Встречи

АВТОР: Sata Lisat
БЕТА: Anatolia, Leserin

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Сириус, Люциус
РЕЙТИНГ: PG-13
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: romance, drama

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: всего несколько неожиданных встреч.

ПРИМЕЧАНИЕ: написано для somebody.


ОТКАЗ: передаю горячий привет Дж. К. Роулинг




Первая встреча

Хлынул дождь.

Тугие капли с гулом разбивались о камни мостовой, стекали к бордюрам, сливаясь маленькие извивающиеся ручейки. Переулок, накрытый серой пеленой, мгновенно опустел, слышны были только затихающие поспешные шаги и шорох дождя по крышам. Мантия тотчас промокла и потяжелела, обвивая ноги.

Как же давно не было дождя… Только духота и слепящие солнечные блики на окнах. И шепот, вечный шепот со всех сторон: «Это он, Сириус Блэк. Преступник, убийца…».

Низкие свинцовые тучи окрасились неоновым цветом – сверкнула молния, сильная и яркая, и вслед за ней прокатился по небу глухой грохот, отзываясь тихим звоном стекол в витринах.

Размытые контуры домов справа и сплошная стена воды слева. Мысли об одиночестве - серым отражением в лужах. Минуты собираются такими же крупными каплями, дни стекают за шиворот ледяным дождем, и спрятаться негде, потому что никто не собирается открыть дверь побитой и мокрой собаке.

Низкий раскат грома и глухой монотонный звук дождя, бьющего по плитам мостовой.

Спасительной капелью прозвучал нежный звон колокольчика. Застывшая темная фигура вздрогнула, прислушиваясь к неясным звукам, и вдруг сорвалась с места, как будто что-то прогнало ее, заставило пошевелиться.

Книжный магазин совсем рядом, там можно переждать разбушевавшуюся грозу. Ледяная и скользкая ручка двери поддалась, и Сириус Блэк ввалился внутрь. Колокольчик над дверью захлебнулся жалобным стоном. Взметнулись и заплясали язычки пламени от расставленных вдоль стен свечей, заскрипели дубовые половицы, и мокрое лицо овеяло теплым воздухом. Блэк глубоко вдохнул затхлый запах кожаных книжных обложек и сухого пергамента, и замер. Так хорошо сейчас, так спокойно. Холод и сырость каменных подземелий - все в прошлом уже, все давно прошло… … А здесь хорошо. Пальцы осторожно погладили цветные корешки книг на высоком стеллаже, заскользили по гладкому дереву, стирая пыль и паутину.

- Блэк?

Сириус вздрогнул и оглянулся, с волос сорвались капли, затекли за шиворот, ознобом прошлись вдоль хребта. Руки подрагивали от пережитого, ресницы слиплись, зрачки наверняка расширенные, глубокого черного цвета, как бывает, когда снятся кошмары всю долгую ночь; как бывает, когда липкий ужас сковывает тело и выгибает дугой в приступе накатившего отчаяния.

- Малфой, - едва слышно отозвался он на знакомый голос.

Лицо Люциуса скрыто в тени, глаза как два темных, ничего не выражающих провала. Пряди рассыпаны по плечам, окутанным шелковой серой тканью мантии. Волосы словно припорошены белесым инеем - вспыхивают серебряные нити в отблесках колеблющегося огня стоящей рядом свечи.

- В такую погоду хороший хозяин собаку не выпустит… Знаешь такую поговорку? – задумчиво протянул Малфой. Рука прошлась по груди, расправляя складки.

- А тебе разве разрешено покидать поместье? Помнится, ты, хм, под домашним арестом, - Блэк усмехнулся, приходя в себя от минутной слабости порадоваться встрече со знакомым человеком.

Малфой поморщился.

- Тем не менее, я могу посещать Диагон-аллею, Блэк. Я рад сообщить тебе это, потому как догадываюсь, что книги ты не читал и не читаешь, а значит, ты здесь впервые. Что ж, удачи. Надеюсь, мы больше не встретимся, - уголок выразительного рта дрогнул, скрывая усмешку, полы мантии взметнулись

- Разумеется, не встретимся, - хмыкнул Блэк, отталкиваясь от стеллажа, - ведь я посещаю те места, которые я хочу, а не те, что мне позволили. В этом наше главное различие. - Ясно. Весьма забавно. Блэк, а тебе никто не говорил, что мантию можно высушить простым заклинанием? Мне, естественно, все равно, но проверить твои познания не мешает. Кстати, палочка-то есть у тебя?

- О, это не твое дело, - Блэк тряхнул головой так, что брызги с волос разлетелись в разные стороны. – Может, мне нравится ходить мокрым. И палочку мне вернули, не волнуйся. Не то, что некоторым…

- Твои намеки неуместны!

- А мне плевать на твои замечания!

- Так никто не держит. Тут тебе не Азкабан, - протянул Малфой, с удовольствием замечая, как дернулся Блэк при его словах.

- Не смей говорить о… Не смей!

- О чем? Об Азкабане?

- Заткнись!

- О той самой тюрьме, которая, ты должен знать, находится на острове, и вроде бы называется Азкабан. Аз-ка-бан. Если я не ошибаюсь. Ты как думаешь?

- Убирайся к дементору, Малфой! Там тебе самое место – у него за пазухой!

- Повторяешься, я уже там был, и уже давно расплатился за это. А насчет убраться… Что ж, мудрая мысль, понимаю, для тебя это впервые. Но знаешь, даже очарование этого магазина, - Малфой обвел помещение рукой, - меркнет на фоне твоей достойной презрения беспомощности. И, ах какая неожиданность, твоей несостоятельности, впрочем, так было всегда, насколько я помню. Смотри, не потеряйся здесь, среди книг.

Малфой слегка наклонил голову, насмешливо улыбаясь, и развернулся, чтобы исчезнуть за дверью. Звякнул колокольчик, порывом ветра снесло со стола свиток пергамента и сквозь шум непрерывающегося ливня Блэк услышал:

- И в зеркало не смотрись. Спать по ночам не будешь.

Откуда он знает, что зеркал в доме Сириуса нет уже давно? Откуда он знает, как больно слышать знакомое название, навсегда выжженное черными буквами на правом запястье. Откуда он вообще пришел, если не должен покидать своего поместья, словно экзотическая бабочка, наколотая на иголку среди пожелтевших страниц альбома.

Молния снова освещает полутемное помещение, и отблески витражных окон на полу кажутся лужами крови...

- Вы будете что-нибудь покупать?

- Вы видели человека, который разговаривал со мной только что?

- Человека? Нет. Вы будете что-нибудь покупать?

* * *

Вторая встреча

Сириус Блэк стоял в шумном холле, опираясь спиной о балку и мрачно оглядывал заваленные кипами пергамента и изломанными перьями столы. Совершенно ничего интересного. Обычный отдел министерского аврориата: пара взъерошенных пестрых сов, на полу возле двери пролитый веритасерум потихонечку прожигает каменные плиты, яркие синие искры из надломленной палочки бросают отсветы на сосредоточенные лица авроров.

Сириус погладил свою новую палочку из вишневого дерева. Какое странное и незнакомое ощущение. И неважно, что на палочку наложены ограничивающие чары. И неважно, что каждый месяц в этом самом отделе ее проверяют на наличие применения неразрешенных заклятий.

А окна закрыты, чтобы ни толики важной информации не просочилось за стены. Какой такой важной - Вольдеморта нет уже давно…

Блэк потянулся и зевнул. Ночь он провел на крыше своего дома, вслушиваясь в визг шин проезжающих мимо автомобилей и всматриваясь в ломаную линию горизонта. Бледная монета – полупрозрачный в утренней дымке лунный диск – справа, совсем близко, если мог, убрал бы в карман… А Ремуса больше нет…

- Скучаешь, Блэк? – Малфой небрежным движением застегивает мантию.

- Повторное слушание? Взяли в авроры? Крестника поджидаешь?

- Тебя так волнует, что я здесь делаю?

- Меня? Не смеши, Блэк. Элементарная вежливость. Прости, что заговорил о той области, о существовании которой ты и не подозреваешь

- Малфой, ты меня раздражаешь. Притом настолько сильно, что я готов продемонстрировать тебе свой кулак.

- Благодарю, не стоит. Я не хочу вновь вернуться в Аз-ка-бан, ха-извини-что-я-напоминаю, только за то, что ты поранишься в очередной раз.

- Малфой, отвали, а?

- Да-а, тут до вежливости, как до Азкаб… Ладно, я вижу, ты не хочешь говорить об этом.

- Весьма вовремя ты это понял.

- Это не означает, что я забуду про твою слабость.

- Азкабан - не слабость.

- Повтори себе это раз пятнадцать, возможно, тебе станет легче.

- Заткнись. Или я сам тебя заткну.

- Не посмеешь.

- Провоцируешь меня? Или пытаешься покончить жизнь самоубийством? Ты только скажи, я всегда за. Бесплатно помогу, а то я слышал ваше семейство разорено…

- Читаешь обо мне в газетах? Любопытно.

- Кстати, не поэтому ли ты вдруг здесь оказался? Что, пытаешься устроиться внештатным сотрудником? Зря, Малфой. Продавцом в, хм, книжный магазин. Не больше.

- Как всегда ошибочные выводы вкупе с идиотским самомнением. Блэк, ты стареешь.

- Особенно по утрам.

- Особенно сейчас.

- Заткнись!

- Это все, что ты можешь мне сказать? Тогда откланиваюсь, вижу, зря подошел. Ты интересен примерно как тот сломанный вредноскоп среди прочего мусора, который присутствующие здесь люди ошибочно считают за полезные вещицы. До встречи.

- Не надейся.

- Спать по ночам не буду от твоих жестоких слов. Как же, ты мне отказываешь во встрече… Удар по самолюбию. Буду метаться по комнате и прокручивать в голове весь этот нелепый разговор. И все потому, что ты не хочешь со мной встречаться. Блэк, не смотри на меня как побитая собака. Я иронизирую, хотя зря - с твоими мозгами только стенки подпирать.

- Справки о сумасшествии выдаются в другом месте. Ты ошибся зданием.

- О, нонсенс для меня. Блэк заговорил.

- Пошел ты!

- Говорящий Блэк… Во-от что ты тут делаешь… Все опасные и странные вещи привозят сначала в аврориат… Ты странная вещь, Блэк. Приятного дня, - Малфой усмехнулся, глядя на бледного от гнева Сириуса, крепко сжимающего новенькую, до блеска отполированную палочку в руке. Натянул черные перчатки и шагнул в открывшуюся перед ним дверь.

- Малфой, стой! – крикнул Сириус ему в спину, но тот только руку поднял в издевательском жесте, прощаясь. Дверь захлопнулась. Сириус резко толкнул ее, не желая думать, что он сделает с Малфоем, если догонит. И остолбенел: совершенно пустой коридор, и в голове ни одной связной мысли.

- Мистер Блэк, необходима ваша подпись, - пронзительный голос. Как будто он только проснулся, шум с новой силой влился в голову.

Сириус оглянулся, уткнувшись в развернутый перед самым его лицом пергамент с министерской печатью. Закатив глаза, он достал палочку, поводил ей по пергаменту и прикоснулся к самой нижней строчке. Вспыхнула магическая вязь, подтверждающая личность, и пергамент немедленно свернулся.

- Мистер Блэк, пройдите в кабинет номер 16a. Процедура займет не более…

- Да знаю я, - досадливо перебил молодого аврора Сириус. – Скажите лучше, вы видели человека, который стоял со мной рядом только что?

- Простите?

- Человека, высокого, седого, в черной шелковой мантии, лет под сорок…

- Вы себя имеете в виду?

- Вот дементоррр… Ладно, ничего. Какой кабинет вы сказали?

* * *

Третья встреча

Ночное небо словно крошится, разбивается тысячами разноцветных искорок. Если бы не салют, можно было бы увидеть луну. Красиво, но Блэк не смотрит вверх. В ажурном металле чугунных перил вырисовываются контуры застывших волков. Как насмешка.

Он делает шаг вперед, и ощущает внезапный толчок в больное плечо.

- Извините.

- Ничего.

Совсем ничего, кроме того, что придется снова будить Гарри и просить приготовить обезболивающее зелье. Но и это ничего, Гарри поймет. А еще колено как назло разболелось.

Воздух холодит ладони и открытую шею, пахнет гнилью и водорослями. У речки, текущей под ногами, под мощными плитами широкого моста, сложный процесс – прилив.

Мост гудит от шагов, и перила совсем ледяные. Толчок в плечо.

- Извините.

- Ничего.

Даже в толпе, празднующей годовщину освобождения, чувствуешь свое одиночество.

Блэк собрал на груди мантию, волосы неровными прядями падают на скулы. Вчера он взял тяжелые, нелепо-большие в его исхудавших пальцах ножницы и укоротил прическу несколькими быстрыми движениями. Почти неощутимая легкость на несколько минут и снова беспомощность. Кто-то недавно сказал ему, что он выглядит беспомощным. Это оказалось правдой.

Просыпаясь ночью от кошмаров, стирая холодный пот со лба, он залпом выпивал налитого в бокал огневиски и предавался воспоминаниям.

А сейчас… сейчас среди радостного смеха и выкриков, всеобщего веселья, затмившего горечь потерь, его мучила боль. Если бы она боль была душевной, было бы не так страшно, потому что привычкой можно выживать, но не жить. Привычка вспоминать. Снейп бы обезболивающее зелье заставил работать. Сегодня никто не будет вспоминать его. Только Блэк.

- У тебя на лице написано, что праздник тебе не по душе. Что же, в таком случае, ты здесь делаешь?

Сириус поднял глаза.

- Привет, Малфой.

- Что с тобой?

- А что… такое?

- Ты со мной поздоровался.

- Считай, что я прочитал книгу по этикету.

- Я чувствую себя миссионером…- светлая бровь выгнулась, Малфой дернул плечом. – Даже разговаривать с тобой не хочется.

- Никто не держит.

- Тогда убери руки с моего рукава.

- Не могу. У меня колено не сгибается.

- Облокотись на перила.

- Доведи меня до них.

- С какой это стати? Пару раз поговорили, а он уже вообразил невесть что. Блэк, ты мне противен. Я уже говорил тебе это?

- Возможно.

- На всякий случай повторяю.

- Кто разрешил тебе покидать поместье?

- Не твое дело. С идиотскими вопросами не ко мне, - Малфой схватил Сириуса за плечо и подтащил к чугунной ограде.

- А теперь перекинь меня через них, - усмехнулся Блэк.

- Зачем?

- Плечо у меня тоже болит. И притом, разве тебе будет не приятно меня утопить, - Сириус помолчал, потом добавил: - Как щенка.

- И снова в Азкабан? Извращенцем, Блэк, ты был, извращенцем и сдохнешь. Как собака.

- И?..

- Без моей неоценимой помощи сдохнешь.

- А. Ну понятно. Так почему же ты постоянно покидаешь поместье? Неужели особое распоряжение?

- Вспомни, что я Малфой.

- И что из этого?

- Я не собираюсь просвещать тебя в свои планы и возможности.

- А жаль. Я бы посмеялся, - Сириус отвернулся, опустил глаза и уставился на темную воду. Речка неглубокая, всего пара метров. Если спрыгнуть, можно сломать позвоночник.

Жаркое дыхание обожгло небритую кожу на щеке, сильная рука, облаченная в белую перчатку, вцепилась в горло. Блэк резко вздохнул, пытаясь повернуться. Плечи словно в тисках, и одуряющий запах кожи новых перчаток.

- Над чем посмеешься? – тихий шепот прямо в лицо. – Ты глуп, Блэк. Ты отвратителен. Ты барахтаешься в своей огромной луже и не можешь подняться. О чем ты рассуждаешь? Нет логики в твоих действиях. Вряд ли мы еще встретимся. Ты зря подстригся.

Малфой резко отстранился, шагнул назад, холодно улыбаясь. Белый шелк мантии и странная усмешка. Кто-то прошел мимо, заслонив его на мгновение, но этого оказалось более чем достаточно.

- Малфой! – крикнул Блэк, поднимаясь с перил. – Малфой, ты псих! Ты сам хоть понял, о чем говорил? Ты псих!

Вокруг люди, люди… и не у кого спросить, не видел ли кто фигуру в белом рядом.

- Сириус, что случилось? – осторожное прикосновение к руке. Теперь рядом стоял встревоженный Гарри. Вглядывался в взволнованное лицо крестного, обычно безразличного ко всему и тихого. – Извини, я же ненадолго отошел.

- Гарри, Гарри, скажи мне, Малфою разрешено выходить из поместья?

- Малфой умер давно…

- Я про Люциуса.

- Люциусу Малфою вроде не разрешено. Если хочешь, я уточню.

- Нет. Не надо. Слушай, а с длинными волосами мне лучше было?

* * *

Четвертая встреча

Странное место - Дырявый котел. Застрял на перепутье между двумя разными мирами и, соответственно, двумя разными жизненными принципами. У Сириуса Блэка была новая волшебная палочка, но он ей никогда не пользовался. Блэк жил на маггловском шоссе, а раньше был магом.

Дырявый котел населен такими людьми как он. Только пьют они совершенно неодинаковые напитки. Те, кто заходит сюда, чтобы освежиться, берут сливочное пиво. Постояльцы в измятых мантиях пьют обжигающий кофе.

Сириус Блэк согревал в ладонях щербатый стакан с абсентом, опираясь локтями на поцарапанную стойку и глядя на отражение собственного изможденного лица в тусклом зеркале за спиной у бармена. Через ряды бутылок с отклеивающимися этикетками он всматривался в свои запавшие глаза. Зрачки снова расширены… Он напился.

- Белое вино, 48 года разлива, 18 века, - раздался справа ленивый голос.

- Нет такого, - буркнул бармен.

Сириус нехотя развернулся, натыкаясь затуманенным взглядом на спину обтянутую синей тканью. Медленно поднял руку и провел пальцем по шелку.

- Хорошо. Я так понимаю, 65 и 79 года выпуска вы тоже не держите. Весьма непредусмотрительно с вашей стороны. Коньяк. Самый лучший, если есть - нескольких видов.

Сириус улыбнулся, слушая повелительные нотки в знакомом голосе.

- Малфой.

- Блэк. И почему мне так не везет и я всегда встречаю тебя в самых обычных местах.

- Хочешь сказать это случайность?

- Абсолютнейшая.

- И ты не узнал меня? Когда садился рядом.

- Блэк, ты сейчас похож на кучу тряпок. Извини, что спутал.

- Зато ты не похож. В смысле, хоть ты и есть куча тряпок, - Сириус похлопал по шелковому рукаву, - но зато я тебя не спутал ни с кем.

- А вдруг? Может я и не Малфой вовсе.

- А кто ты?

- Не дыши на меня, Блэк. Я не хочу опьянеть вместе с тобой только от алкогольных миазмов, тобой источаемых.

- Кто ты?

- И хватит меня лапать. Ты сидишь, падать не собираешься, так что будь добр, убери руки с моей поясницы.

- Кто ты?

- Тебя заклинило? Ради разнообразия мог бы спросить почему я не в поместье и кто меня отпустил. Я уже скучаю по этим вопросам.

- Тебя никто не может отпустить. Ты Малфой. Сам по себе, то есть.

- Надо же. В какой момент нашего общения ты это, наконец, понял?

- Скажи мне кто ты, а я скажу, откуда узнал.

- Блэк. А ты все-таки такой кретин, которого я себе и представлял... ночами, хм.

- Ты думаешь обо мне ночами?

- Днем тоже. Не волнуйся.

- Так кто ты?

- Честное слово, это уже смешно, - Малфой повернулся к бармену. – Этому, - он брезгливо указал на развалившегося на стойке Сириуса, - не наливать больше.

- Ты не имеешь права приказывать мне.

- Я тебе и не приказываю. Я приказываю бармену. А сейчас отпусти меня, мне пора.

- Не-e-ет, сначала скажи, кто…

- Я - это я.

- Я так и думал. А с бумагами ты провернул все очень круто.

- Ммм, Поттер рассказал?

-Угу. Ты, оказывается, свободная личность… Черт, Малфой, ну что мне с тобой теперь делать?

- Что, прости? – начавший вставать Люциус снова откинулся на стуле. – Ты вообще помнишь, с кем разговариваешь?

- Ты мне скажи, мать твою, с каких это пор ты выслеживаешь мои маршруты? Преследуешь меня, а?

- Придурок. Допился окончательно.

- Я уже из дома не могу выйти из-за возможности повстречать тебя. Даже в сортир иногда зайти боюсь, - Сириус улыбнулся, глядя в побелевшее лицо Люциуса. Губы пересохли и пришлось их облизнуть. Малфой вздрогнул тотчас и отстранился, скидывая с себя руки Блэка, ищущих прикосновений к гладкому шелку.

- Вот как. Отлично, Блэк. Думай, что хочешь. Мне все равно. Больше не встретимся, и как ты говоришь, заговаривать первым я с тобой не собираюсь. Больше меня ты не увидишь по двум простым причинам – ты сквиб и недоумок, - Малфой поднялся, резкими движениями отряхивая мантию, и удалился царственной походкой, аккуратно обходя колченогие столики.

- Малфо-ой, псих, приходи как-нибудь сразу ко мне, - заорал ему вслед Сириус, и тут же бармен всунул ему под нос бокал с коньяком.

- Ваш заказ.

- О, какая удача, - сказал Блэк бокалу, - а Малфой и забыл про тебя. Скажите, а этот безумный мне не приснился случайно?

- Какой безумный? – нахмурился бармен.

- Ну тот, в мантии своей синей… Коньяк заказал который.

- Коньяк пьете вы, вам и платить! – сердито заявил бармен и отвернулся.

Сириус пожал плечами. Он и не сомневался.

* * *

Пятая встреча

Чернила вспыхнули и исчезли.

- Действительно, - сказал маленький скрюченный банкир, - вы – Сириус Блэк. Насколько я помню, на вашем счету достаточно большая сумма денег, но, пожалуй, стоит это уточнить… поднять документы… Попрошу вас пройти в комнату ожидания. Кофе?

- Если можно, белое вино 48 года, - попросил Блэк, надеясь… неизвестно, на что надеясь. В высоком холле Гринготса, где он стоял сейчас одетый с иголочки, с уложенными волосами и еле натянутой на лицо любезной улыбкой, позавчерашняя попойка казалась смрадным туманом, дурным сном. И скорее всего Малфой действительно ему просто приснился, потому что, как он не расспрашивал потом бармена, так и не добился вразумительного ответа, кто заказал дорогой коньяк на самом деле.

- Ну, разумеется, разумеется, белое вино 48 года, - учтиво кивнул гоблин и приоткрыл дверь в комнату ожидания.

Сириус проскользнул внутрь, стараясь держать спину прямо, потому что плечо так меньше болело. И первый, кого он увидел среди глубоких мягких кресел и столов с пестрыми журналами, был Люциус Малфой, со скучающим видом рассматривающий потолок. Нога закинута на ногу, руки скрещены на груди, и губы искривлены в презрительной ухмылке.

- Та-а-ак, - протянул Сириус и обернулся к банкиру. – Вы видите то же, что и я, или у меня снова галлюцинации?

- Шутить изволите, мистер Блэк? – недоуменно посмотрел на него банкир и закрыл за собой дверь.

Сириус приблизился к Малфою и уселся в кресло напротив.

- Малфой.

- Нет, вы ошиблись, - Люциус брезгливо дернул плечом и отвернулся.

- Что за чушь! Сидишь тут по-малфоевски, одет в малфоевские тряпки, и заявляешь малфоевским голосом, что ты – не ты.

- Блэк, заноза ты такая, я не Малфой только потому, что не хочу навязываться. Ты недавно мне жаловался на мое излишнее присутствие.

- Я был пьян.

- Это не меняет дело.

- Еще как меняет, Малфой!.

- Откровенно говоря, ты мне совершенно наскучил. Жалкое зрелище. Что в пьяном виде, что сейчас.

- Ты хочешь сказать, что я тебе совершенно не нравлюсь?

- Это само собой разумеется. Ты мне никогда не нравился и нравиться не будешь.

- Отлично. Сменим тему. Что ты здесь делаешь?

- Слушай, тебе не надоело спрашивать одно и то же? У меня могут быть личные интересы, которыми делиться с тобой я не намерен.

- Зато я готов тебя выслушать.

- Кто? Ты? Старая побитая дворняга, которая только и делает, что ноет о том, что жизнь не удалась.

- Малфой…

- Ты только что готов был меня выслушать. Что, давно тебя мучает быстрая смена настроений? Это маразм, Блэк. Тебя бы полечить, ну или кастрировать в ближайшем будущем. Иначе…

Люциус договорить не успел, Блэк кинулся к нему, с силой вцепился руками в горло, большими пальцами надавливая на ямочки под подбородком.

- Тшш, Малфой, - зашептал Сириус в ему в губы, - не нервничай, знаешь ли, ранняя седина появляется.

- Идиот, мне это уже не страшно, - просипел Люциус, с силой дергая прядь, спадающую Блэку на лицо.

- А что тебе страшно?

- Быть задушенным собакой. Знаешь ли, это весьма неприятно, и уж особенно мне.

- Я не буду тебя душить.

- Это, конечно, радует безмерно. Просвети меня тогда, что ты собираешься делать.

- Я точно не знаю еще, - задумчиво произнес Сириус. – Может быть, это?

Он наклонился ближе и его губы почти прижались к губам Малфоя. Почти.

- Нет, - рявкнул Люциус.

- Нет? Тогда, может быть, это? – Сириус нагло ухмыльнулся и прижался сильнее, усиливая хватку на горле, так как Малфой пытался вырваться.

Глаза Люциуса сузились, и Блэк не стал ждать. Он подался вперед и надавил языком и, как ни странно, рот послушно раскрылся. Сириус отстранился и усмехнулся, гладя пальцами чудесный шелк на плечах Малфоя.

- Но раз ты не хочешь, то и делать я этого не буду. Счастливо оставаться.

- Вернись, Блэк!

- Не пиши мне, Малфой. Я не отвечу.

- Вер-нись!

Дверь перед Блэком отворилась и появился поднос с бутылкой вина и бокалом. За ним следовал банкир.

- О, вино для мистера Малфоя, - радостно вскрикнул Блэк и ушел, провожаемый двумя взглядами – изумленным у одного и насмешливым у другого.

* * *

Шестая встреча

Тишина мягко окутывала Сириуса, спускалась к самой земле и стелилась словно густой молочный туман. В зеленой листве тени играли в прятки с солнечными зайчиками. Блики падали на траву, скакали по бордовому граниту, отливали золотом на выбитых в камне надписях. (Блэк стоял возле ограды, держась рукой за металлическую стрелку, одну из множества венчавших низкий, в полметра высотой забор.

Небо высокое и чистое, пронзительно-синее, единственный извечный наблюдатель невеселого пейзажа, который разнообразили только утоптанные дорожки между гранитными плитами.

- Блэк.

- Малфой.

- Я пришел.

- Я вижу.

- А почему я тогда встречаю тебя везде, но только не в этом месте?

- Это странный вопрос.

- Да. И я знаю на него ответ.

- И я могу не отвечать?

- Не отвечай, Блэк. Если не хочешь.

- Ты как-то сказал, что я нелогичен…

- Я много чего говорил.

- …почему сейчас на тебе не шелк?

- Я не ношу шелк, Блэк. Уже давно.

- Значит, я так хотел. Я хотел, и ты был.

- Или наоборот. Я хотел, и был ты.

- Да, - Сириус грустно улыбнулся. – Но знаешь, приходи действительно как-нибудь ко мне. Мне неприятно твое общение. Но никого больше не осталось.

- Я так и понял.

- Вот черт, отлично. К кому ты?

- К сыну.

- А. Ясно. До встречи, Малфой.

- До встречи, Блэк.

Сириус отпустил металлическую стрелку и быстрыми шагами устремился к воротам, чувствуя как лихорадочно бьется сердце. Только бы не оглянуться и не увидеть, как тает в послеполуденном солнце высокая фигура. А так ничего, можно жить.

Шагнув за изгородь, Сириус не удержался и всё же оглянулся. На центральной дорожке, среди фигурных надгробий Малфой исчез.

* * *

Седьмая встреча

Тяжелая дверь отворяется, выпуская на подъездную дорожку луч яркого электрического света.

- Проходи, Люциус.

- Ты уверен, что ты тут живешь?

- Похоже на то.

- Это отвратительно, Блэк. Прямо как ты.

- Я тоже рад тебя видеть.

- Только не будем в честь этого обниматься! Дай я хотя бы сначала в дом зайду…



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni