Dolo Delectare
(Dolo Delectare)


АВТОР: Fabula Rasa
ПЕРЕВОДЧИК: Fly
БЕТА: Мильва
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Северус, Сириус
РЕЙТИНГ: NC-17
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: pwp, action

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Cнейп варит зелье. Блэк помогает.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: фик написан до выхода пятой книги.

ПРИМЕЧАНИЯ: Фик переведен на день рождения Мэвис Клер.


ОТКАЗ: Персонажи принадлежат Дж.К. Роулинг.




– Следующий.

На столешницу приземлился крохотный льняной мешочек. Снейп осторожно ухватил небольшую щепотку порошка и равномерно рассыпал его по поверхности зелья. Не прошло и минуты, как оно закипело.

– Следующий.

Ему осторожно пододвинули стопку нарезанных шкурок ящерицы. Не глядя, он взял еще одну щепотку и точно так же всыпал ее в варево. Не отводя от зелья глаз, они даже дышать почти не смели.

– Если ты облажаешься, Снейп, я съем твою печень. На тарелочке.

– Заткнись, Блэк, – рассеянно пробормотал Снейп, глядя в котел. Минуту ничего не происходило, потом поверхность зелья мягко заискрилась. Точнее, искры зарождались глубже, превращая пузырящееся зелье в переливчатое жидкое пламя.

– Красиво, – тихо сказал Сириус.

Снейп промолчал и только вздохнул, прикрыв на секунду глаза.

– Моя очередь?

– Нет. Еще две минуты. Сначала должно остановиться вращение, или реакция станет неконтролируемой. Я не хочу, чтобы плод недельных трудов пошел псу под хвост из-за твоей некомпетентности, Блэк.

Сириус фыркнул:

– Тебе не нужно копаться у меня под хвостом.

– Мне тут вообще ничего не нужно, – поджал губы Снейп, – так что можешь не изображать, будто делаешь мне одолжение.

– Не беспокойся, Снейп. Я-то точно не забуду, зачем я здесь. Можно подумать, я бы пришел в твое мерзкое логово, если бы не стоял вопрос о жизни и смерти.

Снейп нахмурился – но вовсе не из-за оскорбления, а внимательно наблюдая за жемчужной поверхностью зелья.

– Приготовься.

Сириус сунул руку в карман штанов и вытащил маленький серебряный скальпель. Взмахнул им (короткое острое лезвие мелькнуло перед глазами), вручил его Снейпу и принялся расстегивать и закатывать рукав.

– Быстрее, – прошипел Снейп.

Сириус потянулся за ножом, но Снейп колебался:

– Ты точно не хочешь, чтобы это сделал я?

– Не хочу, – фыркнул Сириус. – Давай его сюда.

Уверенным движением он рассек себе предплечье, ярко-красные капли брызнули на столешницу.

– Ай, – он моргнул, – Больно.

– Прекрати заливать кровью мой стол. Вот, – Снейп сунул ему стеклянную посудину, – собери кровь сюда. И быстро.

– Ах ты, гад, я же не могу контролировать силу кровотечения.

– Хочешь, помогу ускорить процесс?

Кровь капала в плошку. Набрав достаточно, Снейп выхватил посудину у Сириуса и сунул ему салфетку.

– Мог бы и исцеляющее заклинание наложить, – прорычал сквозь зубы Сириус.

– Не ной. Сам виноват, что ни одного не знаешь.

Он осторожно стряхнул в смесь пять крупных капель крови. Раздалось тихое шипение, и ядовитый дым заструился над краями котла.

– Выходит, получилось, – прошептал Сириус.

Снейп кивнул:

– Теперь нужно его испытать.

– Испытать? Ты шутишь?

– Твои познания в зельях, Блэк, могут уместиться на каталожной карточке. Неужели ты думаешь, что я могу дать непроверенное снадобье даже Поттеру? Опекающее зелье можно безнадежно испортить множеством различных способов. Или ты так и не понял, насколько сложен весь процесс его приготовления?

– Между прочим, чертов зазнайка, я всего лишь хотел понять, как можно проверить зелье, рассчитанное на конкретного человека?

– А, – вздохнул Снейп. – Если ты в этом смысле, так я имел в виду выявление побочных эффектов. Если я сварил зелье правильно, в чем я не сомневаюсь, оно на меня не подействует. Не защитит меня от нападения и не увеличит мою магическую силу, но в то же время не вызовет нагноения и отслоения кожи.

– Отсюда следует, что даже у неудач бывают свои преимущества.

Снейп фыркнул, зачерпнул вязкую жидкость и, скосив на нее глаза, поболтал в стакане, давая выдохнуться.

– Я, кажется, забыл упомянуть, – пробормотал он, – что если все получилось правильно, ты, скорее всего, испытаешь временное ослабление своей магической силы. Использование крови защитника в качестве субстрата обычно дает такой эффект.

– Ну да, конечно, ты забыл.

С пренебрежительной улыбкой Снейп выпил зелье. Сириус наблюдал за ним, склонив голову и надеясь заметить признаки неизбежного нагноения.

– Ну что ж, – сказал он наконец, – похоже, мы это сделали, Сне…

Снейп с напряженным лицом вцепился в столешницу.

– Снейп?

Снейп не отвечал. Лицо его стремительно бледнело.

– Что случилось?

– Ты кретин. Ты долбанный недоумок. Что. Ты. Сделал?

– Я… Я не знаю. Да что я такого сделал?

Но Снейп его не слушал. Костяшки пальцев, которыми он сжимал край столешницы, побелели, он покачнулся и задрожал.

– Снейп? Давай, присядь. Я уверен, что это… Что ты в порядке. Что я… Хочешь, я позову Альбуса, или…

– Заткнись, – выдохнул Снейп. – Просто заткнись и дай мне подумать. Я не могу… О, Боже, я не могу думать…

Он стиснул руками голову:

– Нет, нет, такого не должно было быть, кожа саламандры была свежей, я не понимаю…

На этот раз побледнел Сириус.

– Саламандры? Я мог бы поклясться, что ты сказал… Ты же имел ввиду нильского варана, да?

У Снейпа подкосились колени, и он снова ухватился за стол.

– Ты, ты, – он, казалось, утратил способность к связной речи и лепетал беспомощно. – Ты невозможный… Как может кто-то… даже ты… быть таким идиотом…

– Э… Как ты думаешь, пена изо рта – это один из побочных эффектов? Или это нормально для тебя в таком состоянии?

– Убью. Я тебя убью, – Снейп качнулся было в сторону Сириуса, но запнулся и упал на колени.

– Снейп. Что с тобой? Мне позвать Помфри? Переправить тебя в лазарет?

Снейп помотал головой и глубоко вздохнул. Поднялся на ноги, явно стараясь контролировать дыхание, которое начинало частить. По его носу стекала струйка пота. «Как будто снег тает на Маттерхорне», – подумал Сириус.

– Возможно ли, – прошептал Снейп сквозь стиснутые зубы, – чтобы даже такой невежда как ты не имел представления о совместном действии вараньей кожи, плазмы крови и нифредила?

Сириус слегка нахмурился:

– Я не… – и тут лицо его застыло. – Ох. Ох, мать твою…

Снейп только зло рассмеялся в ответ.

Сириус сглотнул.

– Ладно, Снейп, скажи, что мне делать.

Снейп вытер заливающий глаза пот.

– Это только первая реакция. У меня есть еще две-три минуты, – он лихорадочно огляделся, шаря взглядом по стене, полкам, шкафам.

– Вот, – он ткнул пальцем в котел на нижней полке, – закляни железо. Прочности должно хватить. Трансфигурируй его.

– Во что трансфигурировать?

– А ты как думаешь? – слабым жестом указал он на стену. – Это была… и есть… темница. Как ты думаешь, для чего служили эти хреновы кольца в стене?

Сириус хотел было сострить насчет извращенных наклонностей Снейпа, но вовремя прикусил язык. В таких обстоятельствах неудачная шутка могла стоить ему жизни. Одним прикосновением палочки он с безупречной точностью трансфигурировал котел в тяжелые кандалы.

– Снейп. Ты уверен, что это необходимо? Я имею в виду…

– Блэк, – Снейп поднял голову, и одного взгляда на его безумное лицо было достаточно, чтобы убедить любого.

– Через пять минут, – прохрипел он, – ни одна дверь в этом замке меня не удержит, если я доберусь до палочки. Ради Мерлина, Блэк – в замке дети…

Он уронил голову на грудь, его начала бить дрожь.

Сириус, скрепя сердце, кивнул и быстро защелкнул наручники на запястьях Снейпа:

– Где?..

– У камина. Там есть старое кольцо. Должно выдержать, – он как-то сумел встать, и добрести, шатаясь, до камина.

Сполз на пол у стены, руки и ноги у него тряслись, лицо блестело от пота:

– Давай, Блэк. Поторопись.

Сириус прикрепил кандалы к вделанному невысоко от пола кольцу и подергал, проверяя на прочность. Снейп был прав – должно выдержать. Но Сириус старался не думать о том, что должно произойти – что, похоже, уже происходило. Он взглянул на Снейпа, сидящего на полу с закрытыми глазами – его паника, по-видимому, несколько утихла после того, как наручники были прикреплены к стене.

– Забери мою палочку, идиот, – прошипел Снейп.

– О, точно.

Сириус засунул палочку на книжную полку у противоположной стены и провел пальцем по корешкам, раздумывая. Вот. Без сомнения, любой достаточно продвинутый трактат должен содержать информацию по проблеме, занимающей в данный момент Снейпа. Он снял с полки тяжелый том и плюхнул его на стол, торопливо проглядывая. Несколько долгих минут он читал, перелистывая страницы в полной тишине и хмурясь. За спиной у него было тихо, но его острый слух улавливал учащенное дыхание Снейпа, перемежающееся судорожными вздохами.

– Блэк, – низким хриплым голосом произнес Снейп, – убирайся отсюда.

Он резко захлопнул книгу и защелкнул на ней замок.

– Это не лучшая идея, и ты это знаешь.

– Я сказал – убирайся! – надтреснуто проскрежетал Снейп вместо обычного своего крика. – Убирайся отсюда, ты…

– Ох, Снейп, заткнись, а? Я делаю это не ради тебя. Но оставить тебя сейчас без присмотра было бы крайним проявлением идиотизма. Если только ты не предпочитаешь, чтобы я вызвал Помфри.

Снейп притих, опустив голову. Сириус вытащил еще одну книгу и принялся изучать ее. И поднял глаза, только услышав бряцание цепи.

– Выпусти меня.

– Ага, сейчас.

– Выпусти меня, черт возьми!

Сириус захлопнул книгу и обернулся к Снейпу:

– Ты же должен понимать, что я этого не сделаю.

Снейп вцепился в цепи и загремел ими что есть силы:

– Отстегни меня. Пожалуйста. Я не… Пожалуйста. Просто… Ммм, – он зажмурился и выгнул спину, гримасничая, как от боли, и натягивая цепи.

«Так вот как это выглядит, – подумал Сириус, – Снейп в сексуальной агонии».

К его удивлению, он не испытывал ни малейшего желания посмеяться.

– Послушай, – во рту у Сириуса неожиданно пересохло, – послушай. Тебе не будет… легче, если я просто наложу защитные заклинания на дверь и… дам тебе возможность позаботиться о себе?

Взгляд Снейпа был расфокусирован, дыхание прерывистое, рот приоткрыт.

– Снейп? Снейп, ты меня слышишь?

Снейп вскинул глаза:

– Да, я тебя слышу. А теперь выпусти меня!

«Правильно, – подумал Сириус. – Нарушена способность к объективному мышлению».

На какое-то безумное мгновение он попытался себе представить, что сделает Снейп, если его действительно расковать. Судя по тому, что он только что прочел, Снейп совершенно не способен себя контролировать. Скорее всего, он бы сначала порвал его, а потом бросился бы в коридор в поисках кого-либо для… Господи. Даже думать об этом было невыносимо. Середина семестра, семь часов вечера – студенты повсюду. И Снейп… Мерлин. Какие у него сексуальные предпочтения? Сириус подозревал, что он знает – по крайней мере когда-то знал. Будет ли это иметь значение в этой ситуации, или сгодится любое доступное тело, пригодное к употреблению, надругательству и выкидыванию прочь?

Теперь Снейп тихо стонал, голова его моталась взад-вперед, волосы свешивались на лицо. Руки дергали цепи, ноги скребли по полу. Нет, Сириусу определенно не хотелось смеяться. Хотелось – спрятаться, отвести глаза, заткнуть ватой уши. На это было страшно смотреть, это было страшно слышать. А Снейпу предстояло терпеть это не один час, прежде чем прекратится действие зелья. Возможно – всю ночь. Может у него случиться инфаркт? Обморок?

Если наложить на двери качественные запирающие заклятья, то можно было бы, наверное, расковать его. Со свободными руками Снейп по крайней мере сможет… Ну, это по крайней мере перестанет быть таким мучением, хотя и не ускорит избавление от него. Но остановят ли Снейпа, который, похоже, сохранял все свои способности, а под влиянием адреналина демонстрировал невероятную силу, какие-либо запоры и заклятья? Сириус мог спрятать его палочку, но не свою собственную, и он вовсе не был уверен, что сумеет остановить пытающегося добраться до нее Снейпа чем-либо менее радикальным, чем Petrificus totalus. А это возвращало его все к тому же – к полной неспособности разрешить ситуацию.

«Ладно, – подумал Сириус, – удлинить цепи так, чтобы он смог… смог дотянуться».

Он прикрыл глаза.

«Невероятно. Я стою здесь и размышляю, как бы помочь Сопливусу помастурбировать. Нет, – поправил он себя, – Я стою здесь, размышляя, как бы сбежать отсюда и сделать вид, что я не несу за это никакой ответственности».

– Черт, – пробормотал Сириус.

Любая часть тела варана являлась опасным и нестабильным ингредиентом, но его кожа особенно… тем более в сочетании с плазмой крови и нифредилом, двумя субстанциями, и так объединяющимися в достаточно сильный афродизиак… м-да. Снейпу должно быть совсем хреново.

Сириус и сам не заметил, как склонился над Снейпом, пытаясь заглянуть ему в глаза.

– Снейп, ты меня слышишь?

Тихий стон.

– И почему ты упорно думаешь, что я оглох?

– Снейп, дай я тебе помогу.

Снейп с новой силой вцепился в цепи.

– Убирайся, Блэк.

– Нет, Снейп, судя по тому, что я прочел… твоя жизнь действительно в опасности. И я не могу придумать никакого безопасного способа, чтобы освободить тебя. Тебе придется принять мою помощь.

– У-би-рай-ся.

Сириус оглядел его. Прошло не более получаса, а Снейп уже совсем слетел с катушек. Он осмелился наконец взглянуть на пах Снейпа и сглотнул. Да. Именно это и надо сделать.

– Снейп, послушай, – у него внезапно пересохло горло. – Я могу, по крайней мере, устроить тебя поудобнее. Дай я хоть расстегну тебе…

«Господи, пусть пол разверзнется и поглотит меня, пусть я умру сейчас, пусть Земля врежется в солнце…»

– По крайней мере, тебе не будет так… больно.

– Нет, ты не смеешь… я не разрешаю… не лезь… отстань от меня…

Снейп походил на дикого зверя, обезумевшего от боли и страха. Сириус тихонько забормотал что-то успокаивающее, так же, как делал это с Клювокрылом, и осторожно расстегнул верхнюю пуговицу на Снейповой ширинке. Добраться до нее не составляло труда – мантия Снейпа была распахнута, одежда – в полном беспорядке после метаний на цепи.

Одна пуговица, две, три. О, Господи. То, что было у него под рукой, ощущалась как пышущая жаром железная труба. Это было невероятно. Как Снейп это выдерживал? Сириус неуверенно потянулся к четвертой пуговице, стараясь не обращать внимания на стоны Снейпа, пытаясь не замечать, как тот неосознанно толкается в его руку, а его запястье вот-вот…

«Боже, ну где эта пятая пуговица, ну как он может…»

– Пожалуйста, – Снейп выгнулся дугой, дрожа с ног до головы, не в силах перестать толкаться Сириусу в ладонь, – пожалуйста, пожалуйста…

«О черт о черт о черт…»

– Держись, – прошептал Сириус, – держись.

А потом он понял, что попал в какое-то безумное Зазеркалье, потому что против своей воли начал двигать рукой в ответ, помогая Снейпу тереться о нее, прижимая ладонь к обжигающему даже через несколько слоев ткани, как раскаленный металл, члену.

– А… ааа… пожалуйста, – еле смог выговорить распухшими губами Снейп.

– Шшш, все хорошо. Просто позволь мне… просто позволь.

Его собственный член дрогнул в ответ, начиная наливаться кровью. У него встал на Снейпа. Встал от того, что он прикасался к Снейпу, смотрел на Снейпа, видел, что Снейп вот-вот кончит ему в ладонь, срывая голос в крике, кончая… Сириус открыл рот, ему не хватало воздуха.

Он высвободил член Снейпа из складок мантии и белья, и смотрел, как Снейп стонет, запрокинув голову, от наслаждения свободой, и гадал, не кончит ли тот от одного этого. И прежде, чем он успел подумать о том, что делает, и понять, чего он хочет, Сириус склонился неуклюже к паху Снейпа и обхватил губами его член.

– Аааа…

Снейп дернулся, всем телом приподнимаясь над полом, толкаясь Сириусу в рот. Он не успел подобрать ритм, не успел ни лизнуть вдоль, ни покружить языком вокруг, как горячая струя спермы ударила ему в горло, а сам Снейп выгнулся дугой, толкаясь в него раз, другой, и третий… Спермы было так много, что Сириус даже не пытался проглотить все, да что там – проглотить хоть что-то. Она стекала по подбородку и груди, капая на плитки пола, и Сириусу казалось, что его собственный член сейчас лопнет от напряжения, от необходимости залить Снейпа своим семенем.

Он расстегнулся и вытащил член прежде, чем понял, что он делает.

– Снейп? Снейп, ты в порядке?

Снейп отполз, насколько позволяла длина цепей, не поднимая головы, пряча лицо за завесой волос. Его трясло дикой, неконтролируемой дрожью, он сжался в комок и раскачивался, и Сириус подумал: «Нет. Нет, только не это, только не слезы. Все, что угодно, только пусть он не плачет от стыда».

– Северус. Ну, Северус, перестань, все нормально…

А потом Снейп поднял голову, и Сириус увидел, что он смеется, как сумасшедший, с перекошенным ртом.

– Ах ты, ублюдок! Я за него волнуюсь, а он…

Сириус не заметил, как близко он подобрался, и не учел силы и стремительности Снейпа. И не успел он опомниться, как тот уже вцепился ему в предплечья, прижимаясь, вдавливая свой о-Боже-все-еще-твердый член ему в бедро, в пах, в его собственный обнаженный член, притягивая Сириуса к себе и обдавая жарким дыханием его ухо:

– Как думаешь, Блэк, простоит у тебя достаточно долго, чтобы трахнуть меня?

Сириус застонал, под издевательский смех Снейпа стаскивая с себя одежду, и принимаясь за его роскошный, увенчанный пурпурной головкой, липкий от спермы член. Эрекция у Снейпа не ослабла совершенно, и Сириус испытал внезапное желание насадиться на него и скакать до утра, пока кости не развалятся, а из члена не пойдет кровь вместо спермы.

– Нет. Вот так.

И он оседлал Снейпа, пропустив этот великолепный член между ягодиц, и стал тереться о него, с наслаждением замечая, как у Снейпа расширяются зрачки. Сириус торопливо собрал растекающуюся по груди сперму, размазал по пальцам и потянулся ими к своему отверстию. Закрыл глаза и тихо зашипел, растягивая себя и слыша, как у Снейпа перехватывает дыхание.

– Быстрее, пожалуйста, ради Бога, быстрее, – простонал Снейп.

– Блядь, – выдохнул Сириус, добавляя третий палец.

Он качнулся вперед, для равновесия упираясь ладонью Снейпу в грудь. Теряя последние остатки терпения, Сириус приподнялся, пристраивая член Снейпа к своему входу. Снейп поддал бедрами вверх.

– Даже и не думай, мать твою. Задавать темп буду я.

И он осторожно, дюйм за дюймом, стал опускаться на липкий и скользкий ствол, чувствуя, как внутри него все растягивается, подстраиваясь, пока член не достает до – о Боже, да! – того самого места.

Снейп намотал цепи на запястья, чтобы иметь хоть какую-то опору, подтягиваясь на руках, толкаясь бедрами вперед и вверх; Сириус сдерживал его, сколько мог, но Снейп был слишком силен, желание было слишком велико, и Сириус расслабился, насаживаясь до конца, пока его мошонка не легла Снейпу на живот, и… и… ооо…

– Блядь, – его лексикон вновь сократился до этого слова, а Снейп был далек от того, чтобы высказывать какие-либо возражения.

Он толкался в Сириуса, стиснув зубы, глухо ворча на каждом выдохе.

– От-пу-сти ме-ня, – выдавил он и добавил, – Пожалуйста.

Это внезапно показалось Сириусу необычайно убедительным аргументом и блестящей идеей, и он потянулся назад, нащупывая палочку в ворохе одежды и чувствуя, как пронзает его, проворачиваясь, Снейпов член.

Libero, – сдавленно прошептал Сириус, и кандалы спали; но не успели они еще клацнуть по полу, как из Сириуса вышибли весь воздух.

Снейп одним рывком опрокинул его на спину, не выходя, и теперь врывался в него как безумный. Сириусу и раньше казался пугающим дикий взгляд Снейпа, а теперь ему стало еще страшнее.

«Черт, двери, – подумал он. – Я должен был наложить запирающие».

Думай - не думай, его палочка куда-то укатилась, и Снейпу ничего не стоило схватить ее. И если… о, мать вашу!

Снейп приподнялся и поменял угол при толчке, и это было – тут, тут, тут, по-жа-луй-ста, – Сириус, кажется, сказал это вслух, но ему было плевать, это было совершенно не важно, и единственным, что имело значение, был этот великолепный трах, первый его трах за Бог знает сколько лет, но тело не забывает, оно никогда не забывает… Снейп закинул его ноги себе на плечи, входя еще глубже, хотя глубже, казалось, уже некуда.

– Ооо… Боже… Снейп…

Толчки стали совсем сумасшедшими, резкими, яйца шлепали по телу, и впивались до синяков пальцы, и Снейпов член раздирал его.

– Нет. Ты говорил… называл меня… до этого… по имени…

И тут первая волна накатила на него, разлилась искрами по телу, и Сириус выкрикнул:

– Северус-Северус-Северус!

Он услышал, как хрипло закричал Снейп, и почувствовал – о боже, он это чувствовал – горячая струя, – такая горячая, такая… такая… блядь, блядь, блядь! Северус, еще, еще, еще, о боже, кон-ча-ю…

И он кончал, изливаясь, выплескиваясь – до тех пор, пока у него не осталось ничего, кроме застывающей на груди лужицы.

Сознание медленно возвращалось к нему вместе с осознанием, что под спиной у него – холодный камень, и болит у него в самых разнообразных местах. И с осознанием кое-чего еще. Снейп так и не вышел из него, лежал потной головой у него на груди, тяжело дыша, такой же обессиленный, как и Сириус. Да, дышать – это было проблематично. Снейп оказался удивительно тяжелым.

– Хм, – попытался высказаться Сириус.

Снейп поднял голову и проскрежетал:

– Кровать.

«Зашибись, – подумал Сириус. – Он меня в гроб вгонит».

Сглотнул и кивнул в ответ. Ему в голову пришла дикая мысль, что, по крайней мере, им не понадобится больше любрикант – вполне хватит и спермы. Хорошо еще, если они умудрятся не свернуть себе шею, поскользнувшись на ней.

Снейпу как-то удалось поднять его на кровать. Сириус открыл было рот, чтобы возразить, но так и не сумел оформить свой протест в слова – в нем по-прежнему был этот великолепный член, его присутствие не оставляло Сириуса ни на мгновение, заполняя его и позволяя ощущать себя целым.



– О, – дыхание Снейпа обжигает ухо, грудь скользит по спине Сириуса, – вот так… Хорошо…

– Кхм, – отзывается Сириус.

– Нехорошо?

– Хорошо.

– Точно?

– Ооо… о, да… Северус, ты, чертов ублюдок, да.

– Под… поднимись.

– Не… могу… не могу… о, Боже.

– Сириус… мне надо… я должен… можешь ты… кончить еще раз…

– Нет, нет, не могу… это невозможно… еще раз… слишком… ооо… а!



– Перевернись.

Снейп подчиняется.

– Раздвинь ноги пошире. Давай. Поверь, тебе понравится.

– Чтобы мне понравилось, потребуется что-то посущественнее, – бурчит Снейп в подушку.

– Просто заткнись на минутку, а? Кроме того, мне просто необходимо, чтобы ты хотя бы пять минут трахал что-нибудь помимо меня, пока я не вывихнул себе бедра. Так что просто заткнись и поверь мне, – и Сириус тянется губами вниз.

– Ох. Ох, как… Что ты делаешь?

Молчание. А потом язык Блэка скользит вглубь него, Снейп напрягается и замирает, выплескивая семя в скомканную подушку под животом, и еще целую минуту молчит, смакуя восхитительное ощущение языка Сириуса Блэка в своей заднице.



– Медленнее. Еще медленне.

– Не могу. Боже, я не могу.

– Ладно, просто… А, ладно.

– Мне надо… Надо… О, мать вашу…

– Ооо, ты такой…

– Аааа…

– Отпусти мои волосы!



Потом они стоят у стены, Сириус – лицом к ней, цепляясь за книжную полку для равновесия.

– Погоди, – Снейп тянется из-за его плеча и сметает книги с полки на пол.

Сириус смотрит, как они рассыпаются по полу, и начинает смеяться, и Снейп тоже смеется, уткнувшись ему в шею. Смех переходит в легкие поцелуи и покусывания, спускающиеся от шеи к плечу Сириуса.

– Ммм…

Он откидывает голову назад, перекатываясь затылком по плечу Снейпа, а тот дотягивается губами до его горла и целует там… о, именно там. Сириус выгибается и ловит воздух ртом.

Снейп отрывается от него и снова тянется через плечо, сметая книги со второй, нижней полки.

– Какого?..

– Не хочу… спустить на книги.

Они заходятся хохотом, а потом Снейп слегка меняет положение и Сириус уже не смеется, а беззвучно орет.

– Сириус, Сириус, давай, кончи со мной, хочу…

– О, да… да…

– Ооо… пожалуйста… черт, слишком хорошо, я не могу… не могу… не могу удержааать…



Он даже не был уверен, покидал ли член Снейпа его тело хоть раз за эту ночь. Даже если это было физически невозможно, поскольку этот самый член находился у него во рту, Сириус чувствовал себя настолько разогретым, смазанным, заполненным и оттраханным, что когда Cнейп вновь входил в него, в очередной раз перегнув через спинку кровати, Сириус не мог сказать, когда начался этот раз, и кончился предыдущий. И были они ненасытны и беспощадны до самого утра, когда Снейп снова запустил пальцы ему в волосы, на этот раз – бережно, переплетая и спутывая пряди, запрокидывая ему голову и трахая – теперь уже медленно, так медленно, упираясь лбом в лоб, носом к носу, пока их слившиеся губы не стали единым целым, естественным и нескончаемым. Язык Снейпа хозяйничал у него во рту, а Сириус открывался и подмахивал; и не успел он удивиться тому, что Снейп замер и выплеснулся горячим в ответ на первое же движение языка, как Снейп сжал в ладони его член – и Сириус кончил, заливая их мокрым, мокрее, чем язык Снейпа, вылизывающий его губы и щеки, и веки, слизывающий что-то, видимое только ему…



Солнечный свет консервным ножом вскрывал его черепную коробку. Он облизал губы и застонал. Сел – очень осторожно, удивляясь отчаянному протесту мышц, о существовании которых в своем теле он не подозревал еще позавчера. На постели рядом с ним раскинулся… Срань Мерлинова. Сириус чертов Блэк. Мать вашу…

С координацией новорожденного жирафа он выкарабкался из постели, доплелся до древнего унитаза в ванной и избавился от содержимого мочевого пузыря и желудка.

Он свернулся в комок и прислонился к холодной стене, ощущая нечистоту во всех отверстиях своего тела. Он закрыл глаза, мечтая о теплом полотенце. Которое в самом деле принялось бережно обтирать его лицо и рот. Снейп открыл глаза и уставился в бесстрастное лицо склонившегося над ним Сириуса Блэка. Понимание захлестнуло ледяной волной, вместе с воспоминаниями о случившемся прошлой ночью, о том, что он творил и чем наслаждался, обо всех невероятно постыдных и непристойных вещах, которые он проделывал – с этим человеком.

Снейп облизнул губы, и тут же к ним поднесли стакан, наполненный свежей водой. Снейп отхлебнул и поднял взгляд, заставив себя встретиться с Блэком глазами.

– Я тебя ранил?

Блэк подумал.

– Ну, поскольку это не совсем та реакция, которую я ожидал, полагаю, что да, немного.

Снейп скривился:

– Кретин. Я имею в виду…

– Я знаю, что ты имеешь в виду, придурок. И, разумеется, – нет. Я в порядке. Ты же не слышал прошлой ночью, чтобы я возражал против происходящего, нет?

Снейп сморгнул и, нахмурившись, уставился на кафель.

– Я не знаю, как бы я отреагировал, если бы ты стал возражать.

– Но я же не стал.

Снейп потер ладонью лицо.

– Я не… то есть, не уверен… я…

– Подожди, – Блэк поставил стакан на край раковины и присел на крышку унитаза, – Я лучше сяду, чтобы в полной мере насладиться этим зрелищем – Северус Снейп утративший дар речи.

Снейп наградил его злобным взглядом, враз растерявшим свою ядовитость, стоило ему упасть на припухшие губы, темные пятна засосов, цепочкой спускающиеся от шеи к груди, и… О, Господи. Отпечатки пальцев на талии и бедрах, отвратительные желто-лиловые синяки. Снейп прищурился.

– Я все-таки навредил тебе.

Блэк прикрыл глаза и скрестил ноги. Пожал плечами:

– Полагаю, я получил малую долю того, что заслужил, устроив тебе такое.

– Это… был несчастный случай, – Снейп резко вскинул на него взгляд. – Ведь так?

– Не будь идиотом. Я не меньше тебя хотел, чтобы это зелье сработало. Даже больше, наверное. Ладно. Что нам сейчас нужно, так это небольшое взаимное отпущение грехов. – Сириус зевнул. – Я умираю с голоду. Есть у тебя тут какая-нибудь еда? Или мне лучше пока не произносить это слово?

Снейп подтянулся и принял вертикальное положение. «Голый, – подумал он, – я сижу голый перед Сириусом Блэком, и он только что с удовольствием меня разглядывал, и я затрахал его до полусмерти прошлой ночью, и он выкрикивал мое имя, кончая, и отсасывал мне вот этим самым ртом, и закидывал ноги мне на плечи, пока я…»

– Северус? С тобой все в порядке?

Он потряс головой, пытаясь прочистить мозги.

– Думаю, что… Пожалуй, мне стоит вернуться в постель. И не зови меня так.

Снейп остановился в дверях спальни. О, Боже. Не то что простыни были по полу раскиданы, вся комната была по нему раскидана. Книги сброшены с полок – почему? Ах, да. Мебель передвинута, ковры скомканы… Что, черт возьми, тут происходило? Он судорожно вцепился в косяк.

– Ничего себе зрелище? – прошептал ему в ухо Блэк.

В его голосе было только насмешливое удивление, и Снейп ощутил новый прилив ненависти к нему. Это немного успокаивало.

– Убирайся, Блэк, – устало произнес Снейп, проковыляв к кровати и заползая в нее.

Или в то, что от нее осталось. Он заворочался, пытаясь найти сухое место. Все было липким и… о, черт. Он сел. Кровь. На его простынях была кровь. О черт, нет.

– Блэк, – позвал он хрипло.

Тот не ответил, собирая свои вещи на другом конце комнаты.

– Блэк, – повторил Снейп еще раз, пытаясь подняться с постели.

Мелькнула мысль, что стоило бы записывать свои реакции. Как ботанику, отравившемуся ядовитыми грибами и скрупулезно описывающему свою агонию. Хотя ботанику было бы проще.

– Блэк, подожди.

Лицо последнего не изменилось, сохраняя замкнутое и непроницаемое выражение. Он сгреб свою одежду в комок одной рукой и продолжал оглядываться.

– Не могу найти свою палочку, будь она неладна, – пробормотал он.

– Блэк.

– Что?

– Я… прошу прощения, что причинил тебе боль.

Блэк моргнул – раз, другой… три раза подряд. Так же, как перед этим в ванной.

«Что это значит, когда он так делает, – подумал Снейп, – и почему меня должно это волновать?»

– Я не требую извинений.

– Я… я видел кровь на простынях.

Сириус пожал плечами.

– Прошлой ночью ты трахал меня непрерывно в течение восьми часов. Чего ты ожидал? А, – сказал он довольно, наклоняясь и выуживая свою палочку из-под стеллажа с книгами. – Чуть не наступил на нее. Слушай, я полагаю, завтра нам придется начать все варить по-новой, да? Мне приходить к шести, как раньше? – натягивая штаны, добавил он.

Снейп прикрыл глаза.

«А, – подумал он, – так вот в чем дело».

– Нет, – ответил он, – нет. Я полагаю… наверное, нам стоит сразу начать заново. Я думаю, тебе стоит остаться.

Блэк впился в него взглядом. Серые глаза оценивали и взвешивали, словно стальные чаши весов. Снейп буквально ощутил, как они покачнулись и замерли. Недовес. Он шагнул вперед, протягивая руку, внезапно налившуюся свинцовой тяжестью. Блэк смотрел, прищурившись, как она тянется к его лицу в тщетной попытке приласкать и падает, не закончив движения.

– Останься.

Очень медленно Блэк кивнул, не отводя глаз от руки Снейпа, потом взглянул ему в глаза:

– Ты так и не сказал, есть у тебя хоть какая-нибудь еда?



– Ммм…

– Да, – простонал Сириус ему в шею.

– Не могу… даже двинуться больше не могу.

– Ниче… Тебе и не надо.

– О… О. Угомонишься ты, наконец?…

Сириус хрюкнул ему в ухо:

– Да ты шутишь. После всего, что ты со мной сделал… Я мечтал об этом – всю ночь.

– Нет, это нормально… Мне просто… раньше… ах… не приходилось…

Сириус замер, не закончив движения.

– Что ты сказал?

Снейп прокрутил в голове свою последнюю фразу. Ох.

Сириус опустил голову и уперся потным лбом ему в лоб.

– Черт, – выдохнул он, – Северус, ну почему ты не сказал. Я бы не стал… блядь.

Он сглотнул.

– Ладно. Слушай. Просто… полежи спокойно минуту, – он прикрыл глаза, пытаясь взять себя в руки, – О’кей. Подними… приподнимись немного.

– Мне неудобно.

– Тебе понравится, – он поднял ноги Снейпа и пристроил их себе на плечи, – Вот так.

Он слегка передвинулся, подбирая угол и следя за лицом Снейпа. Потихоньку начал наращивать темп, на этот раз куда более плавно и осторожно. Внезапно Снейп резко втянул в себя воздух, широко распахнув глаза.

– Здесь?

– О. О, Господи. Ты… Здесь, – руки Снейпа судорожно стиснули простыню.

– Видишь, – прошептал Сириус, – Вот поэтому это так заебенно здорово. И поэтому ебаться так здорово.

Снейп запрокинул голову, потрясенно глядя перед собой.

– Не закрывай глаза, Снейп. Я хочу видеть тебя… видеть, как ты кончаешь… да, вот так… о, да, – он начал терять контроль над собой, – Северус. Не могу…

Он стиснул член Снейпа в ладони.

– Ааа…

Оргазм скрутил Снейпа, и он выгнул спину навстречу подхватившим его рукам, губам, шепчущим на ухо, продлевающим его оргазм:

– Так классно, ты такой классный, черт, да, кончи для меня, кончи на меня, вот так, вот так, да...



Они лежали, вымотавшиеся, развалившись на развороченной постели. Сириус приподнял голову и посмотрел на Снейпа затуманенным взглядом, потом неверной рукой отвел прядь волос, прилипшую к его потному лицу.

– Все нормально?

Снейп, не открывая глаз, кивнул.

– Северус?

Он подождал ответа, которого не последовало. Облизнул губы:

– Чего еще тебе не приходилось делать?

Снейп повернул голову и встретил его взгляд:

– Много чего.

– Вообще? Или именно с мужчиной?

– Я имею… поверхностное представление о других вещах. Даже не напоминающих, – он лениво махнул рукой, указывая на смятую постель,– это.

Сириус приподнял удивленно брови:

– Правда?

– Тебя это удивляет?

– Нуу… Учитывая предыдущую ночь – да, – Сириус приподнялся на локте. – Значит, в этом было больше… помрачения, чем чего-то еще.

– Блэк. Это вообще одно большое помрачение.

– Точно.

Снейп застонал и свесился со своего края кровати, нашаривая что-то на полу. Вновь появился с небольшим кульком слив в руках, кинул одну Сириусу.

– Вот. Твой вечный голод меня достал.

– Спасибо, – Сириус впился зубами в сочный плод.

Сок потек по его подбородку и закапал на простыни. Но Сириусу было все равно. Снейп взглядом провожал капли.

– Ладно.

– Ладно.

Сириус хлюпнул сливой:

– Мне скоро надо идти. Должен встретиться с Ремусом.

– Ясно.

Он перекинул косточку через изголовье и улегся обратно:

– Угу.

– Ага.

– В самом деле – ага. Прошу прощения, что беру с тебя пример. Это ведь ты любишь повторить то, что тебе сказали, и ничего толкового не добавить.

Снейп не ответил.

– Тебе нужно принять ванну.

Сириус фыркнул:

– Мне много чего нужно.

Снейп потянулся было к тумбочке, чтобы взять свою палочку, но вспомнил что ее там нет.

– Я могу убрать большую часть синяков заклинаниями.

– Не надо. Пусть остаются.

Снейп сверкнул глазами:

– Блэк, любой, кто тебя увидит, не испытает и тени сомнения…

Сириус пожал плечами:

– Да, я знаю, – он подался вперед и прижался к Снейпу всем телом.

Снейп застонал.

– О, Блэк, ради Бога, не можешь же ты…

– Шшш, – Сириус склонился к Снейпу и замер в паре сантиметров от его губ. Облизал свои. – Как насчет этого? Приходилось раньше?

– До вчерашней ночи – нет.

– Тогда надо потренироваться.

Снейп резко отвернулся и уставился в дверной проем.

– Брось, Снейп, не будь задницей.

– Блэк, я не могу этого сделать.

Сириус замер:

– Чего «этого»?

– Ну и кто из нас задница?

– Северус, – он ткнулся носом в обращенное к нему ухо, – Я думаю, ты сильно удивишься, узнав, что ты можешь сделать.

– Блэк. Одна ночь ебли «этого» не делает.

Сириус отстранился, разглядывая его.

– Ты просил меня остаться. Или это было просто, – он зажмурился. – Так. Чувствовал себя виноватым, да? А пошел ты, Снейп. Без чего я точно переживу, так это без секса из жалости.

Он рывком поднялся с кровати и быстро сгреб свою одежду. Снейп сел.

– Секс из жалости? Из всех возможных нелепых… о чем ты вообще? Только потому, что я сказал…

– Заткнись, Снейп.

Сириус повернулся к нему спиной, торопливо натягивая штаны.

– Просто заткнись. Понятия не имею, какого хрена я думал, что ты можешь… неважно. Забудь, – он накинул рубашку. – Мне следовало бы знать, что ты навечно останешься тем же скользким ублюдком, которым всегда был.

– Мне тоже следовало знать, что у тебя не хватит благовоспитанности остаться мертвым, - выдал Снейп, с мрачным удовлетворением глядя на застывшего Сириуса.

– Ну, по крайней мере, – прошипел тот в ответ. – Я способен довести начатое до конца. А ты, ничтожество, даже убить себя как следует не можешь.

И, демонстративно взглянув на правое предплечье Снейпа, отмеченное длинным белым шрамом, он сгреб свои ботинки и вылетел из комнаты.

Снейп вцепился пальцами в матрас, задыхаясь.

«Это реакция на зелье. Конечно же, это зелье, - думал он. - От чего еще может так болеть грудь, что даже дышать тяжело?»

– До завтра, козел, – из кабинета донесся голос Блэка и звон цепей, отброшенных ударом ноги.

Снейп отупело доковылял до ванной и вцепился в раковину, гадая, стошнит ли его снова, или все-таки стоит попытаться съесть что-нибудь. О сливах он думать не мог. Он покосился на свое отражение и нахмурился.

– Ты козел, – прошептал он, пробуя слово на вкус.

Краем глаза он заметил полотенце, аккуратно сложенное на краю раковины, и, поддавшись внезапному порыву, смял его и швырнул через всю комнату. Оно шлепнулось о стену и соскользнуло в ванну с мокрым хлюпом.

Хлопнули двери кабинета, затем двери спальни, и он испугано потянулся за полотенцем, чтобы прикрыться.

– Нельзя было такое говорить, – с белым от напряжения лицом сказал Блэк.

Снейп открыл было рот, чтобы возразить, протестовать, защищаться – и был захвачен врасплох Блэковским:

– Прости.

Снейп нахмурился.

– Прости, – повторил Блэк, – это было… Прости меня.

Снейп нашел в себе силы кивнуть. Неужели это может быть так просто? Он уставился на кафель. Они вернулись к тому, с чего начали.

– Давай попробуем еще раз, – тихо сказал Снейп.



– Зубы спрячь, – выговорилось с трудом, – о да, так. Вот так. Дааа…

Он выдохнул, позволяя себе откинуться на подушку и запустить пальцы Снейпу в волосы.

– Это… о, да…

Снейп выглядел необычайно естественно и дико возбуждающе, стоя на коленях перед ним. Сириус расслабился, отдавшись влажному рту и неумелому языку Снейпа и чувствуя себя полностью обессиленным.

– Это… это замечательно, Северус. Но подожди… меня, кажется, не хватит еще на раз.

Снейп поднял голову. Глаза у него – как темная стоячая вода.

– Я не хочу останавливаться.

От этих слов у Сириуса что-то скатилось вниз по позвоночнику – прямо к яйцам.

– Ну, хорошо, – пробормотал он, – не останавливайся. Пососи мне.

Он откинулся было на спину, но тут же выгнулся, когда Снейп плотнее обхватил губами его член. Мать твою, да! Снейп, слегка изменив позу, принялся осторожно массировать его яички, и у Сириуса перехватило дыхание.

«Себя он так же ласкает? О, Боже, – мысль о Снейпе, дрочащем, кончающем – безмолвно, здесь, в своей спальне, яростно двигая рукой по члену, закрыв глаза и стиснув зубы… – О, черт…»

– О, черт, да, – произнес он вслух, вновь выгибаясь дугой и выплескиваясь Снейпу на язык, содрогаясь, теряя контроль, напрягаясь всем телом…

А Снейп впивался пальцами ему в бедра и высасывал, высасывал его, глотая. Он чувствовал ногой член Снейпа, толкающийся в его ногу, а Снейп стонал, не выпуская его изо рта, и Сириус боролся с головокружением, пытаясь принять вертикальное положение. Неловко потянулся ладонью вниз:

– Нет… Нет, дай я. Вот так, кончи на меня, уделай меня всего…

Глаза Снейпа закрылись, рот распахнулся, и тоненькая струйка спермы вытекла из уголка рта и потекла по подбородку. Сириус быстро нагнулся слизнуть ее, чувствуя языком пот, сперму и пробивающуюся щетину.

– Аааа, – выкрикнул Снейп и проглотил остальные слова, ловя ненасытный рот Сириуса и собственный кайф.



Сириус повозился в ванне и удовлетворенно вздохнул:

– Давай. Иди сюда.

– Не могу, тут твоя нога.

– А, заткнись. Откинься.

Некоторое время они просто отмокали в теплой воде, Сириус бездумно водил губкой по груди Снейпа. Тот достал сливу и раскусил ее, капая соком в воду.

– Ты что, слопал последнюю?

– Ммм.

– Поц.

– Для тебя же это не проблема, Блэк – с твоими-то выдающимися успехами в области трансфигурации?

– В точку. Я могу заставить плодоносить даже твою палочку, если раскину умом.

– О, ты многого мог бы достичь, если бы тебе было, чем раскидывать…

– Заткнись. Это не смешно.

– К тому же за последний час ты уже дважды заставлял плодоносить мою палочку.

Сириус застонал:

– А это еще хуже.

– Лучше потри мне спину, раз уж там сидишь.

– Наглеем, да? – Сириус все-таки принялся тереть теплой мыльной губкой плечи и расслабленные руки Снейпа.

– Блэк.

– Ммм.

– Ты не потребовал от меня извинений. За то, что я сказал.

Губка замерла, потом двинулась снова.

– Я полагаю, что я должен тебе несколько больше, чем ты мне.

Снейп открыл глаза и уставился в потолок, позволяя словам повиснуть в воздухе.

Сириус провел губкой по его руке, отмеченной шрамом, затем повторил движение большим пальцем.

– Расскажи, – шепнул.

Снейп вновь прикрыл глаза:

– После Эвана и Чарльза. И… Регула. Я пытался выйти из игры. Это казалось единственным выходом.

– Кто тебя нашел?

Снейп подвинулся, нахмурившись.

– Ты можешь ничего больше не говорить.

– Альбус.

Сириус притих, проводя губкой по второй руке. Прижался на мгновение лбом к влажному черноволосому затылку, крепче сжимая ногами бока Снейпа.

– Не было и дня в Азкабане, чтобы я не думал о самоубийстве, не мечтал о нем. Там были люди… Я не мог знать, кто они, но мог их слышать. Как Бродяга. Они пытались разбить головы о стену. Слышно было эхо ударов. Я думал об этом.

– Почему ты этого не сделал?

– Из-за Питера. Думал, что должен убить его.

– Ммм, – Снейп повернул ногой кран, добавляя горячую воду, пока ванна не наполнилась до самых краев.

– И еще, – добавил Сириус. – У меня было окно. Крошечное. Я мог видеть уголок Азкабанского кладбища. Люди там долго не живут обычно. А семьи не хотят позориться, хороня их тела. Так что там часто копали ямы, – он помолчал. – Я не хотел – так. Я хотел упокоиться где-нибудь… Куда могли бы приходить люди. После того, как узнают правду.

Они погрузились глубже в горячую воду, покачиваясь в ней. Снейп прикрыл глаза, расслабившись в скрещенных руках Сириуса. Несколько долгих минут было слышно только как изредка роняет капли кран. Наконец Снейп приподнял тяжелые веки и тут же вытаращил глаза при виде стоящих на полке часов:

– Черт возьми.

– Что еще?

– Погляди, который час. Без четверти четыре. Через пятнадцать минут я должен встретиться с Альбусом и сообщить ему о наших успехах. Или о полном их отсутствии. Черт бы их побрал. Дай мне полотенце, – он поднялся и, ругаясь, тяжело пошлепал прочь.

Сириус весело наблюдал за ним:

– Ты совсем не оставил мне воды. Ничего, если я наберу еще?

– Ничего если ты… ради всего святого, Блэк, я за воду не плачу. Делай что хочешь, – он повязал полотенце вокруг бедер и вышел в спальню.

Сириус прислушивался к шороху доставаемой одежды, звукам торопливого одевания и невнятных ругательств.

– Что ты собираешься ему сказать? – крикнул он в комнату.

– Разумеется, правду. Собственно говоря, я собираюсь максимально заострить внимание на сделанной тобой глупости.

– Никак не можешь забыть, да?

Снейп просунул голову в ванную, и криво улыбнулся:

– Я думаю, что Альбус пожелает, чтобы мы как можно быстрее начали все сначала.

– Тогда я подожду тут.

Снейп пригладил волосы, проведя по ним ладонью, и скорчил рожу зеркалу, когда его улыбка сделалась слишком широкой.

– Да, – ответил он негромко, – я думаю, ты можешь подождать.

– Отлично. Я так и сделаю, – Сириус откинулся в ванне и слушал, как Снейп шагает по комнате, собирая оставшуюся одежду и хлопая дверьми. Он услышал легкий щелчок палочки по замку и понял, что Снейп запирает дверь заклинанием.

«Могу поспорить, он без этого не уйдет», – подумал Сириус, и весело сощурился при мысли о том, что будет, если его найдут голым в Снейповой ванне.

Он улегся обратно и прикрыл глаза, прикидывая, как долго Снейп проторчит у Альбуса. Полчаса как минимум. Куча времени, чтобы приготовиться к грядущей ночи. Сириус фыркнул. Значит, его познания в зельях можно уместить на каталожной карточке, да?

«Недооценка, Сопливчик, – подумал он с нежной улыбкой, – всегда была твоим слабым местом».

Разумеется, он не смог предсказать разрушительную силу последствий – такого он бы никому не пожелал, определенно; но в их эффективности сомневаться не приходилось. Он глубже погрузился в ванну, стараясь избавиться от легкого чувства вины за совершенный саботаж. Все равно все обернулось к лучшему. Кроме того, зелье понадобится Гарри только к концу семестра, когда он будет возвращаться к Дурслям. У них еще полно времени – многие недели.

Он зевнул и погрузился в неглубокую дремоту, размышляя, не стоит ли навести порядок в Снейповых комнатах. Решил, что не стоит, и вместо этого лениво повернул ногой кран с горячей водой.



The end


* Dolo Delectare – муки наслаждения (лат., перевод Мерри)


Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni