, если дашь мне еще один шанс, я отдам тебе все, что имею. И приму все, что ты мне дашь, и буду благодарен.

Драко закрыл глаза, как будто борясь с неизбежностью, и когда он ответил, его голос был хриплым от надежды. Гарри уцепился за нее, стараясь не замечать, насколько она была робкой.

- И ты говоришь, мы станем любовниками на моих условиях?

- Да, – произнес Гарри, горячо, серьезно, как клятву, и открыл глаза, встретившись с огнем во взгляде Драко. – Все будет по-твоему.

- Тогда дай мне что-нибудь, Гарри. Прямо сейчас.

Гарри резко втянул в себя воздух, ощутив прилив надежды. Пополам со страхом, и да, ему было на удивление страшно, но Гарри знал – и неудивительно. Все – абсолютно все – зависело от этого момента. Все, что он хотел – все, без чего, как он все более убеждался, он никак не мог быть счастлив – упиралось в то, сможет ли он убедить Драко, что заслужил его. И что никогда больше не причинит ему боли сознательно.

Он поднял руки и потянулся вперед. Его так трясло, что когда он наконец взял лицо Драко в ладони, ему показалось, что он не столько пытается что-то дать ему, сколько вцепился в него, чтобы не упасть. Драко тихо вздохнул и чуть обмяк под его руками, и Гарри затопило облегчение, из груди вырвался судорожный полувыдох-полувсхлип. Когда руки перестали дрожать, Гарри нежно провел ими вниз, по шее, по плечам, по спине, и наконец обнял Драко и притянул к себе. Вспоминая и стремясь искупить каждый раз, когда он должен был обнять его и не обнял – чтобы показать свою благодарность за все, что Драко делал в войну, не щадя себя, разделить его боль, когда он узнал о смерти отца, по-братски поделиться радостью, когда Волдеморт наконец канул в прошлое. Робко просить прощения за ту единственную ночь, что они провели вместе. Гарри стоял так долго, просто обнимая Драко, крепко и нежно, пытаясь теплом и силой своих рук выразить все, что вложил в это объятие. Затем чуть разжал руки и осторожно, благоговейно прикоснулся губами к его щеке.

Движимый лишь потребностью залечить старые раны, страстным желанием успокоить, ободрить, поддержать, Гарри усыпал нежными поцелуями все лицо и шею блондина. Неспешно и любовно, не скрывая своих желаний, но и не требуя, лишь предлагая. Когда его рот в конце концов оказался против губ, которые он так отчаянно хотел попробовать на вкус, он остановился в нерешительности. Драко так и не пошевелился, и наконец Гарри накрыл неподвижные губы своими. Он целовал его ласково, нежно, не пытаясь ворваться внутрь – не брал, но давал. Когда губы Драко раскрылись, Гарри тихо вздохнул и чуть склонил голову набок. Он не пытался ворваться языком в чужой рот, а просто мягко посасывал эти губы, и когда язык Драко скользнул вперед, он немедленно впустил его.

Он все еще держал лицо блондина в ладонях – теперь Гарри положил одну руку на тыльную сторону шеи Драко, а другой обхватил его за талию, крепко и надежно, но не позволяя себе ничего лишнего. Прервав наконец поцелуй, он оставил свои руки где были и нежно прижался лбом ко лбу Драко. И стал ждать.

Руки Драко были там же, где оставались все это время – прижаты к груди Гарри, ладони на мягком хлопке его рубашки. Когда лоб Гарри уперся в его лоб, он высвободил их и взял Гарри за плечи. Чуть оттолкнулся, но не ослабил хватку, сделал глубокий, прерывистый вдох и задержал дыхание.

- Да. – Тихо, не громче выдоха. – Да, – его голос окреп. – Моя очередь, Гарри.

Гарри не успел ответить – Драко целовал его, но не ласково и нежно, как он раньше. Этот поцелуй был страстным, почти яростным, и от напора ощущений у Гарри подкосились колени. Руки Драко обхватили Гарри, притянули к себе, уверенно и надежно, и, раскрыв рот навстречу необузданной атаке, Гарри подумал, что если это и есть то, что хотел дать ему Драко, он с радостью примет сколько угодно этого, пока не утонет.

Он с готовностью подчинился всему, что хотел Драко, позволил блондину вытащить его рубашку из брюк, провести руками по спине Гарри, размять мышцы, потом скользнуть ниже, обхватить ладонями ягодицы, нетерпеливыми толчками притянуть бедра Гарри к своим.

- Ты слишком одет. – Драко оставил в покое рот Гарри и сейчас впился губами в сухожилия и артерии на его шее, а его руки умело расстегивали на Гарри рубашку.

Голова кружилась, тело зашкаливало от возбуждения, и Гарри позволил себя полностью раздеть, оставив на полу спущенные брюки и трусы и сбросив рубашку. Он был не в силах совладать с эмоциональной бурей внутри – не смог бы протестовать, даже если бы хотел, но протест даже не приходил ему в голову. Волны желания прокатывались по нему, бросая в дрожь, и когда Драко опустил его на стол, за которым они работали, смахнув на пол пергаменты и перья, он с готовностью лег и раздвинул ноги, чтобы дать рукам Драко лучший доступ. Он лежал на спине, закрыв глаза, с пылающими нервами, пытаясь впитать в себя каждое ощущение, уловить каждую ласку и поцелуй, но они захлестывали его, смывая остатки рассудка, и он наконец отпустил Драко и опустил руки на стол, за голову, полностью отдавшись происходящему.

Руки Драко касались его, ласкали и пощипывали соски, чертили линии по животу, потом опустились ниже, перекатывали в ладони яички, дразняще пробежались по члену. Он всхлипывал, выгибаясь дугой от неудовлетворенного желания.

- Гарри, посмотри на меня. – Голос Драко требовал, приказывал, и Гарри без раздумий подчинился, открыл глаза – и едва не утонул в страстном взгляде. – Чего ты хочешь, Гарри?

- Я... – Гарри судорожно втянул в себя воздух, когда чужой палец прикоснулся к кончику его напряженного члена. Он рефлекторно развел ноги еще шире в немой, но недвусмысленной просьбе. – Я хочу тебя... отдаться тебе... – Он приподнялся на локтях, отчаянно стремясь быть понятым. – Того, что хочешь ты. Что угодно.

В серых глазах вспыхнул огонь, белокурая голова чуть склонилась вперед, рот открылся. Гарри застонал в предвкушении, выгнулся вперед, его нетронутый член, казалось, рвался навстречу влажному жару. Сильные руки взяли Гарри за бедра, развели их еще шире, и когда Драко слизнул выступившую на головке капельку, Гарри вскрикнул.

- Господи... пожалуйста... Пожалуйста...

- Гарри, открой глаза.

Гарри подчинился, и зрелище, открывшееся ему, было одним из самых эротических в его жизни. Он так и лежал, приподнявшись на локтях – на столе, голый, открытый всему, беззащитный и возбужденный... возбужденный куда более, чем хотелось бы. Драко склонился между разведенных ног Гарри, все еще полностью одетый, его руки легкими касаниями ласкали бедра Гарри, вверх и вниз. Когда его руки доходили до верха, кончики пальцев легко, дразняще прикасались к его анусу или пробегали по члену. Драко не сводил глаз с Гарри, и Гарри смотрел, не в силах оторваться, как блондин наклонился и медленно взял горячий, твердый член в рот. С этого момента Гарри не мог бы закрыть глаза, даже если бы от этого зависела его жизнь.

Когда Драко внезапно отстранился, Гарри охватил страх – он уходит? Уходит, оставив Гарри здесь, голого и со стояком, сначала добившись того, чтобы Гарри просил... молил... только чтобы отвергнуть его и уйти? Да, это была бы отличная месть... неужели? Гарри смотрел, как Драко отошел лишь настолько, чтобы раздеться. Потом он снова склонился между ног Гарри, и того захлестнуло облегчение: Драко остался.

В глазах Драко светилась страсть, и жар, и еще многое, с чем Гарри хотел бы познакомиться ближе, но этот греховный рот заживо ел его член, ласкал языком, пил и сосал, а ловкие пальцы дразнили его, скользкие от слюны и спермы, и когда Гарри наконец кончил, его глаза закрылись, но перед ними все равно стояли звезды и серые глаза и этот совершенный рот, все еще обхвативший его, склоненный между его ног, и он знал, что никогда больше не сможет кончить, не вспомнив эту сцену.

Слезы текли из-под его закрытых век, слезы наслаждения, облегчения и глубочайшего понимания, и он, не открывая глаз, протянул руки, взял Драко за плечи и притянул к себе. Тот позволил ему, прильнул к Гарри всего на миг, целуя угол его рта и шепча слова, которые Гарри не мог разобрать, но это было не нужно. Твердый член Драко упирался в слишком чувствительную после оргазма область, но Гарри игнорировал панические вопли болевых рецепторов и жадно толкнулся навстречу жаркой, возбужденной плоти.

Удовлетворенный сверх самых смелых своих мечтаний, Гарри хотел только одного: вернуть этот дар. Подняв руку, он осторожно потянулся к лицу партнера, нежно провел пальцами по разжатым губам.

- Скажи мне, что ты хочешь. Пожалуйста.

Глаза Драко на мгновение закрылись и снова распахнулись.

- Тебя, Гарри. Я хочу тебя. Вот так. – Он чуть отстранился, и его головка оказалась прижатой к отверстию за яичками Гарри. – Да, вот так... Чтобы ты вот так мне отдался... весь... целиком... – Он наклонился и поцеловал Гарри, требовательно, почти грубо, и когда губы Гарри с готовностью раскрылись ему навстречу, он тихо зарычал. – Черт... Да. Вот так. Как будто я могу взять все и ты мне дашь...

Он снова впился в губы Гарри, но тот успел прошептать:

- Все. Все, что хочешь...

Как будто в подтверждение, Гарри развел ноги еще шире, часто задышав, когда кончик члена Драко скользнул в него. Ощущение было настолько незнакомо и возбуждающе, что он застонал.

- Боже мой, Драко... – Он мучительно выгибался, не в силах больше терпеть нервный накал и пустоту внутри себя. – Ой, бля... господи... что ты... – Все мысли сбились в беспорядочный клубок, новое и совершенно незнакомое ощущение чужого мужского органа, упершегося туда, повергло его в ступор. Он тонул в ощущениях, разрываясь между желанием большего и страхом этого «большего», и только сдавленный стон Драко вернул его к реальности.

- Господи, Гарри... я хочу тебя... как я тебя хочу... но ты это уже делал? Я хочу сказать, ты...

- Нет. – Гарри опять выгнулся, нервы горели огнем, а член уже пробудился снова. – Не так, никогда... – Испуг накатил снова, но отступил перед твердым взглядом серых глаз. – Но, Драко... на твоих условиях. Все, что ты захочешь. – Он легко толкнулся бедрами и сжал мышцы вокруг вторгшейся головки. – Это... ты... боже мой... – всхлипывал он, а чужой член... его было сразу непомерно много и чудовищно мало.

- Гарри... – Драко чуть отстранился. Он тоже дрожал. – Подожди.

- Не хочу... ты не должен больше ждать. Возьми меня. Ты же хочешь.

- Я не хочу тебя поранить.

- Не поранишь. Я готов. Я выдержу. Пожалуйста. – Он резко подался бедрами вперед, отчаянно стремясь донести до Драко свою искренность.

От этого маневра член Драко скользнул глубже, головка пробила мышечное кольцо, и Гарри зашипел от боли – и одновременно у Драко вырвался прерывистый стон наслаждения.

- Гарри-и... – С трудом взяв себя в руки, Драко вышел из него. – Нет. Сейчас. – Он потянулся за палочкой, прошептал заклинание и отложил ее. Гарри почувствовал, как прохладные, скользкие пальцы прикоснулись к его отверстию, глубоко скользнули в него, теребили, дразнили, ласкали в таких местах, что член Гарри снова встал, а его внутренности охватило огнем. – Вот так, вот так сначала... я этого хочу, Гарри. – Он шептал, прижавшись губами к щеке Гарри, и не успел тот ничего ответить, как пальцы исчезли, а их место занял член Драко. На этот раз головка вошла внутрь легко, скользнув по смазке.

Гарри застонал, когда Драко размеренно, с нажимом вошел в него. Смазка помогла, но Гарри был тугой, и нарастающая боль от вторжения обожгла его, он напрягся, судорожно хватая ртом воздух. Драко мгновенно остановился, накрыл губы Гарри своими в глубоком поцелуе, успокаивая его, ободряя без слов. Через несколько долгих минут Гарри чуть расслабился, развел ноги, слегка выгнулся вверх, пытаясь дотянуться до груди любовника. Драко начал двигаться взад-вперед, по чуть-чуть, и жжение начало понемногу уходить, уступая место потребности, возраставшей с каждой секундой. Гарри прервал поцелуй и взглянул Драко в глаза.

- Да.

Драко внимательно, изучающе посмотрел Гарри в лицо, потом кивнул и стал входить глубже, медленно, осторожно, и когда вошел весь, наклонился и поцеловал Гарри. От переизбытка ощущений Гарри снова затрясло. Он чувствовал себя распахнутым и испуганным, ободранным, раздетым, открытым всем опасностям и при этом неуязвимым ни для одной. Он попытался сказать это Драко, сказать, что он верит ему так, как никому и никогда, сказать «люблю», но тут Драко начал двигаться, и Гарри потерял способность думать, не то что говорить.

Нельзя было даже представить что-то еще менее похожее на ту первую ночь. Тогда была лишь спешка и страсть, желание и злоба, которые клокотали в мутном котле и наконец взорвались в грубом, опустошительном оргазме.

В этот раз все было медленно, нежно, наполнено сладостью, и неспешный ритм поднимал Гарри все выше и выше. Его член пульсировал, и каждый раз, когда Драко входил в него, по нервам пробегала цепная реакция наслаждения. Когда блондин протянул руку и принялся ласкать член Гарри, его тело просто не выдержало дополнительной стимуляции. Он взорвался в экстазе, его пенис содрогался в кулаке Драко, а сфинктер конвульсивно сжался вокруг чужой плоти, которая двигалась в нем взад и вперед. Он смутно уловил, что увлек Драко за собой, чувствовал, как в него извергается чужое семя, но не мог ни двигаться, ни говорить, и когда Драко рухнул на него, было не понять, чье это сердце так бешено колотится – его или Драко.

Они так и оставались в этой позе, Драко все еще внутри Гарри, пока наконец не отдышались, и Гарри повернул голову, так что его губы оказались у уха Драко.

- Скажи мне, что ты хочешь этого. Пожалуйста. – Он сказал это тихо, серьезно, но с гордостью. – Потому что это для меня все.

Драко рывком поднял голову и встретился с Гарри глазами – он твердо встретил этот взгляд, не скрывая ничего, открывшись до конца, и когда Драко накрыл его губы своими в поцелуе, исполненном нежности и заботы, сердце Гарри наполнилось. Он ответил на ласку, беря и давая в равной мере, и наконец Драко снова поднял голову и прошептал:

- Да. Хочу. Всего без остатка.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni