Кот, камин и воспоминания

АВТОР: Sata Lisat
БЕТА: Serpensortia

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Северус
РЕЙТИНГ: PG-13
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: romance

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: двое студентов искали ужасы в жизни двух профессоров. И нашли.

ПРИМЕЧАНИЕ: фик написан для Цыцы.


ОТКАЗ: доказывать, что Роулинг владеет правом, означает только, что она им уже не владеет, а левом владеют слэшеры)




Распорядок всегда был один и тоже.

Он устраивал обоих и был наиболее эффективным в их повседневном ритме жизни. В Косой переулок они ходили вместе; в Гринготтском банке счета были разными, но все решали доверенности, выписанные на имена друг друга. Перед тем, как идти в Большой зал, они всегда встречались возле перехода, ведущего в подземелья. И никто из студентов не рискнул бы занять место профессора Поттера возле написанной волшебной акварелью картины знаменитого алхимика 17 столетия Эльса Уэстерлофа. Потому что именно возле этой картины находился тот самый камин, через который Поттер и Снейп возвращались к себе домой каждый вечер после уроков, и именно под картиной профессор дожидался своего мужа. Единственный камин в волшебном мире, ведущий в таинственную квартиру ужасно популярного Гарри Поттера и неизменно мрачного Северуса Снейпа. Попасть в эти комнаты другим путем обыкновенным студентам, которым нечего делать, было невозможно. Потому что это место было ненаносимым на карту и потому что единственным хранителем адреса был Ремус Люпин, местопребывание которого было навсегда неизменным - кладбище.

По Хогвартсу ходили легенды, подробно описывающие всевозможные чудеса и таинства, которые так ловко прятали профессора. Как раз там, согласно легендам, и находилась распределяющая шляпа – скорее всего в громоздком и потерявшим лаковый блеск шкафу – которая до сих пор считалась невосполнимой потерей после разрушения Хогвартса в период войны. Чучело феникса – любимого фамилиара самого Альбуса Дамблдора – тоже хранилось именно там и стояло, по всей вероятности, в прихожей. Перья из хвоста феникса выщипывал рыжий кот Живоглот, потому что хаффлпаффки считали профессора Поттера благородным и смелым и, по их мнению, он не мог оставить бедного котика в одиночестве после трагической смерти прежней хозяйки – Гермионы Грейнджер. В кладовке в коридорчике между столовой и гостиной пылился Кубок Огня и обгоревший кусок алой шторы из спальни в давно разрушенной гриффиндорской башне. Вообще в этом доме было шесть темных комнат, пропахших плесенью и пылью и заставленных помутневшими от времени магическими зеркалами – Еиналеж стояло в спальне. Бархатистые на ощупь обои потерлись и наверняка покрылись странными пятнами неизвестного происхождения. Ножки всех столов, кресел и кушеток перевивали змейки с высунутыми язычками, и некоторые слизеринцы, когда рассказывали об этом первокурсникам, понижали голос и шептали, что раз в месяц змейки начинают шипеть, и тогда лучше не присаживаться в кресло – оно может поглотить несчастного, и потом профессор Снейп закатит такую контрольную и с такими редкими ингредиентами… человеческая печень или еще что похуже.

А ванная… это промозглое и вечно сырое помещение, в котором стоит чугунная ванна на львиных ножках, а в раковине отмокает пара метров драконьей шкуры. Здесь гуляет эхо, на каменных стенах разводы плесени, а за зеркалом живет выводок пауков.

В общем, всех деталей и не упомнить. Правда, Пивз тоже исчез из Хогвартса… но настолько далеко благородство Гарри Поттера не распространяется.



- …вот поэтому мы просто обязаны пробраться туда и хоть что-нибудь вынести. Иначе эта выскочка Блэр опять будет смотреть на нас свысока. Кому это нужно? Мне не нужно. А так слава героев нам обеспечена. Вдруг удастся найти что-нибудь этакое… Отчего старину Снейпа упекут в Азкабан, и контрольная в понедельник отменится?

- Слишком сложно. Но припоминается мне, у нас еще и отработки в понедельник, поэтому вскрытие этой тайны и проникновение в дом к профессорам я считаю оправданной мерой. Ты не мог бы слева прикрыть меня учебником…

- Так?

- Угу, спасибо, а то наша уважаемая профессорша как-то странно на меня смотрит…

- После того, как мы тебя обрили, на тебя все странно смотрят. Это нормально. Я тебе скажу, что ненормально. Что Блэр как раз-таки не смотрит!

- Борода Дамблдора! Я уже не могу это слышать. Ну и чего ты ржешь, как тролль на балете?

- Ты иногда такие вещички говоришь…

- Скажи спасибо, что я сказал не «носки Дамблдора». Или подштанники Дамблдора. Или…

- Я понял.

- …очки Дамблдора. А я еще и Снейпа могу упомянуть.

- Ой, не надо. Это плохая примета.

- Плохая примета, это когда через час зелья, а эссе еще не написано.

- Балда, это не примета, это жизнь.

- В любом случае предлагаю отомстить. За все и сразу. Завтра суббота… Значит, они до трех часов ведут занятия у семикурсников. А у нас… так. Что у нас-то?

- Предсказания.

- Да? Тем лучше. Запросто прогулять можем. В запасе будет шесть часов, собственно, если в холле пусто будет, сможем даже шкаф вынести, если понадобится.

- Через камин?

- Значит, не понадобится. Решено.

- Я возьму с собой магическую мантию-невидимку из набора «Умники Уизли».

- Ты главное мозги с собой возьми…

- Кто бы говорил. Спорим, не сможешь вспомнить тему урока?

- Хм, не особо и хочется. Тема как тема. Тупая тема. Ничего интересного, зря время теряем, а могли бы сейчас вместо этого эксперимент провести, посмотреть, что будет с твоей совой, если напоить ее отваром говорливости… Но нет, сидим, не поговорить нормально, одна арифмантика на уме. Самый никчемный, нудный, противный… познавательный и интересный предмет, профессор Холл! Просто заслушался, эээ, не могли бы вы повторить тему урока?



Учиться на шестом курсе было сложно. С утра до вечера занятия, злые и несправедливые профессора отнимают последние крохи свободы, назначив непомерные отработки. И за что? Да просто так! Ничего особенно ни мистер Рейздвиг, ни мистер Скондрел не делали. Потому что если бы делали, их бы давно отчислили, разве не так? Зато благодаря неуемной смекалке и куражу оба шестикурсника могли бы написать мемуары, в которых, например, подробно описывался кабинет директора – столько времени там загублено на обсуждение с директором своего поведения. Портреты встречали их как родных – подмигивали и посмеивались. Полностью седая МакГонагл нагло врала им в лицо, что поседела она из-за них. Неправда! И на первом курсе она была белее снега.

Профессор Холл настырно лезла в личную жизнь и вдалбливала основы арифмантики. В то время как студенты гуляли по Хогсмиду и наслаждались свежим и сладким деревенским воздухом, несчастные мистер Рейздвиг и мистер Скондрел драили плиты пола в кабинете, потому что всего лишь добавили в чернила того изумрудно-зеленого варева, которое получилось у них на зельеварении вместо средства от головной боли. Маленьким взрывом задрало мантию профессорши и растрепало волосы. И все!

Профессора Поттера не устраивали их сочинения. А почему, спрашивается? Потому что, видите ли, вместо изложения семи способов защиты от эльфийских мороков мистер Рейздвиг и мистер Скондрел подробно описали 99 способов защиты от профессора Снейпа. Это был недельный труд – помятый, забрызганный чернилами и тыквенным соком – но профессор Поттер не посчитал нужным испробовать данные в нем советы, а ведь практика могла бы помочь подтвердить теорию. Вместо этого профессор Поттер назначил отработку на месяц. А сочинение свернул трубочкой и убрал в стол.

Старый Филч в открытую предлагал им яду. Они брали, наверняка пригодится.

Тренер по квиддичу в начале каждого года исправно писал записку директору, в которой предлагал избавить благородный спорт от опасности быть превращенным в аттракцион ужасов. Директор отвечала, что лучше пусть уж они два раза в неделю тратят энергию на гонку с битами за бладжерами, чем сидят в это время в замке и занимаются своими личными делами. Потому что когда эти двое занимаются своими личными делами, впоследствии случается что-нибудь ужасное. Как в прошлом году – рухнул проход в подземелья и отрезал профессора Снейпа от мира. Или как в прошлом месяце – по коридорам Хогвартса носились дикие призрачные кошки, выпущенные из кабинета ЗОТИ. Можно еще случай на прошлой неделе вспомнить – все стулья возле обеденного стола преподавателей в Большом зале были обмазаны «Удивительно-липким клеем Умников Уизли», поэтому профессора сидели до последнего, не желая привлекать лишнее внимание. А студенты думали, что грядет важное объявление, и тоже сидели. Поэтому профессору Поттеру пришлось выпутываться из мантии и выгонять всех из зала. Зато контрольная по трансфигурации была сорвана.

Но это так, мелочи. Незаслуженное проявление внимания к двум совершенно безобидным мальчикам.

Которые сейчас стояли перед громадным камином в холле с озабоченными выражениями на лицах. Сквозняк бродил по холлу, трепал огоньки свечей, и эхом отдавалось постукивание носком потрепанной кроссовки по каменному полу.

- Может, стоит пойти на Предсказания?

- Может, стоит тебе заткнуться? Я что, зря нанес на лицо боевую раскраску «Умников Уизли», чтобы отпугивать злых духов?

- Против Снейпа не поможет, мы же проверяли.

- Мы тогда забыли знак Трепета нарисовать. А в руководстве говорится, что это важно. Хотя Предсказания внезапно стали весьма привлекательными. Хм.

- Ладно. Давай порох. Сейчас дождемся Трелони какую-нибудь, и прощай шанс прославиться. Если что, у меня под свитером мантия-невидимка. Хотя по идее помешать ничего не должно. Просто зайдем в дом. Посмотрим, убедимся, что старина Снейп чернокнижник, держит настоящего Гарри Поттера на привязи и собирает черепа провинившихся студентов, и домой.

- А ты не думал, что если нас застукают, то его коллекция пополнится двумя славными черепушками?

- Придурок! Про черепа – это шутка была. Нас варить будут. Наши же сокурсники, только они не будут знать, что это мы.

- Успокоил.

- Надоел ты мне, сил нет. Шагай давай в камин!

- Почему это я первый?

- А потому что все стратегически важные силы, то есть меня, нужно беречь. А вдруг там ловушка? Вдруг они оба зомби и каждый раз с кладбища возвращаются? Потому что только они и выживали после войны. Представляешь, как страшно – уходишь из надежного, защищенного замка, а появляешься на старом, заброшенном кладбище…

- Идет дождь, комья земли расползлись, обнажая выщербленные ступени в склеп…

- Да-да, именно так.

- Трус ты, Рис! Дай сюда мешок с порохом.

Мешочек пыльный и одна тесемка оторвалась, но порошок еще есть – искрящиеся от трения крохотные гранулы. Надо зачерпнуть горсть, и пока порох не просыпался сквозь пальцы, как пляжный песок, швырнуть за каминную решетку на площадку для дров, шагнуть следом и сказать…

- …Дом Гарри Поттера и Северуса Снейпа!..

- Подожди, Рол! Я передумал, на фиг нам не нужны неприятнос… Вот черт, - Рису пришлось зажмуриться от вспышки зеленого пламени. Мгновение, и он один в холле. Еще мгновение, почерневший труп Рола камин так и не выплюнул, значит можно и самому забраться в камин, такой большой, что даже нагибаться не надо, и…

- …Дом Северуса Снейпа и Гарри Поттера!..

И резкий спуск вниз, словно падаешь, падаешь, и конца-края нет, только головокружение все усиливается, и полы мантии вьются возле лица от порывов ветра.

Внезапная остановка бросает на колени и дальше, вниз, через каминную решетку на… потрескавшийся каменный пол, рассохшийся паркет, скользкую землю, в объятья рогатого демона… на ворсистый бледно-серый ковер.

- Опаньки…

- Говорит, значит существует.

- Эх, друг, помоги-ка лучше мне, несчастному и зашибленному, подняться, а то как активируется какое-нибудь защитное заклятие, о котором мы, кстати, с тобой и не подумали.

- На склеп не похоже. Скорее на кабинет.

Овальная комната, вместо стен от потолка до пола резные стеллажи, заставленные разномастными книгами. Они огибают комнату, проходят над дверью с позолоченной ручкой, над камином и вокруг единственного окна. Часть комнаты освещена лучами утреннего солнца, и золотистые надписи на корешках вспыхивают яркими бликами. Цветное пятно зеленых, красных, черных, желтых обложек на фоне сумрака и теней остальной комнаты.

- Книги…

- Из человеческой кожи…

- Запрещенные…

- Унесем парочку!

- Смотри, стол!

…массивный и широкий, блестит лаковой крышкой. На нем квадратная чернильница с серебряной крышкой. Стол освещен солнцем, и видно, что она из очень темно-зеленого стекла, а на граненом боку тонкий вензель. На середине стола лежит плоская вытянутая коробка из странно-гладкого металла, манящая своей таинственностью и непонятностью…

- Не бери это в руки! А вдруг портключ в другой мир?

- На ней написано слово…

- Которое ты не будешь произносить, потому что это точно самопроклятие!

- «Записная книжка». И как же в ней пишут? Высекают на поверхности? – Рол задумчиво проводит ладонью по внешней широкой стороне.

- Может, это что-то наподобие дневника Реддла, про который нам на истории рассказывали? Дневник Снейпа – звучит очень и очень достоверно.

- Как думаешь, если заберем, заметят?

- Стопудово. Не зря же тут лежит. Тем более если это какой-нибудь пожиратель душ или еще что, нам же боком выйдет. Ни за что не отвертимся, что, мол, само прилетело.

- Ну ладно. Положу-ка я его на место…

- Давно пора. У меня подозрительно дрожат колени, видимо, тут аура такая, напиталась злом и болью, и вот теперь протискивается через поры мне под кожу и завладевает моей сущностью. Поклянись, что если у меня покраснеют глаза и удлинятся зубы, ты сначала отведешь меня к директору, и только потом, если не выйдет меня спасти, вобьешь мне кол в сердце.

- Разумеется. Мы же еще на втором курсе эту клятву вырезали на обеденном столе в Большом зале. Хотя кабинет…

- Портал в другой мир!

- Хорошо, этот портал обычный, не находишь?

- Конечно, а вдруг кто в гости к ним придет? Так с виду будет прилично смотреться, зато за дверью нас ждут ужасы. Я уверен, стоит отворить, и на нас набросится дикий горный огнекраб! Открывай.

- Ну как всегда. Да я легко возьму и…

…прикоснулся к ручке двери. Медленным нажатием задействовал замочек, который громко щелкнул, и дверь подалась. Потихоньку поползла в сторону и замерла. В узкой щелке почти ничего не было видно, только деревянные панели, которыми обшит…

- Коридор. Как странно, я думал ад.

- Скажешь тоже. Обычный коридор, я начинаю думать, что мы ошиблись адресом.

- Не может быть.

- Кстати, он не очень-то и длинный, и всего три двери. В итоге получается четыре комнаты… Не густо. А говорили шесть.

- Мерлин мой, всего лишь три комнаты обойти надо... Ты так и будешь стоять?

- Я могу лечь, только не уверен, что ковер меня не проглотит.

- Ладно, отойди в сторону, умник, я открываю следующую дверь.

Вздохнул и открыл. В большой комнате… в очень большой комнате не светло. Полумгла, которая бывает лишь ранним утром, в ней отчетливо видны все предметы обстановки – кожаный низкий диван, два кресла с вытянутыми спинками, камин с полупрогоревшими поленьями, словно вчера кто-то сидел около него и грел ноги, часы на каминной полке. На полу возле дивана пушистым комом лежит плед, а на пледе…

- Ко-от!!

- Ты чего орешь?! Может, лучше сразу записку оставите, мол, были, ничего не взяли, не волнуйтесь? – рыжеволосый волшебник, взгляд сонный и недовольный, облокотился на раму, скрестив руки.

- Действительно, хотя поздно уже, и так всех разбудил, - девушка в школьной мантии, на груди вышиты буквы – две изящные Г.

- Говорящие картины! Говорящие карти…

- Ну да, Рис, у нас в Хогвартсе сотни таких, помнишь?

- Это от неожиданности. Они нас сдадут. Вы нас сдадите?

- Зачем? Вы и сами себя… с успехом. Кис-кис, Живоглотик, испугали бедную киску…

- Вы не понимаете. Профессор Поттер…

- Кто? – смешок. Девушка хмурит лоб, рыжеволосый смеется.

- Профессор Поттер, Гарри Поттер. Вы должны были слышать о нем хотя бы потому, что висите в его гостиной.

- Рол! Так я и знал, что мы ошиблись адресом!

- Нет, не ошиблись. Мы действительно живем в доме Гар… профессора Поттера. Просто он редко сюда заходит, вечно занят, а время та-ак быстро летит, - девушка зевнула. – В любом случае, можете не беспокоиться. Если Рон и захочет рассказать о вас, то сделает это не очень скоро. Когда докричится.

- А почему профессор Поттер сюда не ходит?

- Ему не нравится, что мы тут висим.

- Так чего он вас не снимет?

- А он не может.

- Чушь. Нелогично. Его гостиная, что хочет, то и делает. А что профессор Снейп говорит?

- Потерпеть. Он говорит, что надо потерпеть… И он вернется сюда.

- Не понимаем, - хором.

- И хорошо, – ласково. – Зачем вам боль потери? Время… оно медленно, но неумолимо. Когда-то его пройдет достаточно много, и боль утихнет, а пока мы висим. И ждем.

- Бедные…

- Нет, нам хорошо тут. А у вас краска на лице размазалась…

- Так надо! Это защитные надписи.

- От кого?

- От проф…

- Заткнись, Рис!

- …от кого надо. А куда ведет вон та дверь?

- В столовую. Но она тоже закрыта. Гар… профессор Поттер и профессор Снейп сидят обычно в малой гостиной. Но не думаю, что вы их ищете.

- А кот царапается?

- Не больше, чем ваши собственные отражения. Он призрачный.

- Что?!

Дрожащая ладонь опускается к взъерошенной шерстке, замирает на полпути – на тыльной стороне руки пятна чернил и выведенная магическим чудо-карандашом фраза «Рол-завоеватель» - резко опускается на гибкую рыжую спинку и проходит вниз, только зыбкий, плотный туман приятно холодит кожу. Силуэт кота на миг расплывается, потом струйки тумана вновь собираются вместе, и кот муркает и трется головой о ноги изумленного мальчишки.

- Но он цветной!

- Ну да. Фантом.

- Вы еще сову не видели… - буркает рыжеволосый.

- Что, тоже фантом?

- Нет, лысая от старости, но еще дышит.

- Что еще тут интересного?

Любопытный взгляд останавливается на фарфоровой коробке на подоконники. Шаг вперед.

- Там фотографии. Ничего интересного. Наш выпуск и две со свадьбы.

- Чьей?

- Неважно, - девушка улыбается.

Громко щелкает минутная стрелка, и часы на каминной полке мелодично звякают. Двенадцатый час.

- Значит, ничего сверхъестественного здесь нет?

- Только мы и котик.

- Ужасного, страшного, жуткого тоже?

- Только воспоминания в той коробке. Идите.

- Ага. Если что, мы еще вернемся. Поболтать.

- Попробуйте, - серьезно кивает девушка.

- Дверь с той стороны закройте, сквозняк вреден для картин… - бросает рыжеволосый.

Скрип закрываемой двери, и тишина. Сердце быстро стучит под свитером, и хочется вздохнуть. Глубоко вдохнуть… свежего воздуха, захлебнуться ветром. А здесь пахнет затхлостью.

«Воспоминаниями», - сказал бы рыжеволосый.

- Пойдем в Хогвартс. Нет тут ничего. Просто дом. Чужой, кстати. И не просто чужой, а опасно чужой. Здесь Снейп живет.

- Еще две двери. Спать же потом не будем. Захотим обратно вернуться и узнать, что за ними.

- Я тебе и так скажу. Спальня и малая гостиная. И они тоже обычны. Здесь люди живут.

- Мы четыре года считали, что они не люди, и вот теперь из-за двух болтливых портретов изменить свое мировоззрение?? Просто посмотрим и все.

- Но только посмотрим. Ничего брать не будем. А то как-то не по себе. Чем дольше я здесь нахожусь, тем больше мне хочется пойти и почитать арифмантику.

Оба торопливо идут к следующей двери, распахивают и с облегчением понимают, что ничего интересного и здесь нет. Обычная комната с обычной мебелью, портьеры наглухо задвинуты, отчего комната погружена в бордовый полумрак. Через спинку потертого дивана перекинута мантия, на столике между кресел чашка с недопитым кофе.

«-Поттер, опаздываем!

- Да иду я уже, кофе не допил, - жалуясь».

Пахнет кофе. И куча свитков, везде… на полу, под покрывалом на диване, на полках…

«- Мерлин, еще тридцать эссе. Прихожу к выводу, что наказание не для студентов, а для профессоров.

- Так не проверяй, кто заставляет?

- А можно?

- Тебе все можно, ты же, кхм, Гарри Поттер, - ехидно.

- Скажешь тоже, - мягко смеется».

- Так вот куда наши непроверенные эссе деваются. Они их просто сюда скидывают и все.

- Угу.

Учебник «Основы ЗОТИ» - уголки загнуты, на страницах куча пометок, написанных чернилами – раскрытый лежит на трюмо.

«- У меня сегодня два урока, а я опять не подгото-овился, - зевает.

- Закати контрольную.

- В прошлый раз уже закатил.

- Ну расскажи что-нибудь по теме.

- Эээ, не помню я тему.

- У нас учебник по ЗОТС в кабинете есть, возьми, почитай первую главу».

- А сам говорит «Не смейте мять страницы и рисовать на них чертиков».

- Ага.

Рядом с книгой два новых журнала по квиддичу и один старый, потрепанный – по зельеварению. И свиток пергамента, до того измочаленный и дряхлый, что совершенно непонятно, почему он еще не лежит в камине на растопке.

«- Сегодня четверокурсники сдавали сочинения по защите от эльфийских мороков.

- И что?

- Оба твоих любимчика…

- Кхм.

- …сдали некую вещичку, которая тебя заинтересует, - смеется.

- Что именно?

- О, это войдет в историю, если напечатать в газетах.

- Даже так?

- Я тебе прочитаю, если ты отвлечешься от своего скучного журнала и заметишь, что на мне ничего нет».

- Это очень знакомый пергамент…

- Да, вон отпечатки твоих пальцев. Это наши 99 способов защиты от Снейпа!

- Профессору Поттеру понравилось!

- Нас ждет богатое будущее!

- Или смерть, если мы не унесем вовремя отсюда ноги. У нас в запасе полтора часа. Зайдем в еще одну комнату и все.

- Заметано.



Посмеиваясь, они покидают комнату и пересекают коридор. Застыв у последней двери, молчат, осматривают ее. А вдруг именно там скрывается то таинственное и ужасное, чего они искали так долго. Прикладывают ухо к прохладной поверхности, вслушиваются. Ничего не слышно. Тогда один тихонько нажимает на ручку, толкает дверь и шагает внутрь и открывает рот от изумления. Второй возмущенно толкает его в спину и протискивается следом. И застывает.

В спальне тихо. В спальне много интересных вещей: в углу стоит большое зеркало, на деревянной раме которого вырезано старинное заклятие. Радужные стеклянные колдометры, ветхие шкатулки, набитые говорящими перьями, магические вредноскопы сбились в кучку на комоде. Колбы и сосуды, наполненные светящимися жидкостями, рассыпанная горсть чешуи дракона, синий огонь, заключенный в стеклянный куб, песочные часы, галлеоны, карты, раковины, бутылки из-под вина…

И на постели, на широкой постели – простыни свисают до пола, покрывало отброшено в сторону – разметавшись, раскрасневшись во сне, спит профессор Снейп. И к его плечу прижимается профессор Поттер – его почти не видно из-за одеял, только растрепанные волосы и рука. И он сопит. Потому что профессор Снейп так сопеть не может.

Аристид молчит, потом хватает за загривок Рола и толкает к выходу, беззвучно шевеля губами.

- А ванная?! – спрашивает Рол, округляя глаза, и сам смеется так тихо, что и сам себя не слышит.

Дверь тихонько притворяется, и они на цыпочках крадутся к кабинету, высыпают остатки и – оглушенные и потрясенные увиденным – возвращаются в Хогвартс.

* * *

- Ну что сказать. И ничего-то интересного мы…

- А где это вы были?!

- Мы?! Нигде.

- Из камины вылезли, все в краске, пыльные! Неужели в доме, - шепотом, - профессора Снейпа побывали?

- Ну…

- Расскажите! Эн! Дэннис! Энди!

- Блэр, не надо! – умоляюще.

- Они были там! Представляете! Я в ужасе! Я в шоке!

- Расскажите!

- Немедленно!

- Или мы расскажем, кому надо.

- Да ничего там интересного нет, так, надгробия, мертвые, колы, мумия Ремуса Люпина в виде оборотня…

- Да-а? Вау!

- Угу, сначала попадаете в эээ, в склеп. Потом в ванную, и она такая гулкая, мокрая, за зеркалом пауки живут, а в раковине у профессора Снейпа печень к нашей контрольной…



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni