По наследству
(Inheritance)


АВТОР: Dee
ПЕРЕВОДЧИК: Fidelia
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: запрос автору отправлен.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Драко, Северус
РЕЙТИНГ: NC-17
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: pwp

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Драко удаётся убить двух зайцев – отомстить отцу и соблазнить своего учителя



ОТКАЗ: герои имеют друг друга независимо от желания переводчика и Роулинг.




Вообще-то Драко Малфою не полагалось быть дома этой ночью, как не полагалось и шпионить у дверей отцовской спальни. Но он был там, с голыми ногами сидел на полу в коридоре, привалившись к стене и притянув тощие коленки к груди. Волосы растрёпаны, тонкие светлые пряди прилипли ко лбу, безумные широко раскрытые серые глаза уставились в никуда.

Прямо над ним застыл Северус Снейп, забывший отпустить ручку двери, из-за которой только что вышел. Снейп мрачно разглядывал Драко сквозь пряди грязных волос, сосульками свисающих на лицо, ничего не собираясь объяснять, да тот никаких объяснений и не требовал. Сжав губы, юноша вдруг резко вскочил и прижался к Снейпу, словно пытаясь спрятаться в складках его чернильно-чёрной мантии. Профессор обнял его.

– Ты его отымел, да? – голос Драко был глухим, обиженным и обвиняющим, а лихорадочный взгляд всё ещё метался между Снейпом и закрытой дверью отцовской спальни. – Я чувствую на тебе его запах. – Драко прижался лицом к плечу профессора, цепляясь за руку тонкими пальцами так крепко, как лиана обвивает дерево. Потом он склонил голову набок и уставился на Снейпа блестящими умоляющими глазами, в тусклом свете факелов его кожа казалась призрачно-бледной, а глаза – прозрачно-чёрными.

До Снейпа дошло, что Драко собирается поцеловать его, всего за секунду до того, как это произошло. Это не был медленный и чувственный поцелуй, какой Северус мог бы ожидать от Драко. О нет, этот поцелуй был жёстким и агрессивным, от такого адреналин бурлит в крови, дыхание перехватывает, а саднящие губы распухают. Именно так Драко поцеловал Снейпа и ни единым словом не объяснил своего поступка. Драко не соблазнял его, не нёс любовной чуши, не лапал, намекая на постель – нет, просто злые жалящие поцелуи и лёгкие неумелые касания рук.

– Драко, – проворчал Снейп тихо, стараясь оттолкнуть юношу, – прекрати. – Но Драко и не думал прекращать.

– Я тоже хочу тебя, – только и сказал он, пытаясь расстегнуть пуговицы на рубашке профессора, когда тот схватил Малфоя за запястья и оттолкнул от себя. Но Драко всегда отличался настойчивостью. То, до чего он сейчас не мог дотянуться руками, он старался коснуться как-то по-другому – губами, ногами, бёдрами, для него это было что-то вроде игры. Извернувшись, он начал целовать Снейпа в небритые щёки и подбородок, царапая себе губы и язык.

Глухо застонав, Северус отпустил руки Драко.

– Может, мы уединимся где-нибудь? – предложил в конце концов не выдержавший Снейп. Он не знал, почему так вот сразу сдался, возможно почувствовал некую вину перед юношей из-за Люциуса, а возможно из-за того, что знал – Драко не отстанет и будет ныть и канючить столько, сколько потребуется, если ему приспичило что-то получить. Северус убедил себя, что делает это только лишь для того, чтобы доставить удовольствие юноше. Снейп неторопливо приподнял подбородок Драко и легко коснулся губами его рта.

– Там дальше по коридору есть комната, – ответил Драко, расплываясь в улыбке.

Это был кабинет отца, но Снейп, кажется, не придал этому значения. Видимо, Северуса гораздо больше волновало постепенно обнажающееся фарфорово-белое тело Драко, когда он начал расстёгивать рубашку юноши. А вот Драко прекрасно отдавал себе отчёт в том, где они находятся. Всё в этой комнате напоминало ему об отце – от запаха сигар, пропитавшего воздух, до холодной отполированной поверхности мебели и паркета, на который он лёг голой спиной, не думая о неизбежных синяках.

На стенах висели картины – портреты и пейзажи маслом. В детстве Драко их терпеть не мог – люди с картин всё время пялились на него, следя за каждым его движением, а теперь ему было всё равно. Даже более того – ему нравилось, что они смотрят. В дальнем углу висел портрет отца, Люциус неодобрительно взирал на них, качая головой.

А Драко улыбался.

Снейп же никого и ничего не видел кроме раскинувшего ноги Драко, распростёртого на полу перед ним, Драко с его манящими приоткрытыми губами и серебристыми глазами, затуманенными желанием. Ткань мантии юноши была тонкой, как паутинка, она едва ли скрывала то, что под ней было, обрисовывая все выпуклости и изгибы тела и собираясь складками на бёдрах. Снейп положил руку на колено Драко, ладонь скользнула вниз, к бедру.

Северус раздевался сам и медленно снимал с юноши одежду, дразнящее задевая его возбуждённый член указательным пальцем и чувствуя жар, исходящий от Драко, хотя практически не дотрагивался до него. От налившегося члена юноши его отделяли какие-то миллиметры ткани. Пара влажных капель проступила на светлой ткани, когда Северус дразняще провёл большим пальцем по головке члена Драко. Юноша вздрогнул и дёрнулся под ловкими умелыми пальцами профессора, сглотнув и запрокинув голову; его лоб вспотел, тонкие пряди серебристых волос слиплись и тускло блестели в полутьме.

– Ещё, – потребовал Драко нетерпеливо, тяжело дыша. – Ещё. Сейчас, – он не отрываясь смотрела на Снейпа, глаза пылали. Потом он придвинулся ближе к Северусу и прижался ртом к его губам, обнимая за плечи, блуждая руками по спине, целуя. Ногти Драко оставляли на спине Снейпа длинные кровоточащие царапины, которые жгли кожу словно огнём. Драко не умел целовать нежно. От его поцелуев Северусу казалось, что у него кровоточат искусанные, истерзанные губы, казалось, что во время таких поцелуев он забывает дышать, но в то же время они вызывают болезненно-блаженное головокружение и всё увеличивающуюся тяжесть в паху. И тогда он точно так же целовал Драко в ответ, грубо, безжалостно и жёстко. Распухшие и покрасневшие из-за укусов Снейпа, на вкус губы Драко были сладковатыми и сочными, как перезревший фрукт.

Когда Северус отстранился, Драко тяжело дышал, полураскрытые блестящие губы чуть сводило, грудь заметно вздымалась и опускалась. Его вид возбуждал Снейпа, хотелось наброситься на мальчишку, но Драко сделал это первым. Северус чувствовал, как влажный язык дразняще скользит по его ключице, губы ласкают, а зубы прикусывают тонкую кожу у основания шеи. Сильные руки Северуса притянули Драко ближе, Снейп легонько проводил кончиками пальцев вдоль его спины, отчего тот хватал ртом воздух и дрожал от удовольствия.

Снейп забыл о том, что собирался быть нежным, опрокидывая Драко на пол, резко разводя его ноги в стороны и пристраиваясь между ними. Юноша откинулся на спину, края мантии раскрылись, обнажая грудь; Снейп порывисто нагнулся над ним и прикусил розовый сосок. Драко выгнулся, прижимая голову Северуса к груди, запустив пальцы в грязные слипшиеся волосы. Снейп быстро освободился от остатков собственной одежды, когда Драко начал капризно дёргать его за брюки, стаскивая их, потому что грубая ткань раздражала его чувствительную от возбуждения кожу. Северус вздрогнул, когда прохладный воздух коснулся его напряжённого члена; профессор тихо постанывал от удовольствия, не в силах сдержаться. Драко почувствовал, что член Снейпа сильно прижимается к его собственному, и провоцирующее подался бёдрами вперёд. Северус слегка куснул юношу за плечо, чтобы не застонать снова.

Драко чуть дёрнулся, побормотав: «Мне больно», игриво отталкивая от себя Снейпа, на его безупречном плече остались следы зубов. Северус испытал странное удовлетворение, глядя на полукруглый след от укуса. Потом он стал поглаживать пальцами и целовать покрасневшую кожу, словно прося прощение за содеянное, а Драко завороженно смотрел, как Северус склоняется над ним.

Через какое-то время Драко перестал видеть Снейпа, он лишь чувствовал, как напряжённое тело вжимается в его собственное, руки поглаживают его обнажённую плоть, а он извивается под ними. Чувствовал, как ноет возбужденный член, чувствовал, как деревянный пол вибрирует каждый раз, когда он вздрагивает под умелыми прикосновениями Снейпа. Всё, что Драко видел – это семейный портрет на стене, отца, пристально смотрящего на него.

И Драко смеялся.

Снейп ничего не слышал, стук собственного сердца заглушал все звуки, когда он ртом и руками изучал тело Драко сантиметр за сантиметром; его пальцы скользили по его телу, едва касаясь обнажённой плоти, язык вычерчивал узоры на плоском животе, блестящая, покрытая испариной кожа казалась влажным отполированным мрамором. Их потные тела сплелись в плотный клубок, каждый старался прижаться к другому ещё ближе, ещё сильнее, ещё теснее. Снейп чуть подался вперёд, чтобы поцеловать юношу в полураскрытые губы, их языки встретились, и язык Снейпа не без борьбы ворвался в рот Драко. Руки Северуса дразняще скользили по внутренней стороне бёдер Драко, едва касаясь нежной кожи холодными умелыми пальцами. Подчиняясь ласке, юноша инстинктивно приподнял узкие бёдра, тонкие ноги соблазнительно обвились вокруг талии Снейпа.

Из горла Снейпа вырвался рык, когда он вошёл в Драко. Получилось не так осторожно, быстро и аккуратно, как он намеревался это сделать. Сначала юноша чувствовал, как Снейп пытается приладиться к нему, а потом – резкая боль, когда головка члена вошла в тугое отверстие. Постепенно Драко приспособился и привык к боли, Снейп стал входить в него всё глубже и глубже, двигаться внутри него, каждый раз задевая какую-то чувствительную точку, прикосновение к которой вызывало удовольствие.

Член Драко был сильно напряжён, его будто покалывало, пощипывало и жгло; из-за перевозбуждения эрекция стала болезненной, Драко будто воспринимал всё происходящее острее. Смешанные эмоции накатывали на него волнами, бешено бьющееся сердце, ритмичные, размеренные движения Снейпа, вкус солёного пота на губах, запах сигар, щекочущий ноздри с каждым вдохом. Драко слишком быстро кончил, давясь рыданиями, его тело сотрясалось в конвульсиях оргазма, жемчужно-белая жидкость растеклась по животу. Но Снейп пока и не думал кончать. Большие руки вцепились Драко в бёдра, шершавые пальцы скользили по коже, покрытой пОтом и растёкшимся семенем. В воздухе стоял густой пряный запах секса, круживший Снейпу голову и приближавший его к разрядке.

Из-за сильных толчков Северуса на теле лежащего на полу Драко оставались синяки, но Снейп не замечал гримас боли, искажающих лицо юноши. Зельевар видел только затуманенные похотью серые глаза, бледный румянец, проступивший на резко очерченных скулах, да удовлетворённую улыбку, скривившую узкие губы. Собственное возбуждение делало Снейпа слепым и глухим ко всему до тех пор, пока он не кончил. Густая тёплая жидкость липко потекла по бедрам Драко, когда Снейп выскользнул из него.

– Отец... – еле слышно прошептал Драко на ухо Северусу, приподнимаясь и обхватывая его руками за талию; скользнувшее по обнажённой коже дыхание Драко было тёплым и влажным. До Снейпа с трудом дошло, что тот сказал.

– Что? – пробормотал он, поворачивая голову, невольно прижимаясь щекой к щеке Драко и чувствуя жар, исходящий от юноши. Северус убрал с мокрой шеи Драко прилипшие к ней волосы, стараясь сосредоточиться.

– Отец лучше, чем я? – на этот раз Драко уже не шептал. Снейп покачал головой.

– Нет, – ответил он снисходительно. Северусу понравилось то ощущение, которое подарил ему Драко, и он не хотел так просто отмахиваться от этого. Драко улыбнулся, в этот момент он казался одновременно торжествующим и по-детски довольным. А потом он положил голову Снейпу на плечо.

– Теперь мой, – его тон казался удивительно властным, и Северус не сразу понял, что Драко смотрит вовсе не на него. Обернувшись, Снейп увидел Люциуса Малфоя, стоящего в дверях кабинета.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni