Экзорцизм
(Exorcism)


АВТОР: Ashura
ПЕРЕВОДЧИК: Anni
БЕТА: Helga
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Драко
РЕЙТИНГ: NC-17
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: angst

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Есть вещи, которые можно пережить только в одиночестве.

ПРИМЕЧАНИЕ: в фике используются слова песни breakfast at tiffany's (исп. deep blue something)(размер 3,5 Mb).


ОТКАЗ: не корысти ради, а изгнания злых духов для :)




You say that we’ve got nothing in common
no common ground to start from
and we’re falling apart
You’ll say the world has come between us
our lives have come between us
but I know you just don’t care

Ты говоришь – мы разные такие,
Быть вместе нам не стоит и пытаться.
Мы разбежимся, стоит повстречаться,
И пропасть между нами только шире.
«Судьба!» – вздыхаешь ты привычно.
Но вижу я – тебе все безразлично.

Он почти рад, что ложится спать в одиночестве. Обычно Гарри терпеть не может быть один. Именно поэтому он так любит Хогвартс – там всегда кто-то рядом – постоянное движение, разговоры, постоянно кто-то отвлекает. Это редкость, чтобы Гарри действительно хотел остаться наедине со своими мыслями.

Он ночует в доме Сириуса в гостевой комнате, которую собираются обустроить для него. Тут еще нет всего необходимого, но, как бы то ни было, это уже его собственная комната, убежище, а не клетка. И сейчас Гарри нужно именно такое убежище, потому что он хочет кое-что обдумать и не стыдиться при этом собственных мыслей, не беспокоиться о том, что скажет Гермиона или Рон, или Невилл, или Сириус.

Он хочет побыть со своим горем наедине, и чтобы никто не пытался его утешить.

Ему немного неловко от того, что он написал Драко. В очередной раз перечитав принесенное совой письмо, он понял, что Драко пытался не язвить (хотя именно этого он никогда Гарри не обещал). Но, что тут таить, Драко знал все его слабые места и бил по ним, даже если старался быть нежным. А инстинкты Гарри срабатывали быстрее чувств. Когда ему делали больно, он давал сдачи. Всю жизнь кто-нибудь причинял ему боль, всю жизнь ему приходилось защищаться подручными средствами, отстаивая свое право выйти из чулана. Гарри не любил обо всем этом думать, не любил тратить время на то, чтобы сидеть и жалеть себя, но иногда у него мелькала мысль, что для психиатра он был бы неплохим подопытным кроликом.

Последние строчки. Именно они вывели его из равновесия. Наверное, если бы Драко не написал: «Прости, что я втянул тебя во все это. Прости, возможно, я видел не тебя, а то, кем ты был на публике. Прости, я не могу быть для тебя тем, кем ты хочешь меня видеть», то и ответ был бы совсем другим. Ведь Гарри тоже знает все слабые места Драко, знает, как можно ударить побольнее.

Гарри даже доставляет удовольствие – если не радует – то, что и он способен на безжалостные поступки.

И все же мыслями он возвращается не к письмам и не к ссоре, которая вроде как бы и была, и в то же время ее вроде бы и не было. Гарри возвращается к самому началу, к первым робким шагам навстречу друг другу. Их обоих смущала вся эта ситуация – до тех пор, пока Драко не сделал следующий, такой естественный жест: он обнял Гарри, поцеловал его и сказал: «Я тебя никогда не оставлю».

А Гарри понимал, что у него нет причин верить, кроме одной-единственной: отчаянного желания верить.

Он помнит, как Драко взял его за руку, осторожно разжал его пальцы и поцеловал ладонь. От воспоминаний что-то сжимается внизу живота, и глаза начинает пощипывать, и мелькает мысль, а не случилось ли все это с другим Гарри, не был ли это другой Драко, в каком-то другом, параллельном мире.

Ему так хочется пережить это ощущение еще раз, снова почувствовать те поцелуи.

I see you - the only one who knew me
but now your eyes see through me
I guess I was wrong
so what now? it’s plain to see we’re over
and I hate when things are over
and so much is left undone

Единственный, кто знал меня таким, как есть,
Ты смотришь сквозь меня, меня не замечая.
Пусть ошибался я – но вот теперь не знаю,
Как жить, что делать, если будущего нет.
Больней всего, когда в мечтах о счастье
Кончается все, не успев начаться.

Лежа на спине, он просовывает руку под заношенную пижаму в голубую полоску, подушечками пальцев ощущая собственную кожу. Он и сам не знает, как так вышло, что, несмотря на обжимания, все многочисленные попытки были неудачными, и единственным человеком, который когда-либо прикасался к Гарри, был он сам. Не то чтобы он спешил поскорее оказаться с кем-нибудь в одной постели, но предполагалось, что однажды...

– Драко.

Он крепко обхватывает член. В такие мгновения одиночество – это благословение, и хотя Гарри знает, что он не первый подросток, который дрочит, думая о своем бывшем парне, он знает и то, что он не единственный, кто ни за что и никогда не признается в этом.

Рука движется медленно – если уж упиваться грустью,
то делать это надо обстоятельно. И он дразнит сам себя –
то покружит большим пальцем по головке, то невесомо погладит.

Это какая-то насмешка судьбы – как и последний учебный год,
который весь был сплошной издевкой.
Ну и чему он в итоге научился?

Движения становятся резче, чаще,
словно разгорается пламя,

Да ничему не научился, потому что
он снова отброшен назад, к самому началу.

Все, чего я хотел -

и он скидывает одеяло на пол,

чтобы ты никогда

не

оставлял

меня

движения становятся еще резче,
голова откинута на подушку, и…

Нет, он не наказывает себя, просто он ужасно разочарован,
потому что он верил, и он обещал, и...

ты говорил никогда не оставишь ты сволочь ты говорил я нужен тебе ты говорил ты говорил ты говорил

...и ритм слов, и ритм, в котором он двигает рукой, сливается в единое целое, и он не осознает, что произносит это вслух, пока не начинает задыхаться, и, вздрагивая, кусает губы и чувствует всю горечь разочарования, потому что он сделал все, что должен был сделать, и все равно не сложилось.

...просто не сложилось.
А может, так даже лучше,

Теперь медленнее, потому что первый раз Драко делал бы это медленно;
и Драко поцеловал бы его и сказал бы что-нибудь язвительное,
что-то, что Гарри не воспринял бы всерьез.

потому что в этом случае все в его руках, все под контролем;
если он сам по себе, то никто не сможет его оставить.

И Гарри опускает другую руку между ног, ниже, вводит один палец в себя, – а Драко бы тоже так сделал? Конечно, он не Терри Бут и не Блез Забини; он не такой сексуальный, и ростом не вышел, и не умеет улыбаться так, чтобы все вокруг таяли от его улыбки, но все же ему кажется, что фигура у него неплохая. Он иногда заглядывается на Драко, во время их поединков в воздухе, и ему приходит в голову, что они хорошо смотрелись бы вместе.

Но это не имеет значения.

– Драко...

В любом случае Гарри в этом никогда и никому не признается, и уже не имеет значения, что он выдыхает имя Драко; что, забыв снять очки, он крепко зажмурился, представляя, что не он сам ласкает себя; что не пижама щекочет низ живота, а светлые волосы, нежные как шелк; что это Драко склонился над ним, едва касаясь его губами, дразня его…

поцелуй меня, пожалуйста, скажи, что хочешь меня снова, так, чтобы я поверил

…и он знает, что ничего не услышит в ответ, но просить не стыдно, когда никто не слышит; это та черта, за которой гордость уже не имеет значения, и он просто ощущает горечь потери и нахлынувшую грусть. И опять быстрее, потому что больно думать о словах Драко «Поттер, мне кажется, я в тебя влюбился», и о нежных поцелуях в темноте, и о том, как он расстроился, когда Гарри сказал, что не пойдет на его похороны, и как тогда ночью он стоял во дворе и смеялся над тем, что Гарри воспринимает его слишком серьезно.

Все, чего я хотел -

прикоснись ко мне, пожалуйста, я хочу, чтобы ты прикоснулся ко мне, пусть мне покажется, что это ты

чтобы ты

мог ли я сделать хоть что-нибудь, чтобы все сложилось иначе?

сдержал свое слово

но я не знаю, что мне делать, потому что я не хочу все терять.

И Гарри бурно кончает и плачет, и пусть никогда в этом и не признается, но он почти испытывает облегчение. И он говорит: «Я люблю тебя», потому что хуже уже быть не может, и шепот в ночной тишине уже ничего не изменит.

Потому что он все равно остается один.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni