Послание в бутылке
(Message in a bottle)


АВТОР: themostepotente
ПЕРЕВОДЧИК: GnightG
БЕТА: LaSuena
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Драко
РЕЙТИНГ: NC-17
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: angst

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: То, что полилось из бутылки, было почти неуловимо. Мелодичная грусть, напоминающая завораживающий плач баньши. И лишь прислушавшись к ней всем своим сердцем, Гарри понял… «Неужели это от...?»

ДИСКЛЕЙМЕР: В основу данного художественного произведения положены персонажи и сюжетные ходы, созданные Дж. К. Роулинг и принадлежащие ей, в различных изданиях, включая, но не ограничиваясь этим, продукцию компаний Bloomsbury Books, Scholastic Books, Raincoast Books, а также Warner Bros., Inc. Данное произведение создано и распространяется в некоммерческих целях, не подразумевая нарушения авторского права и прав на товарные знаки.

ПРИМЕЧАНИЯ ПЕРЕВОДЧИКА: Laphroaig - марка виски "псевдобочковой крепости" в 50%.





Драко обожал пляж с тех пор, как был ещё маленьким мальчиком: плеск волн, тихие крики чаек, солнце, заходящее в шафранно-жёлтом великолепии. Идеальное место для того, чтобы собраться с мыслями. В последнее время, мысли Драко занимали прошедшие семь лет его жизни и мальчик, заполнивший их.

Он сидел скрестив босые ноги, его штаны промокли до колен. Драко старательно опустошал бутылку «Laphroaig», но отнюдь не к опьянению он так отчаянно стремился. Ему понадобилась бутылка. Когда выдерживать жжение в горле больше не было сил, он выплёснул остатки виски на песок. Как и все в жизни Драко, оно отслужило свою службу.

Он нашёптывал бутылке свои печали и горести. И когда он закончит, только океан будет знать его сокровенную тайну.

* * *

«18 августа 1997 года.

Сколько нужно прожить, чтобы узнать, что такое любовь? Одиннадцати лет достаточно? А пятнадцати? Семнадцати? Как раз столько мне сейчас. А може,т нужно двадцать или двадцать пять?

Мой отец ничего не знает о любви, хотя он старше меня в три раза. Он пытается проложить себе дорогу в сердца жены и сына – банкнотой и монетой, металлом и камнем. А что будет, когда закончатся деньги? Как тогда он будет демонстрировать свои постылые и отвратительные собственнические чувства?

Я не знаю, что такое любовь. И могу никогда не узнать, что это. С того момента, когда я впервые предложил дружбу Гарри Поттеру, и до того момента, когда я сделал это в последний раз, я знал, что чувствую что-то. Вначале, когда он отверг меня , это грызло и выворачивало наизнанку. Но и Рим не сразу строился, рассудил я, и сделал вид, что возненавидел. Никто не сможет долго выдерживать ненависть. Он прибежит ко мне.

Но этого не случилось, и вражда продолжала расти. Соперничество между нами стало легендой, но вдвоём в центре внимания оказалось слишком тесно. Я завидовал его успеху, его приятельским отношениям, даже его промашкам, потому что героям все прощают. Боги, как же я хотел быть им. А раз уж я не мог быть им, я хотел быть с ним. На том и погорел.

Я думал о нем днем и ночью, каждый час. С мыслью о нем я просыпался, и с мыслью о нем засыпал. А во сне видел его. Даже когда я не мог вспомнить, что мне снилось, я знал, что мне снился он. Гарри Поттер завладел моей жизнью как никто другой.

Семь лет пролетели очень быстро. Семь лет, проведённых в издевательствах, драках, ненависти. Как бы я хотел, чтобы мы провели их лучше. Но на прощание я оставил ему кое-что на память о себе. Первым подарком было моё «До свидания».

Моя печаль утекает слишком быстро, и потому я должен закупорить эту бутыль, пока ещё хоть что-то осталось. Гарри Поттер, если когда-нибудь эта бутылка найдёт тебя, пообещай встретиться со мной, чтобы я смог сказать тебе о моём втором подарке. Я буду ждать тебя на этом пляже, с белоснежным песком и холодной синей водой, накануне каждого твоего Дня Рождения»

* * *

Драко не особо полагался на свою затею. Шансы на то, что Гарри когда-нибудь получит это или перестанет ненавидеть, были приблизительно миллион к одному против него. Взяв бутылку за горлышко, Драко попросил судьбу сделать ему хоть одно одолжение и швырнул бутылку как можно дальше. И только океан будет знать его сокровенную тайну.



Годы спустя.

Гарри совсем недавно научился любить пляж. Раньше он никогда не радовался ему. Когда он ездил к морю с Дурслями, Дадли всегда пытался утопить его или растоптать его песочный замок. Гарри не находилось места под зонтиком, и его светлая кожа покрывалась волдырями и ожогами, заставляя мучиться по ночам. Возможно, именно поэтому он предпочитал ночной пляж, посещая его в одиночестве. Он строил и перестраивал песочные замки, как ему хотелось, и в разрушениях мог винить только прилив.

Сегодня он решил порисовать в своём альбоме. Палочка светилась и парила над ним, а сам он увлёкся штриховкой так, что не замечал бутылку, которая прибилась к берегу. Она несколько раз ударилась об его ноги, прежде чем он обратил внимание.

На мгновение Гарри вспомнил свой первый пикник на пляже. Как обычно, Дадли мусорил, а Гарри убирал за двоюродным братом. Подняв бутылку, Гарри испытал странное чувство, что ему не следует её выбрасывать. Бутылка в его руках выглядела дико и неуместно, но Гарри уже не мог с ней расстаться.

Она казалась пустой, но даже заброшенный дом хранит отпечаток прежних хозяев. Странный туманный тоннель начал образовываться в ней, раскручиваясь так стремительно, что бутылка, казалось, вот-вот лопнет в руках у Гарри. Оставалось только распечатать ее, какой бы глупостью это не оказалось.

То, что полилось из бутылки, было почти неуловимо. Мелодичная грусть, напоминающая завораживающий плач баньши. И лишь прислушавшись к ней своим сердцем, Гарри понял… «Неужели это от...?»

Драко Малфоя. И тогда Гарри опустил взгляд на альбом, в котором рисовал Драко.



31 июля

Как всегда, этот день Драко провёл в ожидании. Ночь опустилась на пляж, принеся с собой лёгкий бриз с океана. Ещё час, и полночь сменила бы этот день другим.

В неутихающем грохоте прибоя было невозможно что-либо расслышать, Драко даже не пытался. Пальцы, коснувшиеся его плеча, едва не заставили его выпрыгнуть из кожи. Он боялся обнаружить кого-то, тайком следившего за ним даже больше, чем, обернувшись, увидеть, что здесь никого нет.

Гарри выглядел иначе, чем в воспоминаниях Драко. Грудь стала шире, тёмные волосы струились по плечам. Даже шрам выглядел по-другому, поблекнув после падения Волдеморта. Неизменными остались лишь школьные очки в грубой оправе.

«Не ожидал, что ты когда-нибудь придёшь, - подумал Драко, и Гарри ни к чему было отвечать - Драко и сам знал ответ - «Я тоже не ожидал. Но рад, что это случилось»

Драко так и не смог вспомнить, кто первым потянулся навстречу. Он закрыл глаза, и Гарри вслед за ним. Минутный поцелуй, казалось, длился годами, и прежде чем дело зашло дальше, у них подогнулись колени.

Гарри был настойчив и пылок как никогда прежде. Сорвал с него одежду и перевернул на живот. В его голосе прорезались мурлыкающие нотки, когда он отпустил комментарий по поводу лишённой следов загара кожи Драко, прежде чем раздвинуть тому ноги. Чувствуя, как член Гарри касается его ниже спины, Драко вжался в прибрежный песок.

Но стоило Гарри начать покрывать поцелуями его облепленную песком спину, дразня языком, Драко выпустил на волю развратную часть своей натуры, которую берег только для него, и раздвинул колени, демонстрируя покорность и желание.

Линия прибоя стала их алтарём для жертвоприношений.

Язык Гарри скользил в расщелине Драко, мокрый и горячий, словно нагретые солнцем волны. Язык и пальцы трудились вместе, растягивая тугое отверстие: проникая, скользя, вонзаясь, овладевая. Драко извивался, выгибаясь всем телом, на зависть любому акробату, изнемогая от желания убедиться, что Гарри тоже получает от этого удовольствие.

Драко годами был лишён возможности что-либо ощущать, оглушённый одиночеством и отчаянием, но толчок головки члена Гарри в его смоченный слюной вход наполнил Драко ощущениями, от пяток до кончиков пальцев. Когда Гарри вошёл в него, Драко вонзил пальцы в песок, глядя как царапины, оставленные его пальцами, зализывает накатившая волна.

«Боги, как же больно!» Боль насиловала его, но Драко был готов принять член Гарри. Годы воздержания наконец-то взяли над ним верх, и он попытался переварить боль: прожевать, проглотить, затолкав глубоко в желудок. Гарри решил поступить иначе и потянулся к бутылке масла для загара, торчащей в песке. Драко ощутил одновременно разочарование и облегчение от прерванного акта, а затем Гарри вошёл в него второй раз.

В какой-то момент лицо Драко оказалось вжатым в песок, и все, о чем он мог думать - это как не задохнуться. Гарри не давал перевести дыхание. Накатившая волна холодной воды просочилась между его телом и песком, заставив затвердевшие соски и член заныть от напряжения, но стоило Гарри схватить его за мокрые пряди волос, оттягивая голову назад, так что их взгляды встретились, Драко кончил, и Гарри вслед за ним.

Каждая секунда, каждая минута, каждый час каждого дня стоили этих объятий.

Свернувшись у костра, Драко и Гарри говорили о былых временах, пока сон не одолел брюнета. Но сначала он должен был узнать, о чем же говорилось в послании.

- Драко? – тихо позвал Гарри. – Ты сказал, что «До свиданья» было твоим первым подарком мне. Что же стало вторым?

- Обещанное свидание, - так же тихо ответил Драко.

Драко с неохотой высвободился из объятий Гарри. Ему нужно было сделать кое-что, пока Гарри не проснулся. Порывшись в своем рюкзаке, Драко выудил пустую бутылку. Стоя у линии прибоя, он откупорил её и прошептал прямо в горлышко: «Спасибо. Я твой должник»

Быстро заткнув горлышко, он торопливо швырнул бутылку как можно дальше.

И только океан будет знать его сокровенную тайну.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni