Слизерин. Азкабан.

АВТОР: Jasherk K.Krakamyn

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Северус, Люциус
РЕЙТИНГ: G
КАТЕГОРИЯ: gen
ЖАНР: drama

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: После событий "Ордена феникса" Люциус Малфой находится в Азкабане. Навестить его приходит только один человек.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: мягкие намеки на возможность слеша.




- Поверь мне, это не затянется надолго.



Ты, я и решетка.

Решетка между нами.

Нет, не так. Ты, решетка и я.

Снова я на последнем месте. Как и всегда.

И все же…



- У меня достаточно связей, чтобы решить возникшую проблему в самое ближайшее время. Вся эта ситуация настолько абсурдна, что просто не имеет права на существование.

Ровный голос нервными нотами резонирует от голых каменных стен, за века впитавших в себя крики и вой бесчисленных узников. Тупо молчат толстые прутья; по разные стороны от них - два человека.

- Конечно, эта глупая крыса – Фадж, наверняка, рассчитывает отделаться от долгов, запрятав меня сюда, а, значит, только рад снова подпевать Дамблдору. Он зря забыл, что на свободе есть люди и помимо меня, способные спросить с нашего обожаемого министра по счетам. Не сомневайся, они вынут меня отсюда.

Руки, тонкие, белые, такие беззащитные без привычных, за годы ставших второй кожей перчаток, бледными бабочками порхают возле самой решетки, не зная, чем им занять себя, но – о, слава брезгливости – не в силах преодолеть порог и вцепиться в прутья.



Ты так отчаянно упрям в своем желании казаться уверенным. Внушить эту уверенность мне. И прежде всего себе. Ты просто не можешь позволить себе ничего другого. Мой блистательный, мой прекрасный и как всегда недосягаемый Люциус.

Окажись я на твоем месте, я тоже постарался бы не думать о том, насколько кардинально может измениться отношения высокопоставленных друзей к человеку твоего положения, в один миг оказавшемуся разоблаченным в том, что являлся «Пожирателем смерти» и угодившим в Азкабан.

Но… не стоит об этом, правда, Люциус?

Я тоже не хочу…

Хотя я и…

Впрочем, не стоит.



Другие руки по другую сторону решетки, некрасивые руки с пергаментной желтой кожей без колебания ложатся на прутья, сжимают их.

Теперь можно. Белым бабочкам есть где прервать свой неустанный полет, есть за что зацепиться в этом мире.

Аристократические тонкие пальцы безмолвно опускаются поверх загрубевших от зелий рук алхимика. Чуть сжимают. Совсем чуть-чуть. И так много. Раньше такое вряд ли… даже, возможно, никогда.

С такой высоты не снисходят просто так. Даже к старым друзьям.

- Я рад, что ты пришел, - серые глаза остриями стальных булавок впиваются в бездонную черноту.

Невысказанное остается запрятанным по дальним углам одиночной камеры: «Ты единственный, кто…»

Короткий кивок будто в знак согласия.

Для Слизерина нет таких вещей, которые являлись бы само собой разумеющимися.

Взгляды держат друг друга также как держат руки.



Никогда не мой. Никогда не был моим. И никогда не будешь.

Есть вещи, за которые даже бессмысленно бороться. Есть вещи, от бессмысленности которых стоит предавать и выбирать другой путь. Пусть тоже не удачный. Но… чтобы не так больно. Не так…

Мне страшно видеть тебя здесь, Люциус. Хоть я и знаю, что тебе – ТЕБЕ, мой дорогой – самое место в этих стенах. И все же… Люциус Малфой, запертый в клетке, куда больше подходящей для вонючего пса Сириуса.

Так недостойно Слизерина. Так мерзко.

И в то же время… нездоровая прохлада твоих ладоней на тыльной стороне моих рук. Я не обжигаю тебя, Люциус? Тебе не больно?

Азкабан слишком стылое и зябкое место. А у них хватило наглости отнять твою мантию и камзол и выдать жалкие одежды узника. Тебе, привыкшему к роскоши дорогих тканей, должно быть так неуютно в них. Или… просто не до того. Ты слишком взбудоражен, слишком расстроен, что заметно прежде всего по тембру твоей речи и нервозности жестов.

Люциус…

Не могу поверить, что такое могло случиться…



- У меня есть к тебе одна просьба, Северус. Очень личная.

Серые глаза. Черные глаза.

- Это такой деликатный момент… Боюсь, что в таких вещах я могу доверять только тебе.

Терпеливо ждут застывшие пергаментные кисти рук. Холоду металла не высосать весь их жар, они готовы лежать так вечно, лишь бы чувствовать… лишь бы не переставала звучать эта музыка… эта музыка несбыточных надежд в голосе старого друга.

- Я о Драко.



Как плохо, когда не можешь никому доверять. Как плохо, когда не можешь никому доверить самое важное. Когда единственный человек, кому ты рискнешь это самое важное доверить… Ты даже и подумать не мог, а ведь и он тоже. Пусть по-другому, но тоже предал тебя.

А, Драко. Мой маленький белый принц, хрупкий и нежный, словно цветок белой лилии. С самого момента рождения отравленный ядом твоей крови.



- Я буду благодарен тебе, если ты задержишь его в Хогвартсе этим летом. Я не прошу надолго. Хотя бы на неделю. Пока я не разберусь с возникшей ситуацией.

Белые руки чуть движутся, скользят движением кошки, выпрашивающей лакомство. Почти ласка…



Конечно, Люциус.



- Конечно, Люциус.



Разве я мог когда-либо отказать тебе?



- Разве я мог когда-либо отказать тебе?



Стоило тебе только попросить…

Но ты не попросил.

Если бы ты только попросил. Нет, тебе не нужно было просить. Просто сказать. Приказать мне…

Заметить меня?

Люциус.



Бледные бабочки кистей единым движением срываются с неказистых живых цветов.

- Благодарю тебя, Северус. Я не сомневался в тебе.

Опавшей листвой оседает на грязный тюремный пол желтая шелуха.

- Не беспокойся о Драко. Я буду только рад позаботиться о нем, Люциус. Для тебя.



Для себя.

Драко… Такой похожий и не похожий на тебя.

Драко, в глазах которого я вижу…

У этого огня есть много разных имен…



Тонкая улыбка. Элегантный короткий жест руки. Жест короля, отпускающего слугу.



Ты такой сильный Люциус. Такой сильный, что порой почти невозможно завидовать тебе…



Гулкие стены глотают тихие звуки удаляющихся шагов. Вороньими крыльями развеваются полы черной учительской мантии. Свет факелов подхватывает их тени, превращая простую прозу в прозу почти что страшную.

Резкий поворот головы. Всплеск грязных слипшихся черных прядей.

Взгляд. Черный взгляд не в силах впитать сияющей белизны этой кожи, этих дивных волос…

- Если захочешь, я могу прийти к тебе снова?

Почему это похоже на просьбу?

- Рассказать, как устроился Драко.



Я сказал: «Если хочешь…». Я не молил. Я не скулил у твоих ног.

И все же жалок. Неисправимо, безмерно жалок.



Рассеянное движений плеч. Ни да, ни нет.

А тени все глубже, ближе, плотнее.



Ни да, ни нет.



Слизерин.

Азкабан.



Прощай, Люциус.

Драко ждет.



The end


Фик написан 05.11.2003


Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni