О любви к Квиддичу

АВТОР: Karboni
БЕТА: Пани Ирена

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: ,
РЕЙТИНГ: G
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: romance

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: О том, как Маркус Флинт стал счастливым.



ОТКАЗ: JK Rowling их имеет.



У Оливера Вуда ничего не получалось с девушками. Они не любили квиддич. Они только думали, что любят квиддич. Иногда могли складно болтать на обожаемую Оливером тему, но не больше месяца. Самая стойкая из подруг вратаря «Танцующих саламандр» продержалась сорок три дня и, уходя, кричала обескураженному любовнику, что человек, тем более, молодая привлекательная девушка, не способен выдержать 24 часа квиддича в сутки. «Просто, мне он еще не встретился» мрачно подумал Вуд, и закрыл дверь. Нет, девушки совсем не понимали квиддич. Он начал встречаться с юношами. Они любили квиддич. Некоторые вполне прилично играли. Но квиддич не был для них религией. Не был их манией. Ни один из его друзей не понимал, как можно часами говорить о форме перышек снитча в третьей низшей лиге чемпионата Чили. Это расстраивало. Да и не так много юношей и девушек побывало в кровати Оливера, после окончания школы. И тем более в жизни.

Он прекратил попытки устроить личную жизнь и отдался квиддичу полностью. Перестал тратить время на встречи, тренировался до изнеможения и был вполне счастлив. Одному жить удобно. Никто не выбрасывал подшивку «Квиддичного обозрения» за 67-ой год. Никто не пытался внести в строгую красно-белую гамму цветов квартиры Оливера, другие краски. Никто не выкидывал старые вылинявшие формы и вратарские перчатки, затертые до дыр. Заметив такой приятный момент, он прекратил приглашать к себе гостей. Начал водить случайных спутников в «Дырявый котел», и находил, что такие встречи комфортны.

Но иногда, вечерами, Оливер думал, что живой человек, разумеется, понимающий в квиддиче, был бы уместен на табуретке, по другую сторону белого кухонного стола. Он бы мог пить чай из красной чашки и спрашивать, как Вуд сыграл последний матч. Или как он взял подачу на втором курсе. А может, как он отбил бладжер на четвертом. Тогда Оливеру становилось грустно, и он шел в «Дырявый котел», брал кружку пива, всего одну, у вратаря строгий режим, и смотрел на окружающих. Правда, последнее время в «Дырявом котле» было пусто. В магическом мире что-то происходило. Даже министр, вроде бы, сменился.



Маркус Флинт болел квиддичем. Он дышал игрой, и мог бы стать отличным нападающим, но был обычным Упивающимся смертью, в силу природного скудоумия не особо продвинувшимся. Зверем он был на квиддичном поле. Жестоким, решительным, хитрым, сильным, но в убийствах людей, Маркусу не хватало азарта. Новой страсти просто не нашлось места в маленьком мозгу троллеподобного бывшего капитана слизеринской квиддичной команды. И его стали использовать, как наблюдателя. Маркус посещал кабаки, притоны и бордели и слушал. Правда, толку от его шпионажа было мало. Он помнил только сплетни про квиддич. Все остальное вылетало из головы Флинта, не задерживаясь. Ведь места в мозгу было действительно немного, и Маркус старался использовать его рационально. А Лорд не любил квиддич. Упивающиеся смертью не ходили на стадион. И не обсуждали игры.

Однажды вечером Маркус надирался огневиски в «Дырявом котле» и увидел Вуда с девушкой. Оливера Вуда, бывшего капитана гриффиндорцев, и теперешнего вратаря «Танцующих саламандр». Прилизанного гладкого умника, умудрившегося в свободное от квиддича время получить по СОВам одно Выше среднего, что делало этого парня, по меркам Флинта, отличником и преподавательским подпевалой. И теперь Вуд сидел за соседним столиком, спиной к Маркусу, практически на расстоянии вытянутой руки. И говорил о квиддиче. Он обсуждал технику нападающих «Пушек Паддл», следующий матч которых должен был проходить с «Саламандрами». Мерлин, эта дура, дергала Оливера за рукав, и пыталась перевести разговор на какую-то Грейс, имеющую куртку из драконьей кожи. Девушка щебетала как проклятая пока не наткнулась взглядом на перекошенное лицо Флинта, и в хорошем-то настроении страшного, как снитч, пойманный ловцом команды противника.

- Дура! Ты - дура! Пошла вон отсюда! – Взревел Маркус. Девушка вскочила, Вуд изумленно обернулся и увидел старого соперника, бывшего капитана Слизерина, по слухам забросившего квиддич и подавшегося в политику. – Как ты собираешься отбить кволф? Я слышал у Гаррета Симонса справа подача раз в шесть…

-…Но у метлы Меганимбус другая осадка…

-…он бьет снизу, как Уизли любил, помнишь?

-…а полосочки вдоль стадиона были в наших цветах…

Расстались утром. Старый Том, намекнул клиентам, что болтать можно и на улице, а к нему через час придут завтракать первые посетители. «Ну, пока?» сказал Оливер, «Пока» кивнул Маркус. Прошли сутки, еще одни, прежде чем усталый вратарь «Саламандр», выйдя из раздевалки, увидел стоящего в тени троллеобразного капитана слизеринцев. Бывшего.

- Привет, - сказал Флинт, - у меня не так уж много времени. Я занятой человек. А «пушки» сменили загонщика?

- …не думаю, что они выбрали удачную тактику!

- Провалом, это называется! Провалом!

- Тебе удобно в таких перчатках? Они могут натереть мозоль и руки потеряют чувствительность.

-…Не думаю. Петля Вронского получается, и получалась даже не у всех ловцов.

И они снова расстались под утро. Когда небо становится серым, а кошки приобретают цвет.



Прошла неделя. Маркус встречал Оливера после тренировок и шел с ним в «Дырявый котел» опрокинуть по стаканчику. Старшему над молодой порослью Упивающихся, Флинт мычал невразумительную чепуху, и Эйвери не знал, раздражаться ему на бестолкового подопечного или радоваться, что дубина Флинт не путается под ногами, и не пришиб никого из своих по неосторожности.



Еще через неделю у Вуда был выходной и Маркус, никому ничего не сказав, сбежал к бывшему капитану гриффиндорцев. Смотреть матч «Синих котов» и «Драконов Мерлина». На стадионе. Вечером они сидели за белым кухонным столом и Маркус пил чай из красной кружки, слушая потрясающе интересные истории о квиддиче пятидесятых годов прошлого века.

Помогая Оливеру натянуть узкие перчатки новой модели, Маркус обнаружил, что у его старого соперника кожа, ну, просто кожа, до которой приятно дотрагиваться. И мягкие волосы. Короткие, чтобы не мешать во время игры. И сам Оливер приятный.



А еще через неделю Оливер Вуд бесследно исчез. Тогда пропадали многие, никто не удивлялся. Рядом с домом Вуда сгинула целая семья и Упивающиеся зажгли метку. Маркус орал на Эйвери, уверял, что Вуд не мог, но сформулировать, чего не мог Вуд, было не под силу маленькому мозгу Флинта. Тем более, что он уже думал о двух вещах. О квиддиче и Вуде. До Лорда вспышка тупого троллеобразного недоумка не дошла. Пока Эйвери пытался придумать, как преподнести провал своей педагогической деятельности, Маркус тоже исчез. Вышел из дома Эйвери и растворился в толпе. Нотт потом предположил, что между двумя педиками что-то было, и Флинт утопился. Или заавадил себя. А Лейстрандж хмыкнул, и заметил, что скорее авроры отомстили горилле за смерть Вуда, прирезанного или отравленного из ревности.

Но бывший капитан Слизеринцев слишком сильно любил квиддич. Не будь в жизни молодого человека квиддича, предположения Нотта, возможно, оправдались. А еще, он был мстительным и злобным. Ведь его бывшие друзья убили игрока в квиддич. С мягкими волосами и кожей, до которой Маркус смог бы когда-нибудь дотронуться.

Просидев пару дней над старыми перчатками Оливера, поздней ночью Маркус принял решение. И отправился в магазин умников Уизли. Просто они знали, как летал Оливер.

Фред и Анджелина целовались, привалившись к парадным дверям магазина, и жизнь продолжалась. Только Вуда не было. Как и сказал Маркус.

- Фред. Его нет. И не хочу я. Или Джордж. Куда мне идти?

- Мерлин, кого я вижу! Наши маленькие упивающиеся друзья обнаглели настолько, что появляются при свете луны в месте, полном приличных людей, Флинт, по тебе Азкабан плачет, а ты фланируешь, - Фред встал между девушкой и Маркусом.

- Погоди, милый, он, конечно, слизеринец, но подумай сам, Флинт не угрожает, у него нет палочки, - нахмурилась чернокожая красавица.

- Анджелина, ты взгляни на него, этот горный тролль расправится с нами без всякой палочки! Ты глазом моргнуть не успеешь, он спляшет на твоих костях, - Фред принял стойку ирландского терьера перед норой, в любую секунду готового напасть.

- Они убили Вуда. Убили. Нашего Вуда. Да, что с вами!

- Верно, - тихо сказала девушка, - что с нами всеми. Что с нами будет.



Так Маркуса познакомили с мистером Артуром Уизли. Флинту доверили охрану Хогвартса. Он удивился. А потом решил, что будет защищать квиддичное поле. Над которым нельзя зажигать Черную метку. Потому что там должны летать дети. И еще там защищал кольца Оливер. Судьба заложила очередной вираж. Или петлю. Петлю Вронского, которую не умел делать Оливер Вуд. Из Хогвартса в Хогвартс. А Маркус умел охранять. Только не вовремя понял кого.



Прошло время. Гарри победил Волдеморта. Ушла на пенсию мадам Хуч. Полеты стал преподавать мистер Флинт. Дрязги в верхах закончились отставкой министра Скримджерса и приходом другого министра. Прогремел скандал, связанный с невинными людьми, пострадавшими от чрезмерной резвости и подозрительности вечного аврора Руфуса. Другой министр создал комиссию по реабилитации, включив в нее своего домашнего оборотня, просто, чтоб не путался под ногами. В одном из пергаментов аврориата нашелся Оливер Вуд. Посаженный в темницу за связь со шпионом Упивающихся Маркусом Флинтом, и наотрез отказавшийся давать нужные для поимки врага показания.



Люпин встречал Оливера ясным апрельским утром. Вуд улыбался и благодарил. Ремус смотрел на искалеченные руки бывшего вратаря «Саламандр», слезящиеся глаза и думал, что выбор Флинта, его нормальная жизнь, не стоили карьеры другого мальчика. Такого же седого, как сам оборотень.

Они ехали в Хогвартс-экспрессе, и Ремус рассказывал про квиддич. Он не разбирался в игре, но болтал, не переставая, так как боялся. Боялся, что Оливер опять начнет благодарить, и тогда он сорвется. Завоет от жалости. Или заплачет.

Но молодой человек жадно слушал, и лишь перед самым Хогсмидом заметил.

- Спасибо, профессор. Вы очень добры. Конечно, через час Маркус опишет все профессионально, но я кое-что понял и из ваших объяснений. Знаете, год я твердил правила. Вспоминал игроков. Я летал по камере мысленно. Понимаете? И думал, что год – не так уж много. Я успею снова набрать форму. Но они не лечили мне руки. И я понял, что должен придумать, как играть в квиддич без рук. Не придумал. Потом, а я сидел в подземелье, у меня испортились глаза. Я стал, как Гарри. И думал, думал про квиддич. Что, если я не смогу играть и смотреть, то буду слушать, понимаете?

Ремус достал из кармана круглые детские очки, прикоснулся к ним палочкой и протянул Оливеру.

- Возьми. У Гарри уже другие. Эти я просто таскаю с собой. Когда Гарри нет рядом. Потом вернешь.

- Спасибо. Я хочу посмотреть, как Маркус летает. Профессор Флинт, надо же. Мы натренируем отличную команду. Сборную Хогвартса. Как только мне купят новые очки, я отдам вам эти.

- Поппи посмотрит твои руки. И Севе…министр, мы что-нибудь придумаем.

Поезд остановился.

- Я буду надеяться. Все мои желания исполняются. – Оливер встал, и неловко попытался открыть дверь купе. Руки не слушались, но молодой человек улыбался. Ведь жизнь состояла из счастья, сбывшихся желаний и маленького кусочка бесквиддичного пространства. Но даже в нем, можно было мечтать об игре.



Маркус Флинт мог бы кому-нибудь отомстить, но в голове царили квиддич и Оливер Вуд. Живой Оливер Вуд. Надо ли говорить, что другим идеям в маленьком мозгу Маркуса Флинта места не нашлось.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni