Спеллфорс

АВТОР: Sata Lisat
БЕТА: Serpensortia

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Северус
РЕЙТИНГ: PG-13
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: romance

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: им это нужно.

ПРИМЕЧАНИЕ: фик написан на снарри-фикатон для Insvit_F.D.


ОТКАЗ: имеет право на героев Роулинг... Поимею её права...




Приходить почти каждый вечер чрезвычайно сложно. Для этого нужно успеть доделать все домашние задания на завтра, сделать вид, что ложишься спать и задернуть полог на кровати. Договориться заранее с Гермионой – с ней, потому что Рон не поймет – и сквозняком проскользнуть через проем из гриффиндорской гостиной в холодный коридор. А дальше все время вниз: спуститься по лестнице, очень стараясь, чтобы полы мантии-невидимки не развевались. Но Гарри так спешит, так страстно желает поскорее добраться до места, что мантия рвется с его плеч, капюшон соскальзывает, а эхо шагов разносится по всему восточному крылу. Из холла он сворачивает в темный туннель, мглу в котором не рассеивают редкие факелы на заиндевевшей стене – и задыхающийся, предвкушающий встречу и жар камина, он тихонько скребется в дверь. Может, его согреют. И для этого не нужен обжигающе-горячий кофе или дополнительный свитер, даже если он предложит свой. Гарри согласен на обыкновенное одобрение, потому что его одобрение заставит сердце прыгать как сумасшедшее, окутает теплом с ног до головы. Но это трудно заслужить.

Дверь бесшумно распахивается, и Гарри, опомнившись, судорожно стягивает мантию, потому что Снейп не любит, открыв дверь, глядеть в пустоту.

- Я неимоверное количество раз просил вас, Поттер, заранее готовиться к приходу сюда. Это сложно для вашего восприятия? Я говорю как-то непонятно? Или, может, вы специально стараетесь каждый раз ухудшить мое и так не слишком высокое мнение о вас? Что молчите? Проходите, но предупреждаю в последний раз, больше терпеть подобные выходки я не собираюсь.

Гарри аккуратно укладывает мантию на комод, и руки его дрожат, потому что ему хотелось бы что-нибудь сделать не как обычно, может быть, не слушать, а шагнуть вперед и прижаться… Но это легко придумать в мечтах, а наяву очень высок шанс быть отправленным обратно. И Гарри этого боится.

- Я минут за пять до вашего здесь появления услышал топот. Очевидно, моя просьба сохранить в тайне ваши регулярные посещения моих комнат вам совершенно безразлична. Хотя вы игнорируете все мои просьбы. Тупо молчите и переминаетесь в углу. Поттер, или вы проходите в комнату, или можете убираться.

Гарри всегда боится именно этого, поэтому он дергается, не зная, куда деть дрожащие руки, и неловко усаживается на диван, предпочитая забиться в уголок и просто наблюдать. Снейп облокачивается о стол и внимательно разглядывает Гарри. И он, конечно, видит все: и пятна чернил на рукавах, и обветренные губы, и то, что воротник свитера намок, потому что Гарри принимал душ и волосы высушивать не стал, боясь опоздать. От этого взгляда неуютно, а привыкнуть к нему невозможно, но когда Снейп видит, что в глазах Гарри плещется затравленность, он насмешливым тоном предлагает избавить от своего присутствия, раз некоторых это настолько задевает. Поэтому приходится сидеть прямо и, например, разглядывать ворох свитков на столе позади Снейпа. Рано или поздно он отвернется и, может, не станет тянуть как обычно, может, ему тоже хочется – безумно хочется – прикосновений и объятий, и его, Гарриных, всхлипов, и обвивающихся вокруг ног жарких одеял, и темноты спальни, полностью пропитанной запахом снейпова тела… Гарри всегда дышит, дышит и не может надышаться…

Но Снейп никогда этого не сделает. Никогда не выключит свет сразу после Гарриного прихода и не велит ему отправляться в постель. Он будет стоять и разглядывать Гарри, его монолог будет ужасно колючим и недовольным, и исправить это невозможно.

- Вы сюда молчать пришли? Наверное, вы считаете, что я должен предложить вам чаю, но ради Мерлина, встаньте и сделайте. Быть может, это простое действие заставит меня вспомнить, что вы все-таки разумное существо …

Гарри не знает, где лежит чай. И Снейп это тоже знает, и говорит лишь для того, чтобы посмотреть, как Гарри будет краснеть или бледнеть.

Снейп хмыкает и отворачивается, и Гарри немедленно жадно скользит взглядом по его фигуре, по надменному профилю, по кистям рук. И о чем Гарри точно знает, так о том, что руки у Снейпа болят, почти всегда, и что прижаться бы к запястьям губами, и гладить их долго и ласково. Но никогда в жизни Гарри не решится на это. Даже в спальне, поздно ночью, когда Снейп разметается на постели, а Гарри будет ерзать, тихо вздыхать и изнемогать от желания подползти под его горячий бок – и никогда не сделает этого. Потому что если Снейп заметит, если Снейп проснется, Гарри не знает, что произойдет. Что-то ужасное. Снейп что-нибудь скажет, и придется замереть на краю кровати до утра, и это никак не поможет их отношениям.

Но он правда старается. Снейп много чего не любит, и почти все его «не любит» Гарри знает. Снейп не любит, когда Гарри опаздывает, когда Гарри одевает один из своих поношенных свитеров, доставшихся ему от Дадли. Не любит, когда Гарри глупо улыбается или начинает запинаться, сталкиваясь со Снейпом в коридоре днем. Не любит, когда Гарри приходит после квиддичной тренировки: один раз он выгнал Гарри из постели, морща нос и брезгливо вытирая руки о халат. Тогда Гарри два часа провел в душе, захлебываясь стыдом и шампунем, но так и не решился вернуться, потому что вряд ли Снейп его ждал.

И это все легко, это можно исправить и подстроиться. Гарри всегда приходит чуть раньше одиннадцати, и Снейп не может сказать, что Гарри опоздал. И носит свитера, подаренные миссис Уизли, а чаще – закутывается в мантии, чтобы никто не видел, во что он одет. А в спальне Снейп всегда выключает свет. Гарри думает, это потому, что Снейп не желает его видеть там.

Перед приходом к Снейпу Гарри всегда тщательно моется и чистит зубы. И никогда не сталкивается с ним в коридорах Хогвартса.

Но есть два снейповых «не любит», которые Гарри обойти не в силах, и потому он боится, что однажды Снейп криво усмехнется и захлопнет дверь перед его носом. Это снится ему в кошмарах, и каждое письмо, приносимое Хедвиг, кажется ему полным резких и ядовитых слов прощания, хотя, конечно, Снейп никогда не напишет ему письма.

Снейп взмахивает палочкой, и пламя в камине усиливается. Он садится за стол и берет перо, и Гарри понимает, что впереди как минимум час пытки. И вздрагивает от каждого слова, и когда Снейп просит его принести чистый пергамент из комода, привычно стискивает зубы и… пропускает просьбу мимо ушей. А когда понимает, что именно Снейп сказал, уже поздно. Снейп встает сам, поджимая губы и хмурясь, и окидывает ледяным взором всего Гарри, и тот никак не может согреться: среди множества пыльных книг, сухого пергамента, жара огня и взгляда Снейпа его бьет озноб.

И Снейп этого не любит. Не любит, не любит, не любит, когда Гарри молчит и не может справиться с дрожью, и цепляется за край мантии, не поднимает головы, не отвечает, не реагирует. Но с этим не справиться. Гарри пытался и пил перед приходом настойку храбрости, но она сработала не так, как надо, и Гарри смеялся как сумасшедший, и Снейп, естественно, велел ему убираться. Гарри представлял себе, что за всеми словами Снейпа кроется совершенной иной смысл, и вместо «тупой» Снейп будто говорит ему «родной», но это была неправда, такая исковерканная, надуманная неправда, что нужно было быстро-быстро дышать, чтобы унять горечь на языке.

И сейчас Снейп, отбрасывая пергамент на стол, шагает к нему, цепко удерживает его подбородок и целует. И Гарри неловко, и приятно, и он очень стесняется Снейпа, его прикосновений и губ, когда видит их так близко перед собой. Он знает, что они должны быть влажными после поцелуя, но это запретная тема – Гарри не может обстоятельно думать об этом, его трясет. Снейп кладет ему руку на затылок, Гарри хочется прижаться к ней, а Снейп гладит пальцами его волосы, и от нахлынувшей слабости Гарри не может открыть глаза. Он понимает, что надо, но веки налились свинцовой тяжестью, и руки вместо того, чтобы в ответ привлечь к себе, подрагивают на коленях. И это горько, это настолько горько, что сам поцелуй становится горьким.

И так всегда. Почти каждый вечер Гарри проводит со Снейпом, и всегда горький поцелуй сопровождает тихое «Нокс». И только в темноте можно позволить себе стиснуть рукава мантии Снейпа и ответить, незаметно придвигаясь. И дальше незамедлительно происходит то, ради чего Гарри и приходит к Снейпу, но в последнее время этого всегда мало, потому что второе «не любит» Снейпа, с которым Гарри не может справиться, это «не любит Гарри».

И когда Гарри судорожно обнимает его за шею и шепчет, говорит, почти кричит о том, чего ему хочется, Снейп молчит и продолжается двигаться. И все.

* * *

Нынешней ночью Гарри наконец решает, что дальше так продолжаться не может. Сомнения сгрызли его изнутри, и единственное, чего ему сейчас хочется, чтобы это прекратилось. И он знает, что нужно сделать. Что-нибудь из того, чего обычно сделать не может. Например, шагнуть Снейпу навстречу, когда тот откроет дверь, а не ждать сухого: «Входите, Поттер»… но момент уже прошел. Тогда можно не закрывать глаза, когда Снейп приближается к нему… но и это уже поздно делать. Можно вместо «ненавижу…» шептать «еще», но Снейп заснул и не услышит Гарри сейчас.

Гарри лежит и лихорадочно думает, потому что внутренний подъем может неожиданно сойти на нет, а до этого мига нужно обязательно сделать что-нибудь, чтобы развеять страхи. Потому что если Снейп не прогонит… Потому что если не скажет что-нибудь и не оттолкнет…

Может, тогда воспринимать его станет легче. Иначе смысла в их встречах нет.

Гарри всегда лежит на краю постели, стараясь случайно не коснуться пятен на простыне: ему это кажется неприятным, совсем не тем, что может сопровождать чувства, которые он испытывает к Снейпу. Но сегодня ему все равно, он придвигается и утыкается лбом в спину Снейпу, и замирает, и сердце колотится где-то в горле, как пойманный в силки кролик. И пятна как раз под его бедром и коленом.

Снейп вздыхает, как будто и он давно уже не спит. Тогда Гарри думает, что все делает правильно, и осторожно кладет руку Снейпу на талию. Так осторожно, что мышцы начинают ныть, потому что руку приходится удерживать почти над кожей, только слегка прикасаясь. Трудно так лежать, потому что Гарри сам никогда не касался Снейпа, никогда даже не думал, что тело Снейпа в иные моменты может принадлежать ему. И что Гарри может делать с ним все, что хочет. Это настолько волнительно и по-животному страстно, что Гарри сжимает ноги и желает прижаться к Снейпу всем телом, и он почти уже решается на это, но тот говорит:

-Вам мало одного раза? Или, может, я не справляюсь со своими обязанностями? Тогда, наверное, не стоит являться сюда каждый вечер, у меня помимо вас уйма работы…

Гарри умирает. Он не может шевельнуться, не может моргнуть, и когда все же делает вздох, голова начинает кружиться, и вокруг падают и падают на кровать белые точки. С каждой секундой кровь все медленнее и медленнее бежит по его венам, и ступни леденеют. Гарри не плохо. Ему никак. Он не снимает руки с талии Снейпа и не отодвигается, но только потому, что не может. Он лежит так до утра, до тех пор, пока Снейп не поднимается и рука сама не сползает на одеяло. И если Снейп обернется, он, наверное, впервые в жизни испугается. Но Снейп не оглядывается, надевает халат и уходит в ванную. И когда возвращается, в постели уже никого нет.

* * *

По четвергам Гарри не приходит никогда, потому что в четверг последним уроком зелья, и Гарри отходит после этих уроков. Так считает Снейп. На самом деле у Гарри четверг и вся ночь на пятницу посвящена учебникам. И мечтам.

Но вечеров в пятницу Гарри никогда не пропускает. Всегда приходит без десяти одиннадцать и стоит за дверью, а потом стучит.

И в четверг на уроке Снейп знает об этом. Он знает, что сегодня Гарри не будет, и потому смотрит на него и спрашивает об использовании крови дроу в зельях иллюзии. Гарри – бледный и растрепанный – молчит и не поднимает глаз. Он всегда молчит. Снейп хотел бы изменить эту его привычку, но больше ему хочется изменить нечто другое.

Вечером в четверг Снейп не растапливает камин, кутается в плед и ощущает себя стариком. В этот вечер он ждет пятницы, потому что ему понравилось, когда Гарри прошлой ночью прижался к нему, и Снейп верит, что он снова это сделает. Дождаться от Гарри хоть какого-то проявления эмоций очень сложно. И Снейп не хочет об этом думать, убеждая себя в том, что просто Гарри такой. Что его сломили регулярные столкновения с Темным Лордом и общество, в котором его вынуждают жить. Но когда Снейп наблюдает, как Гарри смеется в библиотеке, никого вокруг не замечая, или носится на метле за снитчем и орет, когда его поймает, или закатывает рукава старого свитера до локтей, Снейп не понимает.

Чего Гарри боится.

Иногда Снейпу кажется, что стоит переехать в другие комнаты. Избавиться от старого комода, половины книг по темной магии. От всех тех вещей, которые ближе к нему, чем Гарри. Снейп не понимает, почему Гарри не может заснуть рядом с ним, вздыхает до утра, а потом незаметно уходит, забывая о Снейпе на целый день. Почему Гарри избегает его в коридорах школы, почему сворачивает в аудитории и залы, если видит впереди Снейпа.

Снейп не знает, что говорить, когда Гарри приходит. И он произносит: «Мне надоело, что вы забываете снять мантию». Несколько раз он называл Гарри на ты, чтобы посмотреть, какова будет реакция, но реакции не было. Гарри было все равно.

Снейп пытается понять, что не так и как это исправить. Он знает, что Гарри все время мерзнет, и потому камин в комнате никогда не гаснет. Он знает, что этого мало, и потому на диване лежит плед. Но Гарри не замечает. Почти ничего. Снейп говорил с ним сердито, насмешливо, иронично, ласково, как мог, но Гарри ни разу не поднял глаза, ни разу не усмехнулся, как он умеет и как усмехается в Большом зале, когда ему приносят письма от поклонниц.

И Снейп все чаще думает: это потому, что Гарри не хочет слушать Снейпа или говорить с ним. Не хочет сидеть на диване и наблюдать, как Снейп проверяет работы или читает. Гарри не хочет его видеть вообще. Только когда наступает темнота, Гарри оживает и тянется к нему, а когда включен свет, не может его видеть. Но Снейп отмахивается от этих мыслей, как от надоевшего роя мушек.

И все равно не понимает, почему тогда терпит все это. Почему терпит жар от огня и застывшую на краю постели фигурку. Можно было бы придвинуть его ближе, но унизительно думать, что ему это не нужно. Гарри закрывает глаза, когда Снейп к нему приближается, и раздираемый сомнениями и досадой Снейп выключает свет. Но он не приходил бы, будь ему все ненавистно. Не скребся бы в дверь, не целовался с таким отчаянием. Не прижимался бы вчера. И это удерживает Снейпа от опрометчивых поступков. Он не кричит, не вызывает Гарри на разговор, он ждет. И верит во что-то, может, в то, что Гарри оттает. Может, когда-нибудь захочет просто посидеть рядом. Или придет просто так, чтобы полистать учебник у Снейпа на диване.

И когда Снейп снова и снова вспоминает вчерашнее легкое прикосновение, он решает вечером в пятницу сделать что-нибудь вопреки своим сомнениям.

В пятницу Снейп сидит за столом и проверяет контрольные так быстро, как только может. Чтобы закончить до его прихода. И почти одиннадцать, и на углу стола стоит чашка с горячим чаем, и Снейп думает, что чай будет хорошим ответом на вчерашний Гаррин поступок. И от этого на душе легко, как уже давно не было, и в первый раз за весь год Снейп думает, что делать, когда Гарри окончит седьмой курс. И ему кажется…

Кажется, что Гарри не откажется подумать об этом вместе с ним.

И когда бьет ровно одиннадцать, Снейп удивленно смотрит на часы, потому что Гарри все еще нет. Он садится на диван и накладывает подогревающие чары на чашку с чаем, но и в десять минут двенадцатого, и в двадцать минут двенадцатого Гарри нет. В какой-то момент Снейп спохватывается и решает, что Гарри поймали в коридорах, или он стоит за дверью, и Снейп просто не слышит стука. Он проверяет комнату на чары беззвучия и встает, чтобы оправить мантию и выйти в коридор. Но на всех его действиях и размышлениях лежит отпечаток бессмысленности. Потому что Гарри никогда не смогут поймать в коридорах и потому что не услышать Гарри Снейп не может. Снейп знает это, знает кристально четко и от этого где-то там, глубоко, становится очень холодно. И когда он нечаянно смотрит в зеркало, оно отражает пустоту и усталость на его лице. И это всего лишь означает, что придется выливать чай и ложиться спать. Не более.

На завтраке Снейп не видит Гарри. А в субботу занятий нет. Он думает, что, может быть, нужно написать письмо, но Снейп никогда не пишет писем. И это так обидно, сродни самой сильной зубной боли.

И Снейп не может больше терпеть. Он соглашается с самим собой, он ждет одну субботу, а потом, как бы Поттер ни стучался к нему, как бы ни оправдывался по поводу своего отсутствия везде, на этом все заканчивается.

Снейп устал. За всю жизнь, за все мгновения ожидания и терпения в прошлом, и почему-то ему казалось, что в настоящем этого не случится.

Но странно, он упорно разогревает чай и в субботу, и в воскресенье, и в понедельник. И понимает, что Гарри не вернется по двум причинам. Потому что он не хочет. И потому что сам Снейп никогда не попытается вернуть его.

* * *

Поэтому на занятиях, когда Гарри ожидает очередного вопроса, Снейп даже не встает из-за стола. Потому что он измучен. Он устал, он, возможно, хотел бы избавиться от этого состояния, но не умеет.

И Гарри устал. Устал цепляться за столбик кровати вечерами, устал уговаривать себя, что поступил верно. Он настолько устал, что на уроке вместо того, что смотреть в пол или на зелье, смотрит на его руки. Они не двигаются, не взлетают, как обычно, и это убивает в Гарри последние остатки выдержки. Он поднимает глаза – в первый раз за неделю – и смотрит, впитывает, наслаждается Снейпом. Совсем не чувствуя локтя Гермионы, он смотрит и молит про себя: «И ты посмотри». Но Снейп никого не видит, он задумчив и тих. Он ведет этот последний на сегодня урок и заканчивает его, поворачивается к доске, чтобы стереть рецепт. И тяжело опускается обратно за стол. И таким странным ему кажется Гарри, единственный оставшийся студент в классе. Он почти лежит на парте, вжимаясь лицом в ладони, среди своих учебником и пергаментов.

И Снейп жалеет, очень жалеет - так жалеет, что перехватывает дыхание – что рядом с ним нет чашки с горячим чаем.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni