Опьяненные

АВТОР: Lady_Aribet
БЕТА: Fidelia

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Нарцисса,
РЕЙТИНГ: R
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: pwp, angst

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Нарцисса привыкла добиваться желаемого любыми путями.

Фик написан на Второй Большой Фикатон на Хогвартснет, подарен на день рождения Renshi Lucifer aka Vinsent Black.


ОТКАЗ: Роулинг имеет девочек, девушек и женщин, автор-натурал на них не претендует)))




Во влажной мгле августовской ночи упоенно стрекотали цикады. Занавеси на окне колыхал свежий ветерок, наполняя залу прохладой.

Нарцисса хмуро смотрела в камин, где танцевали языки колдовского пламени, освещающие комнату, но не дающие тепла. Она сидела неподвижно, лишь блики, переливающиеся на унизанных перстнями дрожащих пальцах, выдавали ее беспокойство. Уже который день в Малфой-Менор царила эта странная, страшная тишина, напряженная, словно натянутая тетива.

Беллатрикс смотрела в раскрытую книгу, лежащую на коленях, и время от времени переворачивала страницы, но если бы кто-нибудь спросил, о чем книга, Беллатрикс не смогла бы ответить.

– Мам, – стремясь порвать нить этой звенящей тишины, Драко лишь сделал ее напряженнее.

– Да, сынок, – ласково ответила Нарцисса, не глядя на него.

– Может быть, ты чего-нибудь хочешь? Принести тебе сок? – Драко неимоверно устал от постоянного ощущения того, что живет как на вулкане.

– Лучше принеси нам вина, – откликнулась та, – и фруктов к нему.

– Хорошо, мам, – обрадовавшись хоть какому-то разнообразию, мальчик поднялся с кресла. Нарцисса невольно поглядела на сына: стройный, хорошо сложенный, как и его отец.

– Какое лучше принести, мам? – спросил Драко, остановившись у двери и невольно потирая левое предплечье, медленно выпуская воздух сквозь плотно сжатые зубы.

– Красное.

Драко вышел, оставив сестер наедине. Беллатрикс тотчас же захлопнула книгу.

– Ублюдки, – негромко выдала Нарцисса, обращаясь к пламени в камине, – сборище мерзких, отвратительных, ублюдочных…

– Цисс… не стоит начинать сначала.

– О да, конечно, не стоит начинать. Теперь, когда уже поздно что-либо изменить, ты затыкаешь мне рот. Теперь, когда заклеймили моего мальчика… А ведь ты была рада этому, правда, Белла? Еще один слуга для Лорда.

Беллатрикс поджала бледно-розовые губы и посмотрела в камин, словно бы слова Нарциссы не значили для нее ровным счетом ничего.

– Молчишь? Совесть заела? – гневно спросила блондинка. – Так вот знай, что пусть даже на нем и стоит эта проклятая метка, я не дам сделать из него машину для убийств.

Дверь скрипнула, в залу вернулся Драко с подносом, на котором стояли бокалы, вазочка с фруктами и бутылка вина. Нарцисса умолкла и выразительно посмотрела на сестру. Во вновь повисшей тишине мальчик сам аккуратно откупорил бутылку, ловко разлил вино, не пролив ни капли. Эльфов звать не хотелось. Бокалов было три. Мать неодобрительно посмотрела на сына, потом нехотя кивнула. Драко улыбнулся и взял свой бокал.

Чуть склонив голову, Нарцисса разглядывала густую багряно-красную жидкость. Беллатрикс негромко расспрашивала мальчика о выученных им заклинаниях, искоса посматривая на сестру. Та недовольно изогнула губы, залпом осушила бокал и вдруг зло швырнула его в камин. Жалобно зазвенев, прозрачные хрустальные искры брызнули во все стороны. Драко испуганно поднялся с места, но Беллатрикс положила руку ему на плечо.

– Никогда, – сказала Нарцисса, продолжая прерванный разговор, – слышишь меня, Белла?

– Слышу, – спокойно ответила та, поправляя черную как смоль прядь волос, выбившуюся из прически. – И прекрати истерику.

Нарцисса смолчала. Помассировала пальцами виски. Беллатрикс неодобрительно глянула на нее, и негромко произнесла:

– Драко, кажется, тебе уже пора.

Мальчик, которому вовсе не хотелось присутствовать при этой сцене, тут же собрался уходить. Нарцисса подошла к нему, прижала к себе, запустив пальцы в его светлые волосы.

– Мам, – Драко попытался вывернуться из ее объятий. – Ну хватит уже, мам, я не маленький. Папа…

– Ш-ш, – прошептала Нарцисса, прикладывая палец к его губам. – Ты должен гордиться своим отцом. Он всегда помнит о своей семье.

И глянула на сестру через плечо сына. Черты лица той исказились, но Беллатрикс промолчала.

– Горжусь, горжусь… – недовольно пробормотал Драко. – Ну, я пошел…

Получив от Нарциссы поцелуй в щеку, он стремительно покинул комнату.

– Ну и змея же ты, – небрежно бросила Беллатрикс, вновь усаживаясь в кресло.

– Приходится, сестричка, приходится, – язвительно произнесла Нарцисса, наливая себе еще вина.

– Если бы твой муж был на самом деле предан Лорду, а не… – начала было укорять ее Беллатрикс, но Нарцисса прижала ладони к ушам и выкрикнула:

– Не смей говорить о нем плохо! Вообще не смей говорить о нем! Быть преданным этому бастарду, какая чушь! Чего ради?

Беллатрикс замолчала. Умом-то она понимала, что сестра пытается уколоть ее, как солдат, проигравший битву, срывает злость на пленном. Но Нарцисса знала, как и куда следует бить, чтоб было больнее.

Тем временем она допила вино и продолжила:

– Люциус всегда был со мной. Мы жили как нормальная семья, у нас отличный сын… Впрочем, – усмехнулась блондинка, вскидывая голову, – откуда тебе-то знать о материнских чувствах, мис-сис Лест-рейндж…

– Нарцисса, перестань, – тихо сказала Беллатрикс, сощурив глаза.

– Что, правда глаза колет? – ехидно отозвалась та. – Не хочется вспоминать, что вся твоя семья, смысл всей твоей ничтожной жизни – всего лишь один ублюдок?

Беллатрикс поднялась с кресла, руки чуть заметно подрагивали, бледно-розовые губы были сжаты в ниточку.

– Как приятно служить трупу смердящему…

– Не смей называть его так!

Раздался резкий звук, как от удара кнута. Влепив сестре пощечину, Беллатрикс нависла над ней, готовая ударить еще и еще. Нарцисса охнула, ошеломленно прикоснулась к щеке, поначалу даже не почувствовав боли. Мир будто качнулся перед ее глазами.

– Да как ты посмела, стерва! – взвизгнула Нарцисса и отвесила сестре ответную пощечину.

Беллатрикс перехватила ее руки, но блондинка вывернулась, укусила ее за запястье и вцепилась сестре в волосы. Они рухнули на пол и начали драться, как когда-то в детстве, вырывая друг у друга пряди волос, сцарапывая лоскутки кожи, но молча. Когда Нарцисса умудрилась схватить сестру за плечи, навалившись на ней сверху, та вдруг выпустила из цепких пальцев золотистые локоны и тихо сказала:

– Слезь с меня, дура. Что бы подумал твой ненаглядный сыночек, если бы увидел это зрелище…

– Он бы подумал, что его мать сошла с ума… – усмехнулась Нарцисса, немного неловко поднимаясь с пола и протягивая руку сестре.

– … и оказался бы прав, – заметила Беллатрикс, облизывая ранки, оставленные длинными ногтями сестры. – Сколько раз тебе говорить, Цисси, что б не смела царапаться, эти шрамики без помощи магии не сходят…

– Может быть, может быть, – сказала Нарцисса, не обращая никакого внимания на последнее замечание. – Возможно, я и правда свихнулась, Белла…

– Ты это о чем? – спросила та, подходя ближе.

– Сейчас объясню, – блондинка улыбнулась и, взяв сестру за руку, увлекла ее прочь.

Толкнув дверь бедром, Нарцисса вошла в спальню, скользнула к кровати и опрокинулась на подушки, обтянутые золотистым шелком. Светлые пряди разметались по блестящей ткани, отблески огоньков свечей плясали по волосам, словно превращая их в жидкий драгоценный металл. Беллатрикс замерла на пороге, откровенно любясь этим зрелищем. Нарцисса, которая прекрасно сознавала, какое впечатление производит, томно потянулась, заводя руки за голову, отчего два полукружья в глубоком вырезе платья стали видны еще отчетливее.

– Я не меняла здесь ничего с тех пор, как его отняли у меня, – произнесла Нарцисса и погладила рукой чуть прохладный шелк. – Здесь все пахнет им. Каждое утро я просыпаюсь в холодной постели и напряженно думаю о том, куда мог уйти Люциус в столь ранний час, а потом с ужасом вспоминаю, что он сейчас в этой проклятой Мерлином тюрьме… Глупо, правда?

Беллатрикс неопределенно хмыкнула, рассматривая сестру, которая вдруг грациозно поднялась с кровати и подошла к ней.

– Вот, что такое жизнь, понимаешь меня? Никакие туманные идеалы и вера в светлое будущее во имя чего угодно не заменят настоящее, – сказала она негромко, чуть наклонившись к ее уху, – реальное, осязаемое настоящее.

– Цисси… – возможно, Беллатрикс попыталась бы что-то втолковать, но почему-то сейчас близость тела сестры стала волновать ее куда больше, нежели полчаса назад.

– Ах, Белла, – притворно вздохнула блондинка и отстранилась от нее. – Моя дорогая Белла, неужели ты по-прежнему этого не понимаешь? Нам надо держаться вместе, – заговорщически прошептала она и подмигнула. – Ведь мы с тобой Блэк, не забывай это…

Нарцисса резко встала с кровати и быстро подошла к висевшей на крючке черной мантии, которая, очевидно, принадлежала Люциусу. Женщина закуталась в эту мантию, обхватила себя руками, вдыхая запах мужа. Лицо было окружено черными складками ткани, и Нарцисса выглядела одинокой и потерянной.

– Он скоро вернется, я это знаю, – сказала она, но, судя по лицу, Нарцисса была вовсе не такой уверенной, какой хотела казаться. – И все будет как раньше…

Беллатрикс грустно усмехнулась и присела на краешек кровати. Нарцисса тем временем подошла к столику и взяла лежавшую на нем деревянную шкатулку.

– Если бы ты была со мной заодно… – медленно произнесла блондинка, открывая шкатулку. – Но ты ведь так предана своему Лорду…

– Цисси, ты мне очень дорога…

– Оно и видно, – промурлыкала та себе под нос. – Сигары. Настоящие кубинские сигары.

– Ты куришь? – Беллатрикс изумленно вскинула тонкие брови.

– С ума сошла? – возмутилась сестра. – Не я. Люциус.

Отведя от лица прядь волос, выбившуюся из подпорченной Нарциссой прически, Беллатрикс удивленно смотрела на то, как сестра с благоговейным придыханием ловит тонкий аромат, исходящий от шкатулки с сигарами.

– Распусти волосы, все равно прическа уже безнадежно испорчена… – посоветовала ей Нарцисса, оглянувшись и пристально глядя на сестру пронзительными серо-голубыми глазами.

– Так лучше? – спросила Беллатрикс, хотя сама знала ответ.

Конечно лучше. Конечно, ее темные, чернее воронова крыла, волосы просто восхитительно смотрелись на фоне золотистого шелка. Пожалуй, даже лучше, чем светлые локоны Нарциссы.

– Если хочешь, – тихо сказала Беллатрикс, – если ты захочешь, тебе больше не придется просыпаться в холодной постели…

– Белла, – произнесла Нарцисса, внезапно утратив всю свою игривость. – Белла, ты должна мне помочь.

– Я никогда не пойду против нашего Лорда, – ответила та решительно, сознавая, что сейчас все прекратиться, сестра задует свечи, и вновь придется спать одной, осознавать собственную никчемность и никомуненужность…

– Почему ты всегда так! Почему ты всегда противопоставляешь нас?! – вскинулась Нарцисса, но тут же заговорила совсем другим тоном – вкрадчивым, мягким, словно шелк. – Я же не приказываю тебе пойти в авроры, Белла, я лишь прошу об одном маленьком одолжении…

Нарцисса отложила в сторону шкатулку и взяла руки Беллатрикс в свои, а потом наклонилась к ее щеке и прошептала:

– Всего-то ничего, Белла… Так, пустяк…

Ее длинные тонкие пальцы переплелись с пальцами сестры, Нарцисса осторожно, нежно, но властно завела ее руки за голову и прижала их к постели. Чуть прерывисто дыша, она прикоснулась губами к щеке, провела языком по чувствительной коже шеи. Нарцисса прекрасно знала свою старшую сестренку.

– Чего ты хочешь… Цисси? – хрипло спросила Беллатрикс, чувствуя, что этот разговор надо прекращать, иначе скоро она пообещает ей луну и небо в алмазах.

Та не ответила, потому что ласкала языком впадинку между ключицами, отчего Беллатрикс вздрогнула и попыталась обнять сестру. Но Нарцисса крепко сжимала ее запястья.

– Обещай мне… – прошептала блондинка, горячо дыша в ее темные волосы у виска.

– Что? – выкрикнула Беллатрикс, не выдержав.

Нарцисса отпустила ее руки, позволяя стянуть совершенно не нужную сейчас одежду, обнажающую красивое, гибкое, омоложенное магией после пребывания в Азкабане тело, которое податливо отзывалось на ласки. Продолжая нежно целовать сестру в шею, Нарцисса задрала подол ее длинного темного платья, контрастировавшего с молочно-белой кожей, пробежала пальцами снизу вверх по бедрам, провела ладонью по их внутренней стороне, заставляя Беллатрикс прикусывать ставшие розово-алыми губы, с которых готов был сорваться стон. Она раздвинула ноги, позволяя пальцам Нарциссы ласкать ее все интенсивнее, страстнее, глубже. Ласки пробуждали давно забытую, так долго не нужную ей женственность. Губы сестры были теплыми, мягкими, любящими… поцелуи словно уходили под кожу, оседали на плоти, растворялись в крови, проникали в самую сущность, достигали усталого израненного сердца, наполняя жизнь смыслом. Нарцисса остановилась, пристально глядя ей прямо в глаза, таинственно и загадочно улыбнулась, отчего сердце Беллатрикс сладко екнуло в груди.

– Так мало, моя милая, – медленно произнесла Нарцисса, – я прошу лишь о небольшой услуге. Всего ничего.

Она потянулась к шкатулке, вынула одну сигару и вопросительно глянула на Беллатрикс.

– Обещай, что поможешь мне уберечь Драко. Спасти его от всех безумств, которые придут в голову твоему Лорду.

– Цисси, Драко должен гордиться тем…

– Не говори так, – прервала ее Нарцисса. – Так да или нет, Белла?

– Я не… – начала было Беллатрикс, но в этот момент Нарцисса сорвала зубами золотистую обертку с сигары, – хорошо, Цисси, все будет так, как ты хочешь.

– Обещаешь спасти его даже ценой собственной жизни? – Нарцисса глянула ей в самую душу.

– Да, – тихо ответила Беллатрикс и потянулась к сестре, нетерпеливо приподнимая бедра. – Да, Цисси, да!

– Хорошо, Белла, – довольно ответила та, – я знала, что мы договоримся…

Светлые локоны переплелись с темными прядями. Беллатрикс приникла губами к влажному, желанному рту сестры, целуя ее долго, нежно…

Цикады стрекотали все звонче, наполняя жизнью влажную августовскую ночь.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni