Совпадение

АВТОР: Viola
БЕТА: Нари, ГАММА: Анжелика Вегерле

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Альбус,
РЕЙТИНГ: G
КАТЕГОРИЯ: gen
ЖАНР: general

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Что делать, когда совпадений становится слишком много?

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: Советую читать только тем, кто хорошо знает все шесть книг Роулинг.


ОТКАЗ: все герои принадлежат г-же Роулинг.




Случайность – лишь частный случай закономерности…

(Из фильма «Самая обаятельная и привлекательная)

Директор школы магии Хогвартс Альбус Дамблдор спокойно пил чай в своем кабинете, когда в дверь осторожно постучали.

– Директор… – профессор Трелони робко улыбнулась.

– Заходи, Сибилла, – Альбус вложил в свой голос максимум радушия, зная, что обидчивая преподавательница Прорицания болезненно воспринимает малейшую холодность.

– Спасибо… – Она нервно крутила в руках свиток пергамента. – Альбус, вы всегда так хорошо ко мне относились… поэтому я решила сразу показать вам…

– Что именно, Сибилла? – директор ободряюще улыбнулся.

– Новую статью, – извиняющимся тоном ответила профессор Трелони.

Дамблдор посмотрел на пергамент, и с его лица медленно сползла улыбка…

* * *

Не особо талантливая, но старательная журналистка, пишущая под звучным псевдонимом Мойра Сильвер, начала приобретать известность в 1980 году. После трагической гибели четы Поттеров и поимки Сириуса Блэка журнал «Чаровница» перепечатал маленькую сентиментальную статью, которая за три недели до того мелькнула в какой-то провинциальной газетенке и осталась практически незамеченной. В статье повествовалось о юной любви и дружбе, зародившихся в стенах Хогвартса и расцветших в страшные годы войны. Герои этого несколько слащавого рассказа были списаны именно с тех людей, чьи имена теперь не сходили со страниц газет. Несмотря на все недостатки, второе появление статьи прошло на ура, что побудило главного редактора «Чаровницы» заключить с мисс Сильвер долгосрочный контракт.

Окрыленная успехом журналистка настрочила целый ворох статей о богатых и всем известных людях. В том числе: о трех разводах мистера Трэверса, о тайном романе знатного иностранца мистера Каркарова с оперной певицей, о красивой дуэли мистера Долохова, о неудачном браке мистера Розье, о слухах насчет интрижки крупного чиновника мистера Руквуда со своей помощницей и т. д. Каждую из этих статей «Чаровнице» пришлось напечатать по два раза, поскольку актуальность они приобретали не раньше, чем через три-четыре недели после написания. Для журнала это было золотое время…

Вызов мисс Сильвер в Аврорат ничего не дал. Журналистка обливалась слезами и клятвенно отрицала какую-либо связь с Тем-Кого-И-Теперь-Боялись-Лишний-Раз-Называть. Проверка под сывороткой правды показала, что темы для статей и впрямь были выбраны совершенно случайно. Мисс Сильвер отпустили, но с тех пор и она, и ее статьи находились под пристальнейшим наблюдением. Однако новые истории не появлялись почти месяц; ходили слухи, что напуганная таким поворотом событий журналистка писать прекратила и вообще нашла другую работу. Но, по-видимому, писательский зуд у нее не прошел, и после долгого молчания из-под пера мисс Сильвер вышли сразу две статьи. Одна – про две супружеские пары, столь разные по интересам и взглядам, но в то же время похожие истинностью своей любви. Вторая – про трогательную материнскую любовь, на примере жены одного из крупнейших чиновников Министерства…

После громкого дела Лонгботтомов мисс Сильвер поклялась, что ее больше и близко не будет рядом с журналистикой, и порвала контракт с «Чаровницей». С тех пор о ней никто не слышал.

Шло время, о мисс Сильвер вскоре забыли. А события продолжали развиваться своим чередом.

Вряд ли кто-нибудь помнит, что в школе магии и чародейства Хогвартс уже много лет выходит маленькая, никому из учеников не интересная газета, которую издает группа склонных к бумагомарательству преподавателей и старшеклассников. Похоже, что единственный, кто ее действительно читает – директор Дамблдор, которому это по должности положено. Он и был единственным, кто обратил внимание на маленькую статью о путешествии в Румынию молодого профессора Квирела, которого собирался на следующий год назначить преподавателем ЗОТС. Большой восторженный рассказ о приключениях профессора Локонса вызвал некоторый интерес со стороны женской части учащихся, но тоже вскоре был забыт. Попытки пропихнуть в газету слезливый рассказ о давно умершем в тюрьме выпускнике Хогвартса Барти Крауче-мл. вызвали недоумение у педагогического коллектива и были решительно пресечены директором.

В 1995 году с большим успехом прошел цикл статей «Дети Слизерина», рассказывающий о судьбе некоторых выпускников этого прославленного факультета. А на маленькую заметку о дружбе нового директора школы с Министром Магии обратили внимание только потому, что профессор Амбридж приказала зачитать ее вслух в Большом зале во время завтрака.

* * *

Профессор Трелони неуверенно переминалась с ноги на ногу, глядя на вытянувшееся лицо Дамблдора.

– Я ничего не могла поделать, – бормотала она, – вы понимаете, вдохновение накатило и перо само залетало над пергаментом…

– Я понимаю, Сибилла, – старый волшебник через силу улыбнулся, – ты правильно сделала, что сразу принесла ее мне.

Когда дверь за преподавательницей Прорицания закрылась, Дамблдор глубоко вздохнул и снова посмотрел на пергамент.

«Все в школе знают, что наш дорогой директор Альбус Дамблдор относится как к родным детям не только к ученикам, но и к преподавателям. И они платят ему такой же любовью и пониманием. Когда пятнадцать лет назад он взял на должность преподавателя Зелий совсем молодого человека…»



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni