Деревенские рассказы

АВТОР: проф.Vedьma Fleur и Карла Дракула и Мартышия Адамс
БЕТА: Рассказы №1 и 2 - Елена, №3, 4 и 5 - koo-koo, №6 - Мартышия Адамс

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Северус
РЕЙТИНГ: PG-13
КАТЕГОРИЯ: het
ЖАНР: humour

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: рассказы по мотивам "Деревни Хогвартс".






Деревенский рассказ номер один

Автор: проф.Vedьma Fleur

…В мире много различных реальностей...

И все терпят друг друга.

Скрипят зубами, неловко кашляют в присутствии особо ненавистных коллег, закатывают глаза, но терпят.

Хотя зачастую они друг друга просто не замечают. Или принимают за моржей.

Но эту реальность терпеть было трудно...

Прямо скажем – нереально.

У многих она вызывала какое-то смутное ощущение отупения и подступающего к мозгу дебилизма. Мозг изо всех сил пытался предотвратить надвигающуюся опасность. Но шансы у него были примерно такие же, как и у спички, пытающейся заколоть слона.

Но вот что странно. Что еще больше настораживало и пугало остальные реальности, хотя они и прятали свою гамму чувств за равнодушным храпением, зеванием и презрительными взглядами, было то, что как только она появлялось в очередном скоплении реальностей, у всех остальных непроизвольно сотрясался живот, плечи предательски дрожали, а уголки плотно сжатых губ ползли вверх.

И все они боялись...боялись одного. Неужели, думали они, неужели это был...СМЕХ?

А она все плыла себе, ничего не подозревая и мирно существуя, что было всего удивительнее.

А где-то на ее закоулках жило себе зарождение этой реальности.

Эпицентр взрыва.

Атомная бомба замедленного действия.

Бен Ладен в Нью-Йорке.

Парадоксальное явление извращенного ума.

Деревня Хогвартс.

А теперь она еще стала якшаться с этой дикаркой – приверженкой язычества, щей и самогона, русской - народной реальностью.

И теперь все закрутилось по новой…


Рассказ номер раз.

Начнем расколбас…)

Возрождение единорога Сивки или Что не надо дарить на 8 марта.

Действие происходит спустя примерно год после Великого Похождения На Русские Леса, вошедшего в Хогвартские учебники под названием операция «Смерть Кощеева» или «Хождение за море Трех Дивчин, Одного Темного Лорда, Одной Курицы и Одного Козла».

Дамблдор вышел на балкон, держа в руках пол-литровую банку с рассолом.

Вдохнул полной грудью свежий весенний воздух, поморщился от утреннего мороза и окинул взглядом окрестности.

А все было как всегда.

Лучи восходящего солнца, уставшего после ночного гулянья, вяло выхватывали из темноты рядовые утренние сцены деревни.

Из-под толстого слоя пустых бутылок, пластиковых стаканчиков и спящих тел, усеявших землю, еле проглядывала немногочисленная травка, мокрая от выпавшей росы с содержанием 0,7% алкоголя на 1мм кубический. Петухи на заборах слабо хрюкали, тщетно пытаясь вспомнить, что такое кукареку. Из окон в них довольно метко летели старые валенки спящих жителей. Из конюшни слышалось громкое храпение профессора Снейпа. Из соседнего дома ему в терцию вторили Флер де Лакур и Карла Дракула.

Директор вздохнул.

Пройдет еще не один час, прежде, чем сон окончательно покинет деревню, и последний житель лениво потянется на кухню за рассолом.

В марте деревня всегда гуляла.

Причем безвылазно.

Один праздник умело сменял другой, а шкала опьянения-похмелья не спадала в течение нескольких недель.

Албус глянул вниз и увидел чьи-то ноги в затрепанных американских кедах. Свесившись через перила, он увидел тело Крюгера, распластавшееся на крыльце и не подающее признаков жизни. МакГонагалл в образе курицы вяло предпринимала попытки выклевать ему глаза.

- Федор! - крикнул директор. - Принимай, душ Шарко!

Он весело перевернул банку с рассолом.

Внизу послышался искусный английский мат.

Подняв тем самым себе настроение пунктов на 80, Албус напялил банку на голову и с довольной физиономией удалился в кабинет.



В дверь постучались.

Образ прекрасного принца пропал. Вместо него перед слипающимися глазами Флер встала расплывчатая картина последствий вчерашнего гуляния, а именно: гонки на пуфиках, стрельба туфлями по люстре и питья на бруденшавт из дуршлагов.

- КАРЛАААА! - заорала она.

- Ммм? - устало отозвалась соседняя куча пуфиков.

- КАРЛаааа!

- Ммм?!

- Дверь…

- Где?...

- Там…

- Ага…

- Открой…

- Чего?...

- Дверь…

- Где?...

- Там…

- Ага

………

- КАРЛААа!

- Ммм?...

Стук повторился. Теперь к нему прибавились какие-то вопли.

Флер плюнула и встала. Вернее попыталась. Преодолев путь от дивана к двери каким-то чисто геракловским усилием, она потянулась к дверной ручке.

Но не успела. Дверь, приобретя импульс от толчка, быстро преодолела расстояния до флеровского носа. Послышался глухой удар. Вейла грохнулась на пол и продолжила сон.

Мартышия Адамс, профессор иксокологии, уверенным, хотя и зигзагообразным шагом вошла на середину комнаты. Окинув окрестности безразличным взглядом, она изрекла примерно следующее:

- И мир провис, и пало небо,

И потерял я корку хлеба!

- Че? - Карла ошарашено высунулась из-под пуфиков.

- Закусить человеку… ик… надо, не вишь что ли, - пробубнила Флер с пола.

- Да девки, - моргнула Марта, - у вас типа рассол имеется?

- Какой еще рассол?

- Отечественного производства.

- Только водка! - патриотично откликнулись пуфики.

Марта поморщилась и подошла к окну.

- Кстати, о братьях наших меньших, - выглянула Карла из-под завалов, - хде мы вчера… ик… мужиков оставили, не помнит никто?

- Мне бы свои паспортные данные вспомнить, - промямлила Флер, тяжело поднимаясь, - и на том спасибо.

- Нет, меня этот вопрос все-таки интересует.

- Ну… - зевнула Флер и посмотрела в зеркало. То сразу треснуло, - тогда подемте их искать шоли…

- Нда, - оживилась Мартышия, - может у них рассол есть.



Процессия "Трех Самых Трезвых Красавиц На Селе" вывалилась из дома и, ежась от утреннего холода и натыкаясь в тумане на все твердые предметы, двинулась к конюшням – главному центру производства алкоголя.



Фред Крюгер, заслуженный убийца на пенсии, отличался своей трезвостью мышления, острым умом, холодным сердцем, железной логикой, жесткостью характера и крепостью нервов. Таким минимальным набором качеств должен обладать каждый уважающий себя маньяк-убийца, который хоть в перспективе надеется дожить до пенсии. А так же он обладал великолепной стойкостью, прекрасным, здоровым организмом и заслуживающим уважения безразличием ко всякого рода спиртным напиткам.

В данный момент он валялся на крыльце Снейповской Виллы, вдребодан пьяный и мучимый жестоким сушняком.

Он был на пенсии и мог позволить себе немного расслабиться.

Однако, несмотря ни на что, Фред всегда оставался спокоен и уравновешен.

И это было его коньком.

“Сейчас я встану, приму горячую ванну и выпью чашечку кофе”, - Фред дал своим мыслям размеренный ход. Ему казалось, что никакой катаклизм не может вывести его из себя или заставить его быть испуганным/ озадаченным/ рассерженным/озабоченным. “Наверное, это и есть Нирвана”, - удовлетворенно подумал Крюгер.

Откуда-то сверху послышался чей-то наглый крик и на него приземлился холодный рассол. А за нижнюю губу что-то больно клюнуло и прокукарекало ему прямо в ухо.

Нирвану смыло с рассолом вместе.

- %#^%#^&$, - разнесся испуганно – озадаченно – рассерженно – озабоченно - гневный голос маньяка по полям.

Резко отпихнув оглушенную МакГонагалл, Крюгер со скрипом поднялся и, отплевываясь, покостылял к конюшне в надежде зарезать первого встречного.



Первым встречным оказался профессор Снейп.

В марте ему всегда не везло.



Ворота заскрипели.

Влажное сено зашелестело.

- Снеее… ик… йп! - взревел Фред. - Ты, мужик, прости. Но я типа тебя щас резать буду.

Профессор Северус Снейп был не из слабого десятка. Скорее он был из слабой двадцатки, но очень, очень хорошо это скрывал.

Причмокнув, он исподлобья окинул испепеляющим взглядом гостя и потянулся к бутылке.



Добраться до конюшни было легко. Войти сложно. С десятого раза попав в широченные ворота, три дивчины ввалились вовнутрь.

Конюшню застилал плотный туман ядовитых испарений. В темных углах ютились мутировавшие пауки с 13-ю лапками и устало плели паутины в форме товарного знака ОАО ”Московского вино - коньячного завода”. В углу нагло стоял самогонный аппарат.

- Девки, я лично ничего не вижу, - крикнула Карла.

- А и видеть нечего, - отозвалась Марта, - Мертвая Зона.

С унылой физией она подняла с пола очередную пустую бутылку:

- Все пьем и пьем, и пьем и пьем…

- А что тебе не нравится, - отозвалась Карла, - нормальная животная потребность. А человек сам есть… ик… животное… от обезьян произошедшее.

- Попрошу не обобщать, - поморщилась Марта, - О душе бы подумали…

- Это о мартини что ли? - послышался из темноты крик вейлы.

Тут же послышался еще один ее крик, только на октаву выше.

- Ты чаго? - Марта уронила бутылку и поспешила на крик.

Карла была уже там и с интересом вглядывалась в темные фигуры на полу.

- Должно быть, крысы, - ляпнула она и сильно пихнула ближайшее тело в бок. То что-то невнятно заорало в ответ.

Флер прищурилась. Потом испепеляющим взглядом впилась в фигуру у своих ног. Ее взглядом можно было бриться.

- Крюкин Федор Михайлович, - зашипела она, - ты чего тут разлегся, падаль фашистская?!

-Мы… ик… неместные… - отозвался Федя в ответ и вновь захрапел.

Образ принца на белом коне в голове Флер растаял окончательно.

Рядом Марта уже жестоко, но с удовольствием, хлестала Снейпа по щекам пустой бутылкой. Тот лишь вяло отмахивался и пьяно бубнил что-то вроде: ”Мест нет….”

- Козел, - выдавила Марта.

- Ну, Карл, вот те и мужики, - устало сказала Флер, - как заказывала…

Вскоре они бросили это гиблое занятье.

- Нда, жаль, - вздохнула Марта, - рассола у них, кажется, нет… как и мозгов…

Карла недовольно оглянулась по сторонам. Эти два субъекта ее не интересовали совершенно. Вряд ли в окружающем тумане можно было разглядеть что-нибудь, даже напялив очки ночного видения. Но зоркий глаз женщины везде отыщет свое имущество.

Ленивой походкой пройдясь вдоль стены и поковыряв носком туфли в мокром сене, она остановилась на одном ей известно почему выбранном месте. Нагнувшись, она запустила руку по локоть в ближайший стог сена, и вытащила за воротник что-то лохматое и сонное.

Люциус взглянул вверх.

- Карлуша! - попытался расплыться в улыбке старший Малфой, - а я только что… ик… о тебе вспоминал…

- Вспоминать телефон своего адвоката будешь, - отчеканила Карла в лицо Малфою, - развод!

Отпустив ворот муженька, Карла гордой походкой, насколько это было возможно, направилась к воротам.

- Разво… что? - не понял Люциус и попытался последовать за женой, но споткнулся о самогонный аппарат и элегантно, как рояль, грохнулся на пол.

Карла, Мартышия и Флер устало окинули критическим взглядом трех мужчин.

- Ну не знаю как насчет нас, - протянула Марта, - но они явно от обезьяны произошли…. причем стадию развития заело где-то на середине…



Единорог Сивка вел спокойную, достойную, обеспеченную жизнь. У него было все, о чем только может мечтать нормальная лошадь с рогом на башке: крыша над головой, соседнее поле, на котором часто паслись очень привлекательные лошадки легкого поведения, относительная свобода, неограниченный запас сена и тупой хозяин, гонящий каждый вечер самогон, пары которого очень полезны для пищеварения единорогов. К тому же в его распоряжении была почти вся конюшня. Так как остальные единороги чаще проводили время за ее пределами, а некоторые три месяца назад под чутким надзором Хагрида, не вылезающего из запоя, вообще разбежались. Но все-таки местность не покидали и жили неподалеку, искусно прикидываясь, что являются собственностью профессора Снейпа. Так что в конюшне Сивка жил один. Вместе со Снейпом. И давно стал любимцем всего мужского населения деревни.

Почему - никто не знал.

И это была большая тайна.

Был только один незначительный проблемс.

Но Сивка точно не помнил, какой именно.

Просто в последнее время ему все больше и больше хотелось устроить самовозгорание. Он знал, что это тупое желание, ничем не обоснованное. Но как и перелетные птицы точно знают, куда им лететь, зачем и почему, так и Сивка в последнее время точно знал, что так НАДО.



- Ладно, девки. Что мы, макак не видели что ли, - заключила Флер, - пора, что ль, душ принять…

- Тогда пошли к Замку. Надо ж еще Дамблдора навестить, ради приличия… - Марта повернулась и уже собралась было направиться к выходу, как за ее спиной что-то затрещало.



Единорог Сивка все утро находился в прострации. Была ли тому причиной мигрень, линька или пришельцы из космоса, он не знал. Но, став свидетелем развернувшихся утром событий в конюшне, Сивка понял, что начинает злиться. И он вышел из тени.



Еще с их ставшей легендой местного населения поездки в русские леса на битву с Кощеем Мартышия усвоила для себя, что никогда не стоит поворачиваться в ту сторону, где что-то подозрительно шумит, трещит или гремит. Особенно, если не нашли виноватого. Тогда виноватым точно станешь ты. По крайней мере в том, что не умотался оттуда, пока было время.

Поэтому Марта не стала оборачиваться на этот самый треск. Ей хватило одного единственного взгляда на лицо застывшей Флер, чтобы понять, что туда глядеть не стоит.



Теперь он знал.

Да теперь он знал точно и совершенно определенно.

Вот и хорошо, вот и ладушки.

Теперь он всем покажет.

Пришло время перемен.

Его единорогская душа жаждала изменений.

Не будь он Сивкой.



Флер хотела зевнуть. Утро все-таки. И не получилось. Не до зевка стало. Но рот закрыть она забыла. Забудешь тут…

Единорог Сивка всегда отличался спокойным характером и некой забитостью. Это собственно и не удивительно, особенно если сожительствуешь с таким соседом. Но таким Флер его еще не видела.

Коняга вышел из тени.

Его силуэт как-то поднялся над миром, хотя единорог твердо стоял на каменных досках. Из его ноздрей, как из закипевшего чайника, ударили струи раскаленного пара, постепенно перерастая в яркое пламя.

Миролюбивый Сивка нехорошо воззрился на трех непрошеных гостей.

Его зрачки, по всем законам жанра, узились и превратились в две крошечные красные точки.

…Пора, подумал Сивка и загорелся.

Карла решила, что больше никогда не выпьет ничего, крепче кефира.

Горел он быстро, переливчато.

Это даже на огонь-то было непохоже. Так, подобие одно. Но это не помешало Флер начать бешено искать глазами огнетушитель.

Никаких жутких сцен, типа сползания обгоревшей кожи и оголившихся костей, рек запеченной крови и остальной атрибутики голливудских фильмов-ужасов не последовало.

Просто через несколько секунд горящая лошадь вспыхнула и пламя погасло. На месте, где недавно стоял единорог, образовалась скучная кучка пепла.

Только тут Мартышия Адамс повернулась и, с интересом посмотрев на серую массу, изрекла:

- Снейп убьет нас…



Флер все-таки надыбала откуда-то огнетушитель и теперь, притаранив его, обильно поливала сильной струей мокрой пены место самовозгорания. Пепел намок и разметался во все стороны.

- Нда, а Снейп-то его любил, - задумчиво протянула Карла, - и не он один…

- Это точно, ругаться будет… нехорошими словами всякими… Или, чего доброго, в еду чего-нибудь подсыпет. Потом как бы нам самим в кучку пепла не мутировать… - разумно рассудила Марта.

Вейла откинула огнетушитель в сторону и посмотрела на храпящего Снейпа. Трое мужиков все спали, уютно свернувшись в сене.

- Не особо мне что-то хочется мутировать, - отозвалась она.

- А придется, - пессимистично сказала Марта.

- Нда, в гневе он страшен, - вспомнила Дракула, - че делать-то бум?

- Нет, этот зверь точно на нас свалит, когда узнает, - Флер нервно начала грызть ногти.

- Точнее, если он узнает, - лицо Мартышии озарила нехорошая ухмылка.

Три барышни заговорчески переглянулись.

- Если, - хитро отозвалась Карла, - это хорошее слово.



Драко Малфой, приняв холодный душ и напялив новые джинсы за 544 нудных ”Пап, хачу новые джинсы, пап хачу новые джинсы!”, вышел во двор выгуливать свою новую морскую свинку. Пацан вообще любил свинок. Намного больше, чем окружающих его сверстников и взрослых. Хотя бы потому, что свинки никогда не дают подзатыльников и не ловят по ночам на конопляных полях, обещая показать, где Снейпы зимуют.

Утро было свежее и бодрое. Дышалось легко. Туман почти прошел, а лучи весеннего солнца ласково пытались прогреть сонную землю.

В общем, погода, по мнению Драко, стояла просто отвратительная.

Выйдя за ворота замка, он направился к конопляным полям, в надежде накрутить парочку косячков.

На руках он нес морскую свинку по кличке Нострадамус Второй, ласково поглаживая его шерстку.



Карла копнула землю лопатой, которую Флер стащила из сарая Хагрида. Эффект был поразительным. Лопата сломалась

- Черт, земля мерзлая, - выругалась Карла, - что теперь?

Флер нервно оглянулась и зашипела:

- Давайте скорее, они вот-вот проснутся!

Марта вздохнула и оглядела окрестности. Рядом булькало незамерзающее деревенское мочило.



До полей Малфой не дошел.

Внимание пацана привлекли крики, доносящиеся с той стороны пригорка.

Поднявшись наверх, он увидел трех теток, копошащихся вокруг канавы.

До него донеслись недовольные крики:

- Живей уже, бросай мешок в канаву!

- Да я бросаю, он не тонет ни х… совсем!

- Тьфу, зацелуй тебя дементор, тут же плотность воды выше, чем у металла!

- Ну и чья это была идея?!

- Нечего на меня смотреть так! Ты… его ногой пробуй…

- Щаззз, уже бегу…

- Слышьте, а может у Хагрида рассол есть?...

- Дай-ка сюда…

- Дьявол! У меня туфля застряла!

- Дубина, палкой бы!

- Ты ж ногой сказала!

- Ну, уплыл уже?

- Никто не помнит, куда я огнетушитель кинула?...

- Может лучше лопатой?

- Потонул, кажись… скатертью дорожка…

- Нет, меня все-таки волнует вопрос насчет рассола…

- Здравствуйте, тетеньки, - послышался приторный голосок за их спинами.

Карла, Флер и Мартышия резко обернулись. Малфой самодовольно ухмыльнулся и почесал за ухом у свинки.

- А чёй это вы тут делаете так рано? - невинно поинтересовался Драко и кинул взгляд на еще не успевший потонуть мешок с порохом.

- Гуляем, - отрезала Флер, поморщившись.

- Что, искупаться решили? - расплылся в улыбке пацан.

- Мальчик, шел бы ты… конопли пособирал что ли, - процедила Мартышия, - воздух-то какой…

- Да, воздух хороший, - отчеканила Карла, испепеляя взглядом пасынка.

- Да, очень хороший, - поддержала вейла.

- Ага, хороший, - расплылся в улыбке Драко.

- Да…

- Даааа…

- Даааа…

Женщины переглянулись, предчувствуя опасность.

- А, гхм, - нарушила неловкое молчание Карла, - ты, мил друг, что тут сам-то делаешь, а?

- Да вот, - моргнул пацан и льстиво воззрился на мачеху, - Нострадамуса выгуливаю…

- Кого-кого?! - поперхнулась Флер.

- Нострадамуса Зигизмунда Второго, - гордо скрыл свое смущение Драко и кивнул на морскую свинку.

- Это, вон это вот, что ли? - поморщилась Карла, указывая на толстое существо на руках Малфоя.

- Ну, а вам что-то не нравится? - улыбка сползла с лица Драко.

- Да нет, - Карла уничтожающе-безразлично отвела глаза, - просто не люблю видеть обед до того, как он приготовлен.

Драко сглотнул.

- Но… - начал было он.

- Карла права, - отозвалась Флер, неловко доставая из канавы свою туфлю и пачкаясь в липкой грязи, - свиньям в доме не место!

- Но вы не можете…

- Нда? - Марта улыбнулась потенциальному свидетелю. А ненужных свидетелей надо устранять, подумала она, - а ты проверь!

- Ну, мы не звери, - напыщенно нахмурилась Карла и подмигнула Мартышии.

- Конечно, ведь за все в этом расчетливом мире надо платить, - вздохнула Марта и подмигнула Флер.

Флер с непониманием воззрилась на подруг.

- Че?... А, да… - замялась она, но, встретив подозрительный взгляд Драко, тут же уверенно добавила, - точняк!

- Лана, тетки, - недовольно поморщился Малфой, - я типа понял… молчать буду, что бы вы там себе не прятали…

- Вот и умничка, - рявкнула Карла, - а терь костыляй, пока я из твоего Зигизмунда омлет не сделала.



Флер возилась на грядках.

Был уже полдень, солнце стояло в зените, а воздух был уже относительно теплый, чтобы соответствовать началу марта.

Самое время для редиски сорта Красный Карлик.

Рядом Карла занималась семенами, попутно размышляя на тему «через день или два их вытащат из земли и склюют голодные вороны».

Мимо прошел Хагрид, рыская в поисках лопаты.

Потом пробегала МакГонагалл в виде курицы. Карла и Флер развлекли себя, обстреляв возмущенную профессоршу комьями земли. Насчет последствий они могли не беспокоиться – после превращения в человека у Минервы начисто отшибало память. Курица, что ж тут поделаешь.

А потом пришел Снейп.

Лицо его напоминало блин, до того как его вылили на сковородку. Ко лбу он прижимал пустую бутылку мартини.

Подойдя к грядкам, он сдержано прокашлялся.

Флер с Карлой переглянулись.

- А, Северус, - подняла глаза Карла, отряхивая передник от комков земли, - хорошо выглядишь.

- Ага, - поддержала Флер, - как салат, прошедший через пищеварительный тракт.

Снейп лишь слабо ухмыльнулся.

- Вижу, милые дамы, у вас сегодня хорошее настроение, - холодно заметил он.

Обе снова переглянулись.

«Издалека начинает,» - подумала Карла.

«Где мой огнетушитель?» - подумала Флер.

- Да, не жалуемся, - подозрительно отозвалась Карла, - а с каких это пор тебя начало интересовать наше настроение, куманек?

- Я только констатирую факт, - кивнул Снейп и расплылся в неком подобии улыбки, - вижу, утренние прогулки пошли вам на пользу…

Флер не донесла руку до пакетика с семенами и медленно подняла глаза на идиота в черном балахоне. Снейп проследил за движением вейлы и впился в нее взглядом.

- А я вон тут просыпаюсь, значит, - сдержанно начал он, не отрывая глаз от Флер и подозрительно щурясь, - просыпаюсь, значит. Свежо знаете так, утро типа, птички всякие разные. Встаю, смотрю под ноги, а там…

- Огнетушитель? - ляпнула Флер и осеклась.

Карла зашипела на нее, как голодный удав на жирного кролика.

Снейп впился в вейлу взглядом с удвоенной силой.

- Что? - поинтересовался он, - Что вы сказали, милый друг? Огнетушитель?

- Какой еще, милый друг, огнетушитель? - невинно моргнула Флер, - Никто не говорит ни о каком огнетушителе. Правда, Карла?

Вейла повернулась к Дракуле.

Та с железным лицом выдавила:

- Правда.

- Да, но мне послышалось… - запротестовал было Снейп.

- Слышится, опохмеляться надо, - отрезала Карла с довольным видом.

Снейп моргнул и приосанился.

- Гхм, ну так вот, смотрю я, значит, вокруг, - продолжил он, впиваясь взглядом то в Карлу, то во Флер, - и вижу…

- Что же вы, май диа, такого жуткого увидели? - устало вздохнула Флер, придав своему лицу совершенно безразличное выражение.

- Да вот смотрю значит и вижу… вижу вот, что… вижу вот…

«Время тянет, на нервах играет,» - подумала Карла, - «чекист, млин…»

- Ну?!

- Да, - спокойно продолжил Снейп, - вижу, что Сивки-то и нет. Вот я и пришел узнать, не видели ли вы чего?

Лицо Флер постепенно начало деревенеть.

- А чего мы должны были видеть? - невинно отозвалась Карла, - Мы встали поздно и сразу за работу…

- Ну, может, чего подозрительного, пожара там какого… - протянул Снейп.

- Ну, че пристал-то?! - рявкнул ему в ухо кто-то, - Что не видишь, работают люди!

Снейп резко обернулся и встретился с разъяренным взглядом Мартышии.

- За водой бы лучше сходил!

- Молчи женщина, - кинул козел, - у меня дел…

Но договорить он не успел, так как в зубы ему было сунуто коромысло с ведрами, и что-то очень тяжелое придало ему ускорение в нижнюю часть туловища в сторону колодца.

- Девки! - рявкнула Марта, - Мы имеем двадцать минут и крупные неприятности.

- Что случилось-то? - не поняла Карла.

- Пошли, сами увидите!

- Но, у нас редиска типа… - промямлила Флер.

- Скоро мы сами редисками станем! За мной!



- Ты что, Март? Я, конечно, понимаю - бурные ночи, нездоровый образ жизни, самогон с мартини и все такое, но это же… Невозможно! Я его самолично уто…

Марта с отсутствующим выражением лица распахнула двери в конюшню.

- …пила… - ошарашенно закончила Флер.

- Смотри, челюсть не урони, - отозвалась Марта.

Карла уныло окинула взглядом картину.

- Кабздец, - выдавила она.

Там стоял Сивка.

Мокрый, грязный, облепленный какой-то тиной и водорослями, но все-таки это был он.

Но что-то в единороге изменилось.

По бокам его виднелись два каких-то неровных выступа, довольно неприятных на вид.

И вообще вид Сивки не предвещал ничего хорошего.



Плохо, когда надежды не оправдываются.

Впервые мы понимаем жестокость реального мира, когда вместо желаемой электронной супер-пупер стрелялки за несколько сотен зелененьких мы получаем плюшевого мишку китайского производства, расходящегося по швам.

Сивка не любил мишек. Он теперь вообще никого не любил, особенно тех трех человеков, которые его зачем-то запихали в мешок, а потом топили в этой гадости.

Сначала все шло хорошо.

Пеплом быть было интересно. Легко и как-то совершенно наплевательски на весь мир.

Но потом его стали поливать какой-то пенистой мерзостью.

Это было первым разочарованием.

Когда же он претерпел все те перемещения в мешке, пришло новое ощущение какой-то тесности.

Он теперь не чувствовал себя кучей микроскопических частичек.

Он постепенно начал воссоединяться воедино.

Сначала он порвал мешок.

А потом пришел в контакт с холодной водой.

Еле выбравшись на берег, он почувствовал себя совершенным жеребенком, обведенным вокруг копыта.

Разгорячившись, Сивка погнал к конюшне, одержимый идеей мести.

И было еще одно… нечто новое, что его смущало и немало волновало.

Ему хотелось полетать.



- Нехорошо как-то он пялится...

- Я из-за этого копытного туфлю дорогущую загубила, так что это еще неизвестно, кто на кого пялиться должен!

- Советую перейти в окопы…

- Какие еще окоп…

Тут Сивка взвыл.

Насколько может взвыть лошадь.

Приготовился, выпустил пар и понес…

Флер еле успела отскочить, как мимо нее пронеслось подобие Торнадо.

Сивка понял, что стормозил, вернее промазал и попытался тормознуть.

Но копыта не слушались.

Сивка вдруг понял, что ему наплевать на этих трех идиоток.

Единственное, что его сейчас волнует, это бег.

Да, главное-это нестись со всей дури, не разбирая дороги!

Может, тогда он сможет придать своему телу ускорение, достаточное для того, что взлететь?...



Флер грохнулась на руки Мартышии.

- Мерлиновы десны, эта тварь жива! - крикнула Карла.

- Ненадолго! - прошипела Флер, доставая откуда-то арбалет, - Он меня достал окончательно!

- Флер, нас Снейп убьет, если мы единорога… убьем…

- Да он уже и так мертв! Он щас должен покоиться на дне канавы в мешке, а не прыгать по полям!

Марта начала вырывать из рук вейлы арбалет.

- Оставь, раз он живой, значит, мы тут ни при чем! - заорала Адамс.

- Это дело чести! Мой туфель и табуна таких уродов не стоит! - с пеной у рта рявкнула Флер.

Вскоре к ним присоединилась и Карла.

Никто не знает, сколько бы это продолжалось, если бы оно не закончилось… причем довольно быстро.

- Привет еще раз, - спокойно, но громко сказало что-то за их спинами.

Женщины повернулись.

- Антиквариат не поделили? - Снейп удивленно поднял бровь.

Не дождавшись ответа, он поморщился и выдавил:

- Единорога, типа, не видели?

- НЕТ! - трое по команде резко замотали головами.

- Ясно… - невольно отшатнулся Снейп. Взгляд его упал на свежие следы от копыт на земле. Он поднял глаза на собеседниц.

- Ясно… - еще раз протянул он, - вас троих ждут в замке… обедать.

И, кинув еще один полный недоверия взгляд, Снейп поспешил к замку, шелестя своим балахоном.

- Допрыгались, - Карла с досадой швырнула арбалет на землю.

Тетива лопнула, и стрела воткнулась в доски за сантиметр от флеровского уха.

- Ненавижу копытных… - прошипела та.



Обед проходил как обычно.

Звенела посуда, челюсти тщательно пережевывали пищу, звенел дешевый хрусталь, слышались разговоры.

Только за столом директора стояло непривычно-напряженное молчание.

- Ммм, - обатился Дамблдор к притихшим Дракуле, Адамс и Де Лакур, - как вам супчик? Неплохо вышел, а?

Албус попытался улыбнуться, но они нехорошо воззрились на него. Улыбка сползла с лица Дамблдора. К тому же его неимоверно удивило, что никто не заметил его нового головного убора – ярко-алого абажура, стыбринного из спальни МакГонагалл.

- Э… хотите паштета, мисс Де Лакур? - предпринял новую попытку директор, который считал, что человек может быть либо веселым, либо мертвым.

- Из конины, - холодно добавил Снейп с дальнего конца стола.

Мартышия пихнула его под ребра.

У Флер свело все мышцы на лице.

- Как ты догадался, Северус? - весело отозвался Дамблдор, решивший разогреть публику, - Сегодня прислали. Отборная конина…

Флер поперхнулась и, что-то неразборчиво промямлив, выбежала из-за стола.

- Куда это она? - удивился директор.

- Э… пойду проверю, - отозвалась Карла и двинулась к дверям.

Мартышия рванула следом.

- Эй! - донесся до них ошарашенный голос директора. - Это шутка была…



Флер выбежала на крыльцо и шумно втянула носом воздух.

- Он издевается…

- Кто, директор? - подбежала Карла.

- Снейп!

- Нда, муженек - козел, - подтвердила подоспевшая Адамс.

- И угораздило же нас в эту конюшню залезть, - простонала вейла, - а все ты со своим рассолом!

- Я?! - Марта угрожающе надвинулась на Флер, - А кто предложил в конюшню-то за ним пойти?!

- Ну я, дальше-то что? Не мне рассол был нужен…

- А мне что, больше всех надо что ли?!

- А мне…

- ТИХО! - заорала Карла, тыча пальцем куда-то вперед, - там… там…

Послышался топот копыт.

Мартышия взглянула на выражение лица Дракулы:

- Так, только не говори, что это…

Флер пошла мелкой рябью…

- БЕЖИМ!!!!



Сивка ничего не соображал, не думал и не чувствовал.

Перед ним бежали три человека.

Если бегут – значит от него, если меньше него – значит за ними надо бежать.

И он бежал.



- Мамаааааааааааааааа!!! - заорала Флер, чувствуя за своей спиной нетерпеливое сопение и приближающийся топот копыт.

Карла периодически оглядывалась, чтобы снова и снова убеждаться в стремительно сокращающемся расстоянием между преследователем и преследуемыми.

Мартышия же предпочла не оглядываться и не орать, а беречь силы. Поэтому она на несколько сантиметров опережала своих коллег.

На горизонте показались конопляные поля.

- Куда эта тварь нас гонит?! - возопила Карла.

Ответом ей послужил бешеный взгляд Флер.

Мартышия быстро оглядывалась по сторонам. Местность показалась ей знакомой. Кажется, они были здесь сегодня утром…

О нет!

- Прыгайте! - крикнула Марта, не поворачивая головы.

- Что?! - не поняла Дракула, - Куда прыгать-то?

Но Мартышия уже исчезла.

Послышался громкий всплеск.

Карла с диким криком последовала за ней.

Глаза Флер расширились. Она резко остановилась и уставилась на мерзкую канаву у своих ног.

- Ни за что на свеееееееееееееее……….!!!

Что-то схватило ее за ногу и резко утащило в зелено-коричневую жижу.

Послышалось дикое бульканье.

И все смолкло.

Сивка еще немного постоял около канавы, а потом, с довольным видом поскакал прочь.

Он искал высокую гору.

И чем выше – тем лучше.

Сивке все еще хотелось полетать…



Мочило было очень большим, очень глубоким, и очень вонючим.

Снейп нагнулся над овсянкоподобной поверхностью воды, пытаясь что-либо в ней рассмотреть. Но с тем же успехом он мог попытаться смотреть сквозь бетонный блок.

- Нда… тут их тоже нет, - задумчиво протянул он и плюнул в воду. Та даже не шелохнулась.

- С чего эт ты взял, - послышался за спиной профессора хриповатый голос Фредди, - можт нырнешь?

Сзади послышался смешок.

Снейп скривился и, хорошо так поскрипев мозгами, хотел было отрезать Крюгеру что-нибудь такое зашибенное из своей коллекции “Сто Лучших Саркастических Фраз Профессора Зельеварения”, но покосился на Люциуса, что стоял неподалеку и уже начал доставать блокнотик килограмма в два для конспектирования перебранки, но решил не рисковать. Еще чего доброго Волдеморту донесет, чекист проклятый, сиди потом, вместо спирта Криницу на пирушках лакай, как последний коз… идиот.

- Двинулись дальше? - отсутствующим тоном произнес Северус и двинулся дальше.

- Куда там ему двинуть?! - не въехал с первой попытки маньяк-убийца.

Люциус вздохнул и запрятал блокнот в складки плаща:

- Мистер Крюгер, он имеет в виду, что нам стоит продолжить наши поиски, пока не стемнело, понимаете?

- Что я, тупой что ли?! - рявкнул Фред, - Вот смотри – уже типа семь часов… елы, еще ж час назад шесть было! Че стоишь Люц, двинули типа, девок искать…

Крюгер твердой походкой последовал за Снейпом, усердно стараясь наступить ему на полы мантии.

Малфой старший еще намного постоял над канавой-озером. Вдали послышалось лошадиное ржание. Люциус улыбнулся себе под нос и неспешно пошел за остальными.



Флер открыла глаза.

Вокруг был кисель. Причем стухший и перегнивший еще где-то в прошлом веке.

- Интересно, а если его попробовать, умрешь сразу, или все-таки успеешь один раз моргнуть?… - подумала вейла.

Мимо, метра за два от ее лица проплыла коряга. Неожиданно изменив курс, она стала приближаться к Флер. По мере приближения, на коряге стали проявляться глаза, нос и подобие рта.

- Марта! - подплыв ближе, лицо Адамс приобрело свои нормальные очертания. Единственное, что ей требовалось для достижения такого эффекта, так это держаться на полсантиметра от рожи Флер.

- А ты кто думала, Леонардо Дикаприо всплыл? - не раскрывая рта, рявкнула Мартышия.

- Вообще-то… э, а где Карла?

- Ищу… - отмахнулась Марта, - пошли.

- Как?

- Ты что ходить разучилась?! - испытывающие, насколько это можно было в столь взглядонепроницаемой жиже, воззрилась на подругу Адамс. – Ногами, конечно, чем же еще.

- Ногами? - не въехала вейла, - что ты имеешь ввиду?

- Что имею, - плюнула Марта, - то и введу, хотя можешь оставаться здесь – проблем меньше…

И Марта начала, медленно передвигая нижними конечностями, удаляться от Флер.

- Эй! - крикнула ей в след вейла. - Тут же озеро, плавать типо надо!…И…и вообще, как это я тебе кричу, если у меня рот закрыт…

Марта обернулась и закатила глаза.

- Флер, - начала объяснять она, медленно выговаривая слова, словно перед ней был завсегдатый местной психушки, - вот ты, предположим, на кого училась?

- Что прости, делала? - насторожилась ДеЛакур.

- Я говорю, у тебя какое образование? Ну…в школьном сочинении на тему “Кем я хочу стать, когда получу первые в своей жизни 15 суток” ты что писала?

- Вождя русской революции, млин! К чему ты это?

- Я говорю, ты щас кто?!

В голове Флер дернулись и сонно потянулись какие-то воспоминания.

-Э… я кажись эта… а, волш… вол-шеб-ни-ца, во!… Хм, что-то раньше я об этом не задумывалась…

- Нда, я тоже. Но инстинкт самосохранения такая штука, понимаешь?

- Вообще-то не очень…

- Тьфу! - плюнула Адамс. – Ну, нам по природе полагается летать, варить всякую дрянь или под водой там говорить и дышать… ну понимаешь, в крови это.

- Как гиппатит что ли?

- Почти… - вздохнула Марта.

- А ходим-то почему?

- А ты что, тут плавать собралась?

- Ты читаешь мои мысли…

- Тогда я закажу тебе гробик с оцинковкой… тут же плотность офигенная - разобьешься к чертям.

В голове Флер, не привыкшей к трудным мыслям и логическим ответвлениям, с рождения присутствовали только мысли, которыми хорошо овладевает ребенок на четвертом году жизни. И если перед ней была вода, то по ней, по логике вещей, всегда можно было плавать. Вообще-то, в Мочиле никто никогда не плавал и не нырял – боялись разбиться, поэтому о состоянии воды тут имелось у людей самое далекое представление.

- Загадили… - протянула Флер, когда около них проплыл очередной полу разбитый бюст какого-то вождя с прилипшей к лысине медузой.

- Март, - позвала Флер, - а как ты определяешь, куда мы идем?

- По солнцу ориентируюсь… - поморщилась Адамс.

- Понятно… - Флер подняла голову и прищурилась. Сквозь толщу “воды” не мог пробиться не то что луч света, даже сельский кролик средней упитанности, и то вряд ли.

- Дерьмо, - выругалась Флер. Ее мысли эхом разнеслись по воде, - из-за этой легковоспламеняющейся кобылы мы по уши увязли в …в гадости этой и новое платье к чертям испорчено… Март, как ты думаешь, эти пятна можно отмыть?

- Только если наждачкой, - ответила Мартышия.



- Стой, кто идет! - рявкнул кто-то в ухо вейле, когда она уже задремала, надеясь на быструю смерть.

- Наполеон в пальто, не вишь что ли?! - плюнула Флер.

“Кто-то” внимательно вгляделся в харю одной из пришедших. Ее лицо действительно напоминало Наполеона, конечно, если его предварительно хорошенько помазать гуталином, проехаться катком и пару дней подержать в соляной кислоте.

- Вы кто? - послышался сзади голос дипломатической Мартышии. - Как я понимаю, глюки…

- Нет! - отозвалось удивленное бульканье. - Мы – стража города морских жителей – русалок и русаков.

- Кого? - переспросила Флер.

- Русаков, - гордо ответил стражник.

- Приехали, - буркнула вейла, - я знаю эту схему: сначала тебе предлагают напялить костюм какой-то там Мачехи, потом усаживают на какую-то потрепанную телегу и ямщик - зомби везет тебя в неандертальские русские леса на встречу трехглавым уродам, костлявым бабкам и колобкам. Нет уж, сыты по самые десны! Лучше убейте меня сразу…

Стражник с непониманием и каким-то ужасом воззрился на гостью и на всякий случай поднял трезубец – вдруг она буйная?

- Моя подруга немного не в себе, - вмешалась Марта и пихнула Флер в сторону, - мы пришли сверху… э, с суши, понимаете?

- Вы одни из тех двуногих, что дышат двумя мешками и живут в этой махине с прогнившей канализацией? - почему-то обрадовался Стражник

- Похоже на то… - чуть удивилась Мартышия, - а что, есть знакомые?

Болотные глаза мужика с хвостом просияли. Он схватил Марту за плечи и с мольбой в голосе забормотал:

- О, тогда, во имя Подводной Камбалы, вы должны забрать ее отсюда! Иначе мы вымрем, как икринки в мороз или стухнем от мигрени!!!

- Кого ее, не могли бы вы уточнить? - изобразила Марта на лице некое подобие улыбки.

- Эту новую, что пришла к нам час назад и, воспользовавшись тем, что у нашего короля разыгралась сухопутная болезнь, заняла трон и объявила себя Царицей Семи Морей. Мы ж не могли ее выгнать! Подводные жители – мирный народ.

- Вижу, - Марта покосилась на трезубец в руках Стража, - а кто она такая?

- О, это жуткая женщина! - залепетал мужик. - Без всякого намека на совесть. Она страшна в гневе! Обещала за непослушания нажарить из нас шкварок и съесть на ужин!

- Карла, - трезво определила Флер и, отпихнув Стража, двинулась к поселению, - Времени она зря не теряет. Мы ее тут ищем, а она там рыбку жарит! Разберемся…

Но разобраться Де Лакур не успела, дабы с ног ее сбила Царица Семи Морей, на всей возможной скорости улепетывающая от толпы хвостатых существ, что-то недовольно орущих.

- Карл, у них к тебе явно какие-то претензии, - кинула Адамс пробегающей Дракуле.

- Мерлин с ними, - крикнула Карла, не оборачиваясь, - живо за мной!

- А нам то что? - обиженно рявкнула ей вслед Флер, потирая ушибленный бок.

- Ну, - запыхалась Карла, - просто я им сказала, что скоро ко мне придут двое коллег и мы с ними устроим праздничный рыбный ужин… ну… и этого они выдержать не смогли…

- Сматываем удочки, - проанализировала ситуацию Адамс.

- Ты значит, там царствуешь целый час, а я, как всегда, должна за тобой мусор убирать?! Фиг вам… - проорала Флер им вслед. Но стальное копье, пролетевшее за сантиметр от нее и продырявившее новое платье, а так же сильный пинок Мартышии провели вейлу в чувство.



Выкарабкавшись на берег, три мученицы, как гири в 10 тонн каждая, рухнули на мокрые водоросли.

Фейса Карлы, которая вертела в руках золотую свистнутую из морского царства корону, усеянную рубинами, выражала бешенную, нескрываемую радость. На лице Мартышии, которая всегда относилась к жизни по-философски, изображалось крайнее удовлетворение этой самой жизнью, рожа же Флер ничего не выражала. Вейла с отсутствующим видом потирала ушибленную голову и бок, оглядывала окончательно испорченное мокрое подобие платья, в юбке которого застряло солидное копье, и бездумно с отвисшей челюстью отплевывалась от вонючих водорослей. Левый ее глаз подергивался от нервного тика.

- Н-н-н… - Флер дернула головой, - Н-надеюсь м-мы б-б-больше никогда не увидим эту сволочь с копытами… иначе я сверну ей хребет…

- Флер, полно те, - отмахнулась Марта, - ты все слишком драматизируешь…

Не докончив фразу, Адамс подняла голову на раздавшийся сверху резкий свист.

С возвышающийся над ними отвесной горы вниз, рассекая воздух, летело белое тело и громко ржало.

И упало-таки.

И прямо на Флер.

Которая бездвижно стояла, с тупым видом задрав голову и проклиная весь мир и всех копытных в частности.

- Драматизирую, говоришь? - раздался сдавленный хрип из-под лошадиной туши.

Карла и Марта молча переглянулись.

- Ну… - протянула Карла, - Флер, успокой себя тем, что хуже быть уже не может…

Тут туша Сивки зашипела и загорелась синим пламенем.

Когда огонь потух, показалась Флер с отвисшей челюстью, стоящая в кучке пепла.

- Так, - констатировала она, - теперь платью точно конец.



- Кстати, Снейп, а как там Сивка поживает, а? - поинтересовался Фред у шедшего впереди профессора Зельеварения, которому за последние полчаса он умудрился целых 145 раз наступить на ногу.

У Северуса нехорошо свело мышцы. Сердце провалилось куда-то в пятки и бешено заколотилось, сильно щекоча.

- Нормально, кривая твоя рожа, стоит в стойбище и сено жрет, - быстро соврал он.

- В стойбище говоришь, - Люциус нехорошо покосился на Снейпа, - запишем…

Снейп выругался.



Спустя пятнадцать минут:

- Эй ты, туша баранья в черной тряпке, а ты действительно уверен, что наш подопытный щас именно там и …

У Снейпа задергалось веко.

- Надеюсь, ты понимаешь, что мы доверили тебе очень ответственное задание. Так что ты, пожалуйста, соответствуй, - свысока заявил Малфой старший.

Северус остановился:

- Конечно, на кого директору еще положиться, если не на меня! На вас, собутыльников тупых, что ли?

- Я че-то не понял, - надвинулся на него Фред, доставая перчатку, - Это что, не ты сегодня утром, валяясь задницей в сене, орал, что тебе как воздух нужен рассол, кретин сальноволосый?!

Кретин сальноволосый замахнулся.

- Спокойно! - заорал Люциус. - Надоели оба! Что за профессионализм у вас? Вы шо, на базаре чулками торгуете?

- Ты совершенно прав, Люциус, - Снейп с равнодушием в глазах смахнул невидимую пылинку с плеча, - незачем тратить время на всяких криворожих маньяков, когда уместнее заняться поисками Сив… э, я хотел сказать, девушек…

Люц прищурился:

- Да, милейший. Особенно, если нам не о чем беспокоиться по - поводу коня, не так ли?

Снейп, не будь он бывшим спецагентом (анимагом - козлом), сохранил бесстрастное лицо:

- Ну, разумеется.

- Совершенно?

- Абсолютно.

- …

- Да даже если бы и было о чем… - замялся Снейп.

- Ты на что намекаешь? - не выдержав, схватил Северуса за грудки Крюгер. - Ты на что, царская морда, намекаешь?!

- Сами виноваты! - истошно завопил разоблаченный профессор, отступая, - На фиг было так напиваться! И ваще, конюшню закрыть надо было!

- Не брат, не быть тебе агентом года, - Люциус закрыл блокнот и с довольной миной спрятал перо в карман. - Поехали дальше.



Из пыльного загажника, в который превратился чердак Снейповской Виллы, показался на свет зад директора.

Дамблдор, кряхтя, вылез из-под кучи тысячелетнего барахла, в котором можно было заметить старые пальмы, распиленные на карандаши; перегнившие и превратившиеся в чернозем запасы на зиму, пыльные предметы белья, купальники, пришедшиеся в пору разве что Хагриду, красные знамена с золотыми надписями "Великобритания и Хогвартс – вместе веселее" или старые плакаты, гласящие "Сегодня у Снейпа ДР". "Бухалова будет проводиться в подземельях. Профессор проводит презентацию своего нового зелья ВМОРДУВМАЗАЛЬ. "ВМОРДУВМАЗАЛЬ – не дай себе засохнуть!"

В руке Албус сжимал старый потрепанный веник.

- Вот, чертов склероз, знал же, что сунул его куда-то сюда… лет сорок тому назад… Хм, вроде неплохо сохранился. Ладно, уж, все новое – это давно забытое старое.

И с разбегу вскочив на веник, Дамблдор вылетел в распахнутое окно и исчез в сгущающихся сумерках.

Драко рвал травку для своего любимца, несмотря на то, что тот уже валялся на земле, свесив на бок толстенное брюхо, и задавленно пищал, изнемогая от количества сожранной конопли.

- А ты все дурью маешься, - послышался где-то с района неба голос любимого папочки, - кроссовки новые пачкаешь.

Малфой младший скривился.

- У вас сегодня что, родительский день, что ли? - нагло заявил он. - Уйду к деду на фиг, сделает меня своим наследником…

- Единственным, кем сделает вас Волдеморт, мистер Малфой, - холодно процедил Снейп, - так это ковриком с надписью Welcome.

Люциус одобрительно кивнул.

- Вы как всегда проницательны, как сверло, дядя Снейп, - вякнул Драко, - нет, это ваще! Предки, вас чё, комплексы заели?! Сначала ента Дракула с ее прихвостнями, теперь вон вы…

- Где они?! - в один голос заорали мужики.

- Э… кто? - сжался Малфой младший. Мачеху он выгораживать не стремился, дабы уже второй год таил на нее злобу за тот вечер, когда сорвалась операция с возбуждающим зельем, но Нострадамуса Второго он терять не собирался.

Вперед выступил Фред и, схватив Драко за грудки, поднял на пол метра над землей.

- Ты со мной, пацан, не шути, - прошипел маньяк, - а ну колись моментально! Куда девки почапали?!

Драко дрожащей рукой ткнул в сторону озера.

- Сенькс, - разжал лапу Крюгер.

Мужики двинулись дальше.

Драко проводил их взглядом, пробивающим бетон, потирая ушибленное седалище.

- Эй, пацан, - окрикнул его Фред, что-то соскабливая лезвиями с подошвы, - это случайно не твое зверье?…Извини, не заметил.

Крюгер мелко заржал. У Драко отпала челюсть.

Снейп неласково подтолкнул маньяка в спину:

- Шутит он, Малфой. Но крыса твоя действительно выглядит, мягко говоря, хреново. Ты чем ее кормишь, коноплей что ли?

- Нет, - презрительно кинул Драко, - овсянкой, млин…



- Не волнуйся, Флер. Сейчас это быстро лечат…

- Ты что имеешь в виду?

- Я имею в виду, что купи себе новое платье и выдерни бога ради это копье, оно меня нервирует!

- Нет, вы посмотрите, ее нервирует, - мило улыбнулась Карле Флер примерно так же, как улыбается питон зайцу, - тогда я получается кто? Труп ходячий?!

- Прямо в яблочко, - равнодушно кинула Дракула, вытирая полами мантии корону.

Марта встала и подошла к кучке пепла.

- Нда, эта тварь нас порядком достала, - протянула она, - найти бы того, кто это все придумал…

- Я ему глаз на жопу натянула б! - прошипела Флер, вытаскивая из платья копье.

- Если б этот умник только объявился…

- Привет, а вот и мы! - радостно заорал им Крюгер.

- Видим… - отрезала Мартышия, - вы где шлялись?

- Вас искали, - Фред расплылся в подобии улыбки, обнажив зубы, которые могли бы вызвать глубокий обморок у любого дантиста.

За ним подтянулись злой, как устрица, вытянутая на берег, Снейп и спокойный Люциус. Гордой походкой рассекая воздух, он (Люциус) что-то без конца записывал. Снейп скрипел зубами, косясь на блокнот, как на тещу, но молчал.

Однако рожи Малфоя и Снейпа заметно изменились, как только они подошли к усталым женам.

Марта и Карла кинули взгляд на муженьков, улыбки (которых) которые были такими, что, попробуй они растянуть губы чуть сильнее, то лишились бы верхней части головы.

- Че это ты лыбишься, алкаш хренов? – исподлобья поприветствовала Люца Карла.

- Э… а что это у тебя дорогая? - чуть струхнув, нашелся Малфой.

- Корона, ослеп с похмелья что ли?! - рявкнула в ответ Дракула. - Хоть я в семью деньги приношу!

- Добытчица моя... - попытался он выиграть расположение жены.

- Льстец! Видела бы тебя наша дочь, папаня…

- Ну, она видела меня вчера вечером, когда я отвозил ее к деду…

- Да ну?! И представь, чему он ее там научит!

- Ну, я очень настойчиво попросил Лорда не водить ее больше в камеру пыток, которая ей очень нравится, и не поить кровью девственниц из бутылочки…

- Гад! Ты мне ребенка испортишь! Развод!

Над Снейпом сейчас шла не менее жесткая обработка. Он стоял перед Мартой, тупо уставившись в песок и мечтая заткнуть уши изнутри.

Крюгер осторожно уставился на Флер:

- Тоже орать будишь?

- Размечтался! - отрезала Флер. Она с интересом вертела в руках копье. Потом как-то хищно глянула на мужа… Психика сегодня была не к черту, надо ж где – то оторваться! Флер замахнулась…

- Пррррриииииивааааа, отстоооойникиии!!! - просвистело что-то под ухом и сбило Флер с ног, повалив в мокрый песок… в самую грязную его часть…

Директор соскочил с веника.

- О, мисс Де Лакур, прошу прощения, я вас не заметил! - радостно пробубнил глиняный горшок, перевязанный ярко - красной праздничной лентой.

- Позвольте вам помочь…

- Нет!!! - бешено заорала Флер, отползая от рук, предложенных лыбящимися Фредом и директором.

- Че это она? - шепнул Марте Снейп.

- Довели бабу, - покачал головою Люциус.

- Э, ну что ж, каждый отдыхает как может, - оптимистически заключил Албус, - я вас искал целый вечер! И у меня для вас хорошая новость…

- Э, директор… видите ли, наш безмозглый Снейп упуст… - начал было Люц.

- Знаю-знаю, мистер Малфой, никто не совершенен, - оптимистично проигнорировал яростный снейповский скрип зубами Албус, - сегодня мы собрались здесь совсееем по другому поводу! Мы…

- Вы совершенно правы, Албус, - лениво заметила Марта, - мы собрались здесь потому, что мы - полные придурки, которым щас бы надлежало сидеть дома и потягивать мартини, а не стоять тут в темноте в окружение всяких… (она покосилась на мужа)… личностей…

- Мисс Адамс, у нас в деревне умных нет, - встрял Дамблдор, улыбаясь так, что это можно было заметить и без рентгена, - этим и спасаемся. А на самом деле я хотел сказать, что Сивка…

- КТО?!!! - заорали в один голос Марта, Карла и Флер. Вейла потянулась к копью, Карла покрепче схватилась за корону, Марта решила ретироваться, предчувствуя недоброе…

Албус отшатнулся.

- Э… я хотел сказать… - он остановился, посмотрев на яростное подмигивание Снейпа, но тут же продолжил, решив, что у коллеги с вчерашнего перепоя нервный тик. - Понимаете, недавно ко мне залетал господин К. Бессмертный. Сейчас он подался в бизнес. Работает в нашей забегаловке Хогсмиде – русскими народными средствАми торгует. В общем, предложил он мне одно средство для этого… дай Мерлин памяти… Возрождения, во! А я не будь дураком, сразу со скидкой две порции взял… Ну, перебухал малех… В общем, это все ради вас… Вон, и Северус подтвердит…

- Я тут ни при чем, - быстро нашелся Снейп.

-В общем… вы же давно говорили, что у нас все мётла под палки для помидоров ушли, и что за хлебушком пилюхать долеко… вот мы с мужиками, посоветовались с Минервой и решили…

- Албус, не гони пургу! - не выдержала Марта. - Ближе к делу, Склифасовский!

- Ну, короче мы решили…

За их спинами что-то зашипело.

По телу Флер пробежала судорога, вызванная до боли знакомым звуком.

Из кучки пепла ударил столб белого дыма из которого шагнуло на песок копыто.

Лицо Флер застыло.

За копытом из дыма выскочило все остальное и, счастливо оглядев окружающих, нагло заржало и расправило два новеньких массивных крыла.

Зрачки Флер сузились до размера молекулы.

- …подарить вам Пегаса! - торжественно закончил Дамблдор, открыто радуясь всему сущему.

Три девицы застыли с кислыми ничего не выражающими лицами (кроме Флер – ее рожа скорее напоминала выжитый кислый лимон).

Албус попытался найти в их лицах участие. Не найдя, он радостно продолжил (кто б его придушил, подумала Карла):

- Дело в том, что за всеми этими гулянками мы совсем забыли о вашем законном празднике. Это непростительное упущение с нашей стороны! Вот мы и решили подарить вам нечто такое… что б запомнилось на всю оставшуюся! Мы провели с ним ряд трансформаций… правда в конце он немного выбился… из-под контроля. Но результат оправдал все ожидания! А я еще думал, что много зелья ему в корм вбухал… В общем, поздравляем вас, милые наши!!! Ура!!!

- Ура!!! - натянуто поддержали его мужики и, схватившись за руки, заорали, пугая ночных сов, что-то веселое, неразборчивое и жутко фальшивое, но зато, к несчастью девушек, очень громкое и длинное.

Адамс, Дракула и Де Лакур с железными лицами наблюдали за этим выступлением “Трех зайчиков и одной белочки перед обедом… вернее, перед тем, как они станут обедом”.

- Карл, - сглотнула Мартышия, - дай-ка мне палку…

- Волшебную, что ль? - отозвалась Карла, не отрывая глаз от представления, - Так, где ж я их тебе найду? Твоя у нас для мешания варенья, а моей мы высоту прилива отмеряем… а у Флер… в общем, я даже говорить стесняюсь…

- Да не, - шикнула Марта, - мне простую палку… и желательно потяжелее…

Мужикам радостно вторил Сивка, упоительно ржа.

Он наконец-то был счастлив и полностью удовлетворен житухой.

Допев свое безумие, мужики выжидающе воззрились на слушательниц. Те молчали.

- Ладно, - чеканя слова, нарушила тишину Флер, - и чья это была идея… с к-к-к-онем, а?

Директор аж засветился. Видать его труды действительно не прошли даром!

- О, мисс Де Лакур, рад, что вам понравилось!

- Я что, похожа на сумасшедшую?!

Албус оценивающе оглядел Флер, которая с бешеным видом сжимала в руках копье. Левый глаз ее нервно мигал.

- Вообще-то…

- Я спрашиваю, - сдерживая что-то нехорошее, но вполне претендующее вырваться наружу, прошипела вейла, - кто это все затеял?

- О! - Албус расплылся в улыбке. - Ну, конечно Северус, Федор и Люциус мне неплохо помогали… но основная инициатива принадлежит мне!

Он счастливо нахохлился, ожидая похвал.

- Понятно, - кивнула Флер и, кряхтя поднявшись, вскинула копье и с бешеным нецензурным воплем кинулась на директора.



Крики, разнесшиеся по всей Деревне, разбудили пару волков, и они тоскливо завыли на круглую луну, в форме большой светящейся восьмерки…



Несколько пьянок спустя…

* * *



Наступил апрель.

Деревня Хогвартс опять вошла в свое обычное русло, хотя, если подумать, она никогда из него не выходила. По сути дела, это было бы так же невозможно, как и заставить Солнце вращаться вокруг Земли. Хотя кто-то может попробовать… думаю, его ждет повторение судьбы несчастного Нострадамуса Второго…

Что с ним случилось?

Любимец Драко Нострадамус Зигизмунд Второй в марте приставился, к великой радости всех домочадцев, которые устали от жутких испарений этого обожравшегося животного.

Малфой младший намного погоревал, для приличия… а потом завел себе Нострадамуса Третьего.

Теперь Драко щедро кормит его овсянкой вперемешку с коноплей – нехай он обожрется…



А Сивка опять занял свое законное место любимца в сердцах всего мужского населения деревни.

Мартышия и Карла часто летают на нем в Хогсмид отовариваться провизией.

Однако Флер почему-то предпочитает ходить пешком…



Пегас-Сивка решил, что он вполне счастлив своей новой жизнью. Любой единорог отдал бы левое заднее копыто, чтобы хоть одну ночь побыть в его конюшне, перестроенной по евро - стилю.

Только, как всегда в таких случаях, оставалась одно, что его смущало и расстраивало полную идиллию – летать ему теперь что-то расхотелось… зато жутко тянуло поплавать…



End… почти Happy)))


23456


Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni