Волшебный остролист
(As Sharp As Any Thorn)


АВТОР: argosy
ПЕРЕВОДЧИК: merry_dancers
БЕТА: Kukusha
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Драко, Гермиона
РЕЙТИНГ: NC-17
КАТЕГОРИЯ: het
ЖАНР: angst, romance

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Дорога к искуплению терниста. Драко Малфой встречает Рождество в доме на площади Гриммо. Post-HBP.






Колючками покрылся
Зеленый остролист.
Средь всех деревьев только он
Венцом с шипами коронован.

(рождественский гимн)

Драко Малфой, безоружный, стоял под прицелом трех палочек и тщетно искал в себе страх.

Уизли на него почти не смотрел - его взгляд метался между двумя другими присутствующими, палочка в руке опасно подрагивала. Поттер так побелел, что его дурацкий шрам выделялся на лбу как разъяренная алая змея. Палочка Поттера не дрожала - она была стиснута в кулаке и направлена Драко прямо в сердце. Да он может прикончить меня в мгновенье ока, отметил про себя Драко.

Грейнджер одна являла собой хоть какое-то подобие невозмутимости. Она наблюдала за ним - настороженно, но внимательно, ни на миг не выпуская из поля зрения Поттера и Уизли. Драко на мгновение встретился с ней взглядом и уловил там искру откровенного любопытства. Грязнокровка. Не желая далее разжигать враждебность, слизеринец оглядел безобразную комнату.

Значит, это и есть штаб-квартира знаменитого Ордена Феникса. Драко не сказал бы, что у него сложилось хорошее мнение о внутренней отделке. Кому пришло в голову, что тошнотворно-зеленые стены сочетаются с тяжелыми бархатными портьерами неописуемого болотного цвета? Снейп говорил, что дом когда-то принадлежал Сириусу Блэку. Наверное, это многое объясняет.

К тому же, дом выбрали отнюдь не за красоту. Снейп объяснил, что Дамблдор наложил мощные защитные чары, применил сильнейшую магию, которая не исчезла даже после его смерти. Взять хотя бы то, что здание было Ненаходимым. Вздохнув, Драко оторвался от изучения довольно замысловатого узорчика на ковре и опустился на продавленный диван.

- Не шевелись, - прошипел Поттер.

- Гарри, он безоружен, - тихо вставила Грейнджер. Драко с удивлением поднял голову - девушка по-прежнему смотрела на него с любопытством. Не отводя от нее взгляда, Драко медленно поднял руки, продемонстрировал пустые ладони и не спеша полез в карман пальто. Поттер издал сдавленный возглас, но все же не прикончил Драко на месте. Слизеринец неторопливо извлек из кармана пачку сигарет.

- Гарри! У него палочка… или… чего-то такое. - Уизли сконфуженно умолк.

- Рон, это сигарета, - пояснила Грейнджер. - Курение - маггловская дурная привычка. Где ты ее подцепил, Малфой?

- С нашей последней встречи я поднабрался опыта, - в привычной манере протянул Драко и рассеянно повел сигаретой. - Огоньку?

Поттер напрягся еще сильнее, если такое вообще было возможно. Грейнджер, однако, лишь махнула палочкой, пробормотав: «Инсендио». Драко глубоко затянулся и выпустил дым. Вислый вылупился на него во все глаза.

- Что ты там изображаешь, Малфой? - процедил Поттер. - Что, черт подери, задумал Снейп… - он слегка запнулся, - явившись сюда? Мать вашу, как он вообще нашел это место? Он же больше не в Ордене.

- Фиг его знает, - отозвался блондин. - Наверное, Дамблдор…

- Заткнись! Не произноси его имени.

Драко томно закатил глаза и с безмолвной мольбой покосился на Грейнджер. Девушка отвернулась. Поттер снова нацелил на Драко палочку.

Драко с любопытством приподнял бровь, но что бы там ни было на уме у Поттера, его отвлекла открывшаяся дверь. В комнату шагнул рыжий мужчина - Драко опознал его как Уизли-старшего.

- Гарри, можно тебя на минутку? - Он был еще серьезнее, чем Драко помнил его по встрече на платформе 9 3/4.

Поттер и ухом не повел.

- Говорите здесь. Я с места не сдвинусь.

Уизли-старший вздохнул.

- Тогда, пожалуйста, убери палочку. Рон, ты тоже. Гермиона…

Поттер даже не шелохнулся. Двое других перевели взгляд с Драко на мужчину и медленно опустили руки.

- Гарри, пожалуйста…

- Малфою нельзя доверять! Мне плевать, что наговорил вам Снейп. Я видел, как они убили Дамблдора.

- Гарри, я разговаривал с Северусом. Драко на какое-то время останется здесь, в штабе Ордена.

- Что? Нет!

- Гарри…

- Что Снейп с вами сделал? - Поттер дико зыркнул в сторону распахнутой двери, и напускное спокойствие слетело с него в один миг. Гриффиндорец заметался как сумасшедший, размахивая палочкой и рассыпая вокруг голубые искры. - Где он? Я… - Гарри замер, собрался и произнес уже спокойнее: - Я его убью.

- Северус убедил меня, что он по-прежнему на нашей стороне.

- Он убил Дамблдора!

- Сегодня состоится собрание всех членов Ордена, и Северус изложит им свое дело. Как я уже сказал, меня он убедил.

- Да что он мог сказать?

Драко прикрыл глаза и откинулся на спинку дивана. Он так устал, ужасно устал. Пусть спорят. Либо его посадят под замок, либо убьют. Прямо сейчас его это не слишком волнует.

- Это сказал сам Дамблдор. Северус принес нам Мементо Мори.

Грейнджер резко ахнула. Драко даже не нужно было открывать глаза - и так было ясно, что лица Поттера и Вислого выражают полное недоумение.

- А если я не разрешу ему остаться?

Последовало молчание. Мужчина шумно вздохнул.

- Разумеется, это твое право. В конце концов, это твой дом. Чары, которые наложил Альбус, были предназначены для твоей защиты, когда ты достигнешь совершеннолетия. Штаб Ордена располагается здесь с твоего великодушного разрешения. Если пожелаешь, после сегодняшнего собрания мы подыщем для него другое место.

Драко услышал, как Уизли-старший вышел из комнаты.

- Папа! Гарри, скажи папе, что ты не это имел в виду!

Послышались тяжелые шаги Поттера. Драко показалось, что парень направился в сторону, противоположную той, куда ушел мужчина.

- Гарри! - Уизли помчался вслед за Поттером.

Наконец-то стало тихо. Выждав с минуту, Драко осторожно открыл глаза - Грейнджер по-прежнему была тут и бесстрастно его изучала. Драко закрыл глаза снова.

* * *

- Мементо Мори. Невероятно сильная магия.

Она сидела на диване, подобрав под себя ноги. И по-прежнему как-то странно таращилась. Девчонка что, никогда не моргает? Драко устроился поглубже в кресло и прикрыл веки. Может, она уйдет, если не обращать на нее внимания?

- Чтобы создать такую магию, нужно умирать и знать, что ты умираешь. Наверное, он использовал предмет, который был у него при себе в Астрономической башне.

А если попробовать как следует сосредоточиться? Вдруг получится наложить Чары Невидимости, даже без палочки? Драко вдохнул и задержал дыхание. Открыл глаза - руку по-прежнему было видно. Черт. Ладно, может, для Грейнджер он стал таки невидимым?

- Вообще-то, это могло быть что угодно. Носовой платок или очки. Монета, - задумчиво продолжала она. - Важно то, что Мементо Мори становится вместилищем последних крох магии волшебника.

Кажется, Грейнджер его все равно видит. А если попробовать Заглушающие Чары? Почему она не на собрании вместе со всеми? Драко знал, что весь Орден этажом ниже решает их со Снейпом судьбу. Ведьмы и волшебники приходили весь день. Шизоглаз Хмури, и оборотень, и та страшная девица с розовыми волосами - кажется, она приходится ему двоюродной сестрой или кем-то в этом роде. Они вполголоса обменивались парой слов с кем-нибудь из взрослых Уизли, затем с бледными, испуганными лицами заглядывали в гостиную. Не говоря ни слова. «Надо брать с них по кнату за просмотр, - подумал Драко. - Может, тогда грязнокровка все-таки уйдет».

- Считается, что если ты используешь остатки своей магии для создания Мементо Мори, смерть будет гораздо мучительнее. Дамблдор, несомненно, хотел сообщить что-то очень важное.

Напольные часы довольно мерзкого вида пробили девять. Девчонка будет болтать всю ночь напролет? Драко заметил, что при всей своей нарочитой невозмутимости Грейнджер не выпускает из рук палочки. Ах вот оно что - сторожит. Драко прикинул: а не оскорбиться ли ему, раз в Ордене Феникса считают, что его, Драко Малфоя - грозу магического мира, приложившего руку к убийству волшебника, второго по силе после Темного Лорда - способна надежно караулить лохматая девчонка-ведьма? Но решил не обращать внимания.

- Разумеется, сообщение в Мементо Мори…

- А тебе не нужно быть внизу, со всеми? - не выдержал Драко. - Не боишься, что Снейп что-нибудь повредит твоему драгоценному Поттеру?

Грейнджер почти что улыбнулась.

- Гарри может сам о себе позаботиться. - А тебе разве не интересно узнать, что там происходит? Или ты именно сегодня решила бросить свою привычку все разнюхивать?

На этот раз она улыбнулась по-настоящему.

- Ну разумеется, они примут профессора Снейпа назад в Орден. Фактически, он и не покидал его, иначе уже не смог бы найти штаб-квартиру.

На лице Драко промелькнул неподдельный интерес, но слизеринец тут же спохватился и вернул себе выражение наигранной скуки.

- Вот почему Орден в безопасности, пока располагается на площади Гриммо. Конечно, дом Ненаходимый, но Дамблдор наложил особые охранные чары. - Грейнджер увлеклась любимой темой, невольно подражая интонациям хогвартских учителей - этот голос столько раз доносился до Драко через весь Большой зал со стороны гриффиндорского стола. - Те, кто не принадлежит к Ордену, не могут обнаружить дом, неважно, сколько раз они тут побывали. И само собой, теперь, когда Гарри совершеннолетний, волшебство, которое защищало его в доме дяди, перешло сюда и усилилось. Если кто-то захочет причинить Гарри вред, он не сможет войти в здание.

Так, видимо, убивать Снейпа не будут. Драко попытался обрадоваться, но на это просто не было сил.

- Поэтому, как видишь, придя сюда, профессор Снейп доказал свою преданность Ор…

- Да, Грейнджер, все ясно. Не нужно мне в пятый раз объяснять, я тебе не Поттер и не Вислый.

- Да уж. - Она безмятежно улыбнулась. - Кажется, нет.

Драко закрыл глаза и откинулся на спинку дивана, надеясь, что разговор окончен. Грейнджер молчала - какое блаженство.

- Северус, это самоубийство! Я тебе не позволю! - Драко разобрал рассерженный голос своего бывшего учителя Защиты от темных искусств, оборотня.

- С каких это пор ты стал мной командовать, Люпин? - Снейп ворвался в комнату, оборотень несся за ним по пятам. - Если ты беспокоишься насчет Волчьего противоядия, так может, тебе самому его сварить?

- Ты был в бегах не один месяц. Он убьет тебя, как только увидит.

- Такое тоже возможно, - ровным голосом признал Снейп. Несколько членов Ордена вошли в дверь и теперь, рассредоточившись по комнате, прислушивались к спору. Здесь была его двоюродная сестра - нервный тик моментально перекрасил ее волосы в желчно-зеленый цвет, под стать стенам, - оба родителя Уизли, Шизоглаз Хмури и несколько незнакомых Драко ведьм и волшебников. Уизли-старший и Поттер, замыкая шествие, остались у входа. Выглядел Поттер подозрительно опасно.

- Северус! Он никогда не примет тебя назад. Он узнает, что ты верен нам. Артур, заставь его прислушаться к голосу разума!

- Северус должен решить сам, - ответил Уизли-старший.

- Но Вольдеморт убьет его раньше, чем он успеет сделать для нас хоть что-то. Это просто полный провал.

- Вполне вероятно, что Темный Лорд потребует мою жизнь. Несомненно, он узнает, что я шпионю для Ордена.

- Тогда зачем…

Снейп продолжил, очевидно, не услышав восклицания Люпина.

- Полагаю, Темному Лорду будет интереснее приблизить меня к себе, зная, что я остался предан Дамблдору…

- АКЦИО ПАЛОЧКА!

Драко вздрогнул и поднял голову. Грейнджер теперь держала две палочки, а опустевший кулак Поттера покачивался, занесенный для проклятья. Вид у гриффиндорца был ужасающий. Секундой позже Поттер скрестил на груди руки и привалился спиной к стене, одарив Грейнджер взглядом, в котором читалось все, что он думал о ее предательстве.

Снейп огляделся, похоже, только что заметив в комнате остальных волшебников.

- Темный Лорд узнает, что я остался верен Дамблдору.

Поттер фыркнул.

- Он узнает, что я лишь изображал преданность ему. И узнает, что мне известно это его знание. - Снейп умолк, изобразив некое подобие улыбки, - со дня смерти Дамблдора Драко не видел у него на лице ничего похожего. - Мы оба будем весьма осведомленными.

- Северус! - Наверное, у оборотня отсутствовало чувство юмора. Или же ему действительно было не все равно, выживет Снейп или умрет.

- Думаю, он будет достаточно заинтригован, чтобы на какое-то время оставить меня в живых. Я же использую это время, чтобы расстроить действие заклинаний или защитных чар, насколько смогу. - Снейп посмотрел на Поттера в упор. - Если получится, я облегчу вам последнюю битву.

Зельевар огляделся вокруг.

- Скорее всего, я уже не увижусь ни с кем из вас. - Он посмотрел на Драко. - Я оставляю тебя под защитой Ордена Феникса. Кажется, теперь здесь стоят анти-аппарационные чары?

Уизли-старший кивнул. Снейп отвернулся от Драко и величаво вышел из комнаты, не удостоив Поттера и взглядом. Оборотень, шумно топая, потащился следом.

Наступила тишина. Члены Ордена тревожно поглядывали друг на друга.

- Изменник рода! Дегенерат! Связался с отбросами! - Из коридора понеслись женские крики. Грейнджер с досадой вздохнула.

- Ну ладно. - Уизли-старший поднялся с места. - Тебе нужна комната.

* * *

Драко был голоден. Он повернулся на продавленной кровати, не имея ни малейшего желания спускаться вниз.

«Мы не держим здесь домашних эльфов, - говорил Уизли-старший, провожая его в мрачную спальню на третьем этаже. - И тебя никто не будет обслуживать. Но, пожалуйста, приходи есть вместе с нами на кухню».

Оставшись наконец в одиночестве, Драко отказался покидать комнату. Сколько он здесь уже просидел? Полтора дня? Два? Когда в последний раз ел? Он не помнил.

Драко оглядел тесное, пыльное помещение. «Не слишком отличается от тюрьмы. А что если я решу просто взять и уйти?»

«Драко, ты не в тюрьме».

Драко фыркнул и с отвращением услышал, что вышло это, как у Поттера.

«Ты находишься здесь под нашей охраной. Можешь покинуть дом, когда пожелаешь. Без палочки, разумеется, но мы не станем препятствовать, если ты захочешь приобрести себе новую. У Ордена и у этого дома множество степеней защиты. И если ты уйдешь, то никогда уже не сможешь отыскать нас снова».

Солнце зависло напротив окна. Алый свет проникал сквозь тонкие портьеры, ничуть не улучшая мрачную цветовую гамму. Драко вытащил сигарету, но понял, что не сможет зажечь ее без палочки.

«Надеюсь, ты останешься. Северус скрывал тебя от Сам-Знаешь-Кого… - Уизли умолк, собираясь с мужеством. - От Вольдеморта много месяцев. И Альбус умер, чтобы не дать тебе стать убийцей. Можешь считать, что ты им кое-что задолжал».

Уизли вышел из комнаты. Драко сел на кровать.

И с того времени двигался так мало, насколько это было возможно. Однако в желудке было пусто, под ложечкой сосало, значит, все-таки скоро придется спуститься вниз.

За дверью послышались голоса.

- Гарри, не нужно стоять здесь и сторожить. Мистер Уизли сказал…

- Мистер Уизли не знает его так, как я. То есть, как мы. - Даже через стену было слышно, как Поттер уязвлен. - Как ты можешь ему доверять, Гермиона? Ладно остальные, но я думал, уж ты-то…

Они что, в самом деле собрались обсуждать это прямо под дверью? Пусть он в тюрьме, но у него есть занятия получше, чем подслушивать за Поттером и грязнокровкой. Драко вздохнул. Кажется, выбора нет. Грейнджер орет, как умирающий лазиль.

- Гарри, ты слышал предсмертное послание Дамблдора. Ты знаешь, что он договорился со Снейпом, чтобы тот убил его, если возникнет необходимость.

- Фальшивка, - выплюнул Поттер.

- Гарри, Мементо Мори невозможно подделать, - терпеливо объясняла Грейнджер. - Оно от Дамблдора.

- Но почему? Почему он… - Поттер внезапно умолк.

- Не знаю, Гарри, - примирительно произнесла Грейнджер. - Но я верю Дамблдору. Ну же, пойдем обедать.

Драко услышал, как они уходят. В животе заурчало. Парень прижал к себе подушку и перекатился на другой бок, уставившись в стену.

* * *

На следующее утро Драко вошел в кухню и первым делом заметил, что Грейнджер занята чем-то странным. Ее палочка была вытащена и направлена на какую-то веточку.

- Ничего не понимаю. Мы же украшали дом к Рождеству два года назад. Почему теперь магия не работает?

Точно, вспомнил Драко, до Рождества чуть меньше недели. Честно говоря, он забыл. Только грязнокровка может думать о Рождестве, когда весь мир рушится.

- Не знаю, дорогая, - послышался голос со стороны очага. Женщина из семейки Уизли одной рукой помешивала что-то в котле, а в другой держала экземпляр «Ежедневного Пророка».

Ни Грейнджер, ни мамаша Вислого не замечали, что Драко стоит в дверях. Он заглянул девушке через плечо. Перед ней лежала маленькая сосновая веточка. Грейнджер повела палочкой - веточка немного приподнялась, приняла слабо выраженную коническую форму, а потом рухнула назад на стол, роняя иголки.

Миссис Уизли наполнила миску и левитировала ее на стол к Грейнджер. Обернувшись, она увидела Драко. Миска сорвалась, расплескивая кашу. Женщина моментально оправилась, подхватила миску до того, как та плюхнулась на пол, и поставила ее перед Грейнджер практически полную.

Девчонка бросила свою сосновую ветку и снова уставилась на Драко с тем же выражением сосредоточенного любопытства. Драко тут же пожелал, чтобы грязнокровка хоть что-нибудь сказала, или ела свою кашу, или просто перестала на него глазеть. Миссис Уизли отправила другую миску с кашей и следом две тарелки с сосисками. Драко жадно принялся за еду, радуясь предлогу не обращать на Грейнджер внимания.

Уизли на пару с Поттером ввалился в комнату с воплем:

- Мам! Завтрак! - Парочка застыла на месте, увидев Драко.

Грейнджер дала им минутку постоять с глупым видом и наконец сказала:

- Рон, Гарри, садитесь. Позавтракайте.

- Я не голоден, - промямлил Уизли.

- Разумеется, голоден. Ешь. - Грейнджер провожала их выжидающим взглядом, пока они усаживались так далеко от Драко, как только было возможно. Миссис Уизли, тревожно посматривая, подала им кашу и сосиски. Последовало молчание. Поттер стиснул в кулаке ложку и уставился прямо перед собой, так и не притронувшись к еде. Уизли пожирал кашу - тошнотворное зрелище - сам Темный Лорд, наверное, не смог бы испортить ему аппетит. Он то и дело украдкой косился на Драко, без сомнения, в восторге от своей хитрости. Грейнджер спокойно ела. Драко решил представить, что сидит в кустах.

Уизли отбросил все попытки поглядывать исподтишка и вытаращился на Драко в упор, как дурак отвесив челюсть. Ну, по крайней мере, это лучше, чем испытующий взгляд Грейнджер. Драко вздохнул. Уизли, которому явно стукнула в голову идея, - Драко понадеялся, что стукнула посильнее, - встал и потянулся через стол за кувшином тыквенного сока.

- Ой! - притворно воскликнул он, проливая липкий сок Драко на плечи. Потом помолчал и вылил еще немного, словно в раздумье.

- Рональд!

- Я нечаянно, мам. Честное слово.

Грейнджер снова вытащила палочку.

- Скордж…

- Погоди. - Уизли придержал палочку рукой и выжидающе застыл.

Блин. Драко прикрыл глаза. Блиин. Судя по раздраженному вздоху Грейнджер, она тоже все поняла.

- Ох, Мерлина ради… - Она выдернула палочку. - Скорджифай. Ей-богу, Рон, если ты хочешь посмотреть на руки Малфоя…

Ладно, подумал Драко, Грейнджер получит свою порцию острых ощущений. Вислый тоже, коли на то пошло. Драко встал, медленно снял рубашку, аккуратно повесил ее на спинку стула, развернулся голым торсом к Уизли и продемонстрировал тому свои предплечья.

- Знака нет. - Драко с удовольствием отметил, что Вислому явно было неуютно от вида полуголого Малфоя в кухне, пусть даже он сам все это и затеял.

Грейнджер, после всех своих предыдущих разглядываний, даже не хватило чувства приличия принять заинтересованный вид.

Развернувшись, Драко надел рубашку и тщательно ее разгладил.

- Доволен? - Парень направился к двери и по пути обернулся через плечо. - В следующий раз, когда ты захочешь, чтобы я разделся, Уизли, есть более простые способы.

Драко услышал смех Грейнджер и с достоинством выплыл из комнаты.

* * *

После этого случая Драко нечасто встречался с Поттером или Уизли. Он сидел в своей спальне, пока не становилось настолько тошно от вида четырех стен, что хотелось пойти в гостиную, пусть даже там были эти жуткие зеленые обои и постоянно маячила Грейнджер.

На этот раз она стояла в углу, спиной к нему, и пристально рассматривала стены. Потом взмахнула палочкой:

- Декоро.

Из потолка проросли искрящиеся снежинки и грациозно опустились на ближайшую к Грейнджер стену. На мгновение задержались, поразительно красивые, а потом растаяли, стекая на пол лужицей.

- Черт, - вздохнула Грейнджер, высушивая озерцо Согревающим заклинанием.

- И тебя еще считают самой умной ведьмой на нашем потоке.

- Да. - Гермиона не попалась на довольно примитивную удочку. Он явно подрастерял навыки. - Дело в самом доме. Ничего не понимаю. Ведь теперь это дом Гарри. И вообще, мы же сумели украсить его два года назад.

Драко собрался было ответить, но передумал, посчитав, что не настолько заинтересован в разговоре, чтобы продолжать.

Впрочем, Грейнджер, похоже, ответа и не ждала. Она направила палочку в угол у Драко за спиной - и там выросла рождественская елка, но тут же рассыпалась на тысячи иголок.

Взглянув на весь этот беспорядок, Грейнджер, видимо, решила, что пол так смотрится лучше, и села на диван с явным намерением снова начать пялиться.

- Почему вы не в Хогвартсе? - быстро спросил Драко. - Каникулы же еще не начались, правда?

- Да, - ответила Грейнджер. - Не начались. - Избежать разглядывания Драко не удалось. Она снова нацепила на лицо это выражение хладнокровного любопытства.

- Я не буду читать нотации за то, что вы смылись оттуда пораньше, - заявил Драко. - Наверняка ты в этом году стала Старостой девочек. Хорошенький пример для детишек.

- В этом году мы не в школе.

Драко удивленно поднял голову, но по невозмутимому лицу Грейнджер невозможно было ничего прочесть.

- Мы сражаемся с Лордом Вольдемортом, - пояснила она.

- На чердаке, да? Может, он сидит в коробке со старыми рождественскими украшениями?

- Стоит посмотреть, - улыбнулась Грейнджер.

Драко вынул пачку и уже доставал оттуда сигарету, как вдруг с досадой обнаружил, что пачка вылетела из руки под действием чар Призыва.

Драко пару раз вдохнул, стараясь успокоиться, и развернулся к Гермионе. Она сжимала в губах две сигареты и уже зажигала их своей палочкой. Драко хотел было возмутиться, но девушка наклонилась и вложила сигарету ему в открытый рот.

Затянулась, выдохнула. Сигарету держала так, что сразу было ясно, - опыт имеется. Драко поставил бы свой последний галлеон - свой единственный галлеон, поправил он, с грустью вспомнив о своих изменившихся обстоятельствах, - что перед Поттером и Вислым Грейнджер так себя не ведет.

«А, так Грейнджер строит из себя плохую девочку. - Драко мысленно закатил глаза. - Гриффиндорские замашки».

Глубоко затянувшись, Грейнджер выпустила идеально ровное колечко дыма и снова устремила на Драко этот взгляд, полный бесстрастного любопытства. Ну все, достаточно.

- Хватит так на меня смотреть. Я не теорема по нумерологии.

- Нет, - согласилась она, продолжая его изучать. - Ее я хотя бы могу решить.

* * *

Поттер, вероятно, решил проблему Драко, просто сделав вид, что последнего не существует. В целом, превосходное решение. При редких встречах Поттер смотрел куда-то мимо, поверх левого плеча слизеринца. Драко подумывал приучить выскакунчика, свившего гнездо за окном спальни, сидеть у себя на плече, чтобы Поттеру хотя бы было на что глазеть.

Поттер и Уизли слонялись по коридорам и вели разговоры вполголоса - явно плели интриги. Потом замечали Драко и с видом заговорщиков скрывались за дверью. Странно, но они никогда не брали с собой Грейнджер. Драко прикинул, а потом отбросил идею первой юношеской любви. Вокруг этих приглушенных разговоров витал дух войны, а не романтики, хвала Мерлину.

Кажется, в Ордене не соврали, пообещав, что Драко не будет жить здесь как в тюрьме, и разрешили ему свободно гулять по дому. Их словно нисколько не заботило то, что парень может попытаться сбежать. Отец в Азкабане, сам Драко подвел Темного Лорда, в результате чего тот жаждет его смерти. Достаточно оснований, чтобы сидеть и не рыпаться. И хотя видимость охраны льстила бы самолюбию Драко, в том, что тебя недооценивают, было свое преимущество. Люциус его этому научил.

Апатия сменилась беспокойством. Драко завел привычку поздно ночью бродить по коридорам. Временами он замечал, как приходят и уходят члены Ордена, отправляясь на задание или уже возвращаясь. Иногда они удостаивали Драко взглядом, иногда нет. Как-то раз он увидел, как в переднюю дверь, пошатываясь, вошла Макгонагалл - ее поддерживал кто-то из выводка Уизли, и окровавленный порез пересекал ее лицо.

Позднее, той же ночью, он встретил Грейнджер - девчонка кралась по черной лестнице. Похоже было, что и она не слишком высыпается. Драко прикурил от ее палочки, предложил сигарету и, пока Грейнджер затягивалась, смотрел на ее губы.

- Мне нельзя доверять, - предостерег он.

- Я запомню, - ответила она.

* * *

Поттер и Уизли заперлись для одного из своих бесконечных стратегических совещаний. Обычно они прятались на полузабытом тесном чердаке, не сомневаясь, что Драко об этой комнате ничего не известно. Драко подумывал вломиться туда, просто чтобы увидеть их разъяренные физиономии, но решил не напрягаться. Может, он подслушает за ними позже.

А эта чокнутая Грейнджер как будто совершенно не интересовалась тем, что замышляют ее дружки. Она восседала на стуле за одним из столов в гостиной и водила палочкой над какой-то комковатой бурой массой, повторяя: «Декоро… Конструо…»

Бурая размазня закрутилась вокруг палочки, превращаясь в модель здания. Драко присмотрелся и хмыкнул: покрытые глазурью крепостные стены, засахаренные башенки и явственный аромат пряностей - пряничный Хогвартс в миниатюре. Мерлинова борода. Вольдеморт собирается извести на корню весь ее род, а эта девчонка играется со сладостями.

Пряничный Хогвартс мгновение постоял - это что там, крошечная квиддичная площадка? - и взорвался фонтаном муки и коричневого сахара. Грейнджер лишь вытерла со лба мазок патоки и вернулась к работе.

Драко снова увидел, как маленький Хогвартс вырос и снова обрушился. И в третий раз, и в четвертый.

- Что, Грейнджер, получше занятия себе не нашла? - наконец поинтересовался он. - Разве тебе не нужно быть наверху, строить заговоры со своими бойфрендами?

- Со мной все в порядке, - отозвалась она. - Но спасибо за участие.

На этот раз Грейнджер ухитрилась добавить озеро, перед тем как мини-Хогвартс рухнул.

- Я знаю, что ты грязнокровка… - Драко ожидал вспышки гнева, чего, к его досаде, не последовало. - Но, думаю, Поттер, во всяком случае, оценил бы твою помощь.

- Не волнуйся, Малфой, все под контролем. Если Вольдеморт заявится, я тебя защищу.

- Ну и каков твой грандиозный план по устранению Темного Лорда? Хочешь, чтобы он подавился рождественским пудингом?

Грейнджер повернула голову, и под ее немигающим взглядом Драко пожалел о том, что не оставил ее в покое.

- Гарри и Рон разрабатывают тактику. Нам нужны кое-какие предметы, принадлежащие Вольдеморту…

- Хоркруксы, - договорил Драко, решив показать, что ему известно больше, чем она думает, и вывести ее из равновесия.

- Да, - спокойно подтвердила Гермиона. - Мы провели кое-какие исследования, установили местонахождение большинства из них и разобрались, как преодолеть защиту. Скоро Гарри и Рон отправятся за ними.

- Оставив тебя в дураках. Не повезло тебе - вкалывать не покладая рук, чтобы их найти, а в результате никакой увлекательной охоты.

Драко говорил, небрежно усмехаясь, и в конце концов, видимо, задел Грейнджер за живое. Она взглянула на него - просто, безо всякого изучения - и ответила:

- Я для них слишком опасна.

Драко никогда не понимал этих чокнутых гриффиндорцев. Была бы Грейнджер в Слизерине, он бы сделал ее своей правой рукой, чтобы в сражении ее трезвый ум и сильные магические способности были к нему как можно ближе. Драко пристально посмотрел на нее. Грейнджер развернулась к своему неудачному прянику - решительно, целеустремленно. Как досадно, что она родилась грязнокровкой и попала в Гриффиндор. Опасна, подумал Драко. Лучше и не скажешь.

Должно быть, он произнес последнюю фразу вслух, потому что Грейнджер уставилась на него как-то непонятно:

- Они меня любят.

Долгое мгновение она смотрела ему в глаза. Опасна. Драко хотелось отвести взгляд. Почему он этого не сделал?

Последний пряничный замок обрушился облаком сахарного песка. Драко нахмурился и сморгнул с ресниц сахарную пудру.

- Да ради… Смотри. - Он выхватил у девушки палочку. Повел над руинами - и Хогвартский замок тут же воспрял во всем своем пряничном великолепии. Оба замерли, выжидая. Но замок оставался восхитительно неподвижным.

Драко провел пальцами по гладкому дереву. Он не держал в руках палочку уже много месяцев. Пусть чужая - Драко все равно ощущал, как внутри нее бьется магия.

Грейнджер чуть ли не сияла, глядя на миниатюрный Хогвартс. Перед ним было озеро из помадки, в котором всплывал гигантский кальмар, оставляя за собой пенный след. Квиддичный стадион окружали трибуны из ирисок, и леденцовые первокурсники спешили занять свои места.

Грейнджер с довольной улыбкой повернулась к Драко. Это была искренняя улыбка, непохожая на те я-слишком-умная-чтобы-обращать-на-тебя-внимание усмешки, которые для него обычно предназначались, и Драко вдруг осознал, что забылся и улыбается в ответ.

- Ну конечно! - воскликнула она. - Ты же родственник. Дом позволяет украшать себя только Блэкам.

Драко с усилием убрал улыбку с лица.

- Как всегда, все дело в крови, правда?

Он преуспел - улыбка на лице Грейнджер тут же пропала. Но появилась снова, когда грязнокровка развернулась назад к замку. Вернуть палочку она не попросила.

* * *

Грейнджер сказала: «Они меня любят». Ну да, конечно. Гриффиндорские идиоты любят всех и каждого, разве нет? И Ужасное Трио уже столько лет неразлучно. Или Грейнджер имела в виду кое-что другое?

Обычно Драко предпочитал есть в одиночестве. Спускался в кухню после обеда, накладывал себе остатки и старался держаться подальше от Поттера, Уизли и прочих членов Ордена. Но сегодня ему хотелось присоединиться к обществу.

Сидя за столом, он разглядывал остальных. Компания была малочисленная: Вислые - мама, папа и деточка, Поттер и Грейнджер. У Грейнджер был довольный вид - счастлива, небось, что Драко осваивается, или же просто радуется очередному случаю поглазеть на него. Поттер придерживался своей установки «Драко не вижу, Драко не слышу». Уизли-старший был какой-то дерганый - взгромоздился на край стула и все время ерзал. Драко послал ему ослепительную улыбку, которая того почему-то ничуть не успокоила. Зато Грейнджер едва заметно усмехнулась и тут же спрятала усмешку.

Родители Вислого предприняли пару попыток вовлечь Драко в разговор. Мистер Уизли поинтересовался: «Хорошо устроился? Нашел себе занятие?», а потом вернулся к более удобной линии поведения, совершенно игнорируя слизеринца. Таким образом, Драко мог наблюдать.

Поттер и Уизли, в основном, переговаривались друг с другом, причем, гораздо свободнее, чем с Грейнджер. Грейнджер разок повернулась к Поттеру с теплой улыбкой, но тот как будто бы смутился и тут же отвел взгляд.

- Гермиона, мы скоро уедем, - начал Уизли.

- Ох, но вы ведь будете здесь на Рождество, - встряла его мамаша. - Приедут Джинни, и Фред, и Джордж.

- А еще я наконец-то догадалась, как украсить дом, - добавила Грейнджер.

«Ага, - подумал Драко, - так уж и ты догадалась. Вот она, знаменитая гриффиндорская честность, да?»

Поттер посмотрел на Грейнджер в упор.

- Не думаю, что мы сможем остаться.

Он выдерживал ее огорченный взгляд долгое, мучительное мгновение, но покраснел именно Уизли.

«Ах вон оно что… Они и правда ее любят. Они в нее влюблены. Оба». Действительно, опасно. В сражении грязнокровка будет их отвлекать, и если им придется беспокоиться о ее безопасности, из них получатся легкие мишени. А если ее схватит Упивающийся, можно ли будет управлять Поттером? Или Уизли? Со стороны Грейнджер довольно нечестно, как ни крути. А кроме того, рассудил Драко, раз для Поттера и Уизли будет надежнее оставить ее в стороне от сражения, то пусть она там и остается. Драко покачал головой при мысли о причудах гриффиндорцев.

- Почему ты качаешь головой? - спросил было Уизли, но тут же заткнулся, когда Драко снова послал ему улыбку.

Когда же все это случилось? Драко внимательно разглядывал Грейнджер. Надо признать, за последние несколько лет она весьма похорошела. Поскольку научилась усмирять свои дурацкие волосы. И глаза у нее были бы красивые, если бы она не таращилась на него постоянно. Как сейчас, например. Драко вернулся к своему тушеному мясу.

Бедняжка Грейнджер. Наверняка ни Поттер, ни Уизли никогда до нее не дотрагивались, зная о чувствах друг друга. И они чересчур гриффиндорцы, чтобы немного поразвлечься всем вместе. Ладно, Поттер Поттером, но Грейнджер-то вполне могла бы попытаться. Правда, жаль, что она не в Слизерине.

- Почему ты мне улыбаешься? - спросила Грейнджер.

Драко не ответил, только еще сильнее расплылся в улыбке, когда Поттер и Уизли уставились на него угрожающе.

* * *

Сделав для Грейнджер пряничный замок, Драко совершил ошибку. Теперь он это ясно осознал.

Они развешивали снежинки в гостиной, гирлянды по перилам лестниц и расставляли рождественские елки везде, где только Грейнджер видела свободное место. Когда она заявилась, чтобы позвать его для участия в своих безумных затеях, Драко хотел отказаться, но рядом был свирепый Поттер, и слизеринец не посмел возразить.

- Когда наша сторона победит, - заявил он позже, с помощью ее палочки трансфигурируя несколько безобразного вида подсвечников в деревянных солдатиков, - умных магглорожденных ведьм из Гриффиндора первыми поставят к стенке.

Солдатики маршировали по каминной полке. Задняя шеренга врезалась в тех, кто шагал впереди, сталкивая первый ряд на пол.

- В Малфой Мэнор у нас для этого были домашние эльфы.

- И им никогда не удавалось отпраздновать Рождество, я…

Драко опустил палочку Грейнджер на ковер, позволяя упавшему солдатику ухватиться за нее и, оседлав, вернуться в строй.

- Ах, рождественские праздники моей юности… Носок с подарками был сделан из кожи магглов, елку нам присылали из Волшебных лесов Баварии, и украшена она была гирляндами из горящих фей. Я просыпался на рассвете, находил кучу подарков, и у кровати непременно была прислонена метла последней модели - потом я весь день на ней летал, а еще лепил Волшебных Снеговиков, которых заставлял разрывать друг друга на куски. День завершался ужином: подавали блюда из вымирающих видов магических зверей, а рождественские гимны пели домашние эльфы. Вопили, вообще-то, - задумчиво добавил он. - Их же пытали, в конце-то концов. Что такое?

Грейнджер улыбалась.

- Знаешь, я не верю ни единому твоему слову.

- Что, сейчас или вообще никогда не верила?

Она задумалась.

- Наверное, никогда.

- И ты еще доверяешь мне свою палочку. Беспечная девчонка.

* * *

- Мерзавец, магглолюбец, скверное отродье!

- По-моему, новый колпак Санта-Клауса ей не понравился. - Грейнджер давилась смехом, выбегая из прихожей.

- Развратник, предатель рода, непристойный прелюбодей…

- Осторожно! Это уже переход на личности, - остановившись, прокричал Драко портрету миссис Блэк.

- Мерзкий щенок…

- Это не поможет. - Гермиона втолкнула его в распахнутую дверь и тут же захлопнула ее за собой. Драко все еще слышал приглушенные вопли миссис Блэк. Это он-то трусливый баран?!

Драко осмотрелся. В комнатушке было темно и тесно. Углы всякого хлама тыкали его в разные интересные места.

- Грейнджер, я не знаю, что у тебя на уме, но…

Гермиона оглядела чулан для метел и вздохнула.

- Давай переждем здесь, пока она не угомонится. Иначе она будет вопить целый день.

Драко прислонился к стене, отодвинул в сторону палку от швабры, которая больно упиралась в спину, и прошептал: «Люмос». Огонька на конце палочки оказалось достаточно, чтобы осветить крошечную комнатку. Почему-то, стоя так близко, Драко не хотелось смотреть на Грейнджер. Вместо этого он принялся наблюдать за пылинками, которые, поблескивая на свету, плавали в воздухе.

Драко вытащил сигарету, а потом, почувствовав на себе взгляд Гермионы, поднял голову. Грязнокровка снова его изучала. Хватит. Он шагнул вперед, тесня ее, и низким голосом произнес:

- Грейнджер в чулане, такая беззащитная… А палочка-то у меня… - Девушка не отстранилась. - Как же я мечтал об этом в школе…

- Да уж. Жаль, что ты у нас больше не злодей.

- А кто сказал, что я не злодей? - Драко уперся ладонями в стену по обе стороны от головы Гермионы и уставился в упор, ожидая, что гриффиндорка поежится.

Но она даже не дрогнула, черт бы ее побрал. Драко наклонился вперед, почти касаясь ее. Чувствуя ее дыхание.

- О да, Малфой, ты у нас самый злодейский из злодеев, - тихонько передразнила она.

Драко посмотрел ей в глаза и на мгновение ощутил, словно падает в их безмятежную, бездонную глубину. Он отвел взгляд и отступил к дальней стене, которая вдруг оказалась не так уж и далеко. Вытащил сигарету, яростно прикурил. Руки нисколько не дрожали.

- Мой отец… - медленно начал он.

- Твой отец в Азкабане. А ты…

- Мой отец был правой рукой Темного Лорда. И когда-нибудь таким же стану я.

- Нет, - решительно заявила Грейнджер. Гораздо увереннее, чем говорил он сам.

- Откуда ты знаешь? - резко спросил Драко.

Грейнджер помолчала - проклятье, все так же изучая его. Затем взгляд медленно изменился. Она явно что-то решила.

- Потому что Дамблдор тебя спас.

Драко застыл на мгновение, затем скрипнул зубами:

- Нокс.

Бросил палочку на пол и рванул дверь чулана. Ему необходимо было пространство между собой и грязнокровкой - много, и так скоро, как только возможно.

Драко зашагал по коридору.

- Опозорил наш род, запятнал честь, несносный молокосос… - неслось ему вслед.

* * *

Люциус Малфой гордо стоял в тюремной камере, глядя сыну в глаза. На нем не было рубашки, тело избороздили глубокие раны. Порезы тянулись вниз, истекая кровью, будто нанесенные каким-то невидимым ножом.

Драко пытался сказать хоть что-то, пытался сдвинуться с места, спасти отца, но словно прирос к полу. Люциус с надеждой посмотрел на сына, похоже, не испытывая боли, хотя кровь сочилась из ран, текла ручейками, окрашивая тело в алый цвет. Люциус ждал.

Драко шагнул вперед, но остался на том же месте. Ноги отказывались подчиняться командам разума. На лице отца отразилась привычная досада. А потом - обреченность.

Драко охватил леденящий холод. Он не мог повернуться, но совершенно точно знал, что сзади приближаются дементоры. Но ведь это неправильно! Дементоров в Азкабане больше нет, правда же?

Драко открыл глаза и увидел безобразные стены спальни в доме на площади Гриммо. Он снова закрыл глаза, стараясь унять дыхание.

* * *

Он стал избегать Грейнджер. Должно было быть намного труднее - раньше Грейнджер торчала повсюду, вечно путалась под ногами. А теперь она сама его избегала. Отлично.

Но Драко уже не мог сидеть в своей комнате. Ему необходимо было двигаться, заставлять работать мышцы, ум. Ночами он бродил по дому, исследуя, отыскивая заброшенные задние комнаты. Похоже, дом постоянно менялся сам по себе, по своей непонятной прихоти - комнаты появлялись и через час уже исчезали.

Драко отворил дверь, которой в его последний ночной обход совершенно точно не существовало. В углу, за столом, сгорбился Поттер.

Он сидел к Драко спиной, пристально вглядываясь во что-то перед собой. Драко бесшумно приблизился. На столе лежало одинокое перо феникса, откуда истекала туманная фигура Дамблдора, высотой около фута. Драко наморщил лоб, затем вспомнил - Мементо Мори.

- …ны Ордена Феникса, - вещал призрачный Дамблдор. - Я принял отнюдь не легкое решение…

Драко подумал, что следовало бы больше интересоваться сообщением, которое спасло ему жизнь, которое убедило Орден пощадить его, но почему-то все это казалось уже неважным. Он молча отступил назад.

Поттер все-таки услышал и поднял голову, даже не вытерев слезы. Драко вдруг осознал, что не может отвести взгляд от этого ничего не выражающего лица. Наконец Поттер снова повернулся к Мементо Мори. Драко почувствовал, что ему лучше уйти, и тихо вышел из комнаты.

* * *

- Ты мне нужен.

Кажется, Грейнджер его больше не избегает.

- Пойдем, - нетерпеливо позвала она.

Драко открыл глаза, все еще затуманенные сном. Грейнджер присела на край кровати, прямо ему на ноги. На ней была довольно симпатичная маггловская пижама и халат, палочку она держала наготове, беспокойно постукивая ею по раскрытой ладони.

Драко моргнул, резко вытянул из-под Грейнджер ноги и прислонился к изголовью кровати.

- Это важно, - серьезно добавила она.

Пожав про себя плечами, Драко свесил ноги с кровати. Ясное дело, возражать бесполезно. Проще пойти посмотреть, что еще за глупость замыслила эта девчонка.

Натянув халат, Драко вышел вслед за ней из спальни. Это должно быть действительно что-то важное, размышлял он, плетясь по темным лестницам в гостиную.

Луна неплохо освещала комнату. Снежинки и венки немного приукрасили обстановку, но, по мнению Драко, комната все еще оставалась самой отвратительной из всех, которые он когда-либо видел.

Грейнджер поежилась и направила палочку на камин.

- Инсендио.

Затрепетавший огонек нисколько не улучшил внешний вид гостиной, но, по крайней мере, теперь стало тепло. Насколько Драко мог судить, никакой жизненно важной необходимости здесь находиться не было. Он подождал.

- Ну? - наконец поинтересовался он.

Грейнджер полезла в карман халата и достала маленькую красно-зеленую веточку. Помедлила, явно не спеша объясняться.

- Ну? - повторил Драко.

- Это остролист, - пояснила Грейнджер. Драко понял, что другого ответа не заслуживает. Что ж, пусть добирается до сути, как умеет. Он демонстративно зевнул.

- Я хочу, чтобы ты покрыл остролистом эту стену. Столько, сколько сможешь. Венки, и гирлянды, и…

- И что, так важно сделать это посреди ночи?

- Остролист - растение красивое… и сезонное, - ответила она. - А ягоды символизируют кровь. Тебя это должно заинтересовать.

Девушка протянула палочку и уставилась на него в ожидании. Драко посмотрел на нее в ответ. Похоже, грязнокровка считает, что он все понял.

Грейнджер продолжала протягивать палочку, держа ее на открытой ладони рукояткой вперед.

- Пожалуйста, Драко, - тихо попросила она. - Завтра приедет Джинни и остальные Уизли. Остролист - растение-защитник. Нужно, чтобы они были в безопасности.

«Драко», надо же? Кажется, ему понравилось, как она произнесла его имя. Как при этом двигались ее губы.

- Ничего абсолютно безопасного не существует, - пробормотал Драко, но принялся за работу. Укрепив остролист на картинной раме, он произнес заклинание Расширения. Веточка разрослась, как виноградная лоза, по всей стене, покрыв фамильный гобелен Блэков водопадом глянцево-зеленого и красного.

Драко рисовал палочкой круги, сплетая остролист в венки и спирали, а потом занялся деталями. Вот эту гирлянду нужно пустить в другом направлении и, конечно же, ту ветку лучше наклонить немного влево.

Грейнджер молчала. Драко спиной чувствовал ее пронзительный взгляд. Но ему не хотелось на нее смотреть, не сейчас.

Но грязнокровка по-прежнему не отворачивалась. Взгляд притягивал, заставлял встретиться с ней глазами. Драко повернулся, проклиная себя за недостаток хладнокровия и страшась вновь увидеть то выражение равнодушного, бесстрастного любопытства.

Но любопытства не было и в помине. В свете пламени глаза Гермионы сияли спокойным доверием. Она улыбалась. У Драко перехватило дыхание.

- Грейнджер… Осторожнее…

- Я хотела узнать… - начала она.

- Не надо. - Хотела понять, почему умер Дамблдор, - продолжила она. - Почему он попросил профессора Снейпа убить его? Может, он знал, что у тебя особое предназначение, особая роль в этой войне?

Драко зажмурился. Под веками плясали яростно-алые всполохи.

- Или же он поступил бы так ради любого ученика? - безжалостно договорила Гермиона. - Чтобы спасти их от падения, от судьбы убийцы?

Голос едва пробивался сквозь приглушенный гул в ушах. Откуда этот шум? А, это бьется кровь, смутно догадался Драко.

- Я должна была узнать. Поэтому я наблюдала за тобой… и все поняла.

- Грейнджер…

- А ответ такой - все это не важно. Избранный ты или обычный человек.

Драко задыхался, не в силах слушать ее слова.

- Дамблдор умер за тебя. - Гермиона выдохнула и тихо добавила: - И этого знать достаточно.

Драко шагнул вперед.

- Послушай, Грейнджер. Я не один из вас. Я не на вашей стороне. - Голос дрожал. Палочка Гермионы, налитая силой, была у него в руках.

- Я тебе доверяю, - ответила Гермиона, а потом улыбнулась.

Драко отбросил палочку и кинулся к ней. Он уже не мог слушать, нельзя больше позволять ей говорить. Драко с силой толкнул ее к стене, припал к ее губам, чувствуя их сопротивление. Он Малфой, его отец - Люциус Малфой, Упивающийся смертью, правая рука Темного Лорда. Кто такая эта грязнокровка, чтобы ему доверять?

А потом он ее целовал, а она отвечала. Языки сплетались, сражаясь за господство, но этого было мало, и он не мог ни о чем думать, яростно водя ладонями по ее бокам, по груди. Тело, так нужно было прикоснуться к ее телу, и она наконец-то, наконец-то молчала, лишь тихонько постанывала, и звуки посылали жаркие волны прямо ему в пах, и уже было неважно, доверяет она ему или нет.

Драко сильнее притиснул ее к стене, ближе, еще ближе, и сунул руки под халат, под пижамный топ. Ее тело было теплым, а соски затвердели. Он обхватил ладонями ее грудь, потирая соски между пальцами и чувствуя, как Гермиона выгибается и стонет в его губы.

Она неловко затеребила его рубашку, расстегнула пуговицы, стянула с плеч и провела пальцами по груди. Горячие ладони легли на живот, скользнули под резинку трусов, с нажимом потирая член, поглаживая его вверх-вниз.

В горле уже зарождался стон, грозя прокатиться по всему телу, и Драко с силой прикусил ее шею, чтобы сдержаться. Отчаянно желая ощутить вкус ее кожи. «Драко…» - услышал он. «Драко…» - надломлено, печально, и от этого стал только тверже, чувствуя, как пульсирует плоть.

Он - Драко Малфой, и где-то в глубине сознания еще оставалась мысль, что это важно, и нужно, чтобы Грейнджер это поняла, но он уже не помнил, зачем. Драко рванул вниз ее пижамные брюки, впился ногтями в обнаженные бедра, провел вверх. Он хотел, чтобы остались царапины, чтобы она запомнила, и хорошо бы эти царапины остались навсегда. Гермиона ахнула, когда пальцы погрузились в ее влагу, и снова простонала его имя. Драко большим пальцем поглаживал ее круговыми движениями и терся об нее своим телом - неудержимо, не в состоянии мыслить связно. От нетерпения перехватывало дыхание.

Задыхаясь, он отстранился, заглянул в ее глаза и увидел, как их застилает животная алчность. И отражается его собственная жажда. Гермиона схватила его за пояс, снова притягивая к себе его бедра. «Грейнджер… - в отчаянии подумал он. - Гермиона…» А потом все мысли улетучились.

Драко подхватил ее под ягодицы и приподнял, прижав к стене. Гермиона обвила его ногами, и он снова потерся об нее - так близко, но все еще не достаточно - и тогда она протянула руку и направила его. И он оказался внутри.

Драко ощущал ее трепет, слышал судорожные вдохи, с каждым толчком вжимая ее в стену. Ему хотелось помедлить, хотелось, чтобы все продолжалось подольше, но он уже не мог остановиться, не мог сдерживаться, едва владея собой. Он врывался в нее все сильнее, чувствуя, как обхватывает его ее тело - тесное, жаркое и влажное. Где-то внутри разгоралось алое пламя, угрожая поглотить его целиком и пролиться сквозь каждую пору. Гермиона напряглась и кончила с дрожащим вскриком, потом обмякла в его руках. Драко сделал еще выпад, другой, и его охватил оргазм.

Дрожа всем телом, он опустил ее на пол. Придвинулся ближе, пытаясь успокоиться, и удивился, почему ничего не получается, пока не осознал, что Гермиона тоже дрожит. Драко прикрыл глаза, стараясь выровнять дыхание.

- Гермиона, - произнес он, уже не боясь, что голос сорвется, - ты не должна мне доверять.

* * *

Назавтра приехала девчонка Уизли с двумя или тремя братьями, но никто уже не радовался, потому что Поттер и Уизли покинули дом. Отправились за хоркруксами, не сказав никому ни слова.

А днем позже отец Драко сбежал из Азкабана. Как раз в сочельник.

* * *

Дом кишел членами Ордена. Они перечитывали «Ежедневный пророк» парами и по трое, перешептываясь, сосредоточенно изучая текст в поисках скрытого смысла. Газета успела порядком обтрепаться, уголки загнулись, пока кто-то не додумался послать за дополнительными экземплярами.

«ЛЮЦИУС МАЛФОЙ, УПИВАЮЩИЙСЯ СМЕРТЬЮ, СОВЕРШИЛ ДЕРЗКИЙ ПОБЕГ ИЗ АЗКАБАНА», - трубил заголовок. «Ну хорошо, - говорили одни, - по крайней мере, он бежал в одиночку». «Да, - соглашались другие, - но каким образом? Может, ему помог Сам-Знаете-Кто?» После чего собирались с духом и поправляли: «…то есть Вольдеморт».

Они не сводили глаз с Драко, словно ожидая, что тот вдруг вспыхнет пламенем или стянет маску и окажется самим Темным Лордом. Драко попытался укрыться в своей комнате, но оборотень пошел за ним следом, предложив поговорить серьезно.

Надо отдать им должное, его не заперли под замок, даже теперь. Не наблюдать за ним они не могли, но слежки Драко за собой не замечал. Мистер Уизли спросил, известно ли ему, где находится отец, - Драко честно ответил «нет», и на этом, похоже, все закончилось.

Грейнджер он видел один единственный раз, когда та что-то обсуждала с Джинни Уизли. Драко прошел мимо - она проводила его глазами, но ничего не сказала. А Драко и не пытался поймать ее взгляд.

* * *

Члены Ордена посовещались, наметили план и почти все разошлись по домам. Драко заподозрил, что Люпин остался где-нибудь в доме - возможно, занял комнату, которой не пользовался Поттер.

Было уже поздно, и Драко окончательно решился… сказать по правде, решил он мгновенно, услышав известие о побеге отца, даже не раздумывая. «Если ты уйдешь, - говорил мистер Уизли, - то никогда уже не сможешь отыскать нас снова».

Грейнджер ждала его в полутемной гостиной, как он и предполагал. Сидела на диване, подобрав под себя ноги, и держала в руках веточку остролиста.

- Я ухожу, - сказал Драко.

- Хорошо, - отозвалась она, нисколько не удивившись.

- Я должен присоединиться к отцу.

- А ты знаешь, где он сейчас? - Во взгляде Грейнджер промелькнуло прежнее любопытство.

- Нет. - Драко встретился с ней глазами, чувствуя их притяжение. - Но он будет надеяться, что я его отыщу. Поэтому я буду искать.

Грейнджер уставилась на свои руки, которые без конца теребили, крутили туда-сюда веточку остролиста.

- Грейнджер… - Драко попытался привлечь ее внимание. - Я Малфой.

Она промолчала.

- Я делаю то, чего от меня ожидают. - В голосе зазвенело отчаяние. Драко сознавал, что теряет самообладание и не в силах этому противостоять. - У меня нет выбора. Прежде всего, я сын своего отца.

Драко ждал непременных возражений. Дамблдор спас его от любой участи, какая бы ни была уготована наследнику рода Малфоев. Спас и, спасая, отдал свою жизнь. И теперь он волен выбирать любой путь, какой пожелает. Но Грейнджер не понимает, что его путь был проложен задолго до той ночи в Астрономической башне. Чего он хочет сам, во что верит - все это не имеет значения.

Возражения не прозвучало. Грейнджер просто смотрела на него как-то непонятно. Снова с любопытством? С доверием? Не разберешь.

Часы пробили двенадцать. Пора уходить.

- Полночь. - Грейнджер посмотрела на него выжидающе. - С Рождеством, - добавила она, видя его недоумение.

- С Рождеством, - повторил он.

- У меня для тебя кое-что есть. - Гермиона встала.

- Грейнджер…

Она протянула ему веточку остролиста, которую недавно вертела в руках. Драко в замешательстве взял ее.

- Я наложила на нее усовершенствованные Чары Местонахождения. Постой… - Грейнджер провела указательным пальцем по острому краю листочка. На веточку упала капля крови и тут же впиталась в ягоды. Остролист замерцал, глянцевый блеск усилился. Драко почувствовал, как веточка окрепла в его ладони.

- Теперь ты всегда сможешь меня найти. Неважно, где я, где ты или с кем. Сконцентрируйся на остролисте - и будешь знать.

- Грейнджер, - забеспокоился Драко. - Ты что, не понимаешь, насколько это опасно? А если ею завладеют противники? Если они заставят меня совершить предательство? А вдруг в один прекрасный день я сам решу, что неплохо будет тебя предать?

Девушка улыбнулась.

- Никто, кроме тебя, не сможет ею воспользоваться. И никто не сможет заставить тебя проговориться против твоего желания. Ну а если ты сам захочешь меня предать - что ж, так тому и быть.

- Я ее не возьму. - Груз ответственности ошеломил Драко. Гермиона решительно закрыла его ладонь с остролистом и задержала в своих руках. Драко снова ощутил, будто падает в ее бездонные глаза.

Драко наклонился. Если он ее сейчас поцелует, то не сможет остановиться. А он должен. Ему нужно уйти.

Он отстранился и сунул веточку в карман.

- Скорее всего, я ее выброшу.

- Хорошо. - И снова этот взгляд - полный веры, доверия.

Ну, раз ненормальная гриффиндорка настаивает на том, чтобы ему доверять, ничего не поделаешь. Он должен идти, должен убраться отсюда. А то, чего ему действительно хочется, не должно этому помешать.

Драко, не оглядываясь, направился к двери, зная, что Грейнджер не двинулась с места. В нерешительности замер, затем повернулся.

- Гермиона…

- Да? - выдохнула она.

Драко еще раз посмотрел ей в глаза. И отвернулся. Она не стала провожать его ни по коридору, ни до двери.

Спрятав руки в карманы от ночной прохлады, Драко спустился по ступенькам на площадь Гриммо, не имея при себе ничего, кроме одежды. Веточка остролиста колола ладонь, и Драко обвел большим пальцем ее острые края.

Он не переставал повторять себе, что никогда ею не воспользуется. Ни за что. И сам сомневался, что во все это верит.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni