Долг

АВТОР: Элинор
БЕТА: Alastriona

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Северус, Гермиона
РЕЙТИНГ: R
КАТЕГОРИЯ: het
ЖАНР: romance

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: долги нужно отдавать.

Написано на второй из сюжетов вызова “Снейджер”: должно произойти нечто, в ходе которого Герми лишается магической силы, но лишается постепенно, потом она бесследно исчезает. Исчезает в маггловоский мир. Силу же ей может вернуть только Снейп, по какой причине, придумывает автор, как возвращает, тоже на выбор. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: я решила не «исчезать» Гермиону в маггловский мир, за что прошу прощения.

Фик является победителем в номинациях: самая красивая эротическая сцена. Самый лучший Снейп.

Коллаж (автор Naisica): здесь


ОТКАЗ: спасибо любимой писательнице за прекрасных героев. Большое спасибо Gabrielle Delacour за название поместья Снейпа – Глумхолл.




Глава 1.

Гермиона Грейнджер остановилась перед старым кирпичным универмагом «Чист и Лозоход лимитед». Дом совершенно не изменился, всё также поражая прохожих своей запущенностью и невзрачностью. За треснутым стеклом витрины стояли старые манекены в выгоревших пыльных париках.

Вздохнув, Гермиона вообще подивилась тому, что это убожество ещё не рассыпалось на мелкие кусочки.

Она медленно обернулась, рассматривая улицу. Никого, кроме двух подростков, которые прогуливали школу, шатаясь по улицам.

Гермиона негодующе покачала головой и сделала вид, что читает объявления, в большом количестве наклеенные на заколоченные двери универмага.

Лет десять назад на дверях красовалась коряво написанная вывеска: «Закрыто на ремонт». Но за все эти годы старый дом так и не дождался обещанного ремонта, а вывеска превратилась в удобный стенд для различных рекламных плакатов, афиш и объявлений.

Дождавшись, когда мальчишки зашли за угол, Гермиона вновь подошла к витрине и стала напротив женского манекена.

Она резко наклонилась и приблизила лицо вплотную к стеклу.

- Стрём, это Гермиона Грейнджер.

Манекен еле заметно шевельнулся и кивнул головой в старомодном парике.

Если бы в это время рядом с универмагом очутился случайный прохожий, он бы увидел, что молодая женщина вошла прямо в стекло витрины и исчезла.



Гермиона оказалась в приёмном отделении больницы Святого Мунго.

Её чуть не сбили с ног двое целителей в лимонных халатах, которые вели под руки, вернее, почти тащили, молодого колдуна, который был покрыт ярко-голубыми перьями. Молодой человек пытался вырваться и убежать, при этом он звонко пищал и свистел.

- Вот, голубчик, к чему может привести маленькое пёрышко, оказавшееся в котле с многосущным зельем, - журил пострадавшего один из докторов.

Слова колдомедика подтверждал большой плакат на стене, который гласил:

«Чистый котёл не даст превратиться вашему зелью в яд».

Гермиона искренне посочувствовала юноше, вспомнив кошачью шерсть и неудачный эксперимент на втором году своего обучения в Хогвартсе.

- О, привет, Гермиона! Как провела выходные? – окликнул её один из целителей.

- Гостила у родителей.

- Тоже хорошее дело, - мужчина весело подмигнул. – А у нас тут под конец дежурства новый пациент. Но ничего страшного, как видишь, нет – справимся быстро.

- Я оценила вашу быстроту – чуть с ног меня не сбили, а у меня, между прочим, зелья в дорожной аптечке, - Гермиона покачала головой.

- Ну, не сердись, малютка! Может, поужинаем сегодня вечером? – спросил второй целитель, черноволосый Себастьян.

Гермиона сделала вид, что раздумывает над предложением парня, вспоминая свой график работы, но её ответ был уже готов.

- Извини, Басти. Понимаешь, я не могу сегодня: завершающая стадия моего зелья требует особенно пристального внимания. Думаю, что придётся сидеть в лаборатории до поздней ночи.

Её ответ был полуправдой: зелье будет готово только через два дня; но если бы она и смогла пораньше освободиться, то у неё не было большого желания проводить этот вечер с Себастьяном.

Себастьян постарался скрыть своё разочарование за весёлой ребяческой улыбкой, но Гермионе всё равно было невыносимо стыдно.



Вот уже два года Гермиона Грейнджер работала в Исследовательской Лаборатории Колдопрепаратов и Зелий при отделе Научных Экспериментов Министерства Магии; один из филиалов отдела находился как раз в больнице Святого Мунго.

Рабочий день Гермионы был расписан по минутам: нужно было проверить составы и реакции тех зелий, работа над которыми продолжалась в течение длительного времени – только на ночь или на время редкого выходного котлы и колбы накрывались специальными стеклянными колпаками для замедления реакций; Гермиона сверяла графики; работала с научной литературой и переписывалась с коллегами-зельеварами.

Гермиона подошла к окну и с сожалением задёрнула тяжёлую тёмную портьеру – ни один лучик яркого летнего солнца не должен проникнуть в лабораторию, где начнётся третья, самая сложная стадия работы над зельем всей её жизни. Очередная попытка, неужели её опять ждёт очередное разочарование?

Она работала над зельем с азартом фанатика, иногда сутками не выходила из лаборатории, следя за кипящими котлами и добавляя нужные ингредиенты. Гермиона знала, что для осуществления её плана нужны труд, упорство, время (а его-то и было в обрез) и эта чёртова книга «Высшие зелья жизни».

Было всего четыре экземпляра этой книги, но Гермионе не был доступен ни один из них: одна книга, принадлежавшая Альбусу Дамблдору, сгорела во время пожара в Хогвартсе; владельцем второй был покойный Николас Фламель – куда он её спрятал, не знает никто; третью на глазах у связанной Гермионы уничтожил ухмыляющийся Люциус Малфой, который узнал, как важна для неё информация, хранящаяся в этой книге; четвёртая книга находилась в поместье Снейпов - но после смерти Северуса Снейпа в Глумхолл проникнуть не мог никто, даже профессор МакГонагалл в своей анимагической форме.

На протяжении пяти лет Гермиона работала над этим зельем. Три года она не вылезала из лабораторий Оксфорда, пытаясь найти ответы на свои вопросы (о, тогда её магия была намного сильнее, чем сейчас); и два года после университета - теперь у неё был свой научный проект. Гермиона отказалась от ассистента – зачем он ей нужен, если она сама сможет со всем справиться?! Пока сможет… К тому же, Гермиона не хотела, чтобы кто-то видел, как она убирает в лаборатории, устанавливает оборудование и даже зажигает огонь под котлом без магии.

Ей было не занимать ума, трудолюбия, упорства… но время неумолимо текло, забирая с собой по крупицам, как песчинки в песочных часах, её магическую энергию.

Тогда, пять лет назад, во время последнего боя с Упивающимися, и погиб Рон, погибли Фред и Джордж, Аластор Хмури, Северус Снейп. Гарри сумел победить Тёмного Лорда, но ценой собственного рассудка. Сидя рядом с ним в палате, Гермиона гладила его безвольную руку и обещала, что она сделает всё, что сможет: будет работать и днём, и ночью, достанет любые ингредиенты и любые книги… Гарри улыбался и не знал, что Гермиона сама чуть не погибла, вытаскивая Джинни Уизли из горящего Хогвартса, когда заклятье Волдеморта могло превратить Гермиону в сквиба - в лучшем случае.

Она очень хорошо помнила серьёзное лицо целителя и его слова: «Вы теряете магическую силу, мисс Грейнджер, но очень медленно, постепенно». На её немой, испуганный вопрос Алан Боско ответил: «У вас не больше двух-трёх лет».

Волдеморт не смог убить её, но его месть была изощрённой. Что могла чувствовать Гермиона, когда осознавала, что её жизнь постепенно рушится, с каждым новым днём приближая её к краху? Тёмный Лорд обрекал её на медленные мучительные страдания, но, сам того не ведая, дал Гермионе шанс.

И Гермиона смогла добиться большого успеха – существенно замедлить необратимый пока процесс потери магической энергии. Она была первой, кто испытал на себе новое зелье, - благодаря ему она могла продолжать свою работу.

Некоторые коллеги удивлялись, почему Гермиона перестала аппарировать: одни считали это какой-то причудой; другие объясняли это боязнью летать и перемещаться в пространстве. Гермиона пожимала плечами и шла домой пешком, так как аппарация стала для неё непозволительной роскошью, так же, как и многие заклинания вообще. Хорошо, что ещё оставалась каминная сеть; но ею нужно было пользоваться осторожно: кто знает, из какого камина в каком городе ты можешь выйти, если произойдёт ошибка… Гермиона приучила себя пользоваться магией только во время работы в лаборатории или при самых критических ситуациях.

А их, слава Мерлину, после смерти Волдеморта и Люциуса Малфоя почти не было.

Гермиона скрывала от других своё горе, правду знали лишь несколько человек: Алан Боско, целитель из Святого Мунго, который поставил Гермиону на ноги и впоследствии стал её близким другом; Джинни Уизли, Альбус Дамблдор и мадам Помфри.

Гермиона знала, что многие ей завидуют: как же, блестящая выпускница Хогвартса смогла стать самым молодым профессором в истории Оксфорда; героиня войны, заслужившая орден Мерлина Первой степени; её зелье смогло вернуть надежду колдунам (в основном, аврорам), которые теряли магическую энергию, сталкиваясь с непростительными заклинаниями.

Но только четыре человека знали, как трудно было Гермионе привыкнуть к постоянному ограничению, к постоянной конспирации, каких усилий стоила ей работа над зельем.

Каждое утро, просыпаясь, Гермиона задавала себе один и тот же вопрос: «Всё?» Но усилием воли она подавляла в себе страх и панику и твердила: «Мне сказали, что у меня есть лишь три года, но я продержалась пять лет. Мне чертовски трудно, но я буду бороться до последнего; и даже если у меня ничего не получится и я не успею, моя совесть будет чиста – я делала всё, что могла».



От работы Гермиону отвлёк громкий стук в дверь. В лабораторию заглянула Джинни Уизли и красноречиво ткнула пальцем в циферблат своих часиков.

- Герми, обед.

- Нет, Джинни, не сейчас.

- Сейчас, сейчас. Я не хочу, чтобы ты заболела и умерла от голода. Так, всё, мы идём обедать вместе.

Гермиона неожиданно для себя улыбнулась: сейчас Джинни была очень похожа на свою мать. Забота младшей Уизли распространялась не только на родных и друзей, но и на пациентов – Джинни работала целительницей.



Через пятнадцать минут Джинни и Гермиона сидели в буфете и обедали.

- Герми, может, ты всё же обратишь своё внимание на Басти? – Джинни с надеждой посмотрела на подругу.

- Джин, ну, не получается из тебя сводня, как ты ни старайся.

- Он хороший парень… если бы ты знала, как ты ему нравишься… - Джинни ещё десять минут описывала достоинства Себастьяна молча жующей Гермионе.

- Джинни, признайся честно – Басти тебя просил поговорить со мной.

Джинни нехотя кивнула.

- Джинни, я очень ценю нашу дружбу, я благодарна тебе за твою заботу, но больше не нужно заводить разговоры на эту тему. Пойми, я не люблю Себастьяна и не хочу его обнадёживать. К тому же, ты знаешь, в каком я сейчас положении.

- Гермиона, Снейп умер пять лет назад. Его не вернёшь, - отрезала Джинни. – Ты должна устраивать свою жизнь…

Гермиона замерла на месте и побледнела, не в состоянии что-то ответить подруге. А Джинни дрожащим голосом продолжала:

- Герми, я знаю, что ты его любила, но он даже не подозревал о твоих чувствах к нему.

- Любила? – Гермиона наклонилась и приблизила своё лицо к лицу Джинни. – Любила? Я и сейчас его люблю. А что ты знаешь о любви, а, Джинни? Гарри не умер, он, в отличие от Северуса Снейпа, жив, и есть надежда на то, что он придёт в себя и станет прежним Гарри. Но, тем не менее, ты встречаешься с другим. Когда ты в последний раз заходила к Гарри в палату? – Гермиона отпихнула от себя чашку, расплескав кофе по столу. – Сколько раз я просила тебя не лезть в мою личную жизнь! Это моё, понимаешь, моё! Я знаю, что ОН умер, но другие мужчины меня не интересуют.

Джинни закрыла лицо ладонями и расплакалась. Гермиона откинулась на спинку стула и молча смотрела на подругу:

- Иногда ты даже не понимаешь, что делаешь мне больно, Джинни.

- Прости, прости меня. Я дура, мне не следовало вообще вспоминать, говорить… прости меня, - всхлипывала Джинни. Неожиданно она убрала руки от лица и сказала:

- Герми, я больше не встречаюсь с Джимом. – Гермиона приподняла бровь в ответ на заявление подруги. – Он предложил мне выйти за него замуж, но я поняла, что не люблю его. Я представила себе, как мы будем с ним жить, и… - Джинни махнула рукой, - я не смогу. Я люблю Гарри. Понимаешь, мне нужно было попробовать… как-то изменить свою жизнь…

- Я рада за тебя, Джинни, - на смену раздражению пришла апатия.

Джинни замолчала и накрыла своей ладонью руку Гермионы. Та вздрогнула, но руку не убрала. Повисла тишина.

Неожиданно на плечо Гермионы села школьная сова – девушка узнала её, так как переписывалась с Альбусом Дамблдором.

«Гермиона, прошу тебя, срочно аппарируй в Хогвартс. Мне кажется, что я смогу тебе помочь. Детали – на месте. Попроси Джинни помочь тебе.
А. Дамблдор»

Джинни, сидящая напротив Гермионы, не могла прочитать записку и теперь недоумевала, почему Гермиону бросило в жар.

- Что-то случилось, Герми? Надеюсь, что что-то хорошее? – с опаской спросила Джинни.

Гермиона протянула Джинни пергамент и решительно встала из-за стола.

Джинни догнала её уже на лестничной площадке. Прижимая к груди клочок пергамента, Джинни быстро шла рядом с подругой:

- Гермиона, ты не должна аппарировать сама, у тебя может не хватить на это сил. Не обижайся на меня, я не хотела причинить тебе боль.

- Джинни, ты меня не обидела, ты меня очень расстроила. Я на тебя не сержусь, просто не нужно больше заводить такие разговоры. И я рада, что ты не бросила Гарри.

Гермиона зашла в лабораторию, переоделась в другую мантию и туфли. Затем девушки взялись за руки и аппарировали в Хогвартс.



Глава 2.

В кабинете директора за все эти годы практически ничего не изменилось. Всё те же портреты на стенах, которые теперь с интересом рассматривали новоприбывших; некоторые из них узнали Гермиону и Джинни и теперь приветливо кивали. На жёрдочке сидел феникс, заливая всё вокруг золотистым светом; только книжных полок стало больше, а гора пергаментов на столе стала выше.

У камина, улыбаясь, сидел Альбус Дамблдор.

- Я очень рад, что вы так быстро отреагировали на мою записку, - сразу же начал директор. – Джинни, спасибо, что ты помогла Гермионе аппарировать. Я надеюсь, что в скором времени Гермиона сама сможет аппарировать в любое время, не боясь потери магической энергии, - Дамблдор разгладил усы и поправил очки-половинки.

Ноги Гермионы подкосились, и она села в свободное кресло.

- Профессор, неужели вы смогли отыскать тайник Николаса Фламеля? Где он спрятал «Высшие зелья жизни»?

- Ты права, Гермиона, мне удалось отыскать один из экземпляров, но тебе придётся посетить Глумхолл – поместье Снейпов.

Гермиона и Джинни удивлённо переглянулись.

- Но ведь поместье уже много лет закрыто, никто не может пройти через охранные заклинания; скорее всего, они активизировались после смерти хозяина, таков был план Снейпа: не допустить посторонних в лаборатории и библиотеку, - Гермиона нервно затеребила манжет мантии и взволнованно привстала.

- Прежде всего, возьми вот это, – Дамблдор протянул Гермионе круглую коробочку с леденцами.

- Спасибо большое, но мне не хочется леденцов, - поблагодарила Гермиона.

- Это портключ, он доставит тебя в Глумхолл, - пояснил директор. – Ты сможешь попасть в поместье в любое время, не беспокоя при этом Джинни.

Неожиданно раздался громкий писк, Гермиона и Дамблдор одновременно развернулись к Джинни.

- О, это у меня, прошу прощения, - Джинни достала из кармана пищащую волшебную палочку. – Мне пора в больницу – нужна моя помощь.

- Джинни, спасибо тебе, - улыбнулся Дамблдор, - передавай привет Гарри.

Джинни кивнула и поспешно аппарировала.

Гермиона не смогла усидеть в кресле. Ну как можно сидеть, если такое сокровище – «Высшие зелья жизни» Клоанцы Сабадыш – недостающее звено в её работе!

Дамблдор некоторое время следил за быстрым перемещением Гермионы по кабинету, а затем мягко попросил:

- Гермиона, прошу тебя, сядь и послушай меня. Ты без проблем сможешь попасть в замок и с помощью портключа вернуться обратно домой. Нам, то есть мне, - поспешно исправился директор, - удалось перестроить защиту. Сама понимаешь, поместье старинное, хм, тебя могут удивить некоторые вещи, но ты не обращай ни на что внимания, работай столько, сколько тебе нужно. Твой проект очень важен для всего магического мира, поэтому Министерство идёт тебе навстречу – ты можешь заниматься только зельем, а к своей постоянной работе вернёшься тогда, когда посчитаешь нужным. Никаких отчётов и никакой бумажной волокиты.

Гермиона сжала в руках прохладную жестяную коробочку от леденцов и первый раз за последние пять лет счастливо улыбнулась – искренне, от всей души, сияя; так, как улыбалась раньше.

- Профессор, спасибо. Я уверена, что теперь работа пойдёт намного быстрее. Я могу приступить прямо сейчас?

- Да, конечно, - заверил её директор. – О, постой. Через несколько дней начнутся каникулы, а завтра я уезжаю из Хогвартса до конца лета. Если у тебя вдруг возникнут какие-либо вопросы, отправляй ко мне свою сову – она сможет меня отыскать. И ещё: на территорию поместья сможешь зайти только ты, так что не удивляйся, если мисс Уизли не сможет тебя сопровождать. Ну, теперь всё, Гермиона. Мне только остаётся пожелать тебе удачи, - Дамблдор встал из кресла и проводил Гермиону до двери. На прощанье он похлопал её по плечу и весело подмигнул.

«Сегодня он какой-то странный, - отметила про себя Гермиона, спускаясь по лестнице. – А может, я за эти годы отвыкла от его манеры поведения?»

Крепко сжав портключ, Гермиона зажмурила глаза и произнесла нужные слова.

Она почувствовала, как в стремительном рывке земля ушла у неё из-под ног, а перед глазами поплыли разноцветные круги, - но всё равно она была восхищена этим полётом. Как же долго она не перемещалась сама! На изготовление портключей уходило очень много магической энергии, а просить кого-то она не хотела.

Отвыкшая от полётов в одиночку, Гермиона покачнулась и, не рассчитав равновесия, упала на колени. Ей ещё повезло: она приземлилась на заросшую клумбу и не сильно расцарапала колено; но чулок всё равно был порван.

Ей ни разу не приходилось бывать в поместье Снейпа, так что при всём желании ей не с чем было сравнить своё впечатление о замке.

Да, Дамблдор был прав: старинное поместье, уже давно заброшенное и невесёлое; громада из камня и дерева – не таким представляла себе Гермиона уютное семейное гнёздышко.

Гермиона вышла на усыпанную гравием дорожку и сняла испачканную землёй мантию. Убедившись, что с юбкой и блузкой всё в порядке, она быстро зашагала вглубь парка, направляясь к замку.

Было ужасно неудобно за порванный чулок, но, в конце концов, там же никого нет!



Тяжёлая дубовая дверь отворилась с громким протяжным скрипом. Звук был настолько неприятным, что Гермиона поморщилась, словно съела кусочек лимона без сахара.

Она зашла в просторный тёмный холл, устланный когда-то тёмно-зелёными коврами. Теперь они были пепельно-серого цвета от пыли, лежавшей на них толстым слоем.

Гермиона медленно обошла холл и обернулась к двери – на коврах чётко отпечатались следы её туфель-лодочек.

У стен стояли большие кадки с какими-то деревцами; теперь от них остались лишь пожелтевшие сучья и ворох опавшей листвы на полу. Гермиона наклонилась и подняла один лист – он тут же рассыпался в прах в её ладони. Мебель из красного дерева была аккуратно расставлена, но из-за пыли Гермиона не смогла разобрать, какого цвета у неё обивка.

Венчала всё это запустение огромная хрустальная люстра, увешанная паутиной.

Дом умер вместе со своим хозяином.

Гермиона несколько раз громко чихнула и подошла к первой попавшейся двери.

Ни одна из дверей на первом этаже не открылась.

Девушка рискнула и применила несколько заклинаний, но тщетно – пришлось подниматься на второй этаж по широкой мраморной лестнице.

Спустя полчаса Гермионе начало казаться, что череда тёмных, плотно закрытых дверей никогда не закончится. Она перекинула мантию через плечо и посмотрела на свои грязные от пыли руки. Хорошо, что её никто сейчас не видит – в порванном чулке, с паутиной в растрёпанных волосах и запылённых туфлях.

На третьем этаже мечта Гермионы сбылась – дверь с тяжёлой литой ручкой в виде змеи поддалась. Гермиона приподняла палочку и с опаской толкнула дверь – кто знает, что может быть за ней?

Дверь бесшумно и медленно открылась, приглашая Гермиону в библиотеку Мастера зелий. Всё ещё держа палочку наготове, Гермиона переступила порог и вошла в таинственный полумрак.

Тяжёлые портьеры полностью закрывали высокие окна и не пропускали с улицы солнечный свет. Прежде всего нужно было покончить с этой безжизненной темнотой – тогда уйдут все сомнения и страхи.

Гермиона спрятала волшебную палочку в карман и дёрнула за одну из портьер – такое обилие пыли она видела только в доме покойного Сириуса Блека; но, слава Мерлину, тогда эта пыль не сыпалась на неё сверху. Задохнувшись на несколько секунд, Гермиона отбежала от окна и вытерла носовым платком лицо и руки, вытряхнула пыль из волос, разлохматив их ещё больше.

Откашлявшись, Гермиона вновь подошла к окнам и всё же смогла распахнуть их настежь. Свежий вечерний воздух ворвался в затхлое помещение и принёс с собой запах мокрой листвы и цветущих деревьев: пока Гермиона исследовала Глумхолл, начался дождь.

Гермиона положила мантию и сумочку на подоконник и подошла к высоким, до самого потолка, стеллажам с книгами и свитками.

То, что ей было нужно, находилось на одной из этих полок. Она обвела взглядом всё это богатство и вздрогнула - на стене висел большой портрет хозяина поместья, Северуса Снейпа. Гермиона устало опустилась на ступеньку библиотечной лестницы и не смогла отвести взгляд от портрета.

Изображённый на нём в полный рост, Мастер зелий не шевельнулся – портрет не был магическим. Скрестив руки на груди, Снейп снисходительно смотрел на Гермиону. И только сейчас, глядя на этот портрет, она смогла до конца осознать, в чей дом она попала. Из тягостных воспоминаний её вывел странный глухой звук – что-то упало на пол со стеллажа.

Гермиона спрыгнула с лестницы и подняла с ковра старинный тяжёлый фолиант в потёртой кожаной обложке, на которой было написано «Высшие зелья жизни», чуть ниже были вытиснены инициалы – К. С. – Клоанца Сабадыш.

- Мерлин, такие случайности… - Гермиона обернулась, прижимая к груди том.

В библиотеке никого не было, лишь вечерний ветерок шевелил портьеры.

- Спасибо, спасибо, - поблагодарила Гермиона, не зная кого. – Я буду очень аккуратна и верну книгу в целости и сохранности.

Устроившись на одном из кресел, она осторожно размотала кожаные ремешки фолианта…



Спустя несколько часов, пролетевших со скоростью нескольких минут, Гермиона поняла, что книгу нужно забирать домой – такое количество информации окрыляло и требовало опробовать всё в тишине своей лаборатории.

Уставшая Гермиона счастливо зажмурила глаза – она была на правильном пути; конечно, предстояло ещё очень много работы, но трудности не пугали, а только вселяли надежду: чем быстрее она с ними справится, тем быстрее получит долгожданный результат.

У неё и у Гарри появилось будущее; существовала большая вероятность того, что её зелье сможет помочь и родителям Невилла, а ведь ещё были и другие волшебники…



Гермиона встала с кресла и подошла к стене, на которой висел портрет мужчины, которого она любила. Джинни была полностью права в том, что Снейп даже не догадывался о чувствах всезнайки-гриффиндорки. Тогда, на седьмом курсе, Гермиона неожиданно для себя поняла, что чувства, которые она испытывала по отношению к Мастеру зелий: уважение, восхищение его умом и знаниями, переросли во что-то новое, ранее не испытанное. Гермиона тогда не хотела любить – нет радости от безответной любви к мужчине, который считает тебя выскочкой, не умеющей держать себя в руках. Какая может быть любовь, когда погибают близкие друзья…

Гермиона уверяла себя в том, что её время ещё не пришло – не сейчас, чуть позже, да, да, она ещё будет счастлива, но не с ним. Поэтому нужно не думать о нём, не рассматривать украдкой в библиотеке и во время обедов в Большом зале, а, как всегда, сконцентрироваться на учёбе.

Но разве чувствам прикажешь?

Гарри и Рон долго не могли поверить в то, что их подруга не шутит, а в самом деле влюблена в мрачного и язвительного Снейпа.

Ткнув в бок гогочущего брата, Джинни внимательно посмотрела на подругу и сказала:

- Ничего смешного в этом нет. Хм, ведь он не так плох, как кажется, правда, Гермиона?

Рон и Гарри уставились на девушек – может, Джинни решила подыграть Гермионе?..

Гермиона придвинула к стене кресло и, сняв туфли, забралась на него. Она тщательно вытерла портрет; под слоем пыли в нижнем углу Гермиона обнаружила подпись художника и дату, когда был нарисован портрет – год её поступления в Хогвартс, Мерлин, как давно это было.

Проведя рукой по гладкой поверхности портрета, Гермиона произнесла вслух:

- Я перед вами в долгу. Эта книга поможет мне составить правильный рецепт зелья.



Было уже очень поздно. Дождь давно закончился, ветер разогнал тучи, и на небе сияла луна.

Гермиона надела мантию, повесила на плечо сумочку и бережно взяла со стола драгоценную книгу, тщательно закрыла окна и захлопнула дверь в библиотеку.

В доме было темно и тихо, необычайно тихо. Слабый огонёк на кончике волшебной палочки мог освещать дорогу, но его свет не проникал в дальние углы. Гермиона чувствовала, что за ней следили; она не была трусихой, но сейчас её сердце готово было выпрыгнуть из груди. Девушка сжала портключ в надежде перенестись в спасительный уют своего небольшого домика, но всё так же осталась стоять на широкой мраморной лестнице Глумхолла.

«Может, здесь остались домовые эльфы или привидения?», - утешала себя Гермиона. Но домовые эльфы, даже оставшись одни в этом заброшенном поместье, никогда бы не смирились с таким беспорядком и запустением; присутствие привидения выдал бы холод.

«Полтергейст?»

Гермиона сбежала вниз, к дубовой двери, предвкушая услышать громкий скрип ржавых петель. Дверь не открывалась.

Гермиона прислонилась к старым и потемневшим от времени доскам и съехала на покрытый пылью пол. Её не хотели выпускать – нет смысла бегать по всему замку, выискивая чёрные ходы или бить окна. Чьё-то присутствие было очевидным, и Гермиона не выпускала палочку из руки.

Через несколько минут сосредоточенных раздумий Гермиона вложила палочку в рукав и решительно направилась в библиотеку.

Чей-то тяжёлый взгляд скользил по её телу, и от этого странного ощущения Гермиона вздрогнула. В библиотеке девушка аккуратно поставила книгу на полку и громко сказала:

- Завтра я буду здесь с самого утра. Будет очень хорошо, если кроме библиотеки я смогу попасть в лаборатории. Если книгу нельзя выносить за пределы поместья, то я должна ставить опыты прямо здесь. Может, я останусь на ночь… меня устроит любая спальня.

Проверив окна ещё раз, Гермиона сжала баночку от леденцов и перенеслась к себе домой.

Сидя в ванной и тщательно поливая голову шампунем, Гермиона Грейнджер улыбалась.

Завтра, вернее, уже сегодня, у Глумхолла начнётся новая жизнь.



Глава 3.

- Мерлин, опять, – вздохнула Гермиона, снова упав на ту же самую клумбу и порвав чулок. Сев на траву, она сняла туфли и стащила чулки, после чего засунула их в сумку.

«Нужно привыкать к перемещениям, а пока надевать брюки… или накладывать на чулки заклинание прочности».

Толкнув входную дверь, Гермиона настороженно прислушалась – дверь не скрипела. Гермиона закрыла и открыла дверь ещё раз – было такое впечатление, что её тщательно смазали.

В холле её ждал ещё один сюрприз: кадки с засохшими деревьями исчезли, а люстра сияла всеми своими подвесками, словно бриллиант.

«Определённо, здесь остался домовой эльф, который боится пока показываться мне на глаза», - сделала вывод Гермиона.

- Хорошая работа, спасибо за заботу, - поблагодарила Гермиона.

Гермиона несла тяжёлую сумку с лабораторным оборудованием и своими образцами. Но в подземелья её не пустили; тяжёлый, пристальный взгляд не покидал девушку ни на секунду…

«Не всё сразу», - успокоила себя Гермиона и бодро зашагала в библиотеку.

Окна были распахнуты настежь, а фолиант лежал на столе.

«А если бы на моём месте была какая-нибудь добродушная хаффлпаффка, то она бы испугалась и убежала», - подумала девушка.

Гермиона вытащила из сумки свои письменные принадлежности, лабораторные журналы и пергаменты с расчётами.



В течение всего дня она сравнивала и составляла списки ингредиентов, высчитывала оптимальные пропорции и чертила графики температур. Перерывы делались совсем небольшие.

Сидя вечером на подоконнике в библиотеке и жуя бутерброд, Гермиона рассматривала одичавший сад.

Громкий стук за стеной заставил Гермиону спрыгнуть с удобного местечка и выбежать в коридор. Продолжая держать в руке бутерброд, Гермиона кинулась в конец коридора, где приоткрылась ещё одна дверь.

Гермиона осторожно заглянула в комнату – это была небольшая спальня. Сев на кровать, девушка дожевала бутерброд и вздохнула:

- Значит, в подземелья меня не пустили, а спальню выделили – мне не совсем доверяют. Что ж, и за это спасибо.

Дверь грозно скрипнула и с шумом захлопнулась.

«Всё, пишу письмо директору! Что в этом доме происходит?!»

Гермиона решила не оставаться в замке на ночь, пока не выяснит, кто или что живёт в Глумхолле.



Отправив короткую записку Дамблдору рано утром на следующий день, девушка продолжила кропотливую бумажную работу.

На этот раз взор удивлённой Гермионы порадовала вычищенная мебель и чистые светильники по всему коридору.

- Эльф, эльф…домовой эльф… Бедный, столько лет совсем один, а теперь пытается мне угодить, - еле слышно произнесла Гермиона.

Она остановилась в коридоре и громко спросила:

- Может, ты выйдешь ко мне, и мы познакомимся? Я очень люблю домашних эльфов и … - Гермионе пришлось замолчать и ретироваться в библиотеку, так как что-то в глубине замка упало и громко разбилось.

Этим же вечером сова принесла ответ от директора Хогвартса:

«Никаких эльфов, никаких привидений и полтергейстов. Информация сомнению не подлежит. А.Дамблдор»

Гермиона долго перекладывала на столе свои записи, раздумывая над «содержательным» письмом старика.

В этот вечер она опять не воспользовалась предложенной спальней.

* * *

Прошло две недели со дня первого визита Гермионы в Глумхолл. Она продолжала свою кропотливую работу над зельем, готовясь приступить к практической части своих опытов. Единственным недостатком было то, что Гермиона так и не смогла попасть в лаборатории поместья – это немного осложняло её положение: начав варить зелье в своей лаборатории, она должна была перемещаться в Глумхолл, чтобы сверяться с книгой или искать новые направления в случае неудачного этапа в эксперименте.

Гермиона так ни разу и не рискнула остаться в замке на ночь, несмотря на то, что дверь спальни, предложенной ей, была распахнута.

Девушка уже привыкла к странному пристальному взгляду и не обращала на него особого внимания, занимаясь своими делами. Но когда в глубине замка начинало что-то падать и стучать, ей становилось жутковато. Несколько тщательных обходов не принесли никакой информации в решении этой головоломки; а ловушки, расставленные Гермионой, оставались нетронутыми.

После того случая, когда Гермиона попыталась познакомиться с таинственным домовым эльфом, метаморфозы замка прекратились. И теперь, закончив запланированную на сегодня работу над зельем, Гермиона переоделась в старые джинсы и футболку и начала аккуратно вытирать пыль с полок и книг.

Работа шла довольно медленно, потому что Гермиона очень часто отвлекалась, листая страницы понравившегося тома.

Когда Гермиона навела идеальный порядок на стеллажах и полках, то начала собираться домой.

Вытряхнув всё содержимое сумки на стол, перевернув все свои записи, Гермиона так и не нашла портключ – круглую жестяную баночку от леденцов. Уставшая, вся в пыли, она вышла из библиотеки уже поздней ночью.

Девушка обошла все коридоры, где проходила сегодня утром и могла выронить портключ, но так ничего и не нашла. Скорее всего, он упал со стола в библиотеке и куда-то закатился. На призыв «Accio, портключ!» Гермионе в руки попадали шахматные фигуры, шар от бильярда, старый цветочный горшок и шоколадная лягушка.

Повертев в руках шоколадку, Гермиона раскрыла обёртку и вынула карточку - на ней был изображён Северус Снейп. Он нахмурился и отвернулся, а через несколько секунд вообще исчез. Гермиона съела шоколадную лягушку и побрела в спальню, которую ей любезно предоставили. На то, чтобы передвигать кресла и столы в библиотеке в поисках портключа, сил уже не оставалось.

Гермиона вошла в спальню и закрылась на щеколду, затем, немного подумав, придвинула к двери тяжёлое кресло. Всё же, так было немного спокойней. Она развела огонь в камине и подошла к большому шкафу. Там она нашла стопку постельного белья, несколько одеял, полотенец, туалетные принадлежности, два халата и даже сеточку для волос. Скорее всего, раньше это была спальня для гостей, и все эти вещи остались ещё с тех пор, когда в поместье приезжали родственники или гости.

Гермиона взяла сеточку для волос и посмотрела на себя в зеркало. А когда пыльное зеркало авторитетно заметило: «Тебе, деточка, это не поможет», - громко расхохоталась. Она смеялась несколько минут, освобождаясь от усталости и боли, переживаний и вечных забот.

Успокоившись, Гермиона попыталась заговорить с зеркалом, но оно никак не хотело идти на контакт и отмалчивалось.

Благо, с водой в замке проблем не было, чему Гермиона очень удивлялась первое время, и она смогла нормально выкупаться и вымыть голову.

Сидя в кресле, закутанная в большой не по размеру халат, Гермиона пила чай из термоса и ела булочки. И ей даже понравилась то, что она останется ночевать в Глумхолле.

Гермиона проснулась ранним утром и села в постели; этой ночью она спала довольно крепко – сказалась усталость и длительное недосыпание. Накинув халат, она поплелась в ванную. Прохладный душ смыл остатки сна, и Гермиона была готова начать новый трудовой день. Но когда она подошла к порогу, то невольно содрогнулась: тяжёлое старое кресло опять стояло в углу, а дверь была открыта.

Гермиона кинулась в библиотеку, где накануне на столе оставила все свои записи. Она немного успокоилась, когда обнаружила, что все бумаги и книги лежат так, как и раньше, и занялась поиском портключа. Он обнаружился на одной из книжных полок, хотя Гермиона точно знала, что туда его не клала.

«Рановато ещё для старческого маразма», - уныло подумала Гермиона и решила в первой половине дня заняться закупкой нужных ингредиентов для зелья и продуктов для себя.

Смена обстановки пошла для неё на пользу: утреннее происшествие уже не казалось таким ужасным, а боевой настрой стал ещё сильнее. Разгрузив пакеты с покупками, Гермиона села за стол и принялась проверять свои расчёты – если всё сойдётся, то уже завтра можно будет начать первый этап приготовления зелья. Несколько часов Гермиона перечитывала свои записи и делала пометки.

Неожиданно она закашлялась, поперхнувшись кофе, и поспешно поставила чашку на стол, схватив листки обеими руками. Напротив одной формулы стоял большой вопросительный знак, написанный красными чернилами. Сглотнув, Гермиона осмотрела оставшиеся листки бумаги и обнаружила ещё несколько исправлений всё теми же красными чернилами: несколько её расчётов были перечёркнуты жирными линиями. Гермиона подпёрла ладонью подбородок и в немом изумлении смотрела на красные линии – кто-то (или что-то) проверил (проверило) её расчёты, пока она отлучалась из поместья (или ночью, когда она спала!)

Гермиона была точно уверена, что дом был чист – ни одна из её проверок не зафиксировала на территории замка и поместья какой-то инородной чуждой энергии. Может, это её магия стала уже настолько слаба, что не смогла засечь призрак или другое волшебное существо? Но ведь сам Дамблдор писал, что в замке ничего нет. До этого времени Гермиона считала, что с ней шутит сам Глумхолл: очень часто замки волшебников жили своей собственной жизнью, подчиняясь только свои хозяевам… а теперь замок был свободен от каких-либо обязательств. Но не может же старинное поместье пересчитывать алхимические формулы!

«Это может быть только живой человек, который может очень хорошо спрятаться в одной из закрытых комнат… или в подземельях», - решила про себя Гермиона. Такое положение вещей её совсем не устраивало – было опасно находиться в одном доме с незнакомым человеком. Но покинуть Глумхолл Гермиона ещё не могла – она всё ещё нуждалась в книге.

Гермиона сидела за столом, уставившись в перечёркнутые формулы, и машинально их пересчитала. Что ж, она признала, что таинственная личность была права – в конце расчётов была допущена ошибка, которая потянула за собой неверный результат. Гермиона понимала, что и сама бы могла обнаружить этот промах, но ей было любопытно и тревожно – кто ещё в этом замке разбирается в алхимии, и не поставит ли он под угрозу работу над самим зельем?

Ответом на последний вопрос стал страшный грохот где-то внизу. Запечатав двери библиотеки, Гермиона бросилась бежать вниз по лестнице туда, откуда раздавался шум. Двери в подземелья были распахнуты настежь, приглашая Гермиону спуститься вниз. Девушка нерешительно постояла минуту перед тёмной и сырой лестницей, а потом подошла к порогу и заглянула вниз на ступени. Повернувшись к дверям, Гермиона наложила на них заклинание таким образом, что могла сама открывать и закрывать их – ей не хотелось, чтобы её замуровали заживо в подземельях.

В лаборатории царило такое же запустение, как и во всём замке. Колбы и реторты были покрыты толстым слоем пыли, столы почернели ещё больше, а в хранилище Гермиона обнаружила груду испортившихся ингредиентов. Но открывшаяся лаборатория решала проблему Гермионы – теперь она могла пользоваться книгой, не перемещаясь туда и обратно по каждому вопросу.

Гермиона смахнула со стула пыль и уселась на него с ногами, обхватив колени руками.

Она рассматривала лабораторию и неожиданно для себя представила, как здесь работал Северус Снейп. И Гермиона заплакала… Сначала скатилась одна робкая слезинка… Как долго Гермиона не плакала? Когда она плакала в последний раз? За эти годы можно было и разучиться… Гермиона сидела на стуле и плакала, раскачиваясь из стороны в сторону. Слёзы бежали по щекам, оставляя солёные дорожки, и скатывались вниз, на руки и на мантию.



Глава 4.

Гермионе понадобилась неделя, чтобы привести в порядок лабораторию и хранилище. Лаборатория Снейпа была намного больше, чем та, которую занимала Гермиона в больнице Святого Мунго, к тому же, она была лучше оборудована. Поэтому девушка сразу же отмела возможность продолжать исследования вне поместья. Лаборатория для алхимика – самая важная часть дома, иногда заменяющая ему и спальню, и кухню, и столовую.

Последующие дни Гермиона помнила как в тумане. Она не отходила от котлов, следя за кипящими компонентами зелья, готовила ингредиенты и добавляла их в строгой последовательности, согласно своим расчётам. Она крутилась от котла к столу, от стола к шкафам; резала, перетирала и толкла; смешивала и процеживала; нагревала и охлаждала до нужной температуры. В редкие минуты перерыва Гермионе казалось, что она полностью отрезана от мира и находится в каком-то нереальном месте.

Когда последний этап приготовления зелья подошёл к концу, и Гермиона вылила в большую бутыль содержимое котла – густую и вязкую жидкость голубого цвета, она осознавала, что работа ещё не завершена, рано праздновать победу – необходимо было испробовать его на себе. Гермиона разлила зелье по бутылочкам и поставила в шкаф, оставив себе небольшое количество на пробу.

Она поднесла колбу ко рту и залпом выпила её содержимое.

Вначале зазвенело в ушах, будто рядом включили очень громкую музыку. Когда у Гермионы закружилась голова, и ноги сделались ватными, она осторожно опустилась на стул и решила не двигаться. Последним, что заметила Гермиона, был голубой цвет её кожи. Она со странным спокойствием рассмотрела свои посиневшие ладони, затем приподняла подол мантии и увидела не менее синие ноги. После этого Гермиона потеряла сознание и упала со стула на пол.

Потом она слышала чей-то голос; кажется, её несколько раз ударили по щекам, пытаясь привести в чувство. Но Гермиона не хотела приходить в сознание – это было очень тяжело. Её подняли и несли, несли ужасно долго и ужасно медленно. Каждый шаг человека, нёсшего её, отдавался в висках Гермионы пульсирующей болью. Она хотела закричать, чтобы её никуда не несли, оставили там, на прохладном полу подземелья – так ей было легче. Но она не смогла открыть рот и пошевелить языком. А её несли, что-то ей говорили и даже кричали. На неё кричали? От удивления Гермиона чуть не пришла в себя, но потом передумала – так было удобнее и спокойнее. Может же она когда-нибудь отдохнуть?!

Она очнулась в постели и увидела мадам Помфри, которая сидела в кресле рядом с её кроватью. В комнате было ужасно жарко. А Гермиона почему-то была укрыта нескольким толстыми одеялами, при такой-то жаре. Гермиона провела языком по сухим губам и застонала.

Мадам Помфри помогла Гермионе попить и всхлипнула, прижав ладонь к глазам. Гермиона смотрела на медиковедьму и вспомнила синий цвет своих пальцев. Очень медленно она вытащила руку из-под одеяла и увидела, что она стала нормального цвета.

- Где я? – спросила Гермиона у мадам Помфри.

- Тише, тебе пока нельзя много разговаривать, ты очень слаба. Я сама всё тебе расскажу. Ты находишься в Глумхолле, и я ухаживаю за тобой уже шесть дней. Ты не приходила в сознание и всё время кого-то звала, кажется, покойного профессора Снейпа. Тебе стало плохо, после того как ты опробовала на себе своё новое зелье, так мне сказал Альбус. Твой организм очень ослаблен, поэтому ты должна хорошо питаться и делать всё, что я тебе скажу.

- Но вы не можете находиться в Глумхолле…

- Теперь может, Гермиона, - к кровати подошёл Альбус Дамблдор. – Мы немного перестроили защиту поместья. – Я очень рад, что ты идёшь на поправку.

- Зелье подействовало? – тревожно спросила Гермиона. – Я сейчас ничего не чувствую. Неужели я потеряла всю магическую энергию?

Альбус Дамблдор и мадам Помфри переглянулись.

- Гермиона, я должен поздравить тебя с величайшим научным открытием – ты сварила зелье, которое поможет вернуть колдунам утраченную магическую энергию. Я проверил – вся энергия, которую ты медленно теряла в течение пяти лет, восстановлена, - директор ликующе улыбнулся.

Гермиона перевела взгляд на мадам Помфри, которая закивала головой.

Девушка несколько минут лежала молча, а затем сказала:

- Концентрированное…

- Что?

- Зелье большой концентрации, - пояснила Гермиона. Она ещё не могла до конца осознать то, что у неё всё получилось.

- Да, мне тоже это объяснили. Зелье было чересчур сильное, и вся утраченная тобой магическая энергия вернулась не постепенно, со временем, а сразу. Поэтому ты потеряла сознание и была несколько дней синего цвета, - сказал Дамблдор.

- Кто вам объяснил? – прошептала удивлённая Гермиона.

- Да вот Поппи и объяснила, - нашёлся директор Хогвартса.

Мадам Помфри тоже удивилась, но ничего не сказала.

Спустя час, после обеда и окончания процедур, Гермиона лежала в постели и размышляла о том, что нужно давать зелье в разбавленном виде и маленькими дозами, чтобы предотвратить шок и убрать побочный эффект – синюшность кожи. Она мысленно усовершенствовала рецепт и думала, что основа её зелья станет базой лекарства для Гарри.

* * *

Через неделю Гермиона смогла вернуться домой и приступить к работе в больнице. Её отчёт и предоставленные образцы повергли в шок всё Министерство Магии и всколыхнули магическую общественность.

Все магические издания пестрели фотографиями Гермионы Грейнджер во весь рост, а журналисты добивались новых интервью. Гермиона совершенно не стремилась к славе и пряталась от журналистов в лаборатории, работая над лекарством для Гарри и родителей Невилла. Исключение она сделала лишь для Луны Лавгуд и Колина Криви, которые должны были подготовить большое и содержательное интервью для «Ежедневного пророка».

- Народ должен знать своих героев, - подбадривал Гермиону Колин, бегая вокруг неё с маггловским фотоаппаратом. – Встань сюда, пожалуйста.

И Гермиона, вынужденная надеть парадную мантию и сделать по такому случаю причёску, изображала милую улыбку для фотографий Колина и отвечала на вопросы Луны.

Да, какой это был тяжёлый день! Гермиона никогда не думала, что можно так устать: интервью и фотосессия (если бы Колин и Луна не были её друзьями, то Гермиона никогда бы на всё это не согласилась!), затем её выступление на съезде алхимиков и банкет («Гермиона, деточка, ты не должна отказываться. Это нужно отметить», - настаивал Дамблдор).

Гермиона жила в маггловской части Лондона и предпочитала возвращаться домой в обыкновенной маггловской одежде, оставляя мантии на работе.

И сейчас она аппарировала в безлюдный переулок недалеко от дома и свернула на свою улицу.

Сегодня Гермиона не стала переодеваться и возвращалась домой в роскошной бархатной мантии тёмно-синего цвета с золотой и серебряной вышивкой. Было около полуночи, и Гермиона не рассчитывала, что встретит кого-нибудь из своих соседей в столь позднее время. Она медленно шла по тротуару и уже подходила к своему дому, когда столкнулась с молодой парой из дома напротив.

Короткие приветствия, банальные вопросы «Как дела?» и ответы «Всё о’кей», и они разошлись. Гермиона ухмыльнулась, вспоминая удивлённый взгляд соседки, рассматривающей её мантию и замысловатую причёску.

Гермиона подошла к двери и открыла сумочку, ища ключи. Ключи совершенно не хотели находиться, и Гермиона занервничала.

- Не кажется ли вам, что пора установить на доме охранное заклинание и не мучиться с ключами?

Гермиона согласно кивнула головой и ответила:

- Да, согласна. Всё никак не… - Гермиона замолчала на полуслове и прислушалась. Затем она быстро вынула из рукава мантии волшебную палочку и обернулась, всматриваясь в густую тень сада.

- Нет, мне совершенно нельзя пить, - пробормотала Гермиона, опуская палочку. – Я не привыкла к алкоголю. Мне начинают слышаться голоса… вернее, голос профессора Снейпа. – Она, наконец, нашла ключ и попыталась вставить его в замочную скважину, но руки начали предательски дрожать.

- Очень правильное замечание, мисс Грейнджер. Я никогда не любил гриффиндорцев, а вид полупьяной гриффиндорки раздражает ещё больше, - заметил тот же голос из темноты. – Вы ещё долго будете возиться с дверью?

Гермиона с силой засадила ключ в замок и хмыкнула:

- Колин, ты решил меня разыграть? С кем ты поспорил, с Луной или Джинни? Признаюсь честно, что у тебя это очень хорошо получилось, я даже испугалась вначале… - Гермиона распахнула дверь и обернулась. – Если ты сейчас же не выйдешь, я сама полезу в кусты, вытащу тебя оттуда и надеру уши за то, что ты напугал бедную девушку. Как ты сказал? Полупьяную гриффиндорку? Как тебе не стыдно, я почти не пила, в отличие от некоторых!

- Не думаю, что это очень удачная мысль, мисс Грейнджер, - насмешливо заметили из темноты.

Гермиона медленно спустилась с крыльца и подошла к большому кусту сирени. Остановившись перед зарослями, она прищурила глаза, всматриваясь в темноту.

- Я вижу, что вы за эти годы порядком отвыкли пользоваться волшебной палочкой. На вашем месте, мисс Грейнджер, я бы немедленно убрал этот пробел.

Гермиона решительно раздвинула густые ветки, царапая руки, и немного подалась вперёд.

- Вы не найдёте там ничего интересного, - снисходительно вздохнули совсем рядом.

Гермиона резко выпрямилась и замерла, боясь пошевелиться. Она стояла, широко открыв глаза и тяжело дыша – рядом с ней, возле стены дома, шевельнулась большая чёрная тень.

Гермиона слышала, как пели цикады и шелестела листва, играя с ветром-озорником, где-то захлопнули окно…

И в эту тёплую летнюю ночь Гермиона чувствовала, как липкий страх, почти животный ужас, охватывает всё её тело, сковывая любое движение. Как завороженная, Гермиона смотрела, как тень отделилась от стены и начала приближаться к ней. Гермиона приподняла голову, не в силах отвести взгляд от высокой тёмной фигуры, почти слившейся с ночью.

«Этого не может быть, просто не может быть».

Бархатная мантия стала давить на плечи и сжимать грудь. Гермиона медленно, словно во сне, подняла руку и потянула за расшитый ворот, пытаясь расстегнуть пряжку.

- Надеюсь, вы не собираетесь падать в обморок, мисс Грейнджер? – вкрадчиво спросил незнакомец, подходя к Гермионе сбоку. Гермиона слышала своё дыхание. – Вы всегда были рассудительны и умны, чем иногда меня очень раздражали. К тому же, в последний раз, когда я вас нёс, мне было не совсем удобно. Увольте меня от повторения этой процедуры.

Рука Гермионы замерла на серебряной пряжке.

- Этого не может быть, - чётко ответила она. – Я присутствовала на похоронах профессора Снейпа и…

- А вас не смутило то, что гроб был закрыт? – её грубо перебили.

- Дамблдор сказал, что тело настолько изуродовано, что лучше будет сразу закрыть гроб, - ответила Гермиона. – Кто вы? И что вам от меня нужно? Вы не имели права пугать меня.

- Вы, правы, это не входило в мои планы, мисс Грейнджер. Но при всём моём желании я не выношу яркий солнечный свет. Я ждал вас, не думал, что вы придёте так поздно.

- Вы не ответили на мои вопросы. Кто вы? И что вам от меня нужно? – Гермиона полностью справилась со страхом и повернулась к незнакомцу, чтобы рассмотреть его лицо.

«Просто голос очень похож», - уверяла себя Гермиона, всматриваясь в темноту.

Мужчина сделал два шага, разделявших его и Гермиону, и наклонился к ней.

- Мисс Грейнджер, неужели вы испугались? - раздался вкрадчивый голос возле уха Гермионы. – Позвольте представиться, - высокая фигура выпрямилась, - профессор Северус Снейп. И мне нужно с вами поговорить.

Гермиона решительно подняла волшебную палочку:

- Люмо…

- Не стоит, во всяком случае, не здесь, - Гермиона почувствовала, как холодные пальцы коснулись её руки.

Гермиона вздрогнула от неожиданности, но руку не отдёрнула.

- Но почему? – удивилась Гермиона. – Почему у вас такие холодные руки, от вас веет холодом, как от привидения? Постойте, - Гермиона сжала холодные пальцы мужчины, а потом провела ладонью по его рукаву, ощутив мягкую ткань и ряд пуговиц. Затем она привстала на цыпочки, и её ладони заскользили по его плечам и прикоснулись к холодной шее. – Мерлин, вы холодны, как лёд, - прошептала Гермиона, осторожно проведя пальцами по щекам незнакомца, назвавшимся фамилией покойного профессора. Она почувствовала, что нечаянно прикоснулась большим пальцем к его губе, и поспешно убрала руку.

- Да что вы себе позволяете, – прошипел мужчина, немного отстранившись от Гермионы.

Но в ней уже проснулся дух исследователя, и Гермиона заметила:

- Вы не разрешили мне посмотреть на вас при свете. Мне же нужно знать, с кем я имею дело? И то, что я почувствовала, несколько шокирует. Для призрака вы... материальны. – Гермиона упёрлась ладонью в его грудь.

- Я ответил на ваши вопросы, мисс Грейнджер. У меня не так много времени, чтобы вести светские беседы. Поговорим в доме.

- Лично я никуда не спешу... - неожиданно рука Гермионы потеряла опору, и девушка ахнула – теперь она могла бы пройти сквозь ночного визитёра.

Гермионе казалось, что всё это происходит с ней во сне – абсурдность ситуации подходила лишь для ночного кошмара. Но страха она больше не чувствовала.

Гермиона повернулась и поднялась на крыльцо, дверь была распахнута настежь. Гермиона переступила через порог и оглянулась – гость стоял перед дверью, но в дом не заходил.

- Чего же вы ждёте? – поинтересовалась Гермиона.

- Пригласите меня войти и скажите, что рады видеть меня в своём доме, мисс Грейнджер.

- Не хотите же вы сказать, что...

- Вы правильно меня поняли. Говорите.

Гермиона отошла немного назад, освобождая дорогу, и произнесла:

- Во имя Мерлина, я разрешаю вам переступить порог этого дома. Я рада вас видеть... профессор Снейп.

Как только Мастер зелий переступил через порог, дверь за ним сразу же захлопнулась.

- Вы должны знать, что теперь я могу зайти в ваш дом при первом желании.

- Я это знаю, - Гермиона потянулась к выключателю, и комнату залил мягкий свет ночника. Но через несколько секунд Гермиона выключила свет и тяжело прислонилась к стене.

- Этого не может быть!

- Вы не доверяете своим глазам, мисс Грейнджер? – насмешливо спросил профессор, проходя вглубь комнаты. – Лучше не включайте больше свет.

- Позвольте мне решать самой, - заметила Гермиона, отстраняясь от стены. – Вы должны понять, что ваше появление шокирует. Весь магический мир считает вас погибшим во время последнего боя Гарри с Волдемортом. Я видела ваши похороны, о них писали все газеты.

- Моё состояние не позволяет мне сказать, что я жив. И вы в этом уже смогли убедиться.

- Да, вы правы, - ответила Гермиона, пытаясь взять себя в руки и скрыть дрожащий голос. – Насколько я знаю, электрический свет не опасен для вас. – Гермиона вновь включила ночник.

Посередине её комнаты стоял, сложа руки на груди, профессор Северус Снейп. Он был таким же, как и пять лет назад, как в тот день, когда решилась судьба всего волшебного мира. Гермионе казалось, что она видит человека из плоти и крови. Мягкий свет ночника лишь подчёркивал черноту его волос и бледность кожи. Но Гермиона видела, что на нём всё та же одежда, в какой он был во время боя: чёрный сюртук, разорванный на плече, манжета белой рубашки была вымазана кровью.

- Вас ранили... тогда? – спросила Гермиона после того, как смогла говорить.

Снейп нехотя кивнул.

- Радует лишь то, что я не получил более сильных увечий, мисс Грейнджер. Не хочу уподобляться безголовому Нику.

- Но он призрак на сто процентов, - Гермиона устало села в кресло и закрыла лицо ладонями.

Снейп молчал, и когда Гермиона открыла глаза, то увидела, что он не изменил своей позы. Только теперь Мастер зелий был прозрачным – Гермиона могла видеть картину на стене, висевшую за ним.

- Наполовину человек, наполовину призрак… - Гермиона наконец справилась с пряжкой и глубоко вздохнула, пытаясь прийти в себя. – Это сделал Волдеморт?

- Вы, как всегда, прозорливы.

- Послушайте, профессор, вы сказали, что вам нужно поговорить со мной. Но за эти десять-пятнадцать минут вы успели заметить, как вас раздражают гриффиндорцы в целом и я в частности. Вы противоречите себе.

- Я слышу обиду в вашем голосе, мисс Грейнджер, - Снейп уселся в соседнее кресло. И теперь, как заметила Гермиона, он уже не был полупрозрачным.

- Профессор Снейп, вы можете контролировать ваши трансформации?

Снейп хмыкнул.

- Да, это был глупый вопрос. Если бы вы могли держать всё под контролем, проблема бы была наполовину решена. – Гермиона встала и налила себе в стакан воды. – Вы чувствуете, что должна произойти трансформация?

- Да, благодаря этому я смог вынести вас из моих подземелий и донести до кровати, когда вы умудрились выпить тройную дозу зелья.

- Спасибо, что не уронили, профессор. Так это вы кричали на меня?

- Вас это так впечатлило, что вы звали меня в бреду? – Снейп приподнял бровь.

- Вы следили за мной. Что же ещё вы умудрились увидеть? – Гермиона подалась вперёд.

- Вы неправильно питаетесь и склонны к истерии, мисс Грейнджер.

- Никто не давал вам права входить ко мне в спальню.

- Как вам известно, Глумхолл – моё поместье, и я могу ходить там, где мне вздумается.

- Я слышала, как вы ходите – почти каждый день в замке что-то падало, ломалось и разбивалось. У вас тоже с нервами не всё в порядке. Вы поломали всю мебель?

- Вам не следовало называть меня домашним эльфом.

- А откуда я могла знать, что с вами случилось? – Гермиона сжала стакан так, что побелели костяшки пальцев. – Я видела, что дом преображается.

- Глумхолл всё ещё слушается меня, несмотря на то, что с каждым днём мои трансформации становятся всё чаще, и я уже не всегда чувствую переход из одного состояния в другое. Вы были правы, когда сказали, что я наполовину призрак. Я не умер, но и не живу. Я не нуждаюсь в еде и воде, не чувствую боли и не ощущаю холода или жары; да, когда я в соответствующем состоянии, я могу проходить сквозь стены. Но через некоторое время я опять превращаюсь в человека из плоти и крови. Но в последнее время я практически всегда полупрозрачен, как сейчас, например. – Гермиона видела, как сквозь него просвечивает обивка её кресла.

- В запретной секции было не так много книг о полупризраках, - Гермиона встала и нервно заходила по комнате. – Но ваше состояние свидетельствует о том, что вы продолжаете превращаться в призрака… Насколько я знаю, этот процесс неизбежен. Именно поэтому вы скрывались в Глумхолле? – Гермиона остановилась напротив Снейпа и посмотрела ему в глаза.

- Обо мне знает только Дамблдор. И теперь ещё вы. – Снейп прошёл сквозь Гермиону и опять сел в кресло.

- Больше никогда, никогда так не делайте! – возмутилась Гермиона. – Вы отлично знаете, как это неприятно!

- Послушайте, мисс Грейнджер, - Снейп благополучно проигнорировал её возмущение.

- Пять лет одиночества ещё больше испортили ваш характер, профессор Снейп! - Гермиона всё ещё ощущала сильный холод. Обхватив себя руками, она осталась стоять у стены.

- За эти пять лет мы с Дамблдором нашли способ нейтрализовать заклятье и его последствия, мисс Грейнджер, - невозмутимо продолжал Снейп. – И вы должны помочь мне. – Снейп замолчал и ожидающе посмотрел на Гермиону.

Он по-своему понял долгое молчание Гермионы.

- Я знаю, что неприятен вам, мисс Грейнджер. И если вы не поможете мне добровольно, я вынужден буду напомнить вам, что вы передо мной в долгу.

Гермиона отвернулась от Снейпа и опёрлась двумя руками о стол. Опустив голову, она медленно и чётко произнесла:

- Я вообще уважаю людей, пока они не доказали, что недостойны уважения.

Я помогу вам, профессор Снейп, и не потому, что в долгу перед вами. Что я должна делать?

- Я не могу готовить зелья, мисс Грейнджер. Вы должны стать моими руками.

- Вы могли бы прибегнуть к помощи кого-нибудь другого, ведь вам так неприятно общество гриффиндорки, - устало заметила Гермиона. – Или вы решили воспользоваться тем, что я вам должна?

- А вы жалеете о тех словах в библиотеке?

- Я ни о чём не жалею, профессор Снейп. Вы действительно очень помогли мне, разрешив воспользоваться своей книгой. Но вы помогли не только мне – моё зелье сможет вернуть к полноценной жизни и других волшебников. И если вы всё знали, то почему не разрешили воспользоваться книгой раньше?! Я пять лет потратила на разработку этого зелья! – закричала Гермиона.

- Я ничего не знал, - ответил Снейп. Он подошёл к ней сзади. Он вновь был материален. – Это была моя идея - разыграть свои же похороны. Директор помог мне. Но потом я заперся в Глумхолле и поставил на поместье охранные заклинания. Дамблдор не мог поговорить со мной, хотя пытался много раз.

- Что же заставило вас изменить своё решение? – Гермиона обернулась и практически наткнулась на Снейпа, так близко он стоял.

- Мне стало любопытно, что так нужно от меня нашему глубокоуважаемому директору.

- А вы не могли подумать, что он хочет вам помочь?

- Может, - Снейп передёрнул плечами. – Но при нашей первой встрече Дамблдор рассказал мне о вас и о том, что вам нужно одно из раритетных изданий, которое осталось только у меня в библиотеке.

- Вы не выпускали меня из поместья. – Гермиона внимательно следила за выражением лица Снейпа. – Вы контролировали меня, следили за мной. Это вы спрятали мой портключ?

- Для вашего же блага, мне нужно было пересчитать ваши расчёты. К тому же, вам придётся вернуться в моё поместье – никто не должен знать, что вы варите в лаборатории.

- Вы не всё договариваете, профессор Снейп. Если вы так хотите сохранить всё в тайне, то могли бы попросить Дамблдора помочь вам сварить нужное зелье, и не прибегать к моей помощи.

Снейп скривил губы и отошёл от Гермионы.

- Вы правы, я сказал вам не всё. Как вы знаете, Волдеморт был полукровкой: его мать была ведьмой, а отец – обыкновенным магглом. Мне нужно несколько капель крови и прядь волос сильной магглорожденной ведьмы, чтобы нейтрализовать его заклятье. Я из старинного магического рода, и у меня нет родственников среди магглов. После того как вы смогли вернуть назад свою магическую энергию, вы стали ещё сильнее, чем раньше. Вы идеально подходите, мисс Грейнджер.

- Это не столь страшные условия. Мне казалось, что вы скрываете что-то более важное.

- Над нами должен быть произведён обряд бракосочетания. Это всё ещё возможно, так как я ещё не превратился в призрака окончательно. Если же это произойдёт, больше не будет никакого смысла что-либо предпринимать. Я дам вам развод сразу же, как прекратится действие заклятья. А если наш план не сработает, то, соответственно, вы станете моей вдовой, и развод вам не понадобится.

- Обряд будет проводить Дамблдор? – уточнила Гермиона.

Снейп кивнул.

- Завтра утром мы должны быть в Глумхолле, мисс Грейнджер.

- А если бы я отказалась?

- Нам бы пришлось искать вам замену, и это было бы возможно. Но с вашей вновь обретённой магической силой результат будет успешен на девяносто девять процентов.

- Почему директор ничего мне не сказал? – Гермиона начала раздражённо постукивать каблуком. - Мне кажется, я имела право знать, что нахожусь в Глумхолле не одна…

- Мисс Грейнджер, я имею право на тайну так же, как и вы. И если уж вы столь великодушны, - Снейп слегка скривил губы, - то будьте добры, соберите вещи. В восемь утра я приду за вами. – Снейп направился к входной двери, думая, что разговор окончен.

- Постойте, профессор Снейп. – Гермиона же так не считала. – У меня есть несколько пунктов, которые вы должны учесть.

- Я вас слушаю, - ответил Снейп, не оборачиваясь. Гермиона видела, как напряглась его спина.

- Во-первых, именно вы должны решить вопрос о моём временном отсутствии на работе с моим начальством. Пусть вы и сделаете это через Дамблдора. Во-вторых, мне будет нужна ваша помощь в изготовлении лекарства для Гарри. - Снейп нехотя кивнул.

- Что-то ещё?

- Да, профессор. Я должна иметь постоянный доступ в лаборатории, библиотеку и во все остальные комнаты замка. Я не разрешу запирать себя в спальне.

- Это всё? – спокойно спросил Снейп.

- Не переживайте, больше я у вас ничего не потребую, - ответила Гермиона, которой спокойный и уверенный тон давался с трудом.

- В восемь я буду у вас. – Гермиона видела, как Снейп просто прошёл через её дверь.



Глава 5.

Посидев несколько минут неподвижно, Гермиона медленно наклонилась и сняла туфли на высоком каблуке. Отодвинув их в сторону, Гермиона начала решительно вынимать шпильки из причёски, почти с наслаждением разрушая шедевр парикмахерского искусства. Она бросала шпильки на стол с такой силой, что некоторые отскакивали от гладкой поверхности стола и падали на пол. Наконец, распустив волосы, Гермиона почувствовала себя немного лучше.

Подойдя к зеркалу, она всмотрелась в своё отражение, пытаясь определить, сильно ли она изменилась за эти пять лет. Изменений было очень много, целых три: она выросла сантиметра на два, немного выщипала брови и немного поправилась, вернее, её фигура стала более женственной. Но под длинной бархатной мантией это было почти не заметно. Не удивительно, что Снейп продолжает воспринимать её как гриффиндорку-всезнайку. Пусть и повзрослевшую на пять лет. Что эти пять лет?

Снейп появился в доме Гермионы ровно в восемь часов утра и застал её всё в том же кресле.

Гермиона сидела, откинувшись на спинку кресла, и держала в руках большую чашку с крепким кофе.

- Вы что, так и просидели всю ночь? – прошипел Снейп, окидывая Гермиону недовольным взглядом. Она была одета в ту же парадную мантию и туфли; только волосы были собраны в хвост на затылке.

- Вы не могли бы быть вежливее, профессор Снейп? – Гермиона поставила чашку на стол. – Вы приходите ко мне в двенадцать часов ночи, напугав до полусмерти; напоминаете мне о моём долге, не забыв напомнить о своем отношении к Гриффиндору, и уходите в четыре часа утра, поставив перед фактом, что я должна собрать все свои вещи. Да мне нужно часа четыре только на то, чтобы упаковать все свои записи, лабораторные журналы и книги. – Гермиона встала с кресла и вынесла из спальни большой чемодан с уменьшёнными и облегчёнными заклинаниями вещами и книгами. Сверху на чемодан она поставила горшок с папоротником. – Я забираю папоротник с собой – не хочу, чтобы он завял.

- Вы работаете над тем, чтобы он зацвёл? – съязвил Снейп.

- Он мне дорог как память. Это подарок Рона на мой день рождения. – Гермиона взяла горшок в руки, готовясь аппарировать. – Да, это очень редкий вид, - она увидела заинтересованность, мелькнувшую в глазах Снейпа. – И если вы задумаете пустить его на ингредиенты, то пеняйте на себя.

- Не беспокойтесь за судьбу вашего папоротника, - усмехнулся Снейп. – Дамблдор ждёт нас в Глумхолле.

* * *

В это утро Альбус Дамблдор был необычайно весел и доволен собой, а так же хорошей погодой. Его настроения совершенно не испортило мрачное выражение лица жениха и расстроенный, усталый вид невесты. Он старался не обращать внимания на полумрак, царивший в доме, зная, что всё это скоро закончится.

- Ну, дети мои, мы должны приступить к обряду немедленно, не тратя ни одной минуты драгоценного времени, - Дамблдор взмахнул рукой - и на столе перед ним появился лист пергамента, чернильница с пером и большой серебряный кубок. – Северус, ты принёс кольца?

Снейп достал из кармана коробочку с фамильными обручальными кольцами.

Гермиона недоумённо посмотрела на развесёлого директора.

- Гермиона, всё должно быть по закону, обряд должен быть проведён по всем правилам.

Гермиона стояла рядом со Снейпом и смотрела на Дамблдора немигающим взглядом. Ей казалось, что она уже не может контролировать ни себя, ни ситуацию. Голос директора долетал откуда-то издалека, а его движения были подозрительно замедленными. Как в тумане она повторила слова, подсказанные стариком, приподняла руку, чтобы Снейп мог надеть ей на палец кольцо и, в свою очередь, надела старинный перстень на холодный палец Снейпа. Хорошо, что в этот момент профессор Снейп не стал прозрачным, и Гермионе не пришлось ждать, когда произойдёт очередная трансформация.

Затем Дамблдор дал Снейпу и Гермионе выпить из кубка и провозгласил их мужем и женой.

- Поздравляю вас с законным браком, - сказал Альбус, широко улыбаясь.

«Он что, издевается?» – успела подумать Гермиона перед тем, как упасть в обморок.

Она пришла в себя, но глаза решила не открывать. Её несли на руках, скорее всего Снейп, так как совсем близко она услышала его голос:

- Чёрт возьми, она совершенно не следит за своим здоровьем. После того случая с передозировкой, она должна пить укрепляющие зелья и соблюдать режим, а не ночевать в лаборатории и посещать банкеты.

- Ты сам виноват, Северус, - ответил Дамблдор. – Я говорил, что твоё появление ночью может её шокировать. А на банкете она была один раз, и имеет на это полное право. Что ты собираешься делать?

- Для начала постараюсь донести её до кровати, пока не началась трансформация.

- Ты понимаешь, что вы должны начать работу над зельем сразу же, как она придёт в себя? И так много времени утеряно.

- Послушайте, директор, - Снейп толкнул ногой дверь спальни, - меня никогда не считали добрым человеком…

«Это мягко сказано», - отметила про себя Гермиона.

- … но я не садист. Она должна минимум сутки не вставать из постели, я не хочу, чтобы у неё было истощение, - закончил Снейп.

«Вот это новость – Снейп меня пожалел!» - удивилась Гермиона. И от удивления открыла глаза. Она узнала спальню, в которой ночевала, когда работала над зельем в Глумхолле.

- Директор, вы бы могли меня просто левитировать в спальню, - заметила Гермиона.

- Чтобы мы потом не смогли вас привести в себя? Вы упали в обморок после того как выпили обрядовое вино из кубка. Над вами нельзя колдовать, - прошипел Снейп.

Мастер зелий протянул Гермионе стакан воды, но внезапно стал прозрачным, и стакан упал, а всё его содержимое вылилось Гемионе на грудь и на живот.

- Теперь вы видите? – рявкнул Снейп и отошёл от кровати.

- Я вижу, что вам нужна моя помощь, - ответила Гермиона.

Но Снейп ничего больше не сказал и исчез, пройдя сквозь стену.

- Гермиона, всё образуется, поверь мне, - Дамблдор дал Гермионе полотенце.

- И мы будем жить долго и счастливо, - ухмыльнулась Гермиона, глядя на обручальное кольцо. Она попыталась снять его с пальца, чтобы рассмотреть.

- Этого лучше не делать в ближайшие несколько часов - ваша связь должна укрепиться, - заметил Дамблдор.

Гермиона почувствовала, как у неё вспыхнули щёки, и отвела взгляд от Дамблдора. Она знала, что ещё лучше может укрепить связь молодожёнов.

Но только не в их со Снейпом случае.

- Гермиона, - Дамблдор присел на краешек её кровати, - за работу не волнуйся – с этого дня ты в отпуске. И если Северус пообещал тебе помощь в работе над лекарством для Гарри, он тебе поможет. - Директор сделал паузу. - Северус очень трудный человек, с ним тяжело общаться, но ты должна понять, в какой ситуации он оказался.

Внезапно в комнате раздался хлопок – перед Гермионой оказался домашний эльф.

- Хозяин сказал, что хозяйке нужна моя помощь, - пропищал он. – Теперь я буду в вашем распоряжении, для меня это большая честь.

Гермиона посмотрела сначала на эльфа, а затем на Дамблдора, который уже встал.

- Откуда в Глумхолле очутились эльфы?

- Пока Северус жил отшельником в замке, эльфы помогали в Хогвартсе. Теперь они возвращаются домой, у них много работы. – Дамблдор задумчиво погладил бороду. – Гермиона, я понимаю, что ты на меня сердишься. Я буду очень рад, если ты сможешь меня простить. У меня есть один пергамент, на который ты должна взглянуть. Но я принесу его тебе немного позже.

- Что это?

- Это один документ. У Северуса можешь ничего не спрашивать, он о нём ничего не знает, - Дамблдор подошёл к двери. – Я должен тебя оставить – нужно решить много вопросов.

Когда за Дамблдором закрылась дверь, эльф вышел из уголка и робко подошёл к Гермионе.

- Госпоже нужно переодеться, у неё мокрая мантия.

- Скажи, как тебя зовут? – спросила Гермиона.

- Тилли, - ответил эльф.

Гермиона некоторое время смотрела на эльфа, пытаясь определить его пол. Кажется, это была «она».

- А меня зовут Гермиона. Ты можешь не называть меня госпожой?

Эльф посмотрел на неё совсем расстроенным взглядом. Внезапно Гермиона поняла:

- А хозяин как к тебе относится? Он груб с тобой, наказывает тебя?

- Нет, госпожа Гермиона, хозяин нас не обижает. Иногда он кричит, а сейчас он стал кричать чаще, но нас никогда не бил. Вот я познакомилась с Добби…

«Значит, это эльф женского пола, – улыбнулась про себя Гермиона. – А Добби, как всегда, успевает везде».

- … так он нам рассказал, как плохо жил в семье Малфоев. У нас никогда такого не было, - Тилли помогла Гермионе снять мокрую мантию и начала распаковывать её вещи.

Гермиона встала и направилась в ванную комнату. Тилли побежала за ней и пролепетала:

- Хозяин сказал, чтобы я не разрешала вам вставать, и мыться вам самой нельзя.

Гермиона села на краешек ванны и ошарашенно посмотрела на эльфа.

- Что, он прямо так и сказал?

Тилли усиленно закивала головой.

- Ну, я не чувствую себя очень плохо, - растерялась Гермиона. Она была очень удивлена. – Я хочу искупаться. Так и передай своему хозяину. А если мне нельзя купаться одной, то пусть придёт, посидит рядом.

- Госпожа Гермиона плохо себя чувствует, и Тилли будет переживать. И Тилли будет ругать хозяин.

- А ты ничего ему не говори.

- Тилли будет волноваться. Госпожа Гермиона ничего не ела.

- Давай договоримся так: я сейчас поем, а ты приготовишь мне ванну. Если тебе станет легче, я не буду закрывать дверь, - Гермиона подмигнула Тилли.

Тилли на минуту задумалась и согласилась.

- А хозяина позвать, чтобы он с вами посидел? – серьёзно спросила Тилли.

Гермиона чуть не упала в ванну, не зная, плакать ей или смеяться. Хотя… ведь она теперь являлась законной женой Снейпа.

- Тилли, никого не нужно звать, хорошо? Понимаешь, это я пошутила.

Тилли задумалась, в чём же заключается шутка хозяйки.



Гермиона лежала в горячей воде, наслаждаясь отдыхом и тишиной. Она откинула голову на край ванны и закрыла глаза.

- Кажется, я предупредил вас, что вы должны находиться в постели, - прозвучал рассерженный голос прямо над Гермионой.

Гермиона распахнула глаза и изумлённо уставилась на Снейпа, который стоял прямо напротив неё. Осторожно, чтобы не всколыхнуть пышную пену, Гермиона ещё глубже опустилась в воду.

- Что вы делаете в моей ванной комнате? – негодующе спросила она. – Разворачивайтесь и уходите.

Но на Снейпа заявление Гермионы не произвело никакого впечатления. Опершись обеими руками о край ванны, Снейп наклонился к лицу Гермионы и прошипел:

- Я несу ответственность за ваше здоровье, миссис Снейп. И если вы не хотите отключиться прямо здесь, - Снейп ткнул длинным пальцем в пену, - и утонуть, то советую вам встать и лечь в постель. А если вы прямо сейчас не послушаетесь моего совета, - произнёс Снейп, опережая возражения Гермионы, - я вытащу вас сам. Вы меня знаете.

Гермиона решила, что сейчас спорить со Снейпом не стоит.

- А затем выпейте вот это. – Снейп поставил на полку пузырёк с каким-то зельем.

- Что это и откуда?

- Восстанавливающее зелье, - ответил Снейп. – Дамблдор помог пополнить хранилище ингредиентами и заказал некоторые уже готовые зелья, - после этого, к огромному облегчению Гермионы, Снейп вышел из комнаты и плотно закрыл за собой дверь.

«Да как он только посмел вот так зайти в ванную?! Он заботится о моём здоровье… посмотрим…»

Гермиона поспешно смыла пену, вытерлась полотенцем и оделась. Голова на самом деле начинала кружиться, а во всём теле, казалось, нет живого места.

Выпив зелье, Гермиона вошла в спальню и обнаружила Снейпа, спокойно сидящего в кресле.

- Ложитесь, - вздохнул Снейп, окидывая Гермиону внимательным взглядом. Гермиона плотнее запахнула полы халата. - Дня два вы должны отдохнуть, полный постельный режим. И библиотека, и лаборатории будут для вас закрыты.

- Но вы же обещали…

- Я знаю сам, что мне делать, - отрезал Снейп.

- Позвольте напомнить, профессор Снейп, - Гермиона села на кровать, - наш брак является фиктивным. В любом случае, вы не можете мне приказывать.

- Наш брак законный на все сто процентов, - спокойно ответил Снейп, глядя Гермионе прямо в глаза. - И если вы не хотите думать о своём здоровье, это буду делать я. Если вам что-то будет нужно, говорите домашнему эльфу. Кстати, кольцо не снимайте.

Как только за Снейпом захлопнулась дверь, к Гермионе подбежала испуганная Тилли. Виновато опустив ушки, она пролепетала:

- Я виновата перед госпожой Гермионой, я не успела предупредить. Я сама не ожидала, что хозяин появится – он просто прошёл сквозь стены, - казалось, что Тилли вот-вот заплачет.

Гермиона, уже почувствовавшая действие зелья, сонно махнула рукой и легла в постель.

- Ничего страшного, Тилли, твоей вины в этом нет. Просто хозяин у тебя сильно самоуверенный и властный.



Глава 6.

Гермиона проспала до самого вечера. Неудивительно, ведь Снейп добавил в бутылочку немного успокоительного и зелья сна без сновидений.

«И что я теперь буду делать ночью?» - мысленно спросила у себя Гермиона, потягиваясь в постели.

Когда Тилли принесла ужин, Гермиона, усевшись в кресле, попросила её остаться. Тилли была обрадована тем, что на неё обратили внимание. В замке, кроме Гермионы и Снейпа, больше никого не было.

- Тилли, а когда вернутся остальные эльфы? – спросила Гермиона.

- Через несколько дней, госпожа Гермиона.

- Тилли, ты можешь не называть меня госпожой? Ну, хотя бы попытаться?

- Тилли должна привыкнуть. Я, наверно, не смогу, госпожа Гермиона, - Тилли затеребила край белого передничка.

- Ты очень хорошо подумай об этом, ладно?

- Тилли подумает.

- А ты не знаешь, чем занимался профессор Снейп? И что он делает сейчас?

- Сначала он был в подземельях, я точно не знаю где, наверно, в лаборатории. А потом к хозяину опять приходил директор Дамблдор. И они долго разговаривали в кабинете.

Гермиона на секунду задумалась, а затем посмотрела на Тилли и широко улыбнулась, вспомнив о привычке Добби подслушивать.

- Тилли, ты случайно не слышала, о чём они говорили?

Тилли покраснела и смущённо ответила:

- Ну, я подумала, что хозяйке будет интересно знать, вот я кое-что и услышала. Но совсем мало, хозяин меня увидел. Директор Дамблдор говорил, что какое-то сложное зелье нужно сварить до полнолуния, а оно скоро уже будет.

- И что на это ответил профессор Снейп? – Гермиона поняла, что речь идёт о зелье, которое снимет заклятье со Снейпа.

- Хозяин сказал, что сам знает, когда нужно его варить, а вас трогать сейчас нельзя.

Гермиона поставила чашку и заинтересованно посмотрела на Тилли.

- Ты хочешь сказать, что Снейп специально откладывает работу над зельем, опасаясь за моё здоровье?

Тилли молча закивала головой.

- А ещё директор Дамблдор сказал, что состояние Гарри Поттера без изменений.

«Если профессор Снейп мне поможет, то состояние Гарри скоро изменится».

Когда Тилли увидела, что Гермиона уже поела, то протянула ей ещё один пузырёк с лекарством.

- Хозяин сказал, что вы обязательно должны это выпить.

Гермиона повертела в руках бутылочку и пришла к выводу, что за своим здоровьем нужно следить. А если профессору Снейпу нравится целыми днями сидеть в подземельях – что ж, это его право.

* * *

На утро третьего дня вынужденного отдыха Тилли принесла Гермионе записку от Мастера зелий.

«Жду Вас в девять часов вечера в лаборатории. С.С.»

-

- На приглашение на ужин это совсем не похоже, - сказала Гермиона Тилли.

- Хозяин сейчас очень сердитый, - вздохнула Тилли. – Я слышала шум из лаборатории.

- А директор Дамблдор к нему приходил? – поинтересовалась Гермиона.

- Да, но я ничего не смогла услышать, - вздохнула Тилли.

Ровно в девять часов вечера Гермиона переступила порог лаборатории и наткнулась на профессора Снейпа, который перечитывал какие-то записи.

Он оторвался от бумаг и неодобрительно скривил губы.

Гермиона поднялась на цыпочки и попыталась рассмотреть, что же именно он изучает.

- Мне кажется, профессор Снейп, что было бы лучше, если бы вы ввели меня в курс дела. Я должна знать, с чем и над чем нам придётся работать.

Снейп отложил бумаги на стол и внимательно рассмотрел Гермиону. Ей даже стало как-то неловко под этим пристальным взглядом.

- Как вы себя чувствуете? – спросил Снейп.

Гермиона не ожидала подобного вопроса и немного растерялась:

- Я? Я чувствую себя намного лучше, спасибо.

Ответ Гермионы полностью устроил Мастера зелий, и Снейп протянул Гермионе большую тетрадь в кожаной обложке со своими записями. Тетрадь была магической и сама открывалась на нужной странице.

- Подробный план работы на первых пяти листах. От вас требуется точное выполнение моих распоряжений и безукоризненное соблюдение всех пунктов плана. Я смогу работать, пока не произойдёт очередная трансформация, - сухо предупредил профессор Снейп.

Гермиона молча кивнула – она уже начала читать записи Снейпа. Пока Гермиона знакомилась с планом работы, Снейп подготовил нужные ингредиенты и оборудование.

В лаборатории царила тишина, нарушаемая лишь шорохом страниц и тихим стуком колб и котлов, которые Снейп расставлял на столе. Внезапно один из котлов упал и покатился по полу с громким стуком. Гермиона вздрогнула и быстро обернулась к Снейпу.

- Мне жаль, но вам придётся начать работу над зельем самой, – профессор зельеварения стал прозрачным.

Гермиона расстроено отметила, что с каждым новым преобразованием Снейп всё больше становится похожим на призрака. Мастер зелий и сам чувствовал это, и теперь он вышагивал по лаборатории с самым угрюмым выражением лица.

- Профессор Снейп, - Гермиона закончила читать и подошла к столу, - я готова начать работу. Признаюсь, ваша теория меня очень заинтересовала. Я не знаю, как пройдут некоторые реакции, но уверена в одном – это стоит попробовать. Насколько мне известно, в истории зельеварения ещё не было подобного эксперимента. Если у нас всё получится, то это будет знаменательное событие - вы решите одну из загадок столетия. Если вы не возражаете, я хотела бы детальнее изучить ваши записи после работы в лаборатории. Естественно, я гарантирую соблюдение тайны.

- Если вы считаете это нужным, можете взять, - ответил Снейп, наблюдая за тем, как Гермиона нарезает листья чёрной бузины.

В течение часа Снейп больше не проронил ни слова. Он молча следил за тем, как Гермиона режет и толчёт ингредиенты для зелья.

Гермиону уже начинало раздражать то, что он стоит прямо у неё за спиной, и попыталась вновь переключить его внимание на разговор.

- Профессор Снейп, когда станет известно, что зелье произвело нужный эффект и сняло заклятье?

- Если в течение недели после принятия зелья трансформации не прекратятся, значит, эксперимент был неудачным, - нехотя ответил Снейп и вновь замолчал.

Гермиона обернулась, чтобы взять с соседнего стола серебряный нож, и увидела, как Снейп изменился в лице. Если до этого он был рассержен и зол, то теперь он еле сдерживал ярость.

- Я что-то сделала не так? – удивлённо спросила Гермиона.

- Нет, всё правильно.

- Тогда почему у вас такое выражение лица, будто я взорвала вашу лабораторию вместе с хранилищем? – Гермиона зажгла огонь под котлом и теперь была занята подогревом воды до нужной температуры.

Снейп ответил лишь через несколько минут:

- Мисс Грейнджер, той ночью, когда я пришёл напомнить о вашем долге, мы договорились с вами, что наш брак будет фиктивным. И я заверяю вас, что вам придётся потерпеть всего одну неделю, не более. Я понимаю, что у вас свои планы, и не собираюсь задерживать вас в Глумхолле.

Гермиона глубоко вздохнула – Снейп нашёл в её вопросе подтекст, которого не было.

- Во-первых, профессор Снейп, я уже не мисс Грейнджер, а миссис Снейп, как вы недавно мне напомнили; во-вторых, если я спросила о сроках действия зелья, я только это и имела в виду. Я всегда прямо ставлю вопросы, - Гермиона усмехнулась, вспоминая свои школьные годы. – Я хорошо помню наш с вами разговор и не нуждаюсь в напоминании. А вот вам смею напомнить, что вы обещали мне помощь в работе над лекарством для Гарри. Даже если основой для лекарства станет моё зелье, всё равно мне понадобятся ваши консультации. Так что вам придётся смириться с моим присутствием на неопределённый срок. – Гермиона попыталась приподнять бровь, подражая Снейпу.

- У вас это плохо получается, - лениво усмехнулся Снейп.

- У меня есть другие достоинства, - заметила Гермиона, повернувшись к котлу.

- Не сомневаюсь в этом, миссис Снейп.

На этом их разговор завершился. Снейп предпочёл стоять в нескольких шагах от стола, наблюдая за действиями Гермионы, которая сосредоточенно добавляла ингредиенты в котёл и старалась делать пометки в обыкновенной маггловской тетрадке.

- Вы не могли найти что-то более подходящее? – спросил Снейп, брезгливо глядя на тетрадь.

- Маггловские вещи тоже могут быть подходящими. Если вы хотите, я всё перепишу на лист пергамента… специально для вас, профессор Снейп.



Очередная трансформация Снейпа произошла лишь через три часа. К этому времени Гермиона успела порядком устать – зелье было сложное и требовало большого внимания.

Гермиона вздрогнула от неожиданности, когда почувствовала лёгкое прикосновение – Снейп обошёл её и встал у противоположной стороны стола, начав нарезать необходимый для следующего этапа ингредиент.

В тишине прошёл ещё один час. Была уже глубокая ночь, когда был добавлен последний ингредиент, лежавший на столе.

- Здесь написано, что нужна прядь волос, - Гермиона сверилась с планом. – Я должна срезать её сама? - спросила она у Снейпа.

- Это не имеет никакого значения, - сухо ответил Снейп.

- Тогда срежьте сами, вам удобнее, - Гермиона стащила резинку с волос и приподняла их обеими руками, оставив одну прядку на затылке. – Здесь ничего не будет видно.

- Не думаю, что кто-нибудь заметил бы разницу, - Снейп взял со стола ножницы и подошёл к Гермионе сзади.

«Каков хам!»

- Вы бы лучше на свои волосы посмотрели, - обиделась Гермиона, чувствуя, как Снейп осторожно, чтобы не прикоснуться к её шее, потянул каштановую пружинку и обрезал её ножницами.

- Это лучше, чем быть лысым, - спокойно ответил Снейп. – Я привык пользоваться защитным маслом во время работы в лаборатории. А, как вам известно, там я провожу большую часть времени. – Мастер зелий отвернулся, чтобы бросить в котёл прядь волос. – Кстати, я видел, что вы надеваете на голову, когда работаете с большими температурами, - ухмыльнулся Снейп.

- Ничего смешного в этом не вижу. Это обыкновенная шапочка, мне в ней удобно.

- Тем не менее, меня впечатлило.

«На Рождество подарю ему такую же», - пообещала себе Гермиона.

- Осталась капля крови, - Гермиона протянула Снейпу свою руку. – Сделайте надрез сами, не могу себя резать.

Снейп закатил глаза.

Когда алая капля крови упала в котёл и растворилась в зелье, Гермиона достала волшебную палочку и залечила ранку.

- Если я всё правильно поняла, то зелье должно настояться два часа, а затем его нужно процедить? – спросила Гермиона.

- Вы всё правильно поняли.

- Я останусь в лаборатории. Если вы опять трансформируетесь, то не сможете этого сделать.

Снейп щёлкнул пальцами, и в камине загорелся огонь. Гермиона преобразовала два стула в кресла и села перед камином, только в эту минуту чувствуя, как она устала.

Снейп подошёл к шкафу и достал из ящика белый конверт.

- Вам письмо, - Снейп протянул его удивлённой Гермионе. – От некоего Себастьяна Кингсли, - после этого он сел в соседнее кресло и отвернулся от Гермионы, смотря на огонь.

- Как оно к вам попало? – Гермиона вертела в руках конверт.

- Мне передал его Дамблдор, оно было в вашем почтовом ящике, - сухо ответил Снейп.

- Как мило с его стороны.

Гермиона распечатала конверт – в нём была записка от Басти. Он был очень удивлён тем, что Гермиона так неожиданно ушла в отпуск, ведь она должна была взять его в октябре. Ещё Басти спрашивал, не случилось ли что-то серьёзное; передавал привет от Джинни, которая тоже начала волноваться.

Пока Гермиона читала это дружественное послание, Снейп молчал с самым безразличным видом. Когда он заметил, что Гермиона спрятала конверт в карман мантии, спросил:

- Вы голодны? Если хотите, Тилли принесёт вам поесть.

Прежде чем приступить к столь раннему завтраку, Гермиона спросила у Снейпа:

- Могу ли я отправить записки своим друзьям? Они очень волнуются, ведь я никого не успела предупредить, что мне нужно уехать.

- Что вы им напишете? – Снейп не отводил взгляда от огня.

- Придётся написать, что мне нужно было уехать к родственникам. У меня нет другого выхода.

- А ваши родители?

- Сейчас они во Франции. Я гостила у них перед отъездом, не думаю, что они меня хватятся.

- Если я не ошибаюсь, ваши родители врачи? Их поездка связана с работой?

- Да, мои родители стоматологи. У них праздник – тридцать лет, как они женаты… У них второй медовый месяц, - Гермиона замолчала на минуту, а затем задумчиво добавила:

- Знаете, я счастлива, что мои родители продолжают любить друг друга, не смотря на то, что давно женаты. С годами их чувства стали только крепче.

- Ваши родители знали, что вы теряете магическую энергию?

Гермиона отрицательно покачала головой:

- Нет, я решила ничего им не говорить. Они не смогли бы мне помочь, а волновать их я не хотела. Думаю, что никогда им про это уже и не расскажу.

Снейп молча кивнул.

Гермиона допила свой чай и откинулась на спинку кресла. От камина шло приятное тепло, и она сама не заметила, как задремала.



Когда она проснулась, Снейпа рядом с ней не было, его кресло было пусто. Гермиона встала и обернулась – пока она спала, Снейп процедил зелье и успел его принять.

- Я заснула, - смутилась Гермиона. – Вам нужно было меня разбудить, профессор Снейп.

- В этом не было надобности, - Снейп ставил бутылочки, колбы и пробирки в шкафы.

- Я помогу вам.

- Не нужно. Вы можете идти.

- Вы уверены? – уточнила Гермиона.

- Полностью.

Гермиона подошла к столу и взяла свою тетрадь и записи Снейпа.

- Профессор Снейп?

Снейп обернулся и выжидательно посмотрел на Гермиону.

- Вы же уже выпили зелье?

Снейп кивнул.

- Как вы себя чувствуете после этого? Есть какие-то изменения?

- Я разочарую вас, Гермиона, но я ничего не чувствую. Пока совершенно ничего не изменилось. Нужно время.

- Да, вы правы, - Гермиона направилась к двери.

Когда она уже взялась за дверную ручку, Снейп окликнул её:

- Спасибо, Гермиона.

Гермиона кивнула и вышла из лаборатории.



Глава 7.

(прошло три дня после описываемых событий)

После завтрака Гермиона сидела у себя в спальне за столом и делала выписки из очередного фолианта профессора Снейпа. Рядом с ней на краю стола уже стояла большая стопка книг, взятая из библиотеки Мастера зелий. Гермиона так увлеклась, что не сразу заметила Тилли, которая неуверенно переминалась с ноги на ногу, стоя перед её столом. Наконец, Гермиона отвлеклась от книг и заметила эльфа.

- О, Тилли, ты что-то хотела мне сказать?

Тилли заморгала и покраснела. Гермиона отложила перо и заинтересованно посмотрела на эльфа.

- Не бойся, говори, я же вижу, что тебя что-то беспокоит.

За эти дни Тилли очень привязалась к девушке и, хотя и узнала о подробностях бракосочетания Гермионы и Снейпа, всё равно воспринимала её как полноправную хозяйку.

- Госпожа Гермиона не будет меня ругать?

Гермиона отрицательно покачала головой.

- Я очень хочу почитать журнал с красивыми картинками, - Тилли поджала ушки.

На столе у Гермионы лежал глянцевый маггловский журнал, который она случайно упаковала в чемодан вместе с другими книгами и бумагами.

- Конечно, бери, - улыбнулась Гермиона, протягивая журнал Тилли. – Если он тебе нравится, то можешь забрать его себе.

Тилли прижала журнал к груди и с обожанием посмотрела на хозяйку.

- Спасибо, госпожа. Тилли очень нравится этот журнал.

Когда Тилли увидела, что Гермиона направилась к двери с большой стопкой книг в руках, поспешно спросила:

- Госпожа опять будет работать в библиотеке? Тилли поможет донести книги.

- Нет, Тилли, не нужно. Если хочешь помочь, то возьми мою папку и чернильницу.

Уже в библиотеке Тилли попросила у Гермионы разрешения остаться вместе с ней:

- Тилли не будет мешать. Тилли будет сидеть рядом тихо-тихо и читать журнал.

После того, как разрешение хозяйки было получено, Тилли села на стул возле стола Гермионы и начала листать журнал.

Примерно через час Гермиону отвлёк от работы тихий всхлип – Тилли плакала.

- Тилли, почему ты плачешь? – Гермиона немного наклонилась и заглянула в журнал, который Тилли сжимала двумя лапками. – О, понятно, ты прочитала рассказ о несчастной любви.

- Тилли очень жалко девушку, она умерла.

- Тилли, не нужно расстраиваться, ведь это всего лишь рассказ, выдумка. Если хочешь, я закажу тебе в магазине роман со счастливым концом. Вот Капля прилетит с письмами, и я оформлю заказ.

Тилли не успела выразить свой восторг, так как дверь громко хлопнула, и в библиотеку почти ворвался профессор Снейп. Сразу стало ясно, что настроение Мастера зелий было прескверное. Гермиона успела заметить, как Тилли соскользнула со стула под стол, а затем маленькая лапка утащила туда же журнал.

Не обращая внимания на Гермиону, Снейп подошёл к соседнему столу и бросил на него стопку книг; затем он начал расставлять их по местам, попутно выбирая нужные тома и свитки пергаментов.

- И вам доброе утро, профессор Снейп, - Гермиона развернулась, чтобы лучше видеть профессора.

- Не вижу в нём ничего хорошего, - прошипел Мастер зелий. – Лучше откройте окно, ваша сова стучит уже несколько минут.

Гермиона быстро подошла к окну и распахнула его настежь, впуская Каплю.

К лапке совы был привязан маленький мешочек, в котором было два письма – от Джинни и Себастьяна.

- Вы ведёте активную переписку, миссис Снейп, - профессор зельеварения уже взял нужные ему книги и подошёл к столу Гермионы. – Возьмите ещё одно послание, - Снейп вынул из кармана белый конверт с письмом от Басти.

- Откуда оно у вас? – поинтересовалась Гермиона, распечатывая конверт.

- Сегодня утром ко мне заходил Дамблдор. Мне кажется, что директор получает удовольствие, когда проверяет ваш почтовый ящик. Он не передал вам письмо лично, так как очень спешил, - холодно ответил Снейп. – Могу я узнать, кто такой Себастьян Кингсли?

- Себастьян работает целителем в больнице Святого Мунго.

- Для коллеги по работе он очень настойчив, вам так не кажется?

Гермиона оторвала взгляд от письма и удивлённо посмотрела на Снейпа. А затем неожиданно для себя ответила:

- Он настойчив, потому что я ему нравлюсь. И он пытается завоевать моё расположение. Вот в этом письме, - Гермиона кивнула на белый конверт, - он предлагает мне свою помощь и напоминает, что ждёт, когда я смогу с ним поужинать.

- И вы собираетесь принять его предложение? – Снейп прищурил глаза и наклонился к Гермионе.

- Я подумаю над этим. Вероятность того, что я ему откажу, очень велика, - спокойно ответила Гермиона. – Но сейчас не время обсуждать мою личную жизнь. Давайте лучше поговорим о вас, профессор Снейп, - Гермиона вплотную подошла к Снейпу и прикоснулась ладонью к его лбу. На висках и лбу профессора Снейпа блестели бисеринки пота. – Вам жарко?

- Да, чёрт возьми, мне жарко. И я хочу пить, - он подошёл к графину и налил себе в стакан воды. – И да, миссис Снейп, зелье начинает действовать.

- Я поздравляю вас, профессор Снейп, - Гермиона улыбнулась. – Почему же вы сердитесь, чем вы недовольны?

- У меня есть на то причины, - Снейп забрал свои книги и вышел из библиотеки, громко хлопнув дверью.

Как только дверь за хозяином закрылась, Тилли вылезла из-под стола.

- И что ты на это скажешь? – спросила Гермиона то ли у себя самой, то ли у эльфа.

- Хозяин ревнует, - уверенно заявила Тилли, чем очень удивила Гермиону.

- Меня к Басти? Что-то в это с трудом верится… Я рада, что зелье начало действовать, ты заметила, что трансформации начали происходить намного реже? Всё это нужно записать в журнале.

* * *

Когда Гермиона зашла в свою спальню, то обнаружила там еще один сюрприз. Возле окна, в большом старом кресле, сидел Альбус Дамблдор и кушал леденцы. Он наслаждался яркими солнечными лучами и теплом – во всём замке, кроме комнаты Гермионы, царил полумрак, который так нравился профессору Снейпу.

Гермиона была немного удивлена столь неожиданному визиту, но всё равно ей было приятно, что директор её навестил.

- Здравствуйте, Альбус, - поздоровалась Гермиона. Директор несколько раз просил Гермиону, чтобы она называла его по имени, и только сейчас она смогла перейти этот барьер.

- Здравствуй, Гермиона, - Дамблдор улыбнулся и поправил очки-половинки, - присаживайся. У меня есть для тебя две интересных новости.

Гермиона села напротив Дамблдора и решила для себя, что больше ничему удивляться не будет.

- Я разговаривал с твоим мужем, - Альбус сделал ударение на последнем слове и потряс жестяной коробочкой, чтобы последние леденцы отлипли от донышка, - Северус сказал мне, что зелье, сваренное вами, начало действовать.

- Да, - Гермиона кивнула, - профессор Снейп испытывает жажду, ощущает жару; количество трансформаций заметно уменьшилось. Думаю, что со временем они совсем прекратятся, и заклятие будет полностью снято.

- Вот и чудесно. Сегодня утром мы обсуждали с Северусом все возможности его появления в магическом обществе. Все считают его погибшим во время последнего боя с Волдемортом.

- И что же вы решили? Профессор Снейп не может появиться просто так на улице, ведь могут подумать, что кто-то воспользовался оборотным зельем… и вообще, может разгореться скандал…

- Ты знаешь, что через неделю состоится ежегодная Конференция Алхимиков?

- Да, конечно, ведь я должна читать там доклад. Конференция посвящена инновациям в Алхимии и Целительстве; насколько я знаю, в этом году на конференцию приезжают и целители.

- Я посоветовал Северусу прийти туда в качестве почётного гостя. У него будет возможность заявить о своём возвращении и ознакомить других со своим новым зельем.

- Хм, Альбус… вы представляете, что будет, когда профессор Снейп появится в зале? – Гермионе почему-то стало весело. – Конференция может быть сорвана.

- Не переживай, Гермиона, мы всё продумали. Как тебе такой вариант: большая статья в «Ежедневном Пророке», посвящённая торжественному возвращению профессора Снейпа в Англию после пяти лет вынужденной конспирации?

- А причиной всего этого могла быть возможность жестокой мести со стороны уцелевших Упивающихся смертью? – Гермиона завершила мысль Дамблдора. – Мне кажется, что это удачный выход из сложившейся ситуации. Профессор Снейп согласился?

- Я не думаю, что у Северуса есть другой выход.

- Хорошо, а что требуется от меня?

- Ничего особенного, Гермиона. Будет лучше, если вы с Северусом пойдёте на конференцию вместе, ведь вы всё же муж и жена, - заметил Дамблдор. – Вот твоё приглашение, - директор протянул Гермионе конверт.

- Вы что-то перепутали, Альбус, у меня уже есть приглашение. Более того, моя фамилия внесена в списки докладчиков.

- Я знаю. Но это всего лишь небольшая формальность, ведь у тебя изменилась фамилия, - уточнил Дамблдор.

- О, ну тогда… - Гермиона развернула приглашение, адресованное миссис Снейп. – Вообще, я не думаю, что стоит объявлять о нашем с профессором Снейпом браке. Это была вынужденная мера…

- Извини, Гермиона, что я тебя перебиваю, но я могу забыть. Сама понимаешь, возраст, - директор достал из одного из многочисленных карманов своей мантии свиток пергамента. – Вот, возьми. Это то, что я тебе обещал.

Гермиона развязала тесьму и развернула пергамент.

- Это нумерологические расчёты? - она быстро пробежала глазами написанное и удивлённо посмотрела на Дамблдора. - На меня и профессора Снейпа. И кто этим занимался, могу я спросить?

Альбус Дамблдор сделал вид, что полностью поглощён леденцами.

- Одной из моих специализаций была нумерология, - сообщил директор после минутной паузы. – И я очень хорошо помню, что нумерология была твоим любимым предметом; профессор Вектор всегда тобой восхищалась. Если хочешь, ну, просто ради интереса, пересчитай расчёты. Не думаю, что ты найдёшь там неточности. Сделай это ради меня, хорошо?

«Я всегда что-то делаю ради кого-то! И когда же это оценят?!», - подумала Гермиона.

- Дитя моё, мне было очень приятно с тобой пообщаться, - Дамблдор поднялся с кресла и направился к камину. – Кстати, ты написала родителям о себе и Северусе?

Гермиона глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться:

- Нет, и пока считаю, что им незачем знать об этом. Я могу узнать, когда выйдет номер «Ежедневного Пророка» со статьёй?

- Через два дня. Тебя что-то беспокоит? – спросил директор.

- Альбус, - Гермиона посмотрела на директора, как на маленького ребёнка, - меня сейчас беспокоят многие вещи. Например, как отреагируют мои родители и Джинни, когда обо всём узнают? С родителями немного проще, они не читают магическую прессу, а Джинни устроит мне истерику из-за того, что я всё от неё скрыла. Думаю, будет лучше, если я всё расскажу ей до выхода статьи.

- Думаю, ты права, деточка. Постарайтесь не ссориться с Северусом.

- Лучше бы вы ему об этом сказали, Альбус, - заметила Гермиона. – С годами его характер не стал лучше.

- Всё наладится, не переживай. Ты пересчитай мои расчёты – вот увидишь, это очень успокаивает нервы, - Дамблдор взял щепотку дымолётного порошка, попрощался и исчез в зеленоватом огне.

После ухода директора Гермиона несколько минут походила по комнате, поглядывая на свиток. Через пятнадцать минут раздумий она развернула пергамент и пересчитала все записи неугомонного старика-директора, затем она начертила новый график, подставляя полученные результаты. Нет, как и предупреждал Альбус, ошибок нигде не было, все расчёты были верны, а её график был полностью идентичен графику директора. И всё это подводило к шокирующему результату: Снейп и Гермиона подходили друг другу.

«Да, и мы будем жить долго и счастливо, и умрём в один день… если Снейп прежде меня не убьёт…», - растерянно подумала Гермиона, пряча свитки.

Поправив мантию, она вышла из спальни и направилась на поиски законного супруга, чтобы выяснить у него несколько вопросов.

Гермиона нашла Снейпа в кабинете, и её обрадовало то, что он всё ещё не преобразился и был полностью похож на человека.

- Профессор, после нашего разговора в библиотеке трансформаций больше не было? – решила уточнить Гермиона.

Снейп явно не ожидал того, что ему ещё раз придётся сегодня увидеть Гермиону. Он продолжал что-то писать, и его ответ был немногословен:

- Нет.

- Это радует.

Снейп промолчал.

Гермиона подошла к его столу и закрыла книгу, из которой Снейп делал выписки.

- Что вы себе позволяете? – прошипел он, отбрасывая перо в сторону. – Вы мешаете мне работать.

- Мне кажется, что я имею полное право забрать у вас немного вашего драгоценного времени и внимания. Мне нужно поговорить с вами, профессор Снейп.

- И это так важно?

- Важно, - просто кивнула Гермиона. – Директор сказал мне, что через два дня в «Ежедневном Пророке» выйдет статья, объясняющая ваше долгое отсутствие в Англии. Через неделю мы должны присутствовать на Конференции Алхимиков как почётные гости…

- Вас что-то смущает? – перебил Гермиону Снейп.

- У нас общая фамилия, мы законные муж и жена. И будет лучше, если мои друзья узнают об этом от меня самой, чем из газеты. Вы не против?

- Говоря о друзьях, вы имеете в виду младшую Уизли и Кингсли? – усмехнулся Снейп. – Что ж, думаю, так даже будет лучше – он перестанет забрасывать Глумхолл письмами.

- Я не смогу вам этого гарантировать, профессор Снейп, - ответила Гермиона. Ей было очень интересно посмотреть на реакцию Мастера зелий.

- Я настаиваю на том, чтобы вы свели к минимуму общение с ним, - твёрдо сказал Снейп.

- Я могу узнать причину?.. О, вы боитесь общественного мнения? Как же, жена – гриффиндорка, да ещё и магглорожденная, путается с молодым коллегой?! Позор для рода Снейпов!

- Мне плевать на общественное мнение, - Снейп подался вперёд, приближаясь к Гермионе, - меня совершенно не волнует ваше происхождение. Но я хочу, - профессор перешёл на шипение, - чтобы вы перестали с ним общаться, - он встал из-за стола и подошёл к Гермионе вплотную. – Вы можете мне пообещать это?

- А не кажется ли вам, что вы требуете очень много? – Гермиона не выдержала и отступила на шаг – было не очень приятно, когда над тобой нависают. – Вас когда-нибудь интересовало, чего хочу я?

- Вы будете удивлены, Гермиона, интересовало. А теперь послушайте меня: вы – моя жена, брак мы пока не расторгали, и будет лучше, если вы сделаете так, как я вам сказал.

- Знаете, я поступлю так, как считаю нужным – мне, слава Мерлину, уже не одиннадцать лет, я - взрослый самостоятельный человек, - Гермиона развернулась и выбежала из кабинета, захлопнув дверь. Через минуту о дверь разбилась большая чернильница.

Тилли глубоко вздохнула и покачала головой.



Гермиона зашла в свою спальню и, кинув щепотку порошка в камин, вызвала квартиру Джинни Уизли. Джинни обрадовалась появлению подруги и сразу задала неимоверное количество вопросов. У каких родственников гостила Гермиона? Что у них случилось? Чем всё это закончилось? Где сейчас находится Гермиона? Когда она, наконец, выйдет на работу?

Гермиона уселась перед камином и приготовилась к серьёзному разговору.

- Джинни, я сейчас нахожусь в Глумхолле – в поместье Снейпа.

Сначала Джинни решила, что Гермиона аппарировала в старое поместье, чтобы поработать в библиотеке Снейпа.

- Нет, ни у каких родственников я не гостила, Джинн. Понимаешь, тут такое дело, я вышла замуж…

- За кого? – Джинни растерянно поправила на голове чалму из полотенца. Но полотенце съехало, и по плечам девушки рассыпались мокрые рыжие кудряшки.

- За Снейпа. – кратко ответила Гермиона. – Он не погиб тогда, пять лет назад.

Неожиданно Джинни пропала из поля зрения Гермионы. И она услышала лишь тихий стук и возглас: Мерлин!

- Джинни! Что случилось? – забеспокоилась Гермиона.

- Я оступилась, запуталась в собственном халате, - Джинни села вплотную к камину. – Вообще, такие новости нужно слушать сидя или лёжа.

- Я всё тебе объясню…

(Через час).

- И кто сказал, что у алхимиков скучная жизнь? – философски заметила Джинни. – Значит, вы появитесь вместе на конференции?

- Да, Джин. Ты представляешь, какое это будет шоу?

- Есть повод обновить гардероб.

- Мерлин! Я хочу вести спокойную тихую жизнь, занимаясь любимым делом!

- Герми, нужно везде находить хорошие моменты. Посмотри, Снейп не умер. – Джинни посмотрела подруге в глаза. – Человек, которого ты любишь, жив. Мне кажется, что из-за всех нагрузок и переживаний, из-за такого неожиданного поворота событий, ты ещё до конца не пришла в себя.

- Ты хочешь сказать, что я… - Гермиона покрутила у виска.

- «Если бы все были такими как ты, в мире не было бы войны», - помнишь, Рон тебе так всегда говорил? – вздохнула Джинни.

Подруги помолчали.

- Джинни, пойми, мои чувства односторонни. Мой брак со Снейпом – это одна сплошная фикция.

- Я всё поняла. Но меня не это смущает, Герми. Меня всегда удивляло, как ты могла вообще в него влюбиться? Нет, я не говорю, что он… - Джинни никак не могла подобрать подходящее слово, - … но у него ужасный характер.

- Я не знаю, Джинни. Вот так само собой и получилось. Ты же знаешь, у меня мало опыта в подобных отношениях.

- Ты уже сообщила Себастьяну?

- Его камин заблокирован. Я не хотела откладывать разговор с ним.

- Ой, я совсем забыла! – Джинни хлопнула себя по колену. – Ты же знаешь, что Басти заканчивал Шармбратон? Так вот, его сестра выходит замуж за его лучшего друга. Сегодня Себастьян уехал во Францию на свадьбу. Думаю, что лучше пока ему не говорить, зачем портить человеку праздник?

- Да, ты права. Кстати, Джинни, я прошу тебя, до выхода газеты ничего никому не рассказывай.

- Можешь на меня положиться, - ответила Джинни. – А тебе не кажется странным, что Снейп так нервничает из-за того, что ты нравишься другому мужчине? Это не похоже на одностороннее чувство, как ты говоришь.

- Я не могу сказать наверняка, что Снейп меня ревнует. Он всегда чем-то недоволен, а в последнее время вообще с ума сходит.

- Знаешь, Герми, я обязательно приду на конференцию. Мне очень хочется посмотреть на реакцию Снейпа, когда он столкнётся с Себастьяном. Уверена, что Басти подойдёт к тебе.

- Джинни, ты не исправима.

- Я хочу, чтобы ты была счастлива. А ещё я хочу, чтобы твой любимый профессор помог тебе приготовить лекарство для Гарри.

- Лекарство обязательно будет, Джинни. Я же пообещала.

- А я и не сомневаюсь, – грустно улыбнулась Джинни.



Глава 8.

(Глумхолл – поместье Снейпов).

Громкий стук в дверь заставил Гермиону вздрогнуть от неожиданности. Была поздняя ночь, и если бы не долгая работа в лаборатории и очередной разговор с Джинни через камин, Гермиона давно бы уже спала.

Прошло четыре дня после того, как Гермиона рассказала Джинни правду о своём замужестве, но за это время произошло ещё несколько важных событий. Зелье, сваренное Снейпом и Гермионой, полностью сняло заклятие с профессора, и теперь его постоянные трансформации остались позади. Мастер зелий жалел лишь об одной утраченной способности – возможности проходить сквозь стены и двери. Но про себя Гермиона отметила, что это и к лучшему. Она всё ещё помнила про случай в ванной комнате, кода Снейп грозился вытащить её из воды. От Снейпа перестало веять холодом, и он, наконец, смог переодеться!

Слава Мерлину! Гермиона уже не могла смотреть на разорванный сюртук и бурые пятна крови на рубахе профессора. Хотя и признавала, что могло быть и хуже – например, к отрубленной голове Ника, болтающейся на тонком лоскутке кожи, она, наверно, не привыкнет никогда.

Когда Снейп появился в столовой к ужину в новом чёрном, наглухо застёгнутом сюртуке, белоснежной рубахе и замечательно блестящих лакированных туфлях (не припорошенных пылью, как было до этого), Гермионе стало намного спокойнее – всё возвращалось на круги своя. Заклятье было снято, а внешний вид Снейпа больше не будет лишний раз напоминать ей о страшном бое в Хогвартсе, когда случилась трагедия с ним и её друзьями.

Вторым радостным известием, которое было сообщено Джинни, являлось начало работы над лекарством для Гарри. В течение трёх дней Снейп и Гермиона почти не выходили из библиотеки, пересматривая книги и свои записи, составляя рецепт зелья. А сегодня они перешли к практической стороне задачи – необходимо было сварить основу для лекарства.

Снейп предупредил Гермиону, что вечером у него должен состояться важный разговор с Дамблдором, и она должна сама закончить работу над основой, добавив в зелье несколько ингредиентов.

Тилли рассказала Гермионе о том, что несколько раз слышала, как директор Дамблдор предлагает профессору Снейпу вернуться на должность декана Слизерина и продолжить преподавать зелья. За последние пять лет в Хогвартсе сменилось три преподавателя по зельеварению, а четвёртый, как рассказали вернувшиеся из школы эльфы, находился на грани нервного срыва. В лаборатории по непонятным причинам постоянно что-то взрывалось; в хранилище падали стеллажи и обваливались полки с ингредиентами, в результате чего создавались соединения, способные поднять в воздух весь Хогвартс. После того, как в школе после профессора Снейпа стали появляться новые преподаватели зельеварения, Кровавый Барон перестал следить за Пивзом и равнодушно смотрел на то, что полтергейст с самым наглым видом хозяйничает в классе и лаборатории.

После нескольких жалоб первого преподавателя Дамблдор приказал Пивзу успокоиться и прекратить хулиганства. Тогда Пивз избрал другую тактику: все пакости он продумывал с особой тщательностью и пока никогда не попадался. Эльфы говорили, что иногда полтергейсту помогали привидения.

Снейп ещё согласие Дамблдору не дал, и Альбус продолжал увещевать Мастера зелий, что он уже не в состоянии справляться с периодически бунтующими слизеринцами и восстанавливать лабораторию из руин – возраст уже не тот!

И вот, в этот вечер Гермиона закончила работу в лаборатории, немного поговорила с Джинни и уже собиралась раздеваться, когда услышала, что её дверь чуть ли не слетает с петель от громких ударов.

- Вы бы сразу дверь выбивали, профессор Снейп, зачем так церемониться, - заметила Гермиона, впуская Снейпа в спальню.

- Гермиона! Стоило мне отлучиться на два часа в Хогвартс, как вы портите основу, над которой мы работали с самого утра! – с порога закричал Снейп. Он стремительно вошёл в комнату, и Гермиона почувствовала, что край его мантии коснулся её ноги. – Вам нужно было добавить только два ингредиента: толчёный рог единорога и хмель.

- Я сделала всё, как было нужно! – возмутилась Гермиона.

- Неужели? – Снейп вызывающе приподнял брови. - Я не знаю, что вы делали и чего вы не делали, но я сообщаю вам, что основу нужно варить заново, - ответил Мастер зелий голосом, полным сладкого яда.

- Профессор, вы можете нормально сказать, что случилось с зельем, а не кидаться на меня с непонятными обвинениями? – спросила Гермиона, заставив себя успокоиться.

- Нет, вы должны на это посмотреть, - Снейп взял Гермиону за руку и потащил в лабораторию.

- Вы можете не бежать? Когда вы делаете один шаг, я делаю три…

- Я не хочу, чтобы моя лаборатория окончательно пропиталась этим запахом, миссис Снейп…

- Мерлин! Да что там у вас случилось?

- Не у меня – у вас! – Снейп распахнул двери и втолкнул Гермиону в лабораторию. – Вот это сюрприз! – изрёк Мастер зелий. – Вы явно не сторонница полумер.

- Ох, ничего не понимаю, - Гермиона замерла посередине лаборатории и принюхалась – со стороны стола, на котором стоял котёл с основой для лекарства, исходил тошнотворно-приторный запах. – Я сделала всё, как мы договорились: добавила рог единорога из той зелёной банки, - Гермиона указала на полку шкафа, - а хмель был в хранилище на полке. – Она подошла к котлу и взглянула на мутную жижу. – Такой реакции просто не может быть.

- Из зелёной, говорите? – Снейп открыл шкаф и вынул оттуда злополучную банку, а затем потряс ею у лица Гермионы. – Здесь находится не толчёный рог единорога! Здесь находится цветочная пыльца!

- С каких это пор она там находится? В этой банке всегда был рог единорога… Так, понятно, - Гермиона вплотную подошла к Снейпу и забрала у него банку. – Вы пересыпали ингредиенты и даже не предупредили меня, более того, вы не подписали их. Не удивительно, что я перепутала толчёный рог с пыльцой – они очень похожи. Мерлин! И вы обвиняете меня одну в этом недоразумении? – Гермиона вернула банку на место и закрыла шкаф. Неожиданно она опять принюхалась и сказала Снейпу:

- Этот запах кажется мне знакомым, только он не должен быть таким резким… если я не ошибаюсь.

Снейп усмехнулся и вынул из рукава волшебную палочку, чтобы убрать испорченное зелье.

- У вас получилось что-то вроде афродизиака. Цветочная пыльца, хмель, а до этого добавлялись ещё некоторые специфические компоненты, входящие в его состав… Можно сказать, что вы усовершенствовали рецепт, - хмыкнул Мастер зелий, - запах усилился. – Он убрал чистый котёл в шкаф и удивлённо посмотрел на Гермиону, которая присела на стул у стены.

- Что-то мне не очень хорошо, - объяснила Гермиона.

- Пойдёмте отсюда, мы и так здесь долго находились, - заметил Снейп и подошёл к ней. – Гермиона сидела, опустив голову вниз.

- Нет, я ещё немного посижу, пока голова перестанет кружиться. Вы убрали зелье, так что запах почти не чувствуется. Если вы спешите, можете идти сами.

- А ну-ка, посмотрите не меня? – Снейп наклонился к Гермионе и приподнял её подбородок, чтобы заглянуть ей в лицо. – Мерлин, и что бы было с вами, если бы вы это выпили? – Мастер зелий смотрел в расширившиеся зрачки Гермионы. – Быстро поднимайтесь, - он стащил Гермиону со стула и повёл к выходу.

Гермиона больше не сопротивлялась и шла за профессором Снейпом, не понимая, что с ней происходит: голова очень сильно кружилась, во всём теле была какая-то приятная слабость, и совершенно не хотелось куда-то идти. И всё её внимание сконцентрировалось на тёплой руке Снейпа… почему-то.

Неожиданно Гермиона споткнулась и упала бы, если бы не наткнулась на Снейпа. Она ухватилась за его мантию, пытаясь удержать равновесие.

- Мерлин, я не могу идти, совершенно не могу, - растерянно прошептала Гермиона, продолжая держаться за профессорскую мантию. – А что со мной сейчас происходит? Нет, я, конечно, читала о таком, но… не может же это быть из-за того, что я просто понюхала… нет, надышалась этими испарениями? – рассуждала вслух Гермиона.

Снейп закатил глаза.

- Вам доводилось когда-нибудь принимать афродизиак этой группы? – спросил Снейп, тревожно всматриваясь в лицо Гермионы.

- Нет, а зачем? – удивилась Гермиона. – Мне это не нужно… я не пробовала вообще никаких. А что?

- Реакция должна быть несколько иной.

- А, вы об этом, - Гермиона попыталась идти. – Ну, вы не можете до конца оценить мою реакцию на это зелье. Налицо только внешние признаки…

Мастер зелий перекинул Гермиону через плечо и думал лишь об одном: «Всё, что угодно, только не отравление».

Гермиона смотрела на удалявшиеся светильники, которые были прикреплены к стенам коридора на одинаковом расстоянии друг от друга; сейчас они были зажжены через один, и в слабом свете свечей ей казалось, что она видит какую-то дымку и мерцание. А вместе с ними из темноты волнами накатывалось возбуждение.

«Снейп прав, - Гермиона пыталась мыслить логически и не обращать внимания на тепло мужского тела. – У меня довольно странная реакция… но ведь и зелье не совсем афродизиак…»

- Вы можете не крутиться? – голос Снейпа был подозрительно мягок.

- Мне так совсем не удобно, профессор, - заметила Гермиона, сильнее прижимаясь к Снейпу.



Когда они добрались до спальни Гермионы, Снейп осторожно опустил девушку на кровать и снял с неё туфли.

Гермиона посмотрела на Снейпа, пытаясь понять: подействовало ли на него её неудавшееся зелье; ведь он находился в лаборатории дольше, чем она. Хорошо ещё, что реакция начала проходить тогда, когда Гермиона покинула лабораторию.

Судя по всему, Снейп чувствовал себя превосходно и не ощущал головокружения или слабости, как Гермиона. Он стоял возле её кровати, скрестив руки на груди.

- Как вы себя чувствуете? – поинтересовался профессор зельеварения, в его голосе слышалось беспокойство. – Головокружение уже прошло?

Взгляд Гермионы остановился на его губах, и ей пришлось заставить себя сконцентрироваться на разговоре.

- Да, мне стало лучше, намного лучше. Только меня удивляет такая реакция моего организма. Вот вы, например, тоже были в лаборатории, а на вас испарения не подействовали.

Снейп как-то странно взглянул на Гермиону и ответил:

- Будет лучше, если мы продолжим наш разговор завтра утром. Я думаю, что могу идти, если вы хорошо себя чувствуете?

- Я не задержу вас надолго, профессор. Если не хотите говорить, то просто посидите в кресле немного. И зажгите, пожалуйста, камин.

- Вы уверены? В комнате и так жарко, - заметил Снейп.

- Нет, наверно, это просто жарко вам.

- Да, возможно, - кивнул Снейп и подошёл к камину, чтобы развести огонь. После этого он снял мантию и бросил её на спинку кресла, оставшись в брюках и сюртуке. Усевшись в соседнее кресло, профессор зельеварения больше ничего не говорил.

Гермиона лежала на кровати и пыталась разобраться в том, что сейчас с ней происходит. Мерцающие огоньки перестали плясать перед глазами, но способность здраво рассуждать, наверно, ещё не вернулась. Гермионе хотелось подойти к Снейпу и… и что «и»? Чего она хотела? Гермиона зарделась от стыда, лицо её пылало, а живот сводило болью – ещё ни разу в жизни она не попадала в такую ситуацию. Гермиона боялась взглянуть на Снейпа, который всё ещё не покинул своего места в кресле.

Она приоткрыла глаза и повернула голову в его сторону – и этого было достаточно для того, чтобы желания, которые она пыталась выкинуть из головы, вернулись. Неожиданно Снейп повернулся и внимательно посмотрел на Гермиону, их взгляды встретились. Его лицо ничего сейчас не выражало, настолько он мог держать себя в руках, но глаза… Его взгляд подействовал на Гермиону как своеобразный толчок; она медленно встала с постели и подошла к нему, положив руку на его плечо.

Не прекращая смотреть Гермионе в глаза, Снейп чуть приподнялся и притянул её к себе, между расставленных колен. Гермиона немного наклонилась и упёрлась руками в его плечи, чем Снейп сразу воспользовался, впившись в её губы жадным поцелуем. Гермиона вздохнула от такого неожиданного напора и почувствовала, что язык Снейпа ворвался в её рот. Его объятия и страстность заставили Гермиону застонать и ответить на поцелуй. Он ещё сильнее сжал её ноги коленями и, продолжая удерживать одной рукой, другой начал расстёгивать пуговицы на её блузке, Гермиона начала помогать ему. Когда с пуговицами было покончено, Снейп распахнул блузку и припал губами к груди Гермионы над кромкой бюстгальтера. Гермиона замерла, наслаждаясь лаской – ей хотелось, чтобы Снейп касался её.

Снейп стащил блузку с плеч Гермионы, покрывая её руки и грудь поцелуями, заставив чувствительные соски затвердеть. А затем он опять поцеловал её, прижимая сильнее к себе.

Снейп перестал удерживать Гермиону коленями, быстро расстегнул молнию на её юбке и потянул её вниз; Гермионе осталось только переступить через неё.

Мастер зелий обнял Гермиону за талию, притягивая к себе ещё ближе, заставляя развести ноги и сесть к нему на колени. Снейп застонал, когда почувствовал приятную тяжесть тела Гермионы и то, как она невольно потёрлась об него, когда устраивалась удобней.

Гермиона полностью сосредоточилась на ласках Снейпа, отдавшись чувственному порыву. Где-то далеко промелькнула мысль, что во всём виновато пресловутое зелье; но Гермиона отбросила этот довод как не совсем верный – она любила Снейпа на протяжении шести лет и была полностью уверена в своих чувствах и желаниях. Пусть зелье сейчас и подтолкнуло её к этому мрачному мужчине, придало некоторую уверенность и уменьшило скованность, но на её чувства оно не повлияло. Просто случилось то, что рано или поздно должно было произойти.

Гермиона осознавала, что зелье повлияло и на Снейпа, который на время мог потерять контроль над собой (не исключено, что после всего этого он будет в ярости), но теперь могла сказать, что Снейп испытывает к ней определённые чувства; а недовольство её перепиской с Себастьяном – это не простое подтверждение его сложного характера, а самая обыкновенная ревность.

- Я хочу вас, - пробормотал Снейп, расстёгивая застёжку её бюстгальтера.

Гермиона на секунду замерла – всё же слышать такие слова из уст Снейпа было не совсем привычно. Почувствовав замешательство Гермионы, Снейп остановился, вопросительно взглянув в глаза девушки. Он готов был принять любое её решение.

- Я могу уйти…

- Не уходите, - Гермиона уже не могла сопротивляться своим чувствам и желаниям. – Останьтесь.

Её груди коснулось тёплое дыхание Снейпа; он ласкал влажным языком её соски, заставив Гермиону выгнуться ему навстречу. Она не заметила, как прильнула к Снейпу ещё ближе, чтобы его руки и губы ласкали её сильнее. Гермиона уже не сдерживала тихих стонов удовольствия, когда ладони Снейпа опустились на её бёдра, прижимая её к паху. Она ощущала его растущее возбуждение своей плотью и встала, разрешая Снейпу снять с неё трусики. Как только влажное бельё удалось стащить, Снейп вновь усадил Гермиону на себя, не прекращая целовать.

Продолжая ласкать её грудь, Северус хрипло прошептал:

- Вы не уйдёте от меня, Гермиона, – его рука обвила талию девушки, усиливая их соприкосновение в области бёдер. - Вы откажете Себастьяну… - Снейп застонал, когда Гермиона обвила его шею руками и медленно потёрлась об него.

Рука Снейпа нетерпеливо опустилась вниз, и он почувствовал влагу её лона. Гермиона громко застонала и приподнялась, разрешая Снейпу гладить её. Его пальцы стали теперь чуть влажными и ласкали её с неожиданной нежностью.

У Гермионы всё поплыло перед глазами, и она ухватилась за плечи Снейпа, когда он осторожно ввёл в неё палец.

Гермиона закрыла глаза, но чувствовала, что Снейп смотрит на неё; сейчас она не испытывала неловкости или стыда – а лишь сильное желание от его ласк и осознания того, что он её хочет. Ещё через несколько минут Гермиона задрожала и, застонав, сильнее прижалась к руке Снейпа, продлевая нахлынувшее на неё удовольствие.

Не говоря ни слова, он подхватил её на руки и уложил на постель. Гермиона слышала шорох сбрасываемой одежды, а потом ощутила прикосновение горячего мужского тела…

В течение нескольких часов смущённая Тилли не могла зайти в комнату, чтобы забрать одежду хозяев для стирки. И только тогда, когда уставшая пара заснула, Тилли робко проскользнула в спальню, за несколько секунд собрала вещи и выскользнула в коридор.



Глава 9.

(Утро. Поместье Снейпов).

Гермиона проснулась и резко села в постели. За окном было тёплое летнее утро, но мысли о новом дне затмевали события прошедшей ночи. Гермиона была в спальне одна и совершенно не знала, когда и куда ушёл Снейп; как ей на всё это реагировать и какой реакции ждать от самого профессора. Да, она не отрицала, что ночью всё было просто замечательно, но пришло утро, требующее объяснений.

Гермиона посмотрела на пустующую половину кровати – только примятая постель… будто ничего и не было… Свидетельством того, что ей всё же не приснился чертовски приятный и правдоподобный сон, была небольшая боль и пижама, которая так и не была надета.

Гермиона подтянула простынь к груди и расстроенно задумалась:

«Значит, я всё же ошиблась? Неужели Снейп полностью находился под действием зелья, и теперь просто ушёл, осознав, что между нами произошло и при каких обстоятельствах? Последней каплей будет взрыв его негодования…»

Она надела халат и подошла к окну, всё ещё не решив, как нужно себя вести со Снейпом. Гермиона стояла, оперевшись ладонями о подоконник, и думала о том, что сбегать из спальни, ничего не сказав и не объяснив, было просто хамством; в конце концов, Снейп мог бы выразить своё недовольство, но не игнорировать её.

Она уже собиралась идти в ванную, когда из камина вышел Снейп, держа в руке корзину.

Гермиона от удивления замерла и смогла выдавить из себя лишь:

- Доброе утро, профессор.

От Снейпа не укрылось то, что Гермиона расстроена, хотя всеми силами пытается не показать это; он поставил корзину на пол и подошёл к Гермионе почти вплотную.

- Вы плохо себя чувствуете, я сделал что-то не так? – в голосе Снейпа слышались опасение и тревога.

Такой поворот событий был для Гермионы полной неожиданностью. Снейп, явно чувствовал свою вину и переживал.

Снейп переживал? Что ж, посмотрим, что будет дальше.

- Нет, всё в порядке. Меня ничего не беспокоит, – ответила Гермиона, стараясь не смотреть ему в лицо.

- Я могу узнать, что случилось, Гермиона? – настойчиво спросил Снейп, не позволяя ей отойти от него хоть на шаг.

- Я не слышала, когда вы ушли… - Гермиона подняла голову и решилась взглянуть на Снейпа. И тут профессор облегчённо вздохнул:

- Вся проблема заключается в этой корзине. Я вспомнил о ней только тогда, когда проснулся утром. Вы заставили меня забыть обо всём.

В это время в корзине что-то зашуршало.

Гермиона прислушалась и поинтересовалась:

- А что там?

- Там подарок. Вам, - кратко ответил Снейп, садясь в кресло.

Гермиона убрала непослушную прядь волос и присела на корточки перед корзиной. Сейчас она чувствовала себя маленьким ребёнком, который никак не может разобраться во взрослом разговоре.

- Гермиона, - окликнул её Снейп. Гермиона оглянулась и вопросительно посмотрела на профессора. – Мне кажется, будет лучше, если вы будете называть меня по имени.

- Хорошо, Северус.

Гермиона придвинула большую корзину ближе к себе и аккуратно сняла плетёную крышку со множеством маленьких отверстий.

Гермиону заставило замереть то, что она увидела в корзине. Она так и сидела с крышкой в руках, заглядывая в корзинку.

Там, на одеяльце, спал ярко-рыжий маленький котёнок с приплюснутой, курносой мордашкой – уменьшённая копия Живоглота.

- Мерлин, Северус, - Гермиона сглотнула, в горле появился комок. – Откуда?

- Я купил его вчера. Думаю, что подробности будут неинтересны. Мне пришлось дать ему специальное зелье, чтобы он спал – животные, а особенно такие маленькие, плохо переносят несколько аппараций подряд. Кстати, это кот.

В это время котёнок открыл глаза и потянулся, смешно зевая. Гермиона протянула руки и вытащила его из корзины, прижимая к себе пушистый ярко-рыжий комочек.

Гермиона подошла к креслу, на котором сидел Снейп.

- Откуда вы знали? Вас тогда там не было…

- Я видел, хотя и находился довольно далеко. Всё произошло очень быстро, ничего нельзя было сделать.

- Глотик пытался защитить меня тогда, он прыгнул на кого-то из упивающихся… - Гермиона замолчала. – Его несколько столетий никто не покупал, «Волшебный зверинец» был для него домом; но когда я его увидела тогда, я поняла, что мы найдём общий язык. – Гермиона наклонилась к Снейпу, обила его шею свободной рукой и поцеловала в губы. – Спасибо, Северус. Это превосходный подарок.

Профессор притянул её к себе и посадил на колени.

- Могу я узнать, как вы его назовёте? – поинтересовался Снейп.

- Я думала, что вы поможете мне с выбором имени.

Гермиона всё ещё сидела на коленях у Северуса, когда в камине вспыхнуло зелёное пламя, и показалась голова Джинни Уизли. Девушка на несколько секунд опешила от увиденной картины: воскресший профессор зельеварения в халате преспокойно сидит в спальне её лучшей подруги, а эта самая подруга сидит у него на коленях!

- Хм, доброе утро, профессор Снейп! Привет, Герми! – быстро пришла в себя Джинни. – Я рада, что у вас всё хорошо. Признаюсь честно, что вначале я подумала, что ошиблась адресом, - ошеломить Джинни на больший промежуток времени было нельзя – школа Молли Уизли.

- Привет, Джинни, - Гермиона попыталась поправить полы распахнутого халата.

Снейп же на появление Уизли-младшей отреагировал совершенно спокойно:

- Утро было довольно приятным до вашего появления, мисс Уизли.

- Теперь я вижу, что вы в полном порядке, профессор – вы совершенно не изменились за пять лет.

- Ты что-то хотела, Джинни? – быстро поинтересовалась Гермиона.

- Через несколько дней конференция, и тебе нужно будет выступать с докладом перед огромной аудиторией. Ты что, забыла, что мы собирались пройтись по магазинам? Мы договаривались на сегодняшнее утро.

- Да, правда, - спохватилась Гермиона. – Только мне нужно собраться.

Джинни кивнула, а затем заметила котёнка на руках у Гермионы.

- Ой, Герми, ты купила себе котёнка? Он напоминает мне Живоглота.

Гермиона вынула волшебную палочку и наколдовала блюдце с молоком.

- Посмотри, какой у него пушистый хвостик, - Гермиона погладила кота. – Мне его подарил Северус.

Джинни внимательно посмотрела на Мастера зелий и улыбнулась, но воздержалась от комментариев, увидев выражение лица профессора Снейпа.

- До свидания, профессор Снейп, увидимся на конференции, - попрощалась Джинни. – Герми, я буду тебя ждать.

Когда голова Джинни Уизли исчезла, Снейп поинтересовался у Гермионы:

- Гермиона, вы не блокируете камин?

- Вообще-то, нет. У меня не было для этого причин…

Снейп встал, и уже выходя из спальни, заметил:

- Блокируйте его на ночь.

Гермиона сидела на ковре и смотрела, как котёнок лакает молоко из блюдца.

- Многообещающие слова, - заметила она вслух.

* * *

Гермиона в последний раз перечитала пергамент с докладом и свернула свиток. Она практически не переживала из-за предстоящего выступления – её намного больше тревожила реакция колдунов на появление Снейпа в обществе после долгого отсутствия.

Большая статья в «Ежедневном Пророке» сделала своё дело – известие о том, что смерть Снейпа была разыграна для того, чтобы оградить Мастера зелий от возможных преследований и мести уцелевших Упивающихся смертью, была принята безоговорочно и сомнению не подлежала. И если у кого-то и возникали какие-либо сомнения, они пропадали, когда колдун или ведьма сталкивались со Снейпом в Косом переулке или в Министерстве Магии. Но сегодняшняя конференция была важным общественным мероприятием, и на неё были приглашены алхимики и целители не только из Англии. И что скрывать - Гермиона знала, что новость о её неожиданном замужестве вызвала большое количество толков и сплетен. В этом отношении магический мир ничем не отличался от мира магглов.

Гермиона посмотрела в зеркало, поправила тёмно-бордовую парадную мантию и улыбнулась, вспомнив, как Джинни подстрекала её решиться на более яркий цвет, например, на алый.

- Вот истинный цвет Гриффиндора! - торжественно воскликнула Джинни, держа в руке вешалку с парадной мантией алого цвета. – Хотя, боюсь, Снейпа может хватить удар… но зато ты будешь выделяться на его фоне!

- Нет, Джинни, я не привыкла так ярко одеваться. Мне нужно что-то более сдержанное, - усмехнулась Гермиона. – Если тебе нравится, то купи её себе.

- Госпожа очень хорошо выглядит, - сказала Тилли.

- Спасибо, Тилли. Всё, мне пора идти, пожелай мне удачи.

Снейп уже ждал Гермиону в холле. Он был одет в чёрную парадную мантию со сложным серебряным шитьём на груди: герб Слизерина с извивающимися змеями и драконами.

«Да, Джинни была права: если бы я надела алую мантию, мы бы с Северусом «выгодно» подчёркивали нашу принадлежность к враждующим факультетам», - заметила про себя Гермиона.

- Гермиона, возьмите меня за руку, если хотите аппарировать вместе.

Гермиона почти позавидовала спокойствию Снейпа и прикоснулась к его протянутой руке.



Через несколько секунд они оказались в Главном зале Министерства Магии, где должна была проходить конференция.

Определённо, это был на самом деле Главный зал: большая сцена с трибуной была украшена по-праздничному; между проходами кресел суетились колдуны-организаторы, помогая приглашённым занять свои места.

До начала оставалось ещё около двадцати минут, и волшебники ходили по залу, попутно приветствуя коллег и знакомых.

Появление четы Снейпов вызвало ещё большее оживление. Гермиона и Северус вынуждены были несколько раз останавливаться, чтобы поговорить с давними знакомыми и ответить на многочисленные вопросы. Вопрос об их браке не поднимался, но Гермиона чувствовала на себе удивлённые и заинтересованные взгляды.

Гермиона держала Северуса под руку; они уже собирались проходить к своим местам, когда к Гермионе быстро подошла Джинни. Девушка была так взволнована, что не могла спокойно стоять на месте: она обняла Гермиону, повернулась к Снейпу, поприветствовав его, а затем сообщила:

- Герми, сегодня утром я была у Гарри. У меня великолепные новости, - Джинни взяла Гермиону за руку, - он смотрел на меня, и его взгляд был осмысленным. Понимаешь, он начал меня узнавать…

- Мерлин, это же прекрасно! Я не помню, чтобы за пять лет его состояние менялось. Думаю, что с помощью зелья мы сможем ускорить процесс выздоровления. Профессор Снейп, что вы на это скажете? – Гермиона сжала локоть Северуса.

- Если состояние Поттера улучшилось, и он пытается справиться с заклятьем сам, то, определённо, наше лекарство только посодействует его выздоровлению и придаст ему сил, - ответил Снейп. В это же время Мастера зелий окликнул Дамблдор, и Снейп вынужден был отойти от Гермионы и Джинни.

- Герми, я так рада, - Джинни прижала ладонь к глазам, пытаясь успокоиться и скрыть слёзы. – Знаешь, это был первый раз, когда профессор Снейп сообщил мне приятную новость… Я очень благодарна и тебе, и ему за то, что вы работаете над лекарством.

- Гарри мой друг, Джинни, и я сделаю всё, что смогу. Это мой долг… ведь он не пожалел себя, защищая нас… Джинни, не нужно плакать, - Гермиона протянула подруге носовой платок.

- Не обращай внимания, это я от радости, - Джинни вытерла глаза и посмотрела по сторонам. – Вот, и уже все смотрят, даже поплакать от счастья нельзя.

- Мисс Уизли, плакать будете у себя дома; в крайнем случае – в спальне моей жены, а сейчас идите, садитесь, - недовольно заметил Снейп. – Сейчас всё начнётся.

Джинни глубоко вздохнула и послушно пошла к своему креслу.

На сцену поднялся Альбус Дамблдор, который радушно поприветствовал всех собравшихся на ежегодной конференции, посвящённой инновациям в алхимии и целительстве. Затем он развернул свиток пергамента со списком почётных гостей, которые должны были читать доклады. В списке были фамилии десяти докладчиков, среди них были Гермиона и профессор Снейп.

Дамблдор прочитал фамилии учёных и темы их разработок. Когда Дамблдор произнёс: «Гермиона Снейп, «Три этапа возвращения магической энергии», по залу пролетел тихий ропот.

Директор Хогвартса вынужден был сделать небольшую паузу, а затем продолжил: «Северус Снейп, «Необратимое заклятье получеловека- полупризрака. Функции крови – базового ингредиента в зелье-освобождении».

Гул в зале усилился.

- Профессор Снейп, друг мой, встаньте, пожалуйста, чтобы вопрос о вашем воскрешении и возвращении больше не поднимался, - с улыбкой попросил Дамблдор. Казалось, что его забавляет сложившаяся ситуация.

Снейп закатил глаза и нехотя встал с кресла; приложив руку к груди, он слегка поклонился.

Раздалось несколько хлопков, а затем зааплодировал весь зал. И только молодой черноволосый мужчина смотрел на фигуру Снейпа с плохо скрываемым раздражением. Взгляд Себастьяна потеплел, когда он посмотрел на Гермиону.

- Привет, Гермиона. Ты остаёшься на банкет? – Себастьян протиснулся между волшебниками, которые сразу после окончания конференции окружили чету Снейпов. Он покосился на Северуса, который был занят разговором с пожилым зельеваром из Италии.

- О, Себастьян, здравствуй, - Гермиона улыбнулась парню. – Да, мы остаёмся. Как прошла свадьба сестры?

- Всё отлично… за исключением того, что о свадьбе я узнал за несколько дней до торжества. Но не это сейчас главное, мы можем поговорить? – по взгляду Себастьяна Гермиона поняла, что разговор будет серьёзным.

- Себастьян, мне кажется, что сейчас не лучшее место и время для серьёзных разговоров.

- Я задержу тебя на десять минут, Герми. Прошу тебя.

- Хорошо, если это так важно для тебя, - Гермиона пошла за Себастьяном.

Через несколько минут они вышли из шумного зала в холл и свернули в один из коридоров. Из зала слышался шум голосов и смех, но никого из волшебников в этом коридоре сейчас не было.

- О чём ты хотел со мной поговорить? – спросила Гермиона, когда пауза начала затягиваться. Гермиона предполагала, что Себастьян что-то скажет о её браке, но вероятность того, что она ошибается, тоже была.

- Я хотел поговорить о тебе и Снейпе, - теперь Гермиона видела, что парень сдерживает себя. – Ты знаешь, что я учился в Шармбратоне, и мне не выпала честь быть учеником Снейпа, но это не значит, что я не наслышан о нём и не знаю, что он из себя представляет. – Гермиона хотела ответить Себастьяну, но его было уже не остановить. – Я не понимаю, что заставило тебя выйти за него замуж – вы совершенно разные люди, у вас большая разница в возрасте, у него отвратительный характер! Ты не можешь его любить… Гермиона, ты знаешь, что я люблю тебя, - Себастьян сильно сжал её руку и попытался привлечь Гермиону к себе. – Я не торопил тебя; хотел, чтобы ты привыкла ко мне… и тут я узнаю, что ты вышла замуж за этого старого ублюдка! Я уверен, что он чем-то тебя опоил!

Гермиона не ожидала такого напора со стороны Себастьяна и пыталась вырвать руку, чувствуя, как больно давит перстень сжатые пальцы.

- Себастьян, послушай, меня никто ничем не опаивал, никто не наводил на меня чары. Когда я выходила замуж за профессора Снейпа, я чётко осознавала, что делаю.

- Зачем тебе это было нужно?! – глаза Себастьяна блестели от гнева.

- Басти, не кричи на меня! – не выдержала Гермиона. – Я никогда не давала тебе повода думать о том, что отвечу на твои чувства!

- Ты бы ответила, если бы не он!

- Нет, Басти. Нельзя заставить человека любить насильно! То, что ты сейчас здесь кричишь, уже ничего не изменит. Отпусти меня, ты делаешь мне больно.

- Я. Не. Верю. Что. Ты. Его. Любишь, - сказал Себастьян, выделяя каждое слово. Он отпустил руку Гермионы и сжал её плечи. – Ты ошибаешься.

- Себастьян, я не ошибаюсь, как ты говоришь; я люблю Снейпа ещё со школы… прошу тебя, успокойся… тебе придётся принять мой выбор.

- Нет! – Себастьян несколько раз встряхнул Гермиону.

- Ты ведёшь себя, как ненормальный, - Гермиона сделала попытку стряхнуть с себя его руки. – Ты себя не контролируешь.

- Какая неожиданная встреча, - раздался холодный голос. Профессор Снейп стоял в проходе, внимательно глядя на Гермиону и Себастьяна. – Могу я узнать, что здесь происходит? – Снейп вопросительно приподнял бровь. - Но прежде всего я хочу, чтобы вы отошли от моей жены.

- Я сам буду решать, что мне делать, - вызывающе ответил Себастьян. – Нам с Гермионой нужно поговорить.

- Вы так думаете? – зло прошипел Снейп, подходя к Себастьяну совсем близко. – Убирайтесь.

- И не подумаю! – выкрикнул Себастьян.

Лицо Снейпа исказила холодная ярость; негромко, но чётко произнеся короткую фразу на языке, которого Гермиона ни разу не слышала, Снейп схватил Себастьяна одной рукой за воротник, оттаскивая от Гермионы, а другой со всей силы ударил его по лицу.

В глазах Себастьяна успело промелькнуть изумление, и он потерял сознание, падая на пол.

Всё произошло за считанные минуты, и Гермиона не успела прийти в себя. Она потёрла руку, на которой всё ещё оставались красные следы от пальцев Себастьяна, и вопросительно взглянула на Снейпа.

- Что с ним?

Снейп, скривившись, переступил через Себастьяна и наклонился над ним, чтобы проверить пульс.

- Очнётся минут через десять, - кратко ответил Снейп.

- Что вы тогда сказали?

- Это отучит его распускать руки, - в лице Мастера зелий не изменилось ни чёрточки, но Гермионе показалось, что перед ней стоит другой человек.

- Я даже не предполагала, что Себастьян способен на такое.

- Больше такого не повторится, поверьте мне, - Снейп подошёл к Гермионе и прикоснулся к её руке. – Я думаю, что нам лучше вернуться в Глумхолл.

* * *

Гермиона и Северус аппарировали на садовую дорожку перед замком. Был уже поздний вечер, и заброшенный сад в темноте казался лесом.

За всё то время, пока они шли через холл и поднимались по лестнице, не было произнесено ни слова. Мысли Гермионы возвращались к событиям в Министерстве; и теперь её интересовал вопрос: много ли успел услышать профессор Снейп?

Когда они зашли в библиотеку, Гермиона села в кресло, а Мастер зелий подошёл к камину, чтобы развести огонь. Пламя весело затрещало, пожирая сухие поленья; а Снейп продолжал стоять у камина, устремив в очаг пристальный взгляд, словно пытался прочитать полустёртые буквы на старинном пергаменте. Гермиона не решалась нарушить тишину, хотя она угнетала и, казалось, давила на плечи. Впервые в жизни Гермиона не знала, что сказать.

- Почему? – спросил Снейп, не оборачиваясь. Гермиона вздрогнула от звука его голоса. – Почему вы не вышли замуж? Насколько я знаю, у вас были поклонники. Только не нужно ссылаться на потерю магической энергии.

Гермиона замерла в кресле – разговор приобретал неожиданный поворот.

- Но потеря магической энергии и в самом деле очень усложняла мне жизнь, - заметила Гермиона. Снейп нетерпеливо кивнул головой, и Гермиона вынуждена была продолжить. - Я испытывала к ним только дружеские чувства, не более.

- Когда вы первый раз оказались в моей лаборатории, вы заплакали. Почему?

- Людям свойственно вспоминать, и воспоминания не всегда бывают радостными, - ответила Гермиона.

- И что же вспомнили вы? – настаивал Снейп.

Гермиона медленно и осторожно вдохнула и выдохнула.

- Я вспомнила вас. Я представила себе, как вы работали в лаборатории.

Гермиона видела, как Снейп напрягся, но этот разговор был тяжёлым и для неё.

- То, что вы сказали Кингсли, - это правда?

- Всё, что я говорила Себастьяну – чистая правда, - Гермиона понимала, в чём она сейчас призналась. Она поднялась и сделала несколько шагов к двери.

Неожиданно Снейп развернулся, и в свете свечей Гермиона увидела удивление, возбуждение, волнение в его глазах. Снейп подошёл к Гермионе и осторожно взял её руку в свою; смотря Гермионе в глаза, он поднёс её ладонь к губам и поцеловал. От прикосновения его горячих губ к коже Гермиона замерла.

- Почему ты выбрала меня? – хрипло спросил Снейп.

- Я люблю тебя.

- Я не достоин…

Гермиона зажала ему рот ладошкой, а потом погладила по щеке.

- А уж это решать мне.

Снейп обнял Гермиону и поцеловал в висок.

- Ведь ты останешься со мной?

- Ты очень хорошо внушил мне, что я теперь миссис Снейп, - улыбнулась Гермиона, прижимаясь к его груди.

- Я бы не смог без тебя.

- Это признание? – осторожно спросила Гермиона.

- Да.

Гермиона улыбнулась и подумала: «Что ж, для первого раза – совсем не плохо».



Вместо ЭПИЛОГА.

Через год.

- Северус, - Гермиона заглянула в лабораторию, - ты не забыл про приглашение?

- Не забыл, - Мастер зелий отвернулся от кипящего котла.

- А ты точно будешь надевать чёрную парадную мантию? Может, передумаешь?

- Никогда. Как ты себя чувствуешь?

- Хорошо, Северус. Вот только мантию еле себе выбрала, сам понимаешь, - Гермиона прикоснулась к округлившемуся животу.

Снейп улыбнулся.

- Я освобожусь через час. Не беспокойся, мы не опоздаем.

Когда дверь за Гермионой закрылась, Снейп вернулся к котлу и, помешивая зелье, отметил: «Никогда не думал, что мне придётся присутствовать на свадьбе Поттера… а один из моих эльфов будет запоем читать любовные романы…».



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni