Шарада
(Sharade)


АВТОР: Betty
ПЕРЕВОДЧИК: Fidelia
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: запрос автору отправлен.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Северус, Люциус
РЕЙТИНГ: NC-17
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: humour, action

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Северусу Снейпу поручена тайная миссия, во время которой он должен встретиться с курьером Волдеморта и получить важную информацию для Ордена Феникса.

ОТ АВТОРА: время действия фика – пятая книга.


ОТКАЗ: автор и переводчик преданно любят пейринг СС/ЛМ и немножечко балуются слэшОм. Больше ничего.



Говорят, шпионаж – вторая древнейшая профессия в мире. Но Северуса Снейпа это совершенно не утешало.

Музыка была слишком громкой. Выпивка была гадкой на вкус, а дурацкий костюм, который ему пришлось напялить, раздражал кожу и врезался в тело в самых неподходящих местах. Снейп старался не пялиться на других клиентов заведения, сидящих за стойкой бара, а каждый раз смущаясь под чужими взглядами, он говорил себе, что это вовсе не он.

«Миссия очень важна. Дамблдора нельзя подвести».

Северус вновь и вновь повторял это про себя. Сидя за стойкой бара, он снова и снова желал самых страшных мук на долю того, кому пришла идея отправить его на встречу в этот бар именно под таким прикрытием. Снейп во всём винил Блэка, дементорова ублюдка – тот хохотал до слёз, когда во время последнего собрания Ордена Дамблдор рассказал о миссии для Северуса.

* * *

– Снейп, тебе же это понравится, – подколол его Блэк. – Судя по тому, что я слышал, на последней учительской вечеринке из тебя получилась знатная дамочка.

– И голос у него неплохой, – поддержала Сириуса МакГонагалл. – «Околдую, зачарую, заворожу…» – пропела, вернее – проскрипела она, живо напомнив Северусу несмазанную дверь.

– Да, он действительно неплохо смотрелся в платье, – добавила Роланда Хуч и подмигнула поёжившемуся Снейпу, который скривился так, будто хватанул лимон.

– Да, это и правда было замечательно, Северус, – подвёл итог Дамблдор. – Будь я лет на пятьдесят-шестьдесят моложе…

– Я был нетрезв, – Снейп нахмурился и внутренне содрогнулся, представив, как его домогается распутный Директор.

* * *

«В следующий раз, когда Блэк превратится в пса, я обездвижу его Ступефаем и побрею как выставочного пуделя», – мстительно решил про себя Северус и попытался одновременно натянуть короткое «по самое не балуй» платье на колени и расправить его. Снейп пытался улыбаться окружающим, чтобы не сильно отличаться от того человека, в которого ему пришлось перевоплотиться, но в то же время был уверен, что в лучшем случае выглядит страдающим от паралича лицевых мышц.

…Кит-Кат Клуб был своеобразным притоном, где никому и дела не было до того, кто ты и чем занимаешься, лишь бы платил по счёту и никого не убивал, по крайней мере, не на глазах у посетителей. Судя по поведению идиотов, окружающих Северуса, ни один из них и бровью не повёл бы, даже если Ведьма из Харридана* выберется из склепа и станцует фанданго на барной стойке, гремя костями и разбрасывая могильных червей по всему залу.

Клуб выглядел так, словно был построен для волшебников и магглов на исходе тёмной эры и соответственно стилизован. Снейп задумался, зачем кому-то понадобилось напоминать об ужасах войны, отгремевшей пятьдесят лет назад, о том периоде, который большинство людей хотели забыть. Поломав немного над этим голову, Северус решил сильно не морочиться – всё равно ему не понять мотивов окружающих его людей, тем более, что они были иностранцами со своими обычаям и своими странностями.

* * *

…Снейп прибыл в Берлин двумя часами ранее, его встретил Нидермайер – Упивающийся Смертью, собирающийся стать бывшим Упивающимся Смертью, намеревающийся бежать из страны и на загладочку кинуть своих бывших дружков, сделав им прощальный подарок.

Снейп и Нидермайер познакомились во время программы по обмену студентами, когда Северус учился на шестом курсе Хогвартса. Немец был очень подозрительным, плоть до мании преследования, и очень не хотел передавать информацию тому, кого совсем не знал, а из англичан он знал отсилы пару человек. Дамблдор, естественно, отпадал сразу же, поэтому единственным подходящим кандидатом для встречи оставался Снейп.

Лола, та самая связная, передававшая информацию от Волдеморта его немецким последователям, не смогла в этот раз прийти на явку, потому что неприлично богатая прихворнувшая тётушка задержала её в Баден-Бадене. Насколько бы отвратительным это ни казалось, Снейп решил, что у него всё получится, и роль Лолы он отыграет. Выпить Оборотное зелье с волосом Лолы. Пойти в клуб. Встретиться с курьером от Волдеморта. Добраться до дома с помощью дымолётного порошка, а потом аппарировать в штаб Ордена с документами. Если к тому моменту он всё ещё будет жив.

* * *

– Какая хоть она, эта Лола? – спросил Северус.

– Как вы это называете-то? А, точно, бойкая. Ну да, Лола бойкая. Жизнерадостная. Разговорчивая, – Нидермайер улыбнулся и несколько раз кивнул, как бы подтверждая собственные слова.

«Ну да, очень на меня похожа…» – хмуро подумал Снейп.

– А чем она занимается? – поинтересовался он. Высокий блондин был в замешательстве. – Я имею в виду, чем она зарабатывает на жизнь? – уточнил Северус.

– Ach so**. В карты играет, – ответил Нидермаейр. – Очень хорошо играет. У Лолы ловкие руки, она никогда не проигрывает, – подмигнул он, но подмигивание вышло похожим на нервный тик.

– Надеюсь, мне не придётся делать это? – задал вопрос Снейп.

Карты? Его руки были чрезвычайно ловкими, когда дело касалось зелий и их ингредиентов, но он не играл в карты курса с четвёртого. Да и Нидермайер говорил явно не о подрывном дураке.

– Нет, не волнуйся, Северус, сегодня никаких игр не будет. Ты просто дождёшься курьера, отдашь ему этот медальон, это опознавательный знак, и получишь взамен документы.

Документы представляли собой список сотрудников Британского Министерства Магии, которые тайно поддерживали Волдеморта и сотрудничали с Упивающимися. Эта информация была важна для немецких сторонников Тёмного Лорда, но для членов Ордена она была просто жизненно необходимой.

Нидермайер продолжал инструктировать Северуса, изо рта у него воняло так, что позавидовал бы и соплохвост, страдающий несварением желудка. При первой же возможности Снейп сделал ручкой Нидермайеру, его нервной болтовне и дурному запаху изо рта, оставшись наедине с собой в крошечном грязном номере дешёвого мотеля, в котором обычно останавливалась Лола.

«Дамблдор, я надеюсь – ты ценишь все те жертвы, на которые я иду ради Ордена», – думал Северус, отхлебнув немного Глотка Покоя, привезённого с собой. Отыскав в чемодане наощупь две маленькие фляжки, Снейп аккуратно смешал ингредиенты Оборотного зелья, радуясь, что ничего не забыл. Он всё ещё был одет в собственные вещи и с отвращением смотрел на шмотки Лолы. Единственное, что его устраивало – это цвет; в гардеробе Лолы все вещи были чёрными. Ох, пора одеваться…

Чулки, ботинки и крошечное платье, не оставляющее простора воображению, бледные голые руки, сильно выделяющаяся Метка. Впрочем, у Лолы была точно такая же. Не то чтобы связная состояла в рядах Упивающихся, Нидермайер объяснил, что Лола приняла Метку, потому что имея таковую проще было убедить чистокровных фанатиков расстаться с денежками за игровым столом.

«М-да, из всех наитупейших причин эта по своей тупости просто из ряда вон выходящая», – Северус закатил глаза и вздохнул.

Бросающаяся в глаза Метка на предплечье заставляла его нервничать. С одной стороны, Снейп знал, что будь Метка выжжена у него хоть на лбу, там, куда он направлялся, на это никто не обратил бы внимания, но ему всё равно было неприятно демонстрировать свою принадлежность к Упивающимся, хотя так оно, собственно, и было.

Северусу шмотки Лолы пришлись впору, но всё равно он выглядел в них по-идиотски. Снейп подумал, что связная была высоковата для женщины. Высокая, тощая и плоховато оснащённая по части груди.

Северус бросил чёрный волос Лолы в зелье и проследил за тем, чтобы тот полностью растворился.

Оборотное зелье на вкус было таким же отвратительным, каким Снейп его и запомнил. Он ждал, пока всё тело скрутит, а потом растянет болезненный спазм, когда будут исчезать и образовываться определённые органы. Но по телу прошла лёгкая дрожь – и всё. Наверное, зелье не подействовало, так не должно быть! Но ведь он мог сварить это зелье даже во сне, ничего не перепутав. Снейп не мог понять, почему у него остались все те органы, с которыми он появился на свет. Северус глянул на собственное отражение в зеркале и вздрогнул.

Мужчина, отразившийся в зеркале, был не он. Да, он был чем-то похож на себя самого, но у отражения был другой подбородок, нос меньше, щёки пухлее, а глаза – голубые. Да и на женщину он был не очень-то похож. Видимо, в пробирку попал и его, Снейпа, волос. Дементор подери…

Кто-то забарабанил в дверь.

– Лола! Это Путти. Мы опаздываем. Ты ведь там не напиваешься, а? А если всё-таки пьёшь, то почему не позвала меня?

– Я не пью, вот ещё, – возмутился Северус. – Я не… я плохо себя чувствую. Горло болит, – снова раздался стук в дверь. Снейп понял, что открыть придётся в любом случае, иначе сотрудник гостиницы поднимет тревогу.

– Liebchen***, позволь мне позаботиться о тебе. Надеюсь, ты раздета? – дверь открылась. Северус весь подобрался, ожидая разоблачения, что никакая он не Лола. И держал палочку наготове, чтобы стереть память.

– Ну же, Lolchen****, быстрее одевайся, – потребовал коротышка, одетый в блестящий голубой парчовый костюм, по всей его розовой мантии были пришиты лиловые и жёлтые цветы из газовой ткани. Путти болтал без умолку, явно не ожидая ответов, ему, видимо, и в голову не приходило, что с Лолой явно что-то не то. Выглядел он при этом как сошедший с ума домашний эльф, ненормальный настолько, что Снейп с трудом удержался, чтобы не хмыкнуть. Но всё же он взял себя в руки и только улыбнулся.

«Великий Мерлин», – осенило вдруг Снейпа, – «да ведь Лола – мужчина! Мужик, не женщина. Хм, знал я, конечно, что Волдеморт привлекает самых странных чудиков, ведь чистая кровь не обязательно означает отсутствие проблем с головой, но не настолько же… Это несколько не то, чего я ожидал… Не то чтобы я никогда о таком не слышал, но… Хм. Уолден МакНейр любит надевать корсет под мантию, а о Фадже пару лет назад ходили слухи, что его едва не поймали в Лютном переулке, одетым в платьице в полоску, и с двумя косичками. А я чего-то ещё смущаюсь… Да, Лола мужик, и что с того?» – Северус вытер испарину со лба и глубоко вдохнул. – «Я смогу это сделать. Как бы трудно это ни было. Дементор тебя поцелуй, Дамблдор! Этот дряхлый простачок наверняка всё знал! Если я выберусь из этой передряги живым, я потребую Орден Мерлина Первого Класса. Если я, конечно, когда-нибудь кому-нибудь об этом расскажу. Что совершенно исключено…»

Снейп попытался внимательнее слушать коротышку, лихорадочно бегающего по комнате. Наверное, тот работал в клубе, в который они и направлялись, Упивающимся он явно не был, да даже волшебником не был.

…Путти оказался сквибом и запросто рассказывал об этом первому встречному. Северус удивился этой откровенности, потому что большинство сквибов стыдились своего происхождения, и удивлялся до тех пор, пока до него не дошло, что для Путти он никакой не незнакомец.

– Ну, Lolchen, я слышал, что у тебя сегодня важная встреча. Снова с этим очаровательным англичанином.

Северус только кивнул. Он не хотел спрашивать, почему такой неугомонный болтун посвящён в тайные встречи Упивающихся смертью.

Через пять минут они уже направлялись в клуб.

– Что-то ты слишком тихая сегодня, Lolchen, – отметил Путти.

– Усталость, – немногословно отговорился Снейп.

* * *

Северус отметил про себя, что берлинская версия Косого переулка на первый взгляд ничуть не отличалась от лондонской, разве что улица была пошире и получше освещена. На улице было много волшебников, стоящих в очередях на вход в рестораны и ночные клубы. В основном это были мужчины, женщин было меньше, они были безвкусно и вызывающе одеты. Клубы сигаретного дыма поднимались вверх, окутывая фонари.

Сама улица была широкой, до сих пор работали многочисленные магазины и бары, витрины были освещены разноцветными огоньками фей.

Снейпу стало не по себе, когда он заметил едва одетых мужчин и женщин, танцующих прямо на улице и показывающих непристойные жесты в сторону ресторанов и дискотек.

«Н-да, я явно поспешил, решив, что это место похоже на наш приличный Косой переулок».

Путти привёл его к узкому проулку и дёрнул за верёвочку звонка рядом с невидимой дверью. Над ней вспыхнул огонёк, осветивший картину, изображавшую сидящего кота, вылизывающего своё хозяйство. Северус поспешно отвернулся, когда нарисованный кот взглянул прямо на него, подмигнул и мяукнул. Путти послал коту воздушный поцелуй и хихикнул.

Мужчина, открывший дверь, был поистине гигантом. На нём была тёмная мантия до самого пола, он был лысым и таким бледным, что краше в гроб кладут. Северус глядя на него подумал, не бывает ли на свете полутроллей, потому что именно таким мужчина и выглядел. Он ну никак не мог был чистокровным человеком.

Полутролль хрюкнул, когда Путти махнул ему и пробормотал: «Сегодня ты великолепно выглядишь, Афи», – на что тот улыбнулся, раззявив пасть, полную мелких острых зубов. Снейп закрыл рот рукой, делая вид, что кашляет, потому что ему вдруг неимоверно захотелось рассмеяться.

* * *

Вскоре Северус уже сидел за стойкой бара, пытаясь пить какую-то бурду, которую, судя по всему, предпочитала Лола, потому что бокал сам появился перед Снейпом, едва он присел. Напиток был ядовито-зелёным и обладал вкусом газированной зубной пасты. Путти сразу же испарился, укрывшись в каком-то укромном уголке.

Неожиданно Северус почувствовал чью-то руку на спине. Кто-то прошептал:

– А, вот ты где, – и поцеловал его в щёку. У Снейпа внутри разом всё похолодело. Голос был ужасно знакомым, на секунду Северусу показалось, что его раскрыли, иначе зачем было в качестве курьера присылать Люциуса Малфоя? Впрочем, он мог тут оказаться совершено случайно.

– Лола, дорогая, ты так здорово выглядишь, так бы тебя целиком и проглотил, – прошептал мужчина. – Я так обрадовался, узнав, что снова встречусь с тобой. Медальон у тебя? – значит, Малфой действительно был курьером Волдеморта. Северусу захотелось бежать со всех ног как можно дальше отсюда.

– Ах, это ты, – умудрился выговорить он и покачал серебряным медальоном на цепочке перед лицом Люциуса. – Думается, у тебя кое-что для меня есть.

– Да, у меня есть кое-что для тебя, – прошептал Люциус ему на ухо, – разве я не доставляю это тебе каждый раз?

– Дай мне это прямо сейчас.

– Ой, какие мы сегодня нетерпеливые… – Северус слышал насмешку в голосе Малфоя и непроизвольно поёжился, почувствовав, как затянутые в кожу пальцы поглаживают его обнажённые плечи и спину.

– Мы быстро свалим отсюда, не могу же я дать тебе то, что ты хочешь, прямо здесь, а? К тебе или ко мне?

– К тебе, – ответил Северус, – так будет лучше, думаю. – Вообще-то ему не сильно хотелось следовать Мерлин знает куда, да ещё с Люциусом, но при таком раскладе он мог сразу же дисаппарировать к себе, получив документы. Ему не хотелось возвращаться в крохотный гостиничный номер под щебетание Путти, да ещё приводить туда Малфоя, от которого явно сразу же не избавишься.

– Ну и отлично, мне никогда не нравилась твоя жёсткая кровать.

«Что?!» – чуть не воскликнул вслух Северус. – «Причём тут постель? Разве я собирался спать с курьером? Дементор переспи с этой Лолой!»

– Лола, любовь моя, давай, пора.

Снейп ловко увернулся от ещё одного поцелуя в щёку и поспешил в гардеробную за мантией. Он умудрился незаметно отхлебнуть из фляжки Оборотное зелье.

– Лекарство от кашля, – объяснил он Путти, который аж подпрыгивал от нетерпения.

– Я видел вас вдвоём у бара! Он такой привлекательный, настоящий джентльмен, – пищал коротышка. – Какой же ты счастливчик! Er weis wirklich was, im Bett zu tun, nicht? Und er ist gros, nicht?*****

«Понятия не имею, о чём ты там лепечешь», – огрызнулся про себя Снейп, пробормотав что-то невразумительное. – «Но я выясню это уже сегодняшней ночью. По крайней мере, он привлекательный, да и не чужой человек», – рассеянно подумал Северус и тут же осёкся. – «Что? Нет, я вовсе так не думаю. Люциус совсем не привлекательный. Это ужасно. Наверняка Малфой имел в виду что-то другое, намекая на постель. И вообще его не интересуют мужчины. Он же женат! Не говоря уже о том, что, насколько я его знаю, у него всю жизнь была куча любовниц. Разве не я снабжал его афродизиаками, зельями для увеличения потенции и для совращения неуступчивых? Да я его почти тридцать лет знаю, я бы точно заметил, питай он слабость к мужчинам.

И именно этот момент выбрал его противный внутренний голос, чтобы начать свои издёвки.

– Ну да, конечно, ты такой восприимчивый и догадливый…

– А вот и да!

– Ну да, конечно, ты сразу же догадался, чем занимались те два мальчишки-гриффиндорца, когда ты застал их на Астрономической башне. Ты-то подумал, что они дерутся.

– Я растерялся. И они были на полу. Я не сразу разглядел, что они…

– …Что один из них засунул второму руку в трусы. Ещё бы тебе догадаться, у тебя когда последний раз секс был? За последние десять лет?

– А вот и был!

– С собой не считается.

– А как насчёт Роланды?

– Ты слишком много выпил и отрубился до того, как что-либо произошло.

– Нет, я не… Ну, ладно, наверное… Давай забудем о Роланде.

– Ну давай. И он ведь тебе всегда нравился…

– Нет!

– Как будто ты не мечтал о нём бессонными ночами, будучи подростком?

– Я был молод, незрел и ещё не уверен в своей ориентации.

– А сейчас?

– Сейчас я вполне уверен, спасибо, что поинтересовался.

– Да ну? Наверное, исключительные женские прелести Роланды Хуч окончательно убедили тебя в том, что ты натурал, и заставили приударить за ней, а?

– Заткнись.

– Ага, с какой это радости? Ты же хочешь его.

– Это даже не обсуждается. Я уверен в том, что он не хочет Лолу, он просто играл словами там, в клубе.

– Нет.

– Мерлин, я, наверное, совсем сошёл с ума.

– Ну да, так и есть, дорогуша. Нанюхался паров, исходящих от зелий, не иначе как. И вот теперь они начали разъедать твой мозг, о чём всегда предупреждал твой отец.

Странно, но его внутренний голос звучал так, словно он принадлежал Поппи Помфри. Неожиданно Северусу захотелось восстанавливающего силы шоколада, который мог помочь от всех бед, просто подняв настроение. Может, он просто ударился головой и потерял сознание, а когда очнётся, окажется в больничном крыле, и всё это окажется просто дурным сном. Снейп с трудом подавил желание ущипнуть себя.

* * *

Северус вернулся к стойке бара, к высокому светловолосому волшебнику, который как всегда был безупречно одет, на этот раз – в бархатную мантию до пола. Он оглядел Северуса с ног до головы и насмешливо приподнял бровь. Когда они покидали клуб, Люциус обнял Северуса за плечи. Снейп попытался сделать вид, что Малфой каждый день поглаживает его шею затянутыми в кожу пальцами, и в этом нет совершенно ничего особенного.

Немного пройдя по улице, Северус вошёл вслед за Люциусом в двойные стеклянные двери и попал в гостиницу, больше похожую на свадебный торт. Фойе сияло огнями так, словно было украшено к Рождеству, холл купался в сиянии хрустальных канделябров, отделка белым мрамором и алым бархатом поражала воображение, тускло мерцала позолоченная мебель. Посреди фойе даже был небольшой фонтанчик, в котором под музыку Eine Kleine Nachtmusic****** плавали зачарованные золотые лебеди. Гоблины в чёрных униформах с золотыми галунами кланялись вошедшим.

Всё это псевдо-великолепие было аляповатым на взгляд Северуса, да и для Люциуса казалось слишком безвкусным, тот, как правило, предпочитал рафинированную и сдержанную роскошь. Снейп почувствовал себя каким-то оборванцем посреди всего этого кричащего великолепия.

– Может, закажем выпивку? – спросил Северус.

– В моём номере будет всё, что только твоё сердечко ни пожелает, – Снейп поморщился из-за очередной двусмысленности и снисходительного тона. С тех пор, как он влез в эту авантюру, ему ужасно хотелось хмыкнуть в лицо Люциусу, и он с трудом подавлял это желание.

«А вот твоё сердечко, Люциус, если у тебя, конечно, имеется таковое, стоит вырвать из груди и скормить волкам».

Номер был таким же вульгарным, как и всё остальное в этой гостинице.

– Мраморный торт, уложенный в бархатную коробку, – пробормотал Северус, когда Люциус вешал их мантии.

– Что, прости? – переспросил Малфой, заходя Снейпу за спину.

– Говорю, что комната очаровательна, – откликнулся тот. – Весь этот бархат… – Снейп постарался скрыть замешательство за притворным восхищением, как сделал бы человек, на самом деле пребывающий в восторге от шикарного интерьера, не говоря уже о преклонении, уважении и пиетете перед чистокровным волшебником, почтившим его своим вниманием.

– А я-то подумал, что ты что-то сказал обо мне, – промурлыкал Люциус, обнял Северуса за плечи и лизнул в ухо. Северус резко выдохнул. Где этот долбанный список, ради которого он сюда явился? Влажный язык, облизывающий мочку его уха, заставлял Снейпа подрагивать от удовольствия. Почему в комнате вдруг стало так жарко, он же был едва одет… Засмущавшись, Северус попытался увернуться и машинально снял цепочку с медальоном с шеи. Надо было как-то остановить всё это, но как?

– Вот медальон. Как насчёт информации?

«И давай покончим с этим фарсом, я хочу уйти».

– Делу время – потехе час? – насмешливо протянул Люциус, небрежно бросил медальон на стол и принялся стягивать лямки платья с плеч Снейпа, покрывая кожу лёгкими поцелуями. На какую-то долю секунды Северусу стало настолько приятно, что он сам буквально прильнул к губам Люциуса, забывшись, но всё же смог отступить назад. Сердце тревожно колотилось, необходимо было взять себя в руки, успокоиться и прийти в себя. Или, по крайней мере, сделать вид.

– Кажется, – ты предлагал выпивку? – спросил Северус чуть резче, чем намеревался.

– Ах, да. Чего бы тебе хотелось? – судя по голосу, Люциус был доволен, как будто смог удовлетворить каприз ребёнка.

– Огневиски, – ответил Снейп, тут же прикусив язык.

– Хм, а у тебя поменялись вкусы, – усмехнулся Малфой. – Причём значительно.

Северус осушил стакан одним большим глотком, Люциус глянул на него и отпил из стакана совсем чуть-чуть.

– Ещё глоток? – Малфой над ним явно издевался. Может, Лола была алкоголичкой? Снейп попытался прикинуть, не кажется ли Люциус обеспокоенным, но нет, тот выглядел всё так же насмешливо, приглашающе болтая бутылкой Огневиски.

– Да, пожалуй, – Северус осушил ещё один стакан, радуясь ощущению жгучего тепла, разливающегося в желудке, и спокойствия, постепенно охватывающего его.

– Если бы я не знал тебя так хорошо, я решил бы, что ты нервничаешь.

«А ведь ты знаешь, ты очень хорошо меня знаешь и заставляешь меня нервничать, но я скорее откушу и проглочу свой язык, чем признаюсь тебе в этом», – подумал Северус, пытаясь улыбнуться:

– Просто я немного не в себе из-за простуды.

– Значит, ты и правда нервничаешь? Боишься? Меня? – последовавшая за этим ослепительная улыбка, должно быть, заставляла женщин укладываться перед Малфоем в штабеля, ползти к нему на коленях и по-щенячьи лизать руки. Этого же захотела и какая-то часть Северуса, и Салазар с ним, с его достоинством.

– Вовсе нет, – солгал Снейп, решив, что достоинство – не пустой звук.

– Вот и замечательно, – Малфой кружил вокруг него как хищник вокруг добычи. Северус старался сдержать трепет. Старался забыть о том, как хорошо он знает этого человека. И как мало на самом деле знает о нём. Например, о том, что Люциус не только мог заниматься сексом с мужчинами, но и с мужчинами, предпочитающими женское платье. Мужчинами, которые внешне удивительно походили на Снейпа.

«Н-да, некоторые вещи остаются неизменными», – думал он, в то время как Малфой снова зашёл сзади. Люциус всегда мог поставить Северуса в неудобное положение. Ему до сих пор это удавалось. Чего же Люциусу надо от него?

«Это миссия. Это очень важно. Ты не имеешь права провалить её. Делай всё, что от тебя потребуется», – приказал он себе.

Снейп почувствовал, как язык Малфоя снова лизнул его в ухо, а потом спустился к шее. Северус поёжился, ладони Люциуса скользнули по его рукам вверх. Ощущение от соприкосновения обнажённой кожи с мягкой чёрной кожей перчаток вовсе не было неприятным.

– Что бы тебе хотелось на этот раз, дорогуша? – прошептал Люциус ему на ухо.

«На этот раз мне хотелось бы убраться отсюда как можно быстрее», – подумал Северус.

– Всё, что только придёт тебе в голову, – сказал он вместо этого, надеясь, что это не будет слишком больно или технически слишком сложно, поминая извращённость Люциуса и его познания в сексе. Впрочем, если уж он пережил несколько Круциатусов Тёмного Лорда, всё остальное он как-нибудь вытерпит, что бы там Малфою ни пришло в голову сотворить с ним. Но от одной только мысли о пристрастиях Малфоя Северус совершенно непроизвольно напряг ягодицы.

– Ты напуган, – рассмеялся Люциус. Его руки скользнули под тесное платье и провели по обнажённым бёдрам Снейпа, животу и груди. Крохотные трусики, надетые под сильно облегающее платье, внезапно показались Северусу очень тесными.

– Ты поражаешь меня, Люциус, – с трудом выдавил Северус, впрочем, вполне искренне.

– Хм... Ну, надо полагать…

* * *

Малфой стянул с него платье через голову, Снейпу показалось, что он ужасно глупо выглядит в полуголом виде, оставаясь лишь в чулках, чёрных подвязках и трусиках-стрингах, которые больше демонстрировали, чем скрывали.

Люциус прильнул к Северусу сзади, обнял его за талию и стал умело играть с его сосками, пощипывая их. Странное, доселе незнакомое чувство дрожью прошло по телу Снейпа, и будто горячая волна хлынула вниз, устремившись к паху.

Люциус повторил движение, и та же волна прошла по телу Северуса снова. Снейп резко втянул в себя воздух, Малфой прижался губами к его шее и пробормотал что-то неразборчивое. Внезапно Северус ощутил, какой эффект он сам производит на Люциуса. К его ягодицам прижимался твёрдый член, Северус ощущал его сквозь тонкий слой материи, разделявший их.

У Снейпа руки чесались коснуться Люциуса, это желание было ещё сильнее, чем желание коснуться самого себя прямо сейчас, и от этого ему стало стыдно. Нельзя этого делать. Ведь он обманывал Люциуса, выдавая себя за другого человека, и если бы Малфой знал, что это не его любовник, он не стал бы себя так вести.

«Но он никогда не узнает», – шепнул голосок внутри Северуса, – «никто никогда об этом не узнает».

– Повернись, – прошептал Люциус на ухо Снейпу, его дыхание было горячим и влажным.

Малфой прижался губами ко рту Северуса, нежно и мягко, но в то же время требовательно. Острые зубы, мягкие губы, удивительно проворный язык. На вкус губы Люциуса сильно отдавали Огневиски, Северус не мог припомнить, чтобы он когда-нибудь в жизни так целовался. Он закрыл глаза, руки словно сами собой обвились вокруг шеи Малфоя. Снейп развязал ленточку, держащую волосы Люциуса, распустил их и запустил пальцы в серебристую шелковистую массу. Малфой застонал ему в рот, потом чуть отодвинулся и лизнул нижнюю губу Северуса.

Не зная, что бы ещё сделать, Снейп гладил спину Люциуса, чувствуя, как под шёлковой мантией играют мускулы. Малфой чуть подтолкнул его к большому дивану.

– Сядь, – приказал Малфой, голос казался напряженным, словно ему приходилось сдерживать себя. – Я хочу, чтобы ты полностью разделся, – сказал он, глядя Северусу прямо в глаза.

– Я хочу дотронуться до тебя, – откликнулся тот, не успевая подумать, что он несёт.

Люциус задержал на нём взгляд на какую-то секунду. Снейп не знал, только ли развлекает Малфоя всё происходящее, или же он возбуждён по-настоящему. Серые глаза потемнели, Люциус улыбался. Казалось, что вся кровь Северуса устремилась к паху, он был искренне рад, что сидел, иначе пошатнулся бы из-за головокружения, вызванного пристальным взглядом серых глаз.

– Ещё успеешь, дорогуша, – многообещающе заверил его Малфой. Северус сглотнул, а Люциус добавил: – Чуть позже.

Вскоре ботинки Лолы, чулки и крохотные трусики оказались на полу, Северус был полностью обнажён. Люциус, всё ещё полностью одетый и снявший только чёрные перчатки, смотрел на него, облизывая губы. Он был похож на змею, готовую к неожиданному броску.

* * *

– Хм, неплохо… – пробормотал Люциус, наклоняясь к Снейпу и разводя его ноги, нажимая на колени ладонями. Северус зажмурился, не желая смотреть на то, как Малфой бесстыдно разглядывает его эрекцию во всей красе, находящуюся в паре сантиметров от его губ. Снейпу до боли хотелось ощутить эти губы на собственном члене, но у Люциуса были свои соображения на этот счёт. Он нежно подул на член Северуса, при этом придерживая его за бёдра, чтобы они инстинктивно не приподнимались. Зажмурившись, Снейп почувствовал, как ловкие пальцы терзают его соски, выкручивая их, дёрнулся и упёрся во что-то членом. Во что-то, что лизнуло его. Северус резко открыл глаза, Люциус рассмеялся.

– Какой нетерпеливый, а? – хохотнул он.

– Да, – выдохнул Снейп и почувствовал, как влажный язык провёл по его члену во всю длину, спиралью облизывая по окружности.

Почувствовал, как губы сжимаются на головке члена, Северус понял, что сейчас кончит, вот прямо сейчас, быстро, как незрелый прыщавый подросток. «Я взрослый мужчина», – решил он про себя, – «я могу продержаться дольше. Да, я могу… Да, точно могу».

Неожиданно он почувствовал, как зубы Люциуса аккуратно и легонько царапают член, совсем легонько, чтобы не причинить боль. Но достаточно для того, чтобы у Снейпа внутри всё похолодело, будто придавленное льдом. «Он же не собирается откусить мне его, а?» – испугался про себя Северус. Но Люциус продолжал облизывать его орган, посасывать и поглаживать, заставляя Снейпа выбросить из головы абсолютно все мысли, не касающиеся собственного члена. Северус стонал, извивался и тяжело дышал, повторяя про себя рецепты сложнейших зелий, чтобы отвлечься от щекочущего ощущения, зарождающегося в паху и распространяющегося по всему телу, заставляя пальцы на ногах поджиматься от предвкушения.

«Глаз головастика, засушенная кожа паффскейна, три унции зверобоя, четверть соцветий мышиного горошка… на чём я остановился? Засушенная кожа головастика… Нет, Мерлин, не то… Мерлин… Да, да, да… О Мерлин…»

Неожиданно Люциус отстранился от извивающегося Северуса, прекратив своё занятие, сел и стал медленно расстёгивать свою белую шёлковую рубашку. Снейп тоже приподнялся на диване и дотронулся до его груди и плоского живота, проводя пальцами по кубикам пресса. Грудь была совершенно безволосой.

«Люциус, да ты просто натуральный пидарас», – мстительно решил про себя Северус, как будто бы он раньше не знал, что Малфой регулярно использует депиляционное зелье, которым он сам же его и снабжал.

Северус дотронулся до его сосков, погладил их и ущипнул, его усилия были вознаграждены негромким вздохом. Но когда Снейп попытался стянуть с плеч Люциуса рубашку, тот ему не позволил.

– У нас не так много времени, – отговорился Малфой, – сегодня мне ещё предстоит принимать других гостей.

Северусу вновь показалось, будто на живот давит кусок льда. Только теперь раз в десять больше.

– Да ты никак ревнуешь, – Люциус испытующе глянул на Снейпа. – Как мило.

С самоуверенной ухмылочкой он наклонился и поцеловал Северуса. Руки Снейпа скользнули под шёлковую рубашку, поглаживая гладкую кожу и чувствуя игру мускулов. Он попытался напомнить себе, что ему и дела не должно быть до других гостей Люциуса, не было смысла к ним ревновать и вообще стоило бы поблагодарить Малфоя за то, что он так и не догадался, что Северус – никакая не Лола.

– В следующий раз я полностью разденусь для тебя. Впрочем, не то чтобы для тебя что-то окажется новым, ты ведь уже видел меня голым, – прошептал Люциус, покусывая Снейпа за ухо.

«Да уж видел, только вот ты не в курсе», – подумал про себя Северус.

* * *

Люциус неплохо сохранился за все эти годы, изменившись разве что к лучшему. Его плечи стали шире, сам он стал выше и более мускулистым. Да уж, это вам не тот тощенький восемнадцатилетний юнец, каким Северус запомнил Малфоя в то памятное ранее утро, когда застал в душевых Слизерина. Купаясь в лучах солнца, падающих из крохотного оконца под самым потолком, Люциус походил на ангела, тонкий, мокрый, запрокинувший голову под струями воды, наслаждающийся одиночеством в тот редкий момент, пока все ещё спят. Северус навсегда запомнил прерывистое дыхание и хлюпающий звук смазанной гелем руки, быстро скользящей по напряжённой плоти. Смущаясь и краснея, Снейп почувствовал, как у него самого встаёт, пока он прятался в тени, не в силах двинуться, наблюдая за Люциусом до тех пор, пока тот не кончил, держась за стену, и не встал под струи воды.

* * *

Северус был резко вырван из воспоминаний движением Люциуса, поманившего его к себе. Снейп расстегнул молнию на его чёрных брюках, выпустив наружу пульсирующую эрекцию. Он понятия не имел, что следует делать дальше, но постарался повторить то, что прежде проделывал с ним самим Малфой.

– О Мерлин… да… – задыхаясь, с трудом выговаривал Люциус, в то время как Северус изо всех сил пытался сделать всё как можно лучше, облизывая, посасывая и поглаживая член Малфоя так, как прежде это делал он сам для Снейпа.

– Хватит, хватит, – взмолился через какое-то время Люциус, и Северус перестал, отодвинувшись и ломая голову над тем, что он сделал не так.

– Не надо так сильно волноваться, – улыбнулся Малфой, – просто я не хочу кончить так быстро, а именно так и произойдёт, если ты не перестанешь. Ну-ка перевернись.

Северус подчинился.

Малфой устроился позади Снейпа и прошептал заклинание, и откуда только у него взялась волшебная палочка.

«А что если он собирается сделать совсем не то, что я предполагаю? Вдруг ему взбредёт в голову убить меня?» – неожиданно занервничал Северус, представляя, как Малфой применит к нему Круцио, и эрекция тотчас начала опадать. Впрочем, возбуждение вернулось в полной мере, как только Снейп понял, что Люциус вовсе не собирается делать с ним ничего ужасного. Малфой принялся покрывать его спину, шею и плечи поцелуями, облизывал его, легонько покусывал, одновременно исследуя скользкими пальцами, приоткрывая, растягивая и проникая внутрь. Раньше никто с ним ничего подобного не делал.

Северус постарался расслабиться. Люциус наверняка проделывал это с Лолой триста раз, и если он начнёт нервничать, то выдаст себя – Малфой сразу же поймёт, что здесь что-то не так. Нельзя вести себя как неопытная девственница.

Неожиданно Люциус засунул в него пальцы по самые костяшки, и Снейп ощутил, как его собственный член дрогнул от удовольствия, словно был марионеткой, которую контролировали пальцы Малфоя, орудующие у Северуса между ягодиц. Снейп подавил вздох удовольствия, Люциус хмыкнул и продолжил своё занятие.

Неожиданно Малфой переместился чуть ниже по спине Северуса, его язык принялся вычерчивать влажные замысловатые узоры на коже, спускаясь всё ниже и ниже. Когда Люциус убрал пальцы, Снейп услышал свой собственный стон разочарования, а потом задохнулся оттого, что язык и губы сменили пальцы.

Северус подумал, что сейчас потеряет сознание от ощущений, и громко застонал.

«О Мерлин, что происходит?» – чего бы там Снейп ни ожидал, это превосходило все его ожидания. – «Видимо, моего воображения недостаточно, чтобы представить все возможности получения удовольствия», – решил он, подавляя истерический смешок.

– Престань корчиться. Тебе что – не нравится? – приподнял голову Люциус и с трудом выговорил между резкими глубокими вдохами.

– М-м-м-м-м… Да-а-а-а… – простонал Северус, – нравится.

– Не могу дождаться, чтобы овладеть тобой, – хрипло прошептал Люциус, отчего у Снейпа по спине прокатилась тёплая волна мурашек.

– Так чего же ты ждёшь? – спросил Северус, переполняемый желанием, ошеломлённый ощущениями и собственной готовностью к тому, что вот-вот произойдёт. Ему хотелось кончить прямо сейчас и в то же время растянуть ощущение как можно дольше. Сделать как-то так, чтобы и то и другое продолжалось и происходило одновременно, и пусть Люциус делает всё что угодно, лишь бы не останавливался.

– Попроси, чтобы я тебя отымел, – приказал Малфой. – Я хочу услышать, как ты меня просишь.

«Попросить?» – хотелось возмутиться Снейпу. – «Я никогда не прошу. За кого ты меня принимаешь? За одну из твоих шлюшек? Хотя…»

Пальцы вновь сменили губы и язык, и Северус глубоко вдохнул, ощущая, как его буквально смывает ощущение беспредельного удовольствия.

– Да, пожалуйста, трахни меня, Люциус. Пожалуйста.

– Ещё. Проси ещё, – Малфой казался таким довольным, словно был ребёнком, который вот-вот влезет в кучу рождественских подарков и начнёт рвать упаковку.

Снейп слышал тяжёлое прерывистое дыхание Люциуса, тот стал вводить пальцы в Северуса ещё глубже и быстрее.

– Говори… Говори мне о том, как ты хочешь почувствовать мой член внутри себя… Мой член просто каменный, ты чувствуешь это?

– Да, да... Я хочу ощутить твой большой твёрдый член внутри себя… Прямо сейчас. Пожалуйста, – последние крохи самообладания покинули его, Снейп совершенно забыл о приличиях. – Мерлин, Люциус… – последние слова он произнёс с нетерпением, запинаясь от смущения и желания.

– Как пожелаешь, – проговорил Малфой и выпрямился на какое-то мгновение, чтобы занять более удобную позицию. Северус оглянулся через плечо и увидел, что Люциус снова достал волшебную палочку и щедро покрыл свой член той же смазкой, которую до этого использовал для пальцев. Малфой чуть приподнялся на руках, приспосабливаясь, Северус почувствовал безотчётную панику. Член Люциуса был слишком большой, чтобы войти в него, не причинив боли.

– Просто расслабься, – посоветовал Малфой и начал продвигаться внутрь сквозь плотное кольцо мускулов.

– Салазар подери, – задохнулся Снейп, – Мерлин, помоги мне, это… это потрясающе… – он закрыл рот, прежде чем успел в полузабытьи выболтать всё на свете человеку, сжимающему его бёдра словно тисками и входящего в него как только что начавший работу поршень – медленно и размеренно.

Северус чувствовал себя так, словно готов был каждую секунду рассыпаться на кусочки. Он никогда не чувствовал себя настолько поглощённым кем-то, и в то же время в нём самом так остро нуждались, что он готов был отдать всего себя без остатка не раздумывая. Когда Люциус протянул руку и дотронулся до члена Северуса, начав ласкать его, Снейп подумал, что от полноты ощущений у него просто остановится сердце.

Он никак не мог взять в толк, как Малфой умудряется так хорошо координировать собственные движения и сдерживаться при этом. Теперь Северусу не было нужды в том, чтобы повторять про себя рецепты зелий, сейчас он очень хотел кончить. Его тело содрогалось от наслаждения, волны удовольствия словно проходили сквозь него от кончиков пальцев рук до пальцев ног. От назойливого внутреннего голоса остался какой-то невнятный писк.

«Тебя трахает Люциус Малфой, а ты извиваешься под ним как дешёвая шлюшка». Снейп приказал внутреннему голосу заткнуться: «Ну и пусть. Мне всё равно. Мне плевать. Пусть…»

Люциус не останавливался, постанывая ему в шею, и наконец Северус кончил ему в руку, разбрызгивая пролившуюся сперму по бордовой обивке дивана.

Малфой продолжал двигаться, всё увеличивая темп, его руки изо всех сил вцепились в плечи Северуса. Люциус бормотал что-то сквозь стиснутые зубы, кажется, это были ругательства.

– Да, да… поцелуй тебя дементор, долбанный членосос… Ох, как же мне хорошо, мне и моему маленькому дружку… Салазар тебя подери, неужто я наконец-то тебя трахаю? А тебе ведь это нравится, да? Да, маленькая грязная шлюшка, подставляй свою попку... да… подставляй… А-ах… – резко выдохнув и в последний раз толкнувшись бёдрами, Люциус дёрнулся и буквально рухнул на спину Снейпа.

Северус испытывал неимоверный восторг от соприкосновения их обнажённой кожи и уже заранее сожалел о том, что это первый и последний раз, когда он настолько близок с Люциусом, распростёртым на нём, всё ещё находящимся внутри него. Снейп старался подавить глупую ревность к этой дурацкой Лоле, у которой была возможность регулярно заниматься сексом с Люциусом.

Северус удовлетворённо вздохнул. Люциус вышел из него и встал с дивана. Снейп с трудом подавил глупое желание поцеловать Малфоя на прощание. Всё было кончено. Северус чувствовал себя опустошённым, будто сначала схватил что-то невидимое, но отпустил, не в силах удержать это в руках. Это доставляло безотчётную боль, которую он некогда поклялся не испытывать. Не стоило сожалеть о том, что он никогда не смог бы получить. Снейп изо всех сил старался не обращать на эту боль внимания.

Северус перекатился на бок, глядя на Люциуса, с помощью заклинания очищающего и себя, и его, и диван с одеждой. Малфой выглядел так же безупречно и респектабельно, как и всегда, разве что волосы немного растрепались, а губы казались влажными и чуть припухшими. Северус почувствовал себя очень уязвимыми и словно бы разоблачённым. Люциус не смотрел на него, просто оглядывал комнату, закусив нижнюю губу. Когда Малфой встал и пошёл доставать документы из кармана мантии, Северусу показалось, что тот на грани – нервничает и беспокоится.

Люциус передал Снейпу сложенный пергамент, на печати отчётливо выделялась знакомая Метка. При виде неё по спине Северуса прошла дрожь, потому что подобная Метка украшала их с Малфоем предплечья. Снейп взял пергамент и аккуратно убрал его в сумочку Лолы.

* * *

Люциус подошёл к нему сзади, положил руки на плечи и развернул лицом к себе. Он улыбался. Северус узнал это выражение лица. Глаза Малфоя зло поблёскивали, но сам он при этом казался довольным – Снейпу не очень-то нравилось такое положение вещей. Люциус прижал его к себе, и ему внезапно захотелось сбежать от недавнего любовника как можно дальше.

– Северус, – прошептал Люциус, – в следующий раз не стоит устраивать подобные мистификации и заставлять меня разгадывать твои дурацкие шарады.

Снейп отшатнулся, от удивления у него буквально отвисла челюсть, он во все глаза пялился на Люциуса.

– Шара… ЧТО? – у него конвульсивно сжалось горло, нет, это неправда... это всё неправда… Люциус не говорил этого, он просто не мог этого сказать. Ни за что.

– Ты слышал меня, Северус, – повелительный тон и то, как резко прозвучало в устах Малфоя его собственное имя, заставило Снейпа вздрогнуть.

– Что… – снова начал он, пытаясь отдышаться.

– И, должен сказать, я не разочаровался в тебе, вовсе нет, – Люциус мечтательно улыбнулся, подмигнул Северусу и уставился на него с благодушной улыбкой. Снейпу казалось, что он до сих пор пялится на Малфоя с открытым ртом.

– Но зачем…

– Мне очень давно этого хотелось, знаешь ли, просто не думал, что мне представится такая возможность, – пояснил Люциус. Улыбка и показное благодушие сменились нетерпением и серьёзностью.

– Тебе… Что?

– Ну да, серьёзно. Мне всегда этого хотелось.

– Ты…

– Ты всегда казался таким замкнутым и неприступным, ты ни разу даже не улыбнулся в ответ. Не говоря уже о флирте.

– Флирт?

«Да уж, Северус, ты всю жизнь был на редкость проницательным».

– Я знал, что могу преодолеть этот барьер, если бы мне хоть раз представился такой шанс, – при мысли о том, какие барьеры его тела Люциусу пришлось преодолеть этой ночью, Северусу захотелось съёжиться от стыда.

– Я… я… я…

«Знаешь ли, если бы ты не забывал иной раз вдохнуть воздуха в лёгкие, разговаривать стало бы легче».

– Ты что, начал заикаться на слишком длинных словах, Северус? Ведь ты всегда был таким… э-э-э… красноречивым, – съязвил Люциус, явно удивлённый замешательством Снейпа.

– Что?

– Да что ты всё заладил «что» да «что»? С головой плохо?

– Но как ты… что я…

– Вот уж никогда бы не подумал, что Северусу Снейпу не будет хватать слов…

Вообще-то Северус и сам так никогда о себе не подумал бы.

– Как ты догадался, что это я?

– Не принимай меня за идиота, Северус. Я слишком долго знаю тебя и слишком хорошо при этом. Даже если у тебя изменился голос и тело, причём незначительно, я не мог не узнать твою манеру разговаривать и двигаться. Мы с тобой не один год знакомы, знаешь ли, – Люциус явно старался выглядеть дружелюбным, но Северус не дал себя обмануть.

– А почему тогда ты отдал мне список?

– Потому что я самого начала знал, что никакая ты не Лола. Лола и двух слов связать не могла, впрочем, сказать по правде, я не буду скучать по её ущербной элоквенции.

– Значит, ты больше не будешь курьером Волдеморта?

– Буду. Лола больше не будет связной, – в холодном голосе Люциуса не слышалось сочувствия, просто лёгкое удовлетворение.

– Но почему?

– Потому что на данный момент Лола основательно окопалась в Баден-Бадене. Очень основательно окопалась. На кладбище.

– Лола мертва? – сначала Северус почувствовал вину за бессмысленную смерть ещё одного человека, а потом осознал, что впутался во что-то очень нехорошее.

– Мертвее не бывает. Знаешь, очень нехорошо получается, когда ты не можешь доверять нанятому тобой человеку. Лола подвела меня, пришлось принимать меры, – теперь Люциус открыто издевался над Северусом.

– Понятно, – прошипел Снейп сквозь сжатые зубы, упрямо сопротивляясь желанию заглотить очередную наживку. Малфой улыбнулся ему во все тридцать три зуба, и Северус поклялся себе, что не позволит Люциусу добраться до себя и довести до нужного ему состояния нервозности и страха. Снейп хорошо знал, на что способен Малфой, сейчас он знал об этом как никогда хорошо.

* * *

Северус намеревался выбраться из гостиничного номера до того, как Люциус сообразит, что Снейпу тоже нельзя доверять. По счастью, Малфой явно не собирался убивать его в гостинице, иначе он бы уже давно это сделал. Северус достал свою сумку и сложил в неё те шмотки, в которых прибыл сюда, собираясь надеть свои вещи и мантию, раз уж теперь личина Лолы была ни к чему. Увеличив свою одежду с помощью заклинания до нормального размера, Снейп поблагодарил Мерлина за то, что может застегнуть пуговицы с помощью заклинания, потому что не хотел демонстрировать Люциусу, как дрожат его руки.

– Что ж, ладно, мне пора, – стал прощаться Снейп, обув ботинки. Его разрывали противоположные желания: одна его часть хотела схватить Люциуса, зацеловать, пригвоздить к дивану и оттрахать… а вторая часть хотела напиться вусмерть и забыть о том, что сегодня произошло.

– Ну что ж, до следующей встречи, Северус, – Люциус озорно подмигнул ему, развеивая все сомнения в том, что подмигивание весьма и весьма многозначительное.

– До следующей встречи? – Северус похолодел от страха, встретив взгляд холодных серых глаз, блестящих от удовольствия – ведь ему удалось в очередной раз смутить Снейпа.

– В Лондоне полным-полно мотелей, в его маггловской части, конечно. Наши встречи будут абсолютно тайными. Я сам дам тебе знать, когда. Место можешь выбрать сам. Возможно, я смогу добыть тебе какую-никакую информацию. Подумай об этом. Да у тебя и не будет шанса отказаться, твой драгоценный Орден настоит на этом, – Люциус обнажил зубы в такой хищной улыбке, что даже самые страшные бойцовые собаки приползли бы к нему на брюхе, скуля как щенки.

– А как я узнаю, что это не ловушка? – Северус незамедлительно выругал себя за то, что задал этот вопрос именно сейчас, да ещё таким тоном, который сразу же выдал его страх за собственную жизнь.

– Никак, – в голосе Малфоя в равных долях присутствовала как угроза, так и обещание; граница между страхом и восторгом была настолько размыта, что Северус не смог понять, что он чувствует.

– Ты хочешь выдать меня Волдеморту? Убить меня? – если он не будет сейчас кривить душой, то шансы встретиться с Люциусом в такой обстановке, как сегодня, возрастут, а перспектива была весьма соблазнительной. Хотя с самим собой Снейп не был настолько откровенен, чтобы признать, что ему этого хотелось бы.

– Нет. Ты ведь понимаешь, что я мог бы убить тебя сегодня, если хотел бы, – Люциус взял его за подбородок и заставил смотреть себе в глаза.

– Да, понимаю. Значит, ты намерен передавать мне информацию для Ордена? Люциус, уж не хочешь ли ты сказать, что ты шпион? Предатель? – Малфой отпустил его, высокомерно взглянув как на пустое место.

– Ой, вот только пожалуйста, не надо оскорблять меня. Скажу так: я иногда подкидываю выкормышам Дамблдора информацию. Не то чтобы мне это было по душе. Просто мне нужна лазейка на самый крайний случай, неизвестно ведь, чем закончится заварушка..

«А ты неплохо устроился», – зло подумал Северус.

– Ты рассказываешь Ордену об операциях Упивающихся?

– Да. Намекаю, по крайней мере. Но теперь им придётся найти для меня другого связного. Если Орден не захочет это сделать, мне придётся настоять. Орден не такой сговорчивый, как хотелось бы.

– Но ведь ты приехал сюда, чтобы доставить весточку от Волдеморта. И ты это сделал.

– Ой, Северус, неужели ты так ничего и не понял? Я не принимаю ничью сторону. Ну ладно, принимаю, но ты же меня знаешь, я делаю только то, что выгодно для меня лично. Информация, доставленная в этот раз, ничего не стоила. Это была проверка для Нидермайера. Он находился под подозрением с тех пор, как Лола предала его.

– Лола предала Нидермайера?

– Именно Лола доложила нам, что он собирается бежать из страны. Как ты знаешь, Лорд Волдеморт не склонен давать людям второй шанс. Мы задумали проверить Нидермайера – и точно, он никому не сказал о подмене связного, следовательно – он предатель. Кругом двойные агенты. Как же сложно иметь с людьми дело…

– Значит, как только ты увидел меня, ты точно знал, что это вовсе не Лола?

– Вообще-то я ещё раньше узнал о том, что связной будет другой. Я просто не знал, кто именно это будет, Нидермайер не сказал.

– Он мёртв?

– Мертвее не бывает. Вряд ли кто-то смог бы выжить, решив немного полетать и использовав для этого окно седьмого этажа. Вот и он не смог.

– Что?

– Нидермайер выпал из окна седьмого этажа.

– Это я понял, не дурак! – зло огрызнулся Северус.

«Да как смеет этот нелепый сукин сын, трясущийся за свою шкуру и лижущий задницы на всякий случай всем, кому ни попадя, разговаривать со мной таким снисходительным тоном…»

– Ну конечно же, ты не дурак. Впрочем, Нидермайер не сам решил полетать, ему помогли. И, предвосхищая твой вопрос, – я ведь вижу, что ты хочешь спросить – нет, это не я ему помог, – обиженный тон не вязался с циничной ухмылкой, искривившей губы Люциуса, невинный вид ни на секунду не смог обмануть Снейпа.

– Не хочешь пачкать собственные руки?

Люциус рассмеялся.

– Естественно, я доложу Волдеморту, что связной был подставным, просто не скажу, что это был ты. Боюсь, ему не понять, по какой причине я оставил тебя в живых. Разве не могу я получить немного удовольствия, а?

«Немного удовольствия? Немного? Да ты стонал так, будто это был лучший трах в твоей жизни! Давай-ка посмотрим, как ты запоёшь, когда я засуну волшебную палочку тебе в задницу так глубоко, что ты сможешь её лизнуть».

Эта мысль приглушила гнев, который вытеснили соблазнительные образы, замелькавшие перед глазами. Люциус смотрел на него с довольным видом, облизывая губы.

«Ублюдок».

– А меня ты тоже предашь, как всех остальных? – Снейп постарался, чтобы его голос звучал как можно ровнее и равнодушнее.

– Нет, – улыбка исчезла. Голос Малфоя казался убедительным и искренним. Северус не смог разглядеть ни насмешки, ни издёвки, серый взгляд Люциуса был спокойным, уверенным и …честным.

– Почему нет?

– Все и так уже знают, что ты шпион. Если я принесу твою голову на блюде Волдеморту, я почти ничего не получу за это, я и так самый приближённый к Тёмному Лорду человек. Поэтому мне выгоднее, чтобы ты оставался в живых, – усмехнулся Люциус, приподняв брови.

– Но почему?

– Мой дорогой Северус, у меня множество интересов и увлечений, но некрофилия не является одним из них, – Снейп выдохнул. В словах Малфоя крылся занятный смысл, но пока что ему не хотелось над этим думать. Люциус всегда был и оставался эгоистом, и всё, что он делал, он делал для себя, поэтому вряд ли он стал бы сохранять ему жизнь по доброте душевной. На языке вертелось несколько ехидных замечаний, но Снейп не хотел сейчас пускаться в пререкания, ему нужно было как следует подумать и прежде всего перестать смущаться.

Люциус медленно натянул чёрные кожаные перчатки, не отводя взгляда от Снейпа. Северус поспешно отвернулся.

– Люциус, – начал он, но осёкся. Вместо этого Снейп резко кивнул и вышел из номера, чувствуя непривычную лёгкость в голове и такой же непривычный стыд. Щёки были залиты румянцем, воротничок казался жёстким и душил, сдавливая горло. Закрывая дверь, Северус слышал довольный смех Люциуса Малфоя.

…Говорят, шпионаж – вторая древнейшая профессия в мире, сейчас же Северус чувствовал себя так, словно стал представителем первой древнейшей.



The end


*Hag of Harridan – отвратительная сварливая неряшливая старуха (http://queenaq.narod.ru/lyr/dic.htm#h). Автор фика призналась, что тиснула её из книги Евы Ибботсон «Which Witch». (http://www.rambles.net/ibbotson_whichwitch.html) Вообще же это игра слов: и hag, и harridan дословно означает «ведьма», «сварливая старуха».

**Ах, это.

*** Дорогая

**** Лолочка

*****Он знает, для чего нужна постель. И у него большой, да?

****** Концертник "Eine Kleine Nachtmusic" (1986), записан группой Venom в легендарном лондонском зале "Хаммерсмит Одеон" в 1985- м. На этой концертной пластинке запечатлены все лучшие номера группы, и этот альбом - настоящий исторический артефакт классического периода деятельности родоначальников блэк метал.

(http://www.rubl.ru/artist/Venom/album/003696)


Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni