Искусство дипломатии

АВТОР: Friyana
БЕТА: Hvost

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Драко
РЕЙТИНГ: NC-17
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: romance, pwp

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: В переговорах иногда надо выйти за рамки и позволить себе придумать что-то новое. Это обеспечивает эффект неожиданности – и вдобавок дает возможность реализовать свои скрытые мечты. Cайд-стори к фику "По другую сторону тепла".






Солнце нещадно било в окно, отражаясь в стеклах очков Гарри, и Драко невольно задавался вопросом – может быть, Поттер плохо видит потому, что даже в такой ситуации будет до скончания веков щуриться и морщиться – вместо того, чтобы просто задернуть шторы?

Губы тронула легкая улыбка, и Драко быстро опустил голову, пока никто не заметил, что он занят посторонними мыслями во время собрания. Все эти сборища навевали тоску, но являлись неизбежной прелюдией к регулярным поступлениям на банковский счет Поттера-Малфоя… так что, нечего было и думать о том, чтобы когда-нибудь избавиться от всей этой тягомотины. Если, конечно, тебе нравятся деньги и репутация наемника – единственно возможное прикрытие от идеалистически настроенных борцов за свободу и справедливость.

Хотя – в данный момент Драко предпочел бы другую интерпретацию слова «прелюдия». Ну, как можно делать вид, что внимательно слушаешь планы завтрашней операции, если вся ее суть – как всегда – сведется к тому, чтобы два неких мага залезли в очередное доселе неисследованное логово Пожирателей Смерти, навели там шороху и сбежали, выжав максимум информации из встреченных по пути представителей новой элиты Темного Лорда?

И, тем не менее – здесь правда никогда не произносится прямо. На пергаментах все выглядит совершенно иначе, и сухой, четкий голос МакГонагалл, ведущей собрание, размолотит тебя в муку при попытке назвать вещи своими именами. Это не нужно никому из присутствующих, и Драко давно убедился на собственном опыте, что самое сложное в их с Гарри работе на Орден Феникса – это сохранять невозмутимое лицо, когда тебе в него лгут, даже зная наверняка, что ты в курсе.

В первый раз Поттер чуть не разнес весь план к чертям, сорвавшись и прилюдно поинтересовавшись у Флитвика, действительно ли тот считает его придурком, неспособным сложить два и два. Тогда им, помнится, пытались протолкнуть идею о том, что в лапах Пожирателей находится один из похищенных из Министерства Магии артефактов, хотя было видно невооруженным глазом, что никакой информации у членов Ордена нет, им просто необходимо еще раз проверить стихийных магов в боевых условиях. Мотивы, по которым им не сказали правду, были очевидны, однако Поттер уперся всей своей гриффиндорской правильностью и от пререканий просто впал в священный берсеркизм…

В итоге профессора Заклинаний пришлось отпаивать коньяком из личных запасов Снейпа, перед МакГонагалл делать кислую мину, согласившись после долгих дебатов продолжать сотрудничество только в том случае, если Орден увеличит оплату их риска на тридцать процентов, а Поттера успокаивать дома, приложив столько усилий…

Драко невольно зажмурился и еще ниже опустил голову, пряча улыбку, когда вспомнил, чего в итоге ему стоило уговорить Гарри не ерепениться. Это было у Поттера в крови – сначала вспылить и наломать дров, оставив Малфоя разбираться и отстраивать заново все, что он успел перепортить… а потом… потом начиналось самое интересное, потому что надутый на весь мир Гарри – это вам даже не Снейп, с утра вставший не с той ноги. Это ходячий деструктор, разрушавший все и всех, кто попадался ему под руку, при этом отчаянно нуждавшийся в том, чтобы его вытащили из этого состояния.

Желательно – лаской, но с применением силы. Только у Малфоя на это и хватало смелости – как однажды съязвил по этому поводу Снейп, видимо, общение с гриффиндорцами здорово подтачивает инстинкт самосохранения. Драко тогда промолчал, с мечтательной улыбкой проглотив всю ту часть ответа, в которой мог бы описать, чем всегда в итоге заканчивались психозы Поттера, и в какое время суток это происходило… Как правило, уже под утро – Гарри иногда бывал таким… хм, ненасытным…

Солнечный зайчик скользнул по столу, пополз по руке и замер, покачиваясь на хвосте Циссы. Драко поднял глаза и увидел, что Гарри, с мрачным видом глядя перед собой, держит очки в ладонях, зажав их за дужки и не замечая, куда направлены отблески от стекол. Губы сжаты в упрямую линию, на скулах играют желваки, растрепавшаяся челка прядями падает на смуглое лицо… Драко подумал, как было бы здорово сейчас подойти к нему, сесть рядом, зарыться пальцами в темные волосы и, наклонившись, прикоснуться губами к шее, прямо под ухом, там есть такое чувствительное местечко…

- Мистер Малфой, а вы что скажете? – хлестанул по ушам резкий голос МакГонагалл.

Драко быстро перевел взгляд на ее суровое лицо.

- Пока еще ничего, - не моргнув глазом, ответил он, не подавая вида, что не слышал ни слова из обсуждения. – Мне кажется, вы сообщили пока не всю имеющуюся у вас информацию?

Коронная фраза подействовала безотказно – профессор Трансфигурации, смутившись, отвела взгляд и нервно вздохнула, сжав губы.

- Мы допускаем, что хранилище может быть защищено куда лучше, чем нам известно, - неохотно обронила она, постукивая пальцами по столешнице. – Но другой возможности может и не быть, а добыть свиток необходимо, если мы не хотим, чтобы количество антимагических сфер в чужих руках и дальше бесконтрольно увеличивалось.

- Вы же не знаете, сколько сфер уже создано, - напряженно бросил Гарри, не поднимая головы. – Может быть, тысячи. Десятки тысяч.

- Это не повод, мистер Поттер, позволять и дальше… - перебил его широкоплечий аврор, сидящий в кресле у окна.

- Но повод отправлять нас на верную смерть просто ради галочки? – зло пробормотал Гарри.

Несколько пугающих мгновений в воздухе висела напряженная тишина. Драко показалось, что можно протянуть руку и потрогать ее пальцами, если очень захочется.

- Вы забываетесь, мистер Поттер, - холодно проговорила МакГонагалл, первой взяв себя в руки.

Гарри медленно поднял голову и, близоруко прищурившись, посмотрел на нее.

- Тридцать тысяч галлеонов, - после короткой паузы бросил он. – И передайте, пожалуйста, директору, когда он соизволит вернуться – если подобное повторится еще раз, мы снова повысим тарифы. Или можете больше на нас не рассчитывать.

Драко мысленно зааплодировал. Моя школа, мелькнула идиотская, но исполненная распирающей гордости мысль.

- Мистер Поттер! – возмущенно выплюнула МакГонагалл. – Вы что, считаете, что запустили лапу в бездонный карман, и можете тащить оттуда, сколько вам вздумается? В конце концов…

Гарри молча встал, резко отодвинув стул, и направился к выходу. Декан Гриффиндора поперхнулась последними словами, и все присутствующие, проводив взглядами спину Поттера, уставились на оглушительно захлопнувшуюся дверь.

Драко мысленно закатил глаза и застонал. Ну, что еще, черт возьми? Неужели нельзя было обойтись без истерик? Или, по крайней мере, устроить их дома?..

Он выразительно вздохнул и побарабанил пальцами по столу, угрюмо оглядывая вытянувшиеся лица верхушки Ордена Феникса.

- Что ж, господа, вы слышали наши условия, - негромко обронил он. – Думаю, встречу можно считать оконченной?

МакГонагалл возмущенно фыркнула.

- Полнолуние – завтра, мистер Малфой, - отчеканила она. – Доступ возможен только в момент полного лунного затмения. Так что, либо операция состоится сегодня ночью, либо ее придется отложить – как минимум, на полгода. В создавшейся ситуации для нас всех это недопустимая роскошь.

Драко подавил улыбку и пожал плечами.

- В таком случае, мы зайдем позже – узнать, что вы решили. Через час, вас устроит? – любезно осведомился он, вставая.

- Через полчаса, - бросила сквозь зубы МакГонагалл. – И не заставляйте искать вас по всему замку, мистер Малфой.

- Этот замок нас не интересует, - спокойно сообщил Драко и вышел из кабинета директора.

* * *

Быстрыми шагами преодолевая коридор, Драко кусал губы и изо всех сил пытался сдерживать растущее раздражение. Я его прибью – как заклинание, повторял он. Прибью этого чертова ублюдка – нашел время сцены устраивать… И, главное, ведь так хорошо начал! Еще пара правильных фраз, и они бы согласились, как миленькие. Нет, учить Поттера дипломатии – это проще гиппогрифа перевоспитать до состояния безобидного плюшевого мишки…

Придурок чертов. Психопат четырехглазый! Не мог в любой кабинет зайти, вот приспичило в башню тащиться! А я за ним бегай тут, как трижды проклятый… Мерлин, хорошо хоть, Снейпа в Хогвартсе нет – замучил бы потом намеками на гриффиндорское самообладание… И Дамблдора тоже нет… Нашли время оба пропасть…

Ступеньки преодолевались с трудом, особенно последние двести. Сознание Поттера, как маячок, светилось с Северной площадки Астрономической башни, и Драко упрямо переставлял ноги, подавляя желание взлететь и не мучаться. Прибью заразу, повторял он. Вот только доберусь – и сразу прибью. Дойдет до него когда-нибудь, что для эмоций есть свое, специально отведенное время и место? И называется оно – дома ночью, черт его побери! Нельзя хлопать дверью на переговорах, если твое положение не настолько стабильно, чтобы попусту рисковать! Да и вообще – нельзя. Некрасиво. Не умирает в Малфое эстет…

С размаху вышибая ногой тяжелую дверь, Драко шагнул на залитую вечерним солнцем площадку.

Поттер стоял, заложив руки в карманы, прислонившись затылком к стене, рядом с парапетом, и смотрел на Запретный Лес. Его тонкий, четко очерченный теплыми, уже неяркими лучами профиль, сжатые губы, поблескивающие на свету стекла очков – все вдруг сложилось в одну законченную картину, и Драко шумно выдохнул сквозь сжатые зубы, останавливаясь и окидывая его тоскливым, безнадежным взглядом.

Вот такой вот Гарри – это как холодный душ для разбушевавшегося Малфоя. Такой… сильный, и одновременно – измученный, хрупкий… Как же они достали тебя, Поттер, с болью подумал Драко. Но мы же не можем просто взять и бросить все это? Ведь не можем?

Он медленно подошел ближе и со вздохом оперся ладонью о стену рядом со смуглым лицом. Гарри перевел на него невидящий взгляд.

- Что опять? – чуть слышно спросил Драко, вглядываясь в потемневшие сейчас ярко-зеленые глаза.

Гарри тихо усмехнулся и покачал головой, смущенно кусая губы.

- Да ну их к черту, Малфой… - с какой-то бесконечной усталостью прошептал он. – Ну, хорошо, ну, достанем мы этот свиток! Если живы останемся… и донести сюда сможем. А потом что? Надеяться, что у Пожирателей запасы антимагических сфер закончатся? Да скорее война закончится, чем…

- Поттер… - Драко положил ладонь на его плечо, поглаживая шею кончиками пальцев.

- Самоубийство все это! – упрямо выдохнул Гарри, отворачиваясь. – Просто чертово самоубийство… А они еще торгуются, понимаешь? Делают вид, что мы ничем не рискуем – обычная вылазка, все, как всегда…

- Поттер, наша сила пока только растет, - ладонь переместилась на затылок. – Может, теперь нам уже и тройные Авады не страшны, ты же не знаешь…

- Вот именно, что не знаю, - буркнул Гарри и вскинул глаза. – Драко, я не могу пойти один. И идти с тобой мне тоже не хочется…

Драко вопросительно изогнул бровь. Гарри, помявшись, смутился и отвернулся, пряча лицо в ладонях.

- Это опасно, Малфой, - чуть слышно проговорил он. – Для тебя. Для нас обоих. И я не хочу рисковать, если не вижу смысла в операции. А я его не вижу.

- Тогда просто откажись, - спокойно ответил Драко, отстраняясь и складывая руки на груди. – Зачем требовать денег, если вообще не собираешься выполнять заказ?

Гарри хмыкнул и оттолкнулся от стены, снова переводя рассеянный взгляд в сторону Леса.

- Я подумал, что тебе это не понравится, - мрачно сказал он.

Драко нетерпеливо вздохнул и взял его лицо в ладони, поворачивая к себе, чтобы поймать взгляд.

- В следующий раз просто спроси, хорошо? – прошептал он, глядя в глаза Поттера. – И не устраивай истерик на переговорах. Стихийный маг не должен позволять себе…

- О, Малфой!.. – Гарри закатил глаза. – К черту нотации. Я их от Снейпа в достаточном количестве выслушиваю, чтобы еще и ты…

Взгляд Драко неуловимо изменился.

- Слушай, если мы все выяснили, то пойдем и скажем им, что отказываемся от участия в завтрашней операции. И нечего тут топтаться.

- Не пойдем, - хмуро возразил Гарри. – Потому что мы будем в ней участвовать. У нас договор, ты забыл?

- Договора на то и созданы, чтобы их вовремя разрывать.

- Может, хватит с меня одного Ордена Феникса с их любовью к передергиваниям? – с прорвавшимся раздражением прошипел Гарри. – Ты хоть им не уподобляйся!

Несколько секунд они просто смотрели друг другу в глаза, и Драко снова поразился, насколько измотанным и уставшим выглядит Гарри. Как будто истончается постепенно – каждый раз, после таких вот собраний. Может, поэтому он всегда после ссор становится таким… нежным?.. горячим?..

Ладонь Поттера медленно поднялась и коснулась щеки Драко – осторожно, словно спрашивая разрешения. Драко машинально потерся о нее, прикрывая глаза, и рука Гарри вдруг обвилась вокруг его талии, с силой притягивая их друг к другу, пальцы вцепились в волосы, и он прильнул к губам Малфоя – жадно, словно изголодался по ним за это бесконечное утро.

Драко охнул от неожиданности, приоткрывая рот и впуская настойчивый язык Гарри, и тут же почувствовал, как Поттер рывком поворачивается, бросая его спиной к стене и прижимая к ней своим телом, не прерывая поцелуй.

- Гарри… - чуть задыхаясь, выпалил, наконец, Драко, запрокидывая голову. – Да что с тобой, Гарри…

- Терпеть не могу с тобой ссориться… - пробормотал Поттер, впиваясь губами в его шею, покусывая ее. – Даже думать не хочу… что мы могли бы…

Драко тяжело дышал, вцепившись в бедра Гарри, стискивая его пальцами и пытаясь собраться с духом и вывернуться из крепких объятий.

- О-о, черт… - простонал он, невольно выгибаясь под его прикосновениями. – Поттер, а ну, перестань немедленно… Мы же не дома…

- Я просто целую тебя… - выдохнул Гарри, скользя горячими ладонями по груди Малфоя. – В этой башне весь Хогвартс перецеловался… кроме нас с тобой… Такое упущение…

- Поттер, что ты несешь…

Гарри поднял голову, и Драко потерялся, на миг почувствовав, как дрогнули и подогнулись колени… Сколько бы они ни были вместе, у него до сих пор срывало крышу каждый раз, когда он натыкался на такой вот взгляд – когда глаза Гарри становились почти черными, и в них билась такая жажда, такое желание, такая неприкрытая тяга, что хотелось только одного – запрокинуть голову и выдохнуть, отдаваясь ему… Его жарким губам, его ладоням, его настойчивым объятиям…

Поттер снова прильнул к нему, и Драко поразился в который раз – они подходили друг другу, как кусочки причудливо изломанного паззла, как части одной мозаики, складываясь в одно целое, бесконечно недостижимое для любого из них, когда они были врозь, и такое естественное и понятное, стоило только приблизиться, прижаться к знакомому телу…

Гарри смотрел на него, поглаживая ладонью его лицо, и его губы – так бесстыдно распухшие, еще влажные от поцелуев – дрожали совсем близко, и расстояние снова неминуемо сокращалось, как будто само по себе, без усилий с их стороны, и дышать становилось все труднее, все невозможнее…

- Мерлин, как хорошо… - простонал Гарри, лаская губами губы Драко, покусывая их, стискивая ладонями его виски, вжимаясь в него всем телом. – Как же мне хорошо… с тобой…

Тонкие пальцы Малфоя, расстегнув пару верхних пуговиц, проникли под рубашку Гарри, слегка царапая грудь ногтями, добираясь до возбужденных сосков, и Гарри хрипло зарычал, запрокидывая голову и притягивая к ним Драко за затылок, когда пальцы коснулись темных комочков.

Торопливо рванув воротник рубашки, расправляясь с оставшимися пуговицами, Драко подхватил Поттера за талию, заставляя выгнуться, опрокидывая его спиной на высокий парапет, и прильнул губами к напрягшемуся соску, лаская его языком, посасывая и кусая, сжимая в пальцах второй и чувствуя, как все сильнее кружится голова от отчаянных, беспомощных громких стонов, как Гарри, вцепившись в светлые волосы, все сильнее прижимает его к груди, как бьется и дрожит в руках смуглое тело…

- Так ты хотел только поцелуев? – чуть слышно прошептал Драко, поднимая голову и впиваясь в шею Гарри, чуть ниже уха, в то самое место, к которому, если подобраться, то Поттер совершенно перестает соображать, превращаясь в гибкий, темный и яростный сгусток желания. – Да? В нашей башне? На том самом парапете?

Гарри сдавленно всхлипнул и запрокинул голову, выгибаясь в его руках, балансируя на тонком поребрике и держась за плечи Малфоя.

- Да… - со стоном выдохнул он, впиваясь в губы Драко жадным, захлебывающимся поцелуем, обвивая его за шею, оплетая ногами бедра. – Нет… Черт, Драко…

Малфой зашипел сквозь зубы, когда Гарри прижался к нему и стал размеренно тереться о его пах.

- Прямо здесь… - шептал Гарри, глядя горящим взглядом в его лицо. – Я хочу тебя, Драко. Сейчас.

- С ума сошел?.. – Драко едва сдерживал дрожь, зарываясь носом в его шею и неосознанно подаваясь вперед медленными толчками, обнимая его за талию. – Ты же свалишься отсюда, Поттер…

- Ты меня удержишь… - прошептал Гарри, торопливо расстегивая его джинсы и забираясь ладонями под ремень, лаская шелковистую кожу ягодиц. – Раз уж тогда удержал…

Драко со стоном выдохнул, запрокидывая голову.

- Поттер, нет…

- Ты хочешь меня? – горячий шепот обволакивал, погружая в какую-то бесконечно сладкую пелену, сковывая сознание. – Драко? Хочешь взять меня здесь? Именно здесь?

- Да! – задыхаясь, простонал Малфой, впиваясь ногтями в бедра Гарри, чувствуя, как пальцы проникают в него, терзают изнутри.

Дыхание Поттера – как последний глоток воздуха в жизни.

- Возьми меня… - простонал Гарри в его рот, почти касаясь его губами, и Драко с глухим рычанием набросился на него, жадно целуя податливые губы.

* * *

Может, все дело в том, что Гарри умел отдаваться так – самозабвенно, доверчиво, без остатка проваливаясь в человека – что сопротивляться ему было невозможно. Драко пытался рассуждать здраво каждый раз, и каждый раз проигрывал, и, наверное, это и было его счастьем, его жизнью – благодарить потом в глубине души Поттера за то, что он всегда мог упереться, заразить своей горячностью и настоять на своем. Не дать Малфою уцепиться за разумные доводы – и увлечь за собой, туда, где не существовало никого, кроме них двоих. Никого – и никто и не был нужен.

Плечи Драко судорожно вздрогнули, и он медленно провел ладонью по загорелой груди, обнимая другой рукой Гарри за талию, прижимая к себе. Горячее дыхание – совсем рядом, кружит, туманит голову, и задыхаться от пронзительной, ошеломляющей нежности каждый раз, прикасаясь к Поттеру – Мерлин, да разве ж можно к этому привыкнуть? Не сойти с ума от понимания, что это не закончится, это – есть, и будет, будет всегда, пока они оба живы, потому что если в чем-то Драко и был уверен на сто процентов, так это в том, что по своей воле Гарри не оставит его. Никогда.

Губы снова коснулись обнаженной кожи, заставляя Поттера вздрогнуть и выгнуться в знакомых руках, и, едва дыша, борясь с желанием взять его прямо сейчас, Драко застонал и заставил себя отстраниться, стаскивая Гарри с парапета.

- Ты – мое солнце… - выдохнул Драко, снимая с него очки и убирая их в сторону, вглядываясь в теплую зелень глаз – таких невыносимо ярких, словно пронзительный свет бьет из них прямо в лицо.

Пока смуглые пальцы торопливо расстегивали его рубашку, он осторожно, боясь дышать, целовал губы Гарри, такие теплые и сладкие, такие мягкие, такие манящие, знакомые и податливые, в который раз поражаясь, как это может быть так хорошо – с ним, почему только с ним, почему он – такой близкий и такой родной, словно они всегда были созданы друг для друга…

Гарри, распахнув рубашку, обхватил Драко за талию и привлек к себе, прижимаясь грудью к обнаженной груди, подавив невольный стон в поцелуе, и ладони снова заскользили вниз по спине, слегка царапая ее ногтями.

- Нет… - улыбнулся Драко, отстраняясь и убирая его руки.

И Гарри шумно выдохнул и запрокинул голову, вцепившись пальцами в светлые волосы, когда Малфой опустился на колени, быстро расправляясь с ремнем на брюках.

- Драко… - прошептал Поттер, глядя в распахнувшееся над ними небо.

Оно притягивало бездонной глубиной, и Гарри казалось, что он падает, проваливается в него, и горячие губы Драко, обхватывающие его до основания, и ладони, скользящие по животу, по бедрам, по ягодицам, пальцы, настойчиво проникающие в него, ласкающие изнутри – все это словно часть неба, словно единый полет в бесконечность, который и делает небо – твоим, делает его доступным для тебя.

Ты не принадлежишь ветру, но ты можешь летать. Благодаря ему – Драко…

И, когда сильные руки подхватили его, снова усаживая на парапет, он не опустил голову, продолжая вглядываться в манящую бездонную глубину. Оплетая ногами гибкую талию Драко, прижимаясь к нему, выгибаясь под ним, Гарри задыхался, теряясь в ярко-голубой бесконечности, чувствуя, как его крепко держат знакомые ладони, и не боясь потерять их. Это так прекрасно – знать, что тебя не отпустят, что бы ни случилось, и ты можешь делать все, что угодно, потому что тебя всегда есть кому вовремя подхватить. Невыразимое, бесподобное чувство. Свобода.

Он лишь на мгновение прикрыл глаза и вздрогнул, когда почувствовал вторжение, почувствовал, как Драко заполняет его – так знакомо и так горячо – и хрипло застонал, подаваясь ему навстречу.

- Гарри… - выдохнул Драко, нависая над ним. – О, боже, Гарри…

Он был такой раскрытый, уязвимый и беззащитный сейчас, так отчаянно прижимал его к себе, и сердце колотилось, будто пойманная птаха – он любит меня. Боже, дай мне силы не сойти с ума от счастья – он любит меня, и будет любить всегда, и сейчас он – мой, только мой, и будь я проклят, если это закончится хоть когда-нибудь…

- Быстрее… - умоляюще прошептал Гарри, хватаясь одной рукой за затылок Драко и двигаясь ему навстречу. – Пожалуйста, Драко… Еще…

Капельки пота на смуглой груди завораживали, притягивая взгляд, и Драко наклонился, чтобы коснуться их языком, чувствуя, как балансирующий на парапете Гарри все сильнее откидывается назад, и вцепился в него, сжимая пальцы до синяков. Чертов Поттер хрипло рассмеялся и отпустил руки, раскидывая их в стороны, словно не существовало высоты под ними или с ней можно было играть, зная, чувствуя свою безнаказанность и ее доброту.

Драко пытался подумать об этом, испугаться, но не мог заставить себя – сознание упорно цеплялось за выступающие ключицы Гарри, за темные точки сосков, за линию горла, за смуглый, плоский живот и нетерпеливо вздрагивающую плоть, ждущую прикосновения. Разум не желал воспринимать ничего, кроме Гарри, который был сейчас настолько во власти Малфоя, насколько это вообще возможно – отпустив руки, он даже не мог больше двигаться навстречу, отдаваясь тому ритму, который устанавливал Драко, и его сладкие, всхлипывающие стоны будоражили кровь, подстегивая яростнее любых просьб и слов…

Гарри откинулся назад чуть сильнее, и за его головой Драко вдруг увидел по-вечернему теплое солнце, все еще бьющее в глаза своим светом, и на миг замер, вздрагивая в горячем, податливом теле, глядя на яркую сферу в небе.

Тепло проникало в каждую клеточку, ободряя и поддерживая, растапливая последние остатки сомнений, и Драко впервые с такой ясностью понял, что может смотреть на солнце, не щурясь и не моргая, может растворяться в его тепле, пользуясь им, отдаваясь ему – благодаря Гарри. Его свет не оставит меня в темноте, мелькнула почти бессвязная мысль. Его тепло не даст мне замерзнуть в одиночестве – пока мое солнце рядом со мной. Моя звездочка, мой кусочек пламени, мое горячее, родное светило…

Не отрывая взгляда от солнечного диска, Драко отпустил одну руку и обхватил ладонью вздрагивающую от напряжения плоть Гарри, медленно лаская, поглаживая ее настойчивыми, ритмичными движениями, и разорвавший наполненную стонами тишину отчаянный, захлебывающийся крик Гарри был самым сладким, что Драко слышал в своей жизни.

Он забился, выплескиваясь в сумасшедшем оргазме, но пронзительно светящее в глаза солнце не давало подумать о том, что Драко держит мечущееся на узком парапете тело, обнимая его за талию только одной рукой, и что сжимающийся изнутри пульсирующими толчками Поттер затуманил уже выключившееся сознание настолько, что сдерживаться и дальше просто бессмысленно, да и невозможно – и Драко закричал, вторя затихающим стонам Гарри, яростно вколачиваясь в него последними отчаянными движениями.

Потом он подхватил почти бесчувственного Гарри и, едва держась на ногах от накатившего головокружения, заставил его выпрямиться и сесть на парапете, выскальзывая из него и впиваясь расслабленными, задыхающимися поцелуями в шею, в губы, в плечи, в волосы, до синяков стискивая в объятиях.

- Я люблю тебя… - закрыв глаза, шептал Драко, скользя губами по смуглой коже, ловя прерывистое дыхание. – Ты – чертов безумный Поттер, как же я тебя люблю…

Гарри сдавленно выдохнул, улыбаясь, с трудом заставляя себя опустить голову и оторваться от притягивающей голубой бездны, и посмотрел на раскрасневшегося, растрепанного Малфоя блуждающим, почти отсутствующим взглядом.

- Ты удержал… - чуть слышно прошептал он, касаясь волос Драко кончиками еще дрожащих пальцев. – Ты всегда меня удержишь… куда бы я ни падал…

Губы Драко дрогнули в горькой улыбке, и он прижал к себе Поттера, зарываясь лицом в его шею, бродя рассеянным взглядом по залитой вечерним солнцем территории Хогвартса. Наткнувшись на стоящую у озера группу людей в темных мантиях, он вздрогнул и выпрямился.

- Поттер, мы два идиота, - выдохнул он, сдергивая Гарри с парапета. – Нас порвут на тряпочки, и будут правы – я обещал, что мы вернемся через полчаса!

- Да? – хитро ухмыльнулся Гарри, оборачиваясь и скользя взглядом по стоящим внизу преподавателям. – И как, по-твоему, о чем они сейчас говорят?

* * *

- Это неслыханно! – сквозь зубы фыркала МакГонагалл, расхаживая по кабинету и останавливаясь после каждой пары шагов. – Мальчишки! Они просто дорвавшиеся до высокого положения мальчишки! Будущее магического мира в руках безрассудных подростков!

- Оно всегда было в руках Гарри, - философски заметила профессор Вектор, разглядывая свои пальцы. – Не стоит принимать все близко к сердцу, Минерва. В конце концов, они не отказываются помогать нам. Все могло быть намного хуже – стихийные маги – народ непредсказуемый…

- Вам легко говорить! – сухо отчеканила МакГонагалл, снова останавливаясь и окидывая коллегу суровым взглядом. – Деньги, которых они требуют, пойдут не из вашего кармана.

- Так ведь и не из вашего, - заметил сидящий в углу Кингсли. – Альбус сам согласился оплачивать их услуги со своего личного счета…

- Но у нас нет права выдавать столь крупную сумму без его согласия! – в голосе Минервы сквозило отчаяние.

- У нас нет и права отказываться от их услуг, - возразил Кингсли. – Похоже, с этими мальчиками обращались не лучшим образом, раз они выставляют счет за каждую мелочь. Они просто знают, что мы не можем обойтись без них… и Альбус это понимал. Минерва, вы должны согласиться. Пока директора нет, все ниточки в ваших руках.

МакГонагалл нервно посмотрела на часы.

- Они используют любую возможность, чтобы показать нам, кто здесь хозяин, - буркнула она. – Поверить не могу, что Гарри Поттер был моим учеником!

- Этот Гарри Поттер и не был, - с горечью вздохнул Флитвик. – Мой вам совет, Минерва, - не поддавайтесь всеобщей истерии и не путайте похожее на него магическое существо с тем Гарри, который учился здесь. Это совсем разные… люди.

- Они должны были вернуться двадцать минут назад! – раздраженно заметила МакГонагалл. – Им просто нравится демонстрировать нам, как мы в них нуждаемся. И, знаете… Я думаю, в этот раз нам стоит отказаться от их условий. Они слишком нуждаются в деньгах, чтобы отказаться от контракта с Орденом вообще. Поэтому пусть это послужит им уроком.

Молчание, пропитанное слишком разными мыслями собравшихся, убедило ее, что с ней в целом согласны.

- И долго нам здесь дожидаться? – поинтересовался Кингсли, глядя на часы. – Предлагаю прогуляться по территории, там хотя бы не жарко… А молодые люди, если им будет нужно, пусть нас сами поищут. Полагаю, это тоже послужит им хорошим уроком.

МакГонагалл согласно кивнула и первой покинула кабинет. Остальные потянулись следом.

Снаружи действительно оказалось прохладнее. Вечернее июльское солнце пригревало, но больше не жарило, как днем.

- Подросткам нельзя давать понять, что они контролируют ситуацию, - продолжала выплевывать сухие фразы МакГонагалл. – Даже если это так, они всегда должны знать, что ответственность в итоге ляжет не на их плечи. И не им отвечать за последствия. Поэтому, пока они не в состоянии оценить ситуацию в целом, их необходимо держать в узде. Иначе получится то, что мы и имеем – распустили мальчишек, вот они и упиваются собственной властью над нами. А мы все терпим, все соглашаемся…

- Минерва, - с каким-то бесконечным спокойствием окликнул ее Кингсли.

- Я не знаю, в какие игры играет Альбус, но в его отсутствие решения принимаю я, и я не собираюсь продолжать потакать им. Полагаю, сейчас они прикидывают, как много еще можно будет получить…

- Минерва.

- Что?

- Посмотрите туда.

По лицу Кингсли ничего нельзя было прочесть. Зато лица остальных присутствующих выражали достаточно, чтобы МакГонагалл осеклась и обернулась в указанную сторону.

В первое мгновение она задохнулась от ужаса, что Гарри сейчас свалится с парапета башни Астрономии. Во второе до нее дошло, что на нем нет рубашки. В третье – что Драко Малфой не просто стоит рядом с ним, держа его за талию, а… а…

Вот теперь она задохнулась по-настоящему.

Несколько пугающих минут они молчали, каждый по-своему оценивая ситуацию, пока тишину не прорезал отчаянный крик Гарри – слишком характерный, чтобы можно было продолжать делать вид, будто ничего странного не происходит.

- Молодость… - почти мечтательно нарушил молчание Флитвик, пряча улыбку. – Так что вы там говорили, Минерва?

Сдавленно дыша сквозь стиснутые зубы, МакГонагалл повернулась к нему. Ее лицо ничего не выражало, разве что чуть порозовевшие скулы выдавали напряжение и возмущение.

- Да плевать им на нас, - зло сказал Кингсли. – Им по восемнадцать лет, что вы от них ожидали – чтобы они и впрямь превратились в жадных до денег чудовищ?

- Вы не понимаете, - глухо проговорила МакГонагалл. – Вот это, - она махнула рукой в сторону башни, - как раз и есть демонстрация того, как они к нам относятся. Если мы откажемся, они просто уйдут. И мы проиграем. Извините, но вести себя… так, выскочив с собрания Ордена перед началом важной операции… Были бы они только подростками, я бы с вами согласилась. Но они – маги. Они ничего не делают просто так.

- Что вы имеете в виду? – рассеянно перебила профессор Вектор, не отрывая взгляда от двух фигур на площадке башни.

- Думаю, они хотят показать, что им плевать и на нас, и на Хогвартс, и на все писаные и неписаные законы и правила. Они демонстрируют, что не принадлежат к нашему миру. И мы либо платим, либо справляемся сами. А им, как вы выразились, наплевать, раз они позволяют себе прилюдно играть в такие игры. Они же на то и рассчитывали, что мы их увидим. И поймем…

- Вот же черт… - подумав, мрачно согласился Кингсли.

* * *

Драко едва сдерживал изумление, хлопая ресницами. Его руки по-прежнему обвивались вокруг талии Гарри, и Поттер потерся носом о его шею, вынуждая вернуться в реальный мир.

- Вот же черт… - пробормотал он, отстраняясь и нервно вздыхая. – Ну, все поняли навыворот…

- Не все решается силой и давлением, Малфой, - проворчал Гарри, глядя в серые глаза. – Уж мне ли тебе объяснять. Так бы мы торговались с ними до посинения и, возможно, вообще бы не получили ничего. А эдак с нами согласятся без разговоров, да и в следующий раз подумают, спорить ли.

Драко перевел на него мгновенно остекленевший взгляд.

- Твоя школа, - ухмыльнулся Гарри, притягивая его к себе за шею. – Ты шикарный дипломат, Малфой. Но в тебе напрочь отсутствует творческая жилка. Иногда надо выйти за рамки и позволить себе придумать что-то новое. Это обеспечивает эффект неожиданности – и вдобавок дает возможность реализовать свои скрытые мечты.

Драко от неожиданности фыркнул и снова отстранился.

- Ты что, хочешь, чтобы я поверил, что ты все придумал заранее? – неверяще переспросил он. – А чего тогда истерику передо мной разыгрывал?

Руки Гарри скользнули по его груди, поглаживая кожу кончиками пальцев.

- Ну… мне так нравится, когда ты меня успокаиваешь… - улыбнулся он своей обезоруживающей улыбкой. – К тому же, знаешь, всегда хотел заняться с тобой сексом на этом парапете.

- Поттер? – голос Драко опасно зазвенел. – Вот только не говори мне, что ты сидел на собрании и обдумывал, как ты хочешь заняться со мной сексом. Я точно помню, что подобных мыслей у тебя не было, я бы услышал. Ты вообще был злой, как черт…

- Был, - кивнул Гарри, привлекая его к себе, и прошептал, обдавая горячим дыханием шею: - но это обдумывал ты. А я просто почувствовал, что ты хочешь меня… прямо здесь и сейчас… И подумал, что мы вполне можем позволить себе маленький перерыв…

Драко выдохнул, пряча предательскую улыбку.

- Чертов проклятый Поттер… - прошептал он, стискивая Гарри в объятиях. – Никогда больше не буду так громко думать…

- Что ты, - ухмыльнулся Гарри, зарываясь пальцами в его волосы. – Зато какой получился секс… Ты был великолепен…

- Ты тоже, - чуть слышно выдохнул Драко, целуя его плечо. – Пойдем, хватит уже на виду у всех обниматься…

- Вот еще, пойдем, - хмыкнул Гарри, застегивая оставшиеся пуговицы и снова обнимая Драко. Ярко-зеленые глаза заглянули в серые. – Полетели, Малфой. Обожаю летать в твоих объятиях.

- Они опять решат, что мы что-то там демонстрируем…

- Ага. Ну и черт с ними…

- Я тебе уже говорил сегодня, что люблю тебя?

- Не припомню…

- Я люблю тебя, Гарри Поттер.

- Я люблю тебя… Драко…

- Все, не болтай, я не могу сосредоточиться. Нам еще ночью за этим свитком переться…

- Ничего, утром вернемся и выспимся. Как раз к полуночи и проснемся…

- Даже не намекай, что я забыл про твой день рождения, Поттер. Уж к нему-то я проснусь в любом случае.

- Может, я пытаюсь выведать, что ты собрался мне подарить?

- Хм, вот об этом даже и не мечтай… Но сегодня я понял, что в моем подарке будет еще один смысл.

- И какой же?

- Ты – мое солнце, Поттер. Все, полетели, больше я ни черта тебе не скажу.

- Полетели…



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni