Постфактум
(After the fact)


АВТОР: Abaddon
ПЕРЕВОДЧИК: GnightG
БЕТА: LaSuena
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Драко
РЕЙТИНГ: PG-13
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: angst

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Иногда нужно просить прощения, даже зная, что ты его не заслуживаешь. Future-fic.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: смерть героя.

ДИСКЛЕЙМЕР: В основу данного художественного произведения положены персонажи и сюжетные ходы, созданные Дж. К. Роулинг и принадлежащие ей в различных изданиях, включая, но не ограничиваясь этим, продукцию компаний Bloomsbury Books, Scholastic Books, Raincoast Books, а также Warner Bros., Inc. Данное произведение создано и распространяется в некоммерческих целях, не подразумевая нарушения авторского права и прав на товарные знаки.

ПРИМЕЧАНИЕ АВТОРА: Ещё одно AU типа «Что, если?». Angst и, практически, моя первая попытка рассмотреть тему споров о сексуальности в ГП. Содержит het наравне со slash’ем - не говорите потом, что вас не предупреждали. Ещё раз огромное спасибо моей бете Бриджет, а также всем тем, кто помогал мне первоначальными отзывами.

ПРИМЕЧАНИЕ ПЕРЕВОДЧИКА: «Muggle supermarket» я перевела, как «Универмаггл», потому что в авторском тексте это словосочетание было написано с большой буквы, как имя собственное.





Письмо доставил его адвокат. Это оказался вполне обычный конверт – простой, белый, без водяных знаков или других заметных отличий изготовления. Марки, разумеется, не было, ведь его никогда не отправляли по почте.

Почти что небрежно положив письмо на стол, он изо всех сил старался не обращать на него внимания, пока разбирал деловую и личную переписку. Но заброшенное письмо беспрестанно маячило у края сознания, самим фактом своего существования разжигая любопытство. Оно будило тысячи разных вопросов, что словно духи-плакальщики баньши тревожили его ум.

По прошествии двух дней он все ещё не мог ни избавиться от этих мыслей, ни полностью осознать их и, наконец, взял письмо в руки. Он узнал бы руку, что подписала конверт, выведя его имя стремительными лихорадочными каракулями, даже если бы не был в курсе, кто написал письмо и каким образом оно сюда попало.

Схватив со стола нож для писем - серебряный, с филигранной ручкой, фамильный вензель выписан в мельчайших деталях - мужчина вскрыл конверт и сжал пальцами письмо. Конверт опустился к его ногам, и мужчина тут же о нем забыл.

Бумага оказалась самой обыкновенной и вполне могла быть куплена в ближайшем «Универмаггле». Отметив, что руки слегка подрагивают, он развернул лист и быстро пробежал взглядом вступительные формальности. Письмо было датировано двумя годами ранее, и в нем даже не упоминалось имя адресата. Горькая улыбка мелькнула на лице мужчины. «Он мог бы, по крайней мере, обратится ко мне по имени». Но первая же строка искупала эту оплошность.

«Я сожалею»

Драко фыркнул. «Неужели он думал, что сможет загладить прошедшие тридцать лет парой слов? Это так на него похоже. На его проклятую, истинно гриффиндорскую систему ценностей. Вот только сказать уже нечего.»

«Я знаю, что, скорее всего, ты сейчас фыркаешь. Готов обозвать меня гиппогрифом, болваном или кем-нибудь похуже. Я, наверное, действительно это заслужил, но есть одна загвоздка – о мёртвых не говорят плохо.»

Мужчина откинулся в кресле, слегка улыбаясь, продолжая скользить по строчкам затуманенным воспоминаниями взглядом, едва вчитываясь в написанное.

«Боюсь, это письмо вскроет много старых ран и, возможно, причинит тебе боль. Поверь, я не хотел, но, похоже, вопреки всем моим стараниям, я не принес тебе ничего кроме мучений. Мне очень жаль, но из всех, кто жив, именно ты заслуживаешь некого подобия прощания. Объяснений, если тебе будет угодно, того, чего я не смог сказать, пока был жив.»

«Ох, Гарри», - вздохнул Драко. Его захлестывало желание отложить письмо, порвать на клочки, сжечь – лишь бы не знать о том, что там написано. Но, отбросив сомнения, Драко продолжил читать. В конце концов, неужели он не заслуживает правды?

«Во-первых, я хочу, чтобы ты знал – я ни на мгновение не забывал ту ночь перед Выпускным балом, которую мы провели вместе. Возможно, это была самая идиотская затея из всех. Мы все ещё были соперниками; оба более чем навеселе; где были твои мозги, когда ты предложил мне переспать с тобой? И о чем думал я соглашаясь?»

Драко расхохотался. Он почти слышал Гарри, произносящего эти слова со смесью убийственного смущения и радостного смеха в голосе.

«Полагаю, я захотел доказать что-то. Даже не знаю что. Я обращал на тебя внимание, замечал, что ты хорош собой, но никогда не вёлся на это. Как можно? Но когда ты дал мне повод, меня внезапно захватила идея «переспать с Драко Малфоем». Не сказал бы, что мы и вправду «переспали». Почему-то мой мозг отказывается обозначить то, что между нами произошло, как «секс». Кто бы мог подумать, что это будет чем-то особенным.

Я помню, как мы таскались по коридорам, сталкиваясь с другими пьяными семиклассниками. Был вечер перед Выпускным, Война закончилась – думаю, нам всем хотелось оттянуться. Помнишь, как трудно было найти пустую классную комнату? Заглянув в кабинет Заклинаний, мы обнаружили там Дина, прижатого к парте, и ёрзающего на нем Шеймуса. Они ласкали друг друга, целовались, обнимались. Ты выгнул бровь, посмотрев на меня, и закрыл дверь. Они так ничего и не заметили. Мы оба расхохотались. Я до сих пор помню, как ты выглядел в свете факелов. Потом ты поцеловал меня.»

Судорога прокатилась по телу Драко, но он подавил её и стиснул пальцы в кулак, чтобы дрожь не бросалась в глаза.

«После этого поиски комнаты стали занятием куда более... желанным. В конечном счёте, нам удалось куда-то ввалиться. Запустив одну руку в мои волосы, второй ты распахнул двери. Поглощённый поцелуем и попытками ответить на него, я этого даже не заметил, поскольку видел только тебя. Ты заколдовал двери, чтобы никто не смог войти, а затем… Всем что я слышал, чего касался, что ощущал – был ты. Той ночью ты стал для меня целым миром. Я полагаю, что пары алкоголя в нашей крови сыграли свою роль, преодолев присущие нам табу, позволив разделить тайны, которые никогда бы не были озвучены.

Я всегда уважал тебя, Драко, даже когда ты мне не нравился. Ты был… пожалуй, вызовом для меня. Никто и никогда не заводил меня так, как ты. Я был поражён, услышав, что ты тоже неравнодушен ко мне. Я боялся, что с тебя станется распалить меня и обломать, терзался подозрениями, что после этой ночи ты растрезвонишь всему Хогвартсу, как плох я оказался в постели. Но нежность, звучавшая в твоём голосе, и то, как ты со мной обращался, дали мне понять, что ты совсем не тот человек, каким я привык тебя считать. Той ночью ты был Драко Малфоем, о котором я всегда мечтал.

Ты дал мне почувствовать, что у нас впереди целая вечность, чтобы краснеющий девственник вроде меня смог преодолеть своё смущение. Лежать на ворохе одежды в какой-то заброшенной классной комнате – отнюдь не соответствовало моим представлениям о романтике, но рядом был ты, и остальное теряло значение. Все, кроме тебя, меня и нашей любви. Только этим словом я могу описать случившееся. Было почти священнодействием то, как мы касались друг друга, как обращались друг с другом. Заботливый и нежный, ты знал, чего я хочу ещё до того, как об этом догадывался я сам. Ты овладевал мной и любил меня, а я даже понятия не имел, как сильно нуждался в этом. В тебе, Драко. Если мне и суждено было быть с кем-то, этим человеком был ты.»

Драко увидел, как капелька влаги разбилась об лист в его руке. Он моргнул, не понимая, откуда она взялась, и вдруг понял, что плачет.

«А затем настало утро, принеся с собой сомнения и страхи. Ты, конечно же, вёл себя по-джентельменски, как идеальный любовник и друг. Я хочу верить, что пускай всего лишь мгновение ты был для меня и тем и другим. Я, как ты помнишь, поспешно оделся и сбежал на завтрак. Нам не удалось увидеться во время выпускной церемонии. Затем, занятый переездом в новую квартиру, поиском работы и прочим, я вообще не находил времени, чтобы с кем-то общаться. Когда ты наконец-то нашёл меня, я повёл себя как ублюдок. Мне так жаль. Я не отвечал на твои письма, сообщения и прочее; когда ты пришёл ко мне домой, я велел тебе убираться. Никогда не забуду выражения твоего лица - боль и предательство, которое ты, должно быть, чувствовал, пока не спрятался за маской. Первый же человек, которому ты открылся и показал свою человечность, вонзил тебе нож в спину.

Я сожалею, Драко. Я собираюсь хоть как-то компенсировать это тебе, объяснив причины такого поведения, несмотря на то, что уже поздно – это очевидно - что-то менять.

С начала моего знакомства с волшебным миром, я знал, что был идолом. Мальчик-Который-Выжил. Люди восхищались мной, хотя я никогда этого не хотел. Как показала заварушка с Ритой Скитер, моя личная жизнь тоже являлась объектом пристального внимания. Я был довольно асексуальным подростком. Несколько раз влюблялся в девчонок, но так ничего и не предпринимал, а потом появился ты. На следующее утро я понял, что могу получать удовольствие от секса и эмоциональной близости, будучи с мужчиной. Этим мужчиной был ты. Я знал, что если мы начнём встречаться, я стану Мальчиком-Нетрадиционной-Ориентации – рекламой для гомосексуальных ведьм и колдунов, да и для сексуальных меньшинств в целом.

Что, если бы у нас ничего не вышло? Если бы я начал встречаться с женщиной, это бы дискредитировало то, что случилось между нами. Люди бы начали считать это моим «экспериментом» с гомосексуальностью или, что ещё хуже, моей ошибкой. Разве я мог так унизить тебя, сделав символом моей сексуальной ориентации? Я не знал, чего хочу или чувствую, кроме страсти к тебе, но принял решение – оставить. У меня не было сил становиться ещё одним символом, ещё одним прецедентом. Я слишком устал от этого. И потому я малодушно сбежал. Я оттолкнул тебя, чтобы ни одному из нас не пришлось становиться символом. Думал, так будет лучше. Считал, что смогу с этим жить. Как ты мог видеть в колдовских таблоидах, моя личная жизнь продолжает оставаться темой пристального изучения. В конце концов, у меня ведь ни разу не было девушки, с которой бы я долго встречался, а потому часто вставал вопрос о моей сексуальной ориентации. По правде говоря, за прошедшие тридцать лет я лишь одного человека считал сексуально и эмоционально привлекательным.

Тебя, Драко.

Вечерами, когда я выпью слишком много виски, меня захлёстывают воспоминания о той ночи, наполняя мечтами о времени, когда я знал, что любим и желанен, и любил и желал в ответ. Моё воображение терзает меня вопросами «Что, если?» Что, если бы я набрался смелости быть с тобой, разделить с тобой жизнь, сколько бы это не продлилось?

Как я уже неоднократно говорил, я сожалею. Я не заслуживаю тебя, а эти строки написаны лишь для успокоения моей совести, ведь если ты это читаешь, значит, я уже мёртв. А значит, я мучаю тебя безо всякого на то основания.

Пожалуй, я чувствовал себя виноватым и хотел убедиться, что ты узнаешь – причина была не в тебе. Ты был самым важным человеком в моей жизни.

Я люблю тебя, Драко.

Гарри»

Драко сложил письмо, убрал назад в конверт и швырнул в камин. Он заставил себя смотреть, как тот превращается в золу, затем отвернулся к столу и взял себя в руки. Предстояло многое сделать. Ему некогда было мечтать.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni