Gratia Plena
(Gratia Plena)


АВТОР: Femme
ПЕРЕВОДЧИК: lost girl
БЕТА: eonen, Marta
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Северус
РЕЙТИНГ: R
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: romance

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Снейп убежден в том, что недостоин. Однако, профессор явно недооценил гриффиндорскую настойчивость Гарри. Пост-Хогвартс.

Вдохновением для фика послужил фильм Ричарда Кертиса «Четыре Свадьбы и Похороны»

ПРИМЕЧАНИЕ: Спасибо милой Фенди за литературный перевод рождественской песенки.
А так же отрывка из "Снежных Хлопьев" Лонгфелло.





Достопочтенный Корнилиус Фадж, Министр Магии
Приглашет вас посетить
Рождественский Бал
В пятницу, десятого декабря
В восемь часов вечера
Стерлинг Холл
Косая Аллея, Лондон

Просьба ответить
Форма одежды – вечерняя

* * *

Северус Снейп, профессор зелий, глава факультета Слизерин, заместитель директора школы Магии и Волшебства Хогвартс, новоиспеченный кавалер ордена Ордена Мерлина Первой Степени скучал в углу танцевального зала со стаканом Макаллана в руке, наблюдая за резвящимися парочками, которые проносились мимо в радостном, смеющемся водовороте алых и изумрудных, серебристых и золотистых нарядов.

Едва заметная усмешка искривила губы профессора, когда его взгляд упал на одну юную пару (Макадам, Равенкло и Боунс, Хаффлпафф, если он правильно помнил – а он всегда все помнил правильно), слившуюся в быстром, застенчивом поцелуе под увенчанной омелой аркой. О поцелуе оповестил сноп красных и зеленых искр, вылетевший из растения.

Фыркнув в стакан, он со вздохом глотнул обжигающий горло янтарный виски. Лишь настойчивость Дамблдора вынудила его тратить таким вот образом время. На самом деле он честно попытался ответить вежливым отказом. Но спятивший сукин сын все-таки настоял на том, что это было его обязанностью – более того, долгом, как новоиспеченного столпа магического общества и представителя одной из важнейших магических школ мира – показаться на ежегодном праздничном министерском мероприятии.

Нужно отметить, в последнее время Альбус получал чересчур много удовольствия от навязывания на самого молодого заместителя директора в истории Хогвартса таких вот нагоняющих тоску обязанностей. Снейп раздраженно сощурился. Если бы старый, слабоумный псих не был привидением, он давно бы послал на упокой его душу сам. Сейчас же ему ничего не оставалось, как начать исследовать возможности для экзорсизма. По мнению Снейпа, Альбус слишком комфортно чувствовал себя в его, Снейпа, подземельях.

Зельевар извлек серебряные карманные часы, как всегда отполированные до блеска. 8:35. Снейп заскрипел зубами. Целый час до того, как он сможет исчезнуть отсюда, не опасаясь, что слухи о преждевременном бегстве достигнут ушей бывшего директора.

И, словно по сигналу, за его плечом раздалось тихое покашливание. Он обернулся и увидел рядом с собой изгибающую бровь Минерву Макгонагалл в скромной бархатной мантии, отделанной на манер шотландки.

– Пытаешься улизнуть раньше времени, Северус?

В ответ он лишь оскалил зубы.

– И что с того, Минерва? Уверен, даже ты не способна взглянуть мне в глаза и сказать, что тебя волнует эта праздничная чушь? – Снейп насмешливо обвел взглядом зал, не упуская ни темно-зеленых, припорошенных, искрящихся белоснежным волшебным инеем гирлянд, ни горшков с поющим падубом, ни стоящей в углу ели, украшенной изящными стеклянными куропатками и грушами, лебедями и горлицами, молочницами и подпрыгивающими в такт с гремящей вовсю музыкой лордами.

Директриса сделала глоток из бокала со своим дежурным красным вином.

– Хотелось бы верить, что после всего, что произошло за последние несколько лет, праздничный вечер, подобный сегодняшнему, послужит отдушиной для многих из нас. – Она взглянула на своего коллегу. – В том числе и для тебя, если ты позволишь себе расслабиться и получить удовольствие от вечерних развлечений.

Снейп сердито взглянул на нее.

– Мне так не кажется. Как ни странно, мое понимание о приятно проведенном времени не включает в себя давку в переполненном, душном танцевальном зале среди толпы раздражающих, гормонально озабоченных, фривольных идиотов, пытающихся вальсировать под нечто, напоминающие кошачьи рулады из глубин Аида, – он бросил презрительный взгляд на украшенную гирляндами сцену, сердито хмурясь не особенно стройной, слишком высокой ведьме, выводившей какой-то – по его мнению – совершенно нелепый бред о настоящей любви и квиддиче. Снейп с отвращением поджал губы. – Даже та какофония, которую магглы называют «музыкой», не так ужасна.

– Кажется, обсуждаемая нами дама – Селестина Уорбек. Довольно популярна среди молодежи, если не ошибаюсь. – Макгонагалл поднесла бокал к губам, приподнимая брови и глядя на проносящуюся мимо пару, чьи руки и ноги переплелись в танце. – И я вовсе не уверена, что то, что они танцуют, можно назвать вальсом, Северус.

Волнение у входа в зал прервало резкий ответ Снейпа. Головы повернулись, в помещении послышался шепот. Изображая бесстрастность, Снейп наблюдал за входящим в зал молодым человеком в очках и следующей за ним по пятам смеющейся, рыжеволосой девушкой. Возле новоприбывших немедленно материализовался Корнелиус Фадж, сопровождаемый когортой подхалимов и лизоблюдов.

– Знаменитый Гарри Поттер, – пробормотал Снейп.

Макгонагалл проследила за его взглядом.

– А. Ну, конечно. – Она просияла. – С мисс Уизли, как я вижу. Какая очаровательная пара, не так ли?

– Девчонка едва покинула школу, – Снейп задумчиво разглядывал Джинни Уизли. Выглядела она изумительно, неохотно признал в нем тайный эстет. Ее улыбка завораживала, а шелковое платье цвета слоновой кости великолепно оттеняло черный бархат мантии Поттера.

Сам Тициан ухватился бы за возможность написать эту пару, сварливо отметил Снейп.

Младшая Уизли вцепилась в руку Поттера: казалась, девушка немного нервничала, выглядя так, словно его присутствие придавало ей сил, однако, присмотревшись, Снейп заметил, как искусно уводила она гриффиндорца подальше от столпотворения министерских прихвостней и подобострастных чиновников.

Он фыркнул, нехотя выражая одобрение.

– Не прошло и года, с тех пор, как Молли закончила Хогвартс, как Артур и она уже поженились, – заявила Макгонагалл. И, понизив голос, добавила: – Знаешь ли ты, что мисс Уизли и юный Гарри снимают квартиру в Лондоне?

Снейп недоверчиво на нее покосился. Ведьма глубокомысленно кивнула, встречаясь с ним взглядом.

– Да-да. Немногим об этом известно. Мне самой об этом только вчера упомянула Молли. Она как раз направлялась к ним в гости. Насколько мне известно, то здание, в котором они живут – Ненаходимое, они пытаются держать место своего проживания в секрете. Ни слова в Пророке или Придире.

– Лично меня удивляет, что Ведьмополитен до сих пор не раскопал этот факт, учитывая, сколько внимания они уделяют личной жизни Поттера, – с легким раздражением в голосе заметил Снейп. И, нахмурившись, покачал головой.

Макгонагалл пристально взглянула на него.

– Северус, если бы я не знала, то решила бы, что ты следишь за тем, что пишет пресса о мистере Поттере.

– Это не так уж и трудно, Минерва, – он глотнул виски.

Макгонагалл фыркнула.

– Вот уж никогда бы не подумала, что ты – поклонник Ведьмополитена.

Снейп проигнорировал шпильку, не спуская взгляда с лавирующей по залу юной пары. Поттер вел себя неизменно обходительно с каждым, кто преграждал ему дорогу, улыбаясь, кивая и смеясь в ответ тому, что, как убедился Снейп, судя по скучающему выражению в глазах юноши, было нудной болтовней. Он подавил резкий смешок. Нужно сказать, что взгляд этот был отлично знаком зельевару – именно такое выражение неоднократно возникало на лице Поттера в течение особенно скучных уроков зелий.

Снейп напрягся, судорожно сжав стакан с виски, когда вышеупомянутая пара, наконец, оказалась перед своими бывшими профессорами. Поттер по-прежнему придерживал Уизли за талию.

Зельевар перевел взгляд с небольшой, украшенной бриллиантами орденской звезды, косо прикрепленной к расстегнутой мантии Поттера, на широкую алую ленту ордена, идентичную его собственной, выглядывавшей из-под тяжелого бархата; диагональная кроваво-красная линия оживляла мрачную черную мантию и безупречную белую рубашку. Неуклюжий мальчишка превратился в элегантного молодого человека. И выглядел он не инфантильным школьником, а настоящим героем войны, прошедшим через такие же ужасы, что и сам Снейп.

Черт бы все побрал.

– Профессор Макгонагалл. Профессор Снейп. – Юноша поприветствовал вежливым кивком обоих, хотя улыбка, предназначенная бывшей главе его факультета, была значительно теплее. Она улыбнулась в ответ, положив руку ему на плечо.

– Мистер Поттер. Мисс Уизли. Счастливого Рождества вам обоим. Надеюсь, у вас все хорошо?

– Вполне, спасибо, профессор. – Уизли сжала пальцы Поттера и улыбнулась ему. – Правда, Гарри?

Поттер криво усмехнулся.

– Как обычно. – Он задумчиво взглянул на Снейпа. – Лучше, чем прошлое Рождество, верно, профессор?

Снейп бесстрастно взглянул на него.

– Хотелось бы надеяться.

Губы Поттера дрогнули.

– Вот именно.

Снейп отвел взгляд от этих немигающих зеленых глаз.

Поттер вздохнул, и, не сводя взгляда с лица Снейпа, сжал губы в тонкую линию. Зельевар, намеренно игнорируя юношу, глотнул Макаллан и снова отвернулся к танцплощадке.

Уизли кашлянула.

– Гарри, – пробормотала она, – вон Рон и Гермиона.

Поттер кивнул:

– Да, конечно. Вы позволите?

Макгонагалл с улыбкой кивнула бывшему ученику. Снейп скорее почувствовал, чем увидел, как Поттер посмотрел в его сторону, прежде чем отойти.

Зельевар нахмурился и тяжело выдохнул через нос, наблюдая за тем, как удалялилсь Поттер и эта соплячка Уизли – рука юноши оставалась на пояснице девушки. Сжав губы, Снейп с легким кивком повернулся к Макгонагалл.

– Прошу меня извинить, Минерва.

– Ну, разумеется, – кивнула Макгонагалл, пряча за бокалом изгибающую губы улыбку. – В любом случае, мне необходимо выразить почтение Корнелиусу.

Снейп сердито взглянул на нее.

– Можно обойтись и без сарказма, Минерва, – рявкнул он.

– О, я так не думаю, Северус, – она положила руку на его запястье; годы мирного противостояния, каким-то образом переросшего в маловероятную дружбу, заставили ее проигнорировать то, как коллега поморщился от прикосновения. – Ты же понимаешь, что сейчас – самое время для примирения.

– Мне не о чем сожалеть.

Маконагалл покачала головой.

– В самом деле, Северус, я не настолько глупа. Да и ты тоже.

– Вижу, ты снова говорила с этим, сующим нос не в свои дела, возмутителем спокойствия, – оскалился Снейп. – Уж ты-то должна понимать...

– Да, Альбус появляется в моем кабинете. – Во взгляде ее появилась печаль, и ведьма глубоко вздохнула. – Однако теперь я понимаю, что его наблюдения верны. И неважно, как яростно ты их отрицаешь. – Она протянула Снейпу полупустой бокал. – Итак. Не желаешь ли составить компанию, чтобы приветствовать достопочтенного министра? – Видя, как нахмурился Снейп, она усмехнулась. – Ну, я, в общем, так и полагала.

Он проследил за удаляющейся, прямой, как палка, спиной директрисы. Затем его взгляд скользнул по стоящей в дальнем углу фигуре Поттера в толпе приятелей-гриффиндорцами. Юноша оставался чересчур спокойным для хохочущей компании; таким же, каким часто выглядел к концу войны. Снейп замер, когда Поттер обернулся и встретился с ним глазами. Гриффиндорец наклонил голову и, слегка улыбнувшись, поднял в приветствии бокал.

Нахмурившись, Снейп отвернулся, допил вино Макгонагалл и поставил бокал на поднос проходящего мимо домового эльфа. Пересекая танцплощадку, он все еще чувствовал прожигающий спину взгляд Поттера.

Прошел год, а мальчишка по-прежнему был способен его смутить. Он фыркнул. «Я жалок. Абсолютно жалок». Снейп потянул за воротничок рубашки, расправляя алую ленту ордена на узкой груди. Неожиданно находиться в толпе стало невыносимо. Он взглянул на застекленные створчатые двери, ведущие на небольшой каменный балкон.

Воздух. Вот то, что ему было нужно. Свежий воздух, одиночество, а также шанс убраться отсюда ко всем чертям как можно скорее.

Снейп направился к балкону.

* * *

На холодном зимнем небе низко висели звезды. Крошечные снежинки лениво парили в воздухе, освещенные рассеянным светом из зала.

Полускрытый в тени, с очередным стаканом виски в руке – для борьбы с ночным ледяным бризом – Снейп стоял, оперевшись на грубую каменную стену. Еще один быстрый взгляд на карманные часы. 9:10. Вздохнув, он мрачно посмотрел вниз, на снежные заносы соседней улицы. Может, еще минут двадцать? С досадой он задумался о прохладном комфорте хогвартских подземелий, об ожидающем его на тумбочке тонком томике Браунинга, об оставленном на огне в лаборатории котле с эксперементальным зельем. Внизу сновали входящие и выходящие в двери магазинов прохожие, выкрикивая друг другу жизнерадостные поздравления и отряхивая мантии от снега.

Счастливого-чертова-Рождества, как же. Он фыркнул и глотнул виски. Какой вздор.

Его заставила вздрогнуть неожиданная вспышка шумного веселья. Невысокая фигура в мантии выскользнула на балкон; стеклянная рама задрожала, когда человек захлопнул за собой дверь. Снейп пошевелился, намереваясь дать о себе знать и настоять, чтобы незваный гость оставил его в покое, когда свет фонаря высветил очки в металлической оправе. Снейп замер, наблюдая за тем, как Гарри Поттер приблизился к перилам и глубоко вздохнул и ссутулился. Юноша поежился, задрожал и потер предплечья.

Сначала Поттер покачивался взад-вперед в такт с едва слышной музыкой, доносившейся сквозь закрытые двери, потом, уставившись на ярко освещенные магазины внизу, замурлыкал себе под нос и, наконец, не выдержал и сдался.

"...пусть не страшит ничто, ведь избавитель наш Христос рожден был в Рождество..."

И для Снейпа этого оказалось более чем достаточно. Он мог вынести всевозможные пытки, от психологических до физических, однако сочетание фальшивого пения Поттера и этой проклятой песни было для него чересчур. Даже сам Темный Лорд не был таким жестоким. Cruciatus был бы более милосердным наказанием.

С резким рычанием он вышел из тени, испепеляя юношу взглядом.

– Если я услышу эту чертову песню еще раз до окончания этого отвратного сезона, я прокляну того, кто ее поет. Имейте это в виду, мистер Поттер.

Поттер подпрыгнул и резко обернулся и с широко открытыми глазами в изумлении уставился на бывшего профессора.

– О. – Он моргнул. – Профессор. Прошу меня... прошу меня простить... Я не знал, что тут кто-то есть.

– Это очевидно, учитывая отсутствие у вас явного таланта к пению.

Поттер опустил глаза.

– Я оставлю вас в покое.

– Останьтесь, – фыркнул Снейп, заметив мелькнувшее в глазах юноши удивление и скрывая собственное в процессе. – Если хотите, – неуверенно добавил он, затем подошел к перилам и взглянул на шумную улицу.

Поттер медленно приблизился, не отрывая глаз от лица профессора.

Какое-то мгновение они стояли молча. Наконец Снейп вздохнул.

– Существует какая-то объяснение тому, что вы так пристально меня разглядываете, Поттер?

– О, – Поттер опустил глаза на освещенную улицу. – Извините. Я не... – закусив губу, он умолк, и его скулы порозовели.

Снейп хмыкнул.

– Вы не осознавали, что смотрели на меня? Даже вы не так простодушны, как бы не хотелось мне признать обратное.

– А вам всегда обязательно быть такой сволочью? – огрызнулся в ответ Поттер.

– Да. – Снейп сделал очередной глоток виски.

Раздавшийся рядом с ним смешок вынудил зельевара поднять голову. Поттер покачал головой.

– Вы всегда были полным мерзавцем.

Снейп изогнул бровь.

– Не слишком почтительное обращение к бывшему профессору, мистер Поттер. Не подозревал, что наличие ордена Мерлина позволяет забыть о манерах.

Поттер намеренно перевел взгляд на орден зельевара.

– А какой предлог есть у вас?

Снейп усмехнулся и снова глотнул Макаллан.

– Моей репутации ублюдка больше сорока лет. У людей имеются определенные ожидания. И мне бы не хотелось их разочаровывать.

– Боже упаси, – отозвался Поттер. – Значит, вы и в детстве были ублюдком? – Стуча зубами, Поттер плотнее укутался в мантию. – Здесь очень холодно.

– Да, – согласился Снейп. – По крайней мере, так считал мой дед. – Он взглянул на Поттера. – Если тебе так холодно, почему бы не применить обогревающие чары? Ты волшебник или нет?

Поттер нахмурился и извлек палочку. Он коснулся одной из небольших каменных горгулий, сидящих на балконных перилах, и превратил ее в светильник в форме широкогорлого сосуда. Снейп с интересом наблюдал за тем, как юноша пробормотал себе под нос заклинание, и внутри светильника вспыхнуло голубое пламя.

– Впечатляет, – зельевар протянул руку к огню, согревая ее. – Хотя, возможно, немного претенциозно. С другой стороны, чего еще ожидать от гриффиндорца.

Поттер закатил глаза.

– Вообще-то меня научила ему Гермиона.

Снейп поставил стакан с виски на перила.

– Мне следовало бы догадаться. От этого заклинания за милю несет мисс Грейнджер.

Наступила пауза.

Первым не выдержал Поттер.

– Послушайте, сэр... о том, что произошло в прошлом году...

Снейп нахмурился.

– Не надо, Поттер.

– Значит, мы просто будем вести себя так, будто ничего не случилось? – Поттер провел рукой по непокорным волосам, в отчаянии потянув за челку.

– Именно. – Снейп поднял глаза. – В произошедшем виноват алкоголь, и мы не будем больше упоминять о том, что случилось. – Он сощурился. – Никогда.

Поттер фыркнул.

– Случилось то, что я набросился на вас с поцелуем. – Юноша поспешно продолжил, невзирая на раздраженный взгляд Снейпа. – И, насколько я помню, вы поцеловали меня в ответ. И не успел я опомниться, как был вышвырнут за дверь; с тех пор вы не отвечаете на сов, а каждый раз, когда я в Хогвартсе, вы удобно недоступны.

– А чего ты ожидал, Поттер? – искривил губы Снейп. – Чтобы я распростерся в ногах у Мальчика-Который-Снова-Выжил только потому, что он, пьяный в стельку, очутился у меня на пороге в Рождественский вечер и проинформировал о том, что возможно, был бы не прочь трахнуть своего самого ненавистного профессора? – Снейп фыркнул. – Ну уж нет.

– Тогда почему вы ответили на поцелуй? – тихо поинтересовался Поттер.

Снейп промолчал.

Поттер кивнул; его губы дернулись в улыбке.

– Я так и знал.

– О, прошу меня просветить, – презрительно усмехнулся Снейп. – Какой нелепой причиной ты объясняешь мою временную потерю рассудка?

– Я вам нравлюсь, – удовлетворенно заявил Поттер.

Брови Снейпа угрожающе поползли вверх.

– Ты спятил.

– Вряд ли, – Поттер шагнул к нему. – Думаю, я абсолютно нормален.

Снейп оскалился.

– Уверяю тебя, Поттер, подобной возможности в природе не существует. Ты – несносный, избалованный, невоспитанный мальчишка. Поверь, это не тот типаж, что внушает мысли о страсти.

– И все же вы меня поцеловали, – непокорно вздернув подбордок, Поттер подступил ближе, в его глазах отражались огни пламени.

– Заканчивался год, – Снейп смотрел на находящегося перед ним юношу. – В это время многие подвержены сентиментальности.

– Ну, вы никогда не страдали излишней сентиментальностью, – Поттер скрестил руки на груди. – Поэтому боюсь, что я буду вынужден держаться своего изначального убеждения. Если, конечно, – добавил он, – вы не соизволите открыть настоящую причину, по которой сделали это.

Ноздри Снейпа задрожали. Рот сжался.

– В таком случае, мистер Поттер, – шепнул бархатно-мягким голосом зельевар, – что скажете, если я объясню вам, что отведать ваши сладкие уста было ни чем иным, как заключительным этапом мести вашему идиоту-отцу?

Поттер моргнул, а потом широко распахнул глаза. Снейп усмехнулся, однако его несколько самодовольноая ухмылка растаяла как дым, когда Поттер захохотал, откинув голову.

– Какая чушь, – качая головой, наконец, ответил юноша. – Вам придется придумать причину получше. – Его губы дернулись. – Даже я не настолько глуп, чтобы поверить в эту ерунду. – Он выжидающе взглянул на Снейпа. – Итак?

Балконная дверь распахнулась, привлекая их внимание. Оглядываясь, вошла Джинни Уизли.

– Гарри? О. – Окинув взглядом их обоих, выражение ее лица быстро сменилось с удивленного на задумчивое. – Извините, профессор. Я не знала... извините, что помешала вам.

Снейп поджал губы.

– Не страшитесь, мисс Уизли. Я как раз собирался вернуться в Хогвартс. – Он перевел взгляд на Поттера. – Наша беседа закончена, не так ли, мистер Поттер?

– Как вам будет угодно, профессор. – У мальчишки хватило наглости ему улыбнуться. – Надеюсь, мы сможем продолжить эту дискуссию позже. – Пауза. – Сэр.

– Я бы на это не рассчитывал, – пробормотал Снейп. Его взгляд метнулся к ожидающей у двери девушке. – И я бы посоветовал вам уделять внимание более подходящим кандидатурам.

Взгляд Поттера последовал за его собственным.

– Это вовсе не...

Снейп резко оборвал его.

– Доброй ночи, Поттер, – плотно закутавшись в мантию, он аппарировал, бросив последний взгляд на хмурящегося Поттера.

* * *

Снейп бросил мантию и ленту ордена на спинку потрепанного кожаного кресла в спальне. Медленно, не отводя глаз от потрескивающего огня в камине, расстегнул рубашку, и его мысли вернулись к Поттеру.

Поттер.

Черт побери.

Он застонал. Мальчишка появился на его пороге в канун Рождества, от него несло огневиски, а в глазах светилась решительность. «Кажется, я хочу вас трахнуть, сэр».

Война едва закончилась; юноша противостоял Волдеморту в конце июня, но процессы в министерстве над группами пойманных Упивающихся продолжались до самого декабря.

И наконец все закончилось. За три дня до Рождества последнее подпольное звено Упивающихся было отправлено в Азкабан. Жизнь могла снова возвращаться на круги своя.

Затем возник пьяный и горящий желанием Поттер, с широко открытыми глазами, мягкими губами, теплым дыханием, и в нем буквально взорвалось то ноющее влечение, которое он держал глубоко запрятанным в последний год обучения юноши. «Я хотел вас, сэр. Хотел прикоснуться к вашей коже. Хотел почувствовать на себе ваши пальцы. И думал об этом в течение каждого вашего урока, весь последний семестр. Вы знали об этом, профессор?»

Он ненавидел себя, когда юноша неловко прижал свои губы к его, ненавидел, когда его оглушил сладкоголосый зов желания, побуждая склонить голову и приникнуть к жадным губам, открыть рот, впуская настойчивый язык Поттера, втянуть эту мягкую нижнюю губу между зубов и насладиться ответным тихим стоном, вплести пальцы в эти непокорные темные волосы.

И когда Поттер качнулся, прижав свой твердый член к его бедру – действительность оглушила Снейпа, и он резко оттолкнул юношу, выставив его в переднюю.

– Убирайся, – рявкнул он. – Я не трахаю маленьких мальчиков, Поттер.

Он захлопнул дверь перед ошарашенным лицом Поттера, прижался лбом к косяку и грязно выругался себе под нос.

Со вздохом Снейп вернулся от воспоминаний к реальности и потянулся за бутылкой Гленфараласа, спрятанную в глубине шкафа.

– Ты действительно считаешь, что это мудро, Северус?

Снейп оглянулся и увидел перламутровый силуэт Дамблдора, проникающий сквозь каменную стену. Зельевар заскрипел зубами.

– Альбус, есть причина, по которой на эти двери вешают замок.

Тень директора невинно улыбнулась в ответ и присела на край кровати.

– И когда у тебя будет повод повернуть в нем ключ, то будь уверен, что я сюда не войду. – Дамблдор оправил на коленях прозрачную мантию. – Ну, и как прошел вечер?

Cнейп окинул его злобным взглядом и долил в стакан виски. Дамблдор лишь печально взглянул на это и вздохнул. Снейп усмехнулся и сделал большой глоток янтарной жидкости.

– Вечер был совершенно адским, и тебе прекрасно об этом известно. Корнелиус был в своем репертуаре.

– Неудивительно, – бывший директор покачал гловой. – Боюсь, его повторное назначение было ошибкой.

– Из двух зол выбирают знакомое, – заметил Снейп. Он сбросил ботинки и устроился в кресле со стаканом в руке. – Ты хотел обсудить что-то конкретное, Альбус, или же ты здесь просто для того, чтобы помешать мне насладиться глотком виски на ночь?

Дамблдор окинул его долгим, задумчивым взглядом.

– И как дела у юного Гарри?

Снейп застыл, не донеся стакан до рта, и встретился с Дамблдором взглдом.

– С чего ты решил, что я говорил с ним?

Дамблдор слабо улыбнулся.

– Я все еще способен на Легилеменцию, Северус. Несмотря на свою кончину.

– Привидения не творят магию, – механически заметил Снейп. Он поставил стакан на колено и провел пальцем по губам.

Дамблдор поднял бровь.

– Ты – привидение, мой мальчик?

Снейп сердито взглянул на него, но промолчал.

– А Гарри? – тихо спросил Дамблдор.

– В полном порядке, – рявкнул Снейп. – Кажется вполне довольным жизнью с мисс Уизли.

Дамблдор покачал головой.

– А я бы не торопился с выводами, Северус. Подозреваю, что Гарри симпатизирует отнюдь не ей.

Снейп осушил стакан.

– Мне не следовало рассказывать тебе о том, что случилось прошлым Рождеством.

Дамблдор подмигнул ему самым выводящим из себя образом.

– Я все равно бы об этом узнал. У стен Хогвартса, знаешь ли, есть уши. И потом, это был очень зрелищный поцелуй, насколько я понял. Произвел большое впечатление на Салазара.

Снейп фыркнул.

– Салазар – разносящий сплетни распутник.

– Ты сам выбрал его охранять дверь, – мягко ответил Дамблдор.

Снейп налил себе еще виски.

– Тем хуже для меня.

– Отрицай сколько угодно, Северус, но мальчик тебе явно нравится.

– Ты спятил, – Снейп глотнул виски, смакуя горькую жидкость на языке, он откинул голову на спинку стула. – Мне не нравится никто, и менее всего – этот невежественный мальчишка.

– Нравится, Северус. – Дамблдор встал и, приблизившись к креслу Снейпа, опустил холодную прозрачную ладонь на его плечо. – И уже давно.

– Он еще ребенок

– Он – мужчина, – возразил Дамблдор. – И уже вполне доказал это.

– Ему девятнадцать, – Снейп фыркнул и, закрыв глаза, глотнул виски, наслаждаясь жжением в горле. – В два раза меньше, чем мне. До мужчины ему еще далеко. – Он открыл глаза. – Я не (один) из тех жалких стареющих гомиков, Альбус, которым необходимо вспомнить молодость посредством юного любовника.

Дамблдор по прежнему улыбался.

– Я очень сомневаюсь, что Гарри поможет тебе вспомнить и пережить именно твою молодость, Северус.

- Ты стал гораздо более терпимым после смерти, – раздраженно заметил Снейп. – Два года тому назад ты бы вышвырнул меня к дементоровой бабушке, если бы я признался, что помышляю о сексе с одним из моих студентов.

– Если бы это зависело от меня, и если бы ты испытывал влечение к одному из студентов, то я и сейчас бы поступил точно так же. – Дамблдор серьезно взглянул на него поверх очков. – Я бы не потерпел подобного поведения от профессора Хогвартса. Однако юный Гарри больше не является твоим студентом. И ты был достаточно благоразумным, чтобы не потакать своим э-э-э... чувствам в то время, когда он был учеником. За что я тебя безмерно уважаю, Северус, – вздохнул он. – Я хочу, чтобы вы оба были счастливы, мой мальчик. И считаю, что вы можете познать счастье друг с другом.

Снейп проглотил виски.

– Ты – сующий нос не в свое дело старый сукин сын, который понятия не имеет, о чем говорит.

– Да, кажется, ты часто напоминал мне об этом в течение многих лет.

– Он выводит меня из себя.

– Отличное качество для любовника.

– Мы бы все время ссорились, – возразил Снейп.

Дамблдор усмехнулся.

– Не хочу вспоминать, сколько раз Минерва и я спорили по пустякам. – Наклонившись, он заговорщически понизил голос: – Признаюсь, однако, что примирения после таких ссор были вполне...

Снейп побледнел и поднял руку.

– Альбус. Если не возражаешь, мне еще работать с Минервой. Расскажешь мне подробности после того, как она тоже умрет. И, кстати, почему бы тебе не пойти и не понадоедать ей, а меня оставить в покое?

Дамблдор поднялся на ноги.

– Если ты настаиваешь, Северус. – Он замер у каменной стены, бросив серьезный взгляд на зельевара: – Мне не нравится видеть тебя таким потерянным в это время года.

Снейп раздраженно взглянул на него и поднес к губам стакан.

Дамблдор вздохнул.

– Как бы мне хотелось, чтобы ты, мой мальчик, хотя бы однажды прислушался к голосу разума...

– Альбус. – Голос Снейпа звучал низко и гневно. – Хватит. – Сжав хрустальный стакан так, что побелели костяшки пальцев, он взглянул на привидение своего ментора: – Просто оставь меня в покое.

Дамблдор мягко посмотрел на него в ответ.

– Ну, разумеется.

Снейп смотрел, как усопший директор испарялся сквозь стену, и как просвечивающаяся мантия тянулась за ним следом. Большими глотками он допил остатки виски, вытер рот тыльной стороной ладони и уставился в мерцающее пламя камина. По-прежнему сжимая в руке стакан, кружа его туда-сюда, поглаживая пальцем гладкий бок, он слушал, как слова директора эхом отдавались в его голове. Таким потерянным. Таким потерянным. Таким потерянным.

С возгласом досады он швырнул стакан в гранитную стенку камина, злорадно наблюдая за тем, как хрустальные осколки рассыпались по шероховатому камню, искрясь и сияя в свете огня.

Таким совершенно потерянным.

Грязно выругавшись, Снейп снова потянулся к бутылке.

* * *

Мистер и миссис Арчибальд Булстроуд
Приглашают вас
На прием по случаю помолвки
Их дочери
Миллисент Агнессы Демдайк
И мистера Майкла Эдварда Конера
В субботу, восемнадцатого декабря
Тысяча девятсот девяносто девятого года
В шесть часов вечера
В поместье Балстроуд
Пендл, Ланкашир

Cнейп стоял на террасе поместья Булстроуд, рассматривая сады, припорошенные тонким слоем свежевыпавшего снега. Он наклонил бокал, наблюдая, как в лучах заходящего солнца светится кроваво-красным мерло.

– Вы всегда в гостях предпочитаете находиться снаружи?

Снейп обернулся, немедленно узнав смеющиеся, протяжные интонации. Поттер стоял у края террасы, опираясь одной рукой на широкую спинку плетеного шезлонга, а в другой держа бокал шампанского. Юноша широко улыбнулся Снейпу.

– Какого дьявола Арчибальд и Маргарет пригласили именно тебя на этот скучный праздник истинной любви? – нахмурился Снейп на стоявшего перед ним гриффиндорца. – Я и понятия не имел, что ты в таких дружеских отношениях с юной Миллисент.

Поттер пожал плечами.

– Да нет, дружескими я бы их не назвал. А ваш предлог?

– Простое выполнение обязанностей главы факультета Слизерин.

– А. Ну конечно. – Поттер подошел и сел рядом с бывшим профессором, сосредоточив взгляд на большой скульптурной группе в центре сада: полуобнаженные Музы, танцующие вокруг возлежащего на спине, опираясь на локти Аполлона. – Чересчур вычурно, вы не находите?

Снейп фыркнул.

– Булстроуды никогда не отличались изысканным вкусом. Это уродство принадлежит пра-прадеду Арчибальда, насколько я помню.

Поттер усмехнулся.

– Неудивительно. – Он глотнул шампанского и поднял голову. – Меня пригласил Майкл. Он хороший парень. Мы подружились во время войны. – Он улыбнулся. – Джинни с ним встречалась какое то время.

– Значит, ты тут для того, чтобы насладиться победой над несчастным юношей, – Снейп поднес бокал к губам. – С мисс Уизли под рукой?

Поттер окинул его сдержанным взглядом.

– Нет. Сегодня она должна была задержаться на работе, в издательстве Пророка. – Юноша снова взглянул на сад. – Как я пытался объяснить вам в нашу прошлую встречу, Джинни и я, мы не... – он заколебался, – не вместе. В этом смысле. – Его скулы залила краска. – Мы снимаем квартиру еще с одним человеком – магглом, чей брат – волшебник. Эта ситуация не включает в себя дополнительные льготы. – Пауза. – Ни в первом, ни во втором случае. – Он взглянул на Снейпа, вздернув подбородок, и глубоко вдохнул. – И, пока вы не успели высказать какое-нибудь ехидное замечание, пришедшее в вашу порочную голову, в данный момент не существует никого, от кого бы я получал эти льготы. А девушку я целовал в последний раз, когда был на пятом курсе. – Он задумчиво поджал губы. – И, насколько я помню, единственным тогда пришедшим мне в голову эпитетом было «мокро».

– А почему, собственно, меня должна интересовать твоя личная жизнь – или отсутствие таковой? – спросил Снейп, сделав быстрый глоток вина и сжав ножку бокала.

Поттер осушил свой бокал.

– Вы начали этот разговор, сэр. – Не мигая, он взглянул на зельевара.

Словно под гипнозом, Снейп смотерл в эти огромные зеленые глаза, такие торжественно-серьезные за очками в стальной оправе. Кашлянув, он отвернулся.

Cлабый гул разговоров, музыки и смеха раздался из-за расположенной за дверями террасы гостинной.

Поттер обернулся.

– Сэр?

Снейп резко поднял голову.

– Вам не очень хочется тут находиться, – продолжил Поттер. – И, откровенно говоря, мне тоже. Я пришел потому, что пообещал Джинни передать Майклу ее поздравления. И я выполнил обещание. – Он задумчиво наблюдал за профессором. – Подозреваю, и вы уже исполнили обязанность главы факультета, появившись на приеме.

- Куда ты клонишь, Поттер?

- Погодите, я сейчас объясню, - нахмурился юноша.

Снейп закатил глаза.

- Я весь внимание.

- Ну да. Так вот. Я знаю местечко в Лондоне. Хорошая кухня; отличное вино. И мне хотелось бы извиниться за свое поведение в прошлом. – Поттер лукаво улыбнулся. –Конечно, если вы решите составить мне компанию..?

Снейп недоверчиво посмотрел на него.

- Ты приглашаешь меня на ужин?

- Черт подери, не на свидание же, - воскликнул Поттер. – Кроме того – думаю, стадию взаимной ненависти мы прошли во время войны. – Юноша поставил бокал на ближайший стол. – Во всяком случае, за себя я могу поручиться.

- Это-то меня и беспокоит.

Поттер раздраженно сжал губы.

- Ну, вы идете со мной или нет? Потому что я лично умираю от голода. Того дерьма, которое подают на подобных мероприятиях, не хватает даже, чтобы заморить червячка, не говоря уже о настоящем аппетите.

Снейп фыркнул.

- Бутерброды с крессоном без корки считаются кулинарным изыском, Поттер. Хотя, откуда знать об этом гриффиндорцу?

- Ха-ха. – Поттер шлепнул бывшего профессора по руке, чем заслужил мрачный взгляд вышеупомянутого профессора. – Да или нет?

Снейп оглянулся на переполненную гостиную и глубоко вздохнул.

- Ладно. Однако, прошу учесть, что соглашаюсь я на эту маленькую экскурсию неохотно.

Поттер широко улыбнулся.

- Отлично. – Он взял Снейпа под руку, игнорируя гримасу последнего. – Тогда держитесь. Думаю, смогу доставить туда нас обоих.

- Если ты осмелишься меня расщепить, Поттер...

- О, заткнись, ладно?

Снейп испепелил его взглядом, но, сощурившись, воздержался от колкости.

Смешок Поттера эхом отозвался на опустевшей террасе.

* * *

Снейп обвел взглядом переполненную лондонскую улицу. Окна сияли яркими огнями, озаряющими мрачные серые фасады зданий. На дверях висели перевитые лентами венки, уличные фонари были украшены гирляндами. Из пабов доносился смех, магазинные витрины блистали вычурными рождественскими декорациями.

Взглянув на одну из витрин, зельевар приподнял брови при виде мускулистого Санта Клауса с мешком, наполненным чем-то, подозрительно напоминавшим анальные шарики всех цветов радуги. Сощурившись, он перевел взгляд на Поттера.

- Мы в Сохо, – ровным голосом произнес он.

- А ты наблюдателен, - жизнерадостно отозвался Поттер, дуя на ладони и растирая их, чтобы согреться. – Черт подери, как сегодня холодно. Нам недалеко – это тут, за углом.

Скрестив на груди руки, Снейп остановился посреди тротуара, игнорируя раздраженные взгляды пешеходов.

– Ты не ведешь меня в паб для геев, Поттер.

- Ну и? – Поттер обернулся, его щеки порозовели от мороза, а волосы растрепал ветер. – Ты же гей.

- Мои сексуальные предпочтения тебя не касаются.

Поттер со вздохом поднял глаза.

- Ладно. Как хочешь. Значит, ты не гей. Хотя, когда, в прошлом году ты целовал меня, ты определенно им казался. – Он усмехнулся. – Весьма убедительно.

- Я полагал, мы согласились не упоминать этот случай. – Взглянув на юношу, Снейп сжал губы в тонкую линию.

- Э нет, это ты решил, что мы не будем его обсуждать. – Поттера била дрожь, и он поплотнее закутался в пальто. – По этому поводу между нами не было достигнуто договора. – Он подпрыгнул на месте, спрятав руки в карманы. – Ну что, пошли? Я чертовски замерз.

Снейп прошел мимо него.

- Жидкая кровь. Это в тебе маггловские гены.

Поттер нагнал зельевара.

- А ведь ты – настоящий мерзавец.

- Ну, ты сам меня пригласил. – Снейп взглянул на остановившуюся у витрины

пару лесбиянок, осторожно обходя их пакеты с покупками. – Проклятые магглы, - пробормотал он.

- Но меня привлекают настоящие мерзавцы, - с улыбкой до ушей признался Поттер.

Снейп фыркнул и сердито взглянул на юношу.

Они миновали группку распевающих рождественские песенки карибцами – ритм их металлического барабана разносился эхом на всю улицу. Шагающий впереди Снейп не сразу понял, что его спутник остановился послушать. Тогда профессор выругался себе под нос и вернулся назад.

- «...ведь избавитель наш Христос рожден был в Рождество, - напевал вполголоса Поттер вместе с карибцами. – «Чтоб нас спасти от Сатаны, когда неправы мы...»

- Поттер? – прервал Снейп, схватив юношу за плечо и оттянув от толпы в сторону. – Не мог бы ты заткнуться и продолжить путь?

-У тебя начисто отсутствует рождественский дух, - проворчал Поттер, одергивая пальто. – Ты же это понимаешь, верно?

- А у тебя - музыкальный слух, - нахмурился Снейп. – Откровенно говоря, это намного опасней, учитывая твою склонность петь без предупреждения.

Поттер лишь пожал плечами.

- Я люблю Рождество. И рождественские песенки... – он умолк и нахмурился, глядя на группу музыкантов.

Один из них, высокий и широкоплечий, внимательно наблюдал за ними: его губы кривила усмешка, а оценивающий взгляд мерил стройную фигуру Снейпа. Встретившись с зельеваром глазами, он еле заметно кивнул. Профессор фыркнул, упорно игноририуя залившую желтоватые скулы краску и явное одобрение, сквозившее во взгляде карибца.

Впившись глазами в музыканта, Поттер шагнул ближе к Снейпу, выпятив подбородок. Покраснев, музыкант отвернулся.

Снейп усмехнулся.

- Ревнуем, Поттер?

- Да, - кратко ответил юноша и, выпрямив плечи, гордо зашагал вперед.

Растерянно моргнув, Снейп смотрел ему вслед. Затем покачал гловой и нагнал Поттера. Какое-то время они шли молча, затем Снейп взглянул на своего спутника.

- Ты же понимаешь, что это совершенно нелепо.

- Что? – Поттер остановился перед узкой зеленой дверью, украшенной гирляндой с вплетенными в нее яркими лампочками.

- Твоя ревность. – Снейп рассматривал профиль юноши, плавные очертания подбородка и шеи, едва заметную щетину на скулах.

Поттер резко постучал в дверь.

- Ну, разумеется. – Он улыбнулся, когда дверь распахнулась и на пороге возник высокий, безупречно одетый мужчина. – Привет, Пракаш.

Мужчина расплылся в улыбке.

- Гарри. – Он широко распахнул дверь и впустил их внутрь. – Она уже на сцене.

Перед тем, как войти Поттер стряхнул снег с ботинок.

– О, да. Я забыл, что она сегодня работает.

Снейп последовал за Поттером по узкому, обитому дубовыми панелями коридору, оскалившись на окинувшего их задумчивым взглядом вышибалу. В ответ Пракаш, которого явно не впечатлило профессорское обаяние – приподнял верхнюю губу. Снейп фыркнул.

Поттер привел его в темный паб, освещенный лишь несколькими тусклыми огнями и светом, льющимся со сцены напротив бара. Снейп удивленно остановился, наблюдая за тем, как одетая в облегающее платье из красного бархата блондинка с элегантным шиньоном грудным голосом напевала о... он прислушался... очевидно о том, как обнаружила документ на владение алмазной шахтой в своем рождественском чулке. Он покачал головой. «Магглы», – пробормотал профессор себе под нос, и наконец ноги принесли его к небольшому столику в глубине зала, за которым уже дожидался Поттер.

Снейп неохотно опустился в обитое кожей кресло. Оглядевшись, он отметил, что все соседние столики заняты мужскими парами...

– Здесь всегда так людно?

– Только когда поет Найджелла, – ответил Поттер. Он подал знак официанту. – Для меня – сосиски с картофельным пюре, пожалуйста, – попросил он. И взглянул на Снейпа. – Рекомендую.

Снейп кивнул официанту.

– Мне то же самое.

Поттер схватил официанта за рукав прежде, чем тот успел отойти.

– И, будь добр, бутылку Гленфаркласа. – Юноша сделал паузу. – Пятнадцатилетний, если у вас есть, – и взглянул на Снейпа. – Это вас устроит, сэр?

Снейп кивнул.

– Я поражен, Поттер.

Тот широко улыбнулся.

– Я ценю хороший виски. – Все еще улыбаясь, он опустил глаза, вырисовывая пальцем завиток на полированном дереве стола. – Между прочим, пристрастился я к нему, когда заметил, что в штабе Ордена его пил ты. – Юноша рассмеялся. – Ты всегда казался мне выходцем из Старого Света – с этим стаканом в руке.

В ответ Снейп изогнул бровь.

– Ну, по крайней мере, мне удалось повлиять на твои алкогольные предпочтения, если не на способности к зельеварению.

– Я сдал ТРИТОН, – хладнокровно парировал Поттер.

– С трудом.

– Только потому, что ты был настроен завалить меня. – Поттер откинулся на спинку кресла, пока официант расставлял на столе бутылку со стаканами. Затем разлил им обоим виски и подтолкнул один из стаканов к Снейпу. – Интересно, зачем, профессор?

– В том, что касается зелий, ты был полный ноль, Поттер, – Снейп потягивал виски и со вздохом наслаждался тем, как алкоголь согревал желудок. – Ты сдал еле-еле, так что будь благодарен.

Сжав губы, Поттер внимательно наблюдал за профессором.

– Мне всегда было интересно...

Снейп взглянул на юношу и со стуком отставил в сторону стакан, нахмурившись, когда ему на руку пролился виски.

– Что именно?

Скрестив руки, Поттер наклонился надо столом, зеленые глаза сияли в тусклом свете. Пламя от небольшого, расположенного в центре стола светильника бликами мерцало на бедной коже, придавая ей золотистый оттенок.

– Мне всегда казалось, что ты меня презираешь.

– Тебе правильно казалось, Поттер, – Снейп обвел пальцев край стакана.

В ответ Поттер поднял бровь.

– И все же, ты сейчас здесь, со мной. – Он повернулся. – Извольте объясниться, профессор.

Снейп поднял стакан.

– Возможно, сейчас я презираю тебя меньше. – Он глотнул виски, отводя взгляд от этих пронзительных изумрудных глаз.

– Ясно.

Снейп поднял голову, неожиданно испугавшись, что на того в самом деле снизошло понимание. Поттер сделал большой глоток виски, прежде чем поставить стакан на стол и снова наполнил его, вопросительным жестом указав на бутылку Снейпу. Тот поднял свой стакан, позволив юноше наполнить и его.

Наконец мальчишка заговорил.

– Раньше я тебя ненавидел, – Поттер слабо улыбнулся, кружа в руках стакан. – Думал о тебе всякие гадости. – Он взглянул на зельевара. – Ты же был настоящим мерзавцем большую часть времени.

– Не принимай это на свой счет, Поттер. – Снейп глотнул виски. – Я со всеми веду себя одинаково.

– Но не со слизеринцами.

Снейп твердо взглянул на юношу.

– Это за меня достаточно делают другие. – Он облизнул нижнюю губу. – У факультета Слизерин мало защитников.

– Туше, – кивнул Поттер. Он поднял голову и улыбнулся, когда официант расставил перед ними тарелки. – Спасибо. – Официант подмигнул ему. Снейп стиснул зубы, чувствуя, как сжалось сердце. Он осушил стакан и снова потянулся к бутылке, напрягшейся рукой наливая себе очередную порцию. Черт подери. Он же не мог испытывать... он оборвал себя. Лучше об этом даже не думать. Ради Цирцеи. Только не по отношению к Поттеру. К нему – никогда.

Поттер взял вилку, откусил кусочек дымящейся сосиски и медленно прожевал.

– Знаешь, я перестал ненавидеть тебя на седьмом курсе. – Он взглянул на Снейпа. – Когда Дамблдор послал тебя в штаб присматривать за мной на каникулах. А именно - в тот рождественский вечер, когда мы остались вдвоем. – Его скулы залила краска. – И между нами произошел тот разговор.

Снейп застонал. Сам он отчетливо помнил тот вечер. Он, как обычно, сидел в своем любимом углу библиотеки, исследуя контр-заклинания к темным проклятиям по просьбе директора, когда туда явился растрепанный Поттер, плотно закутанный в халат и без очков. Юноша извинился за то, что помешал, сказал, что не хочет быть один. Снейпу пришлось игнорировать мальчишку целых десять минут, пока тот не признался, что его разбудили кошмары. Не посланные Волдемортом видения – Поттер, наконец, овладел основами окклюменции, – но сны о войне, о гибели тех, кто ему дорог.

Снейп неохотно разлил по стаканам Гленфарклас и пересел на диван к Поттеру. Не перебивая, он слушал, как тот говорит, уставившись в потрескивающее перед ним пламя, поджав босые ноги и сжимая полупустой стакан виски в дрожащих пальцах.

Сейчас же Поттер смотрел на него, улыбаясь.

– Помню, ты сказал, что, несмотря на все мои усилия доказать свое безумие, не веришь, что я сошел с ума. Даже несмотря на кошмары. Невежественный – да. Безрассудный – да. Глупый – да. Вряд ли протяну до окончания года – возможно. – Он отвернулся, улыбаясь еще шире. – Сумасшедший – нет. – Он рассмеялся и глотнул виски. – Из всего... – он умолк, задумавшись, – пришедшегося на мою долю в тот год внимания, больше всего я ценил твою искренность.

Снейп откинулся на спинку кресла, держа в руке наполненный стакан и рассматривая сидящего рядом с ним молодого человека.

– К тому времени тебе слишком много лгали. – Он покачал головой, поднеся стакан к губам и с удовольствием смакуя алкоголь, и вздохнул. – Мерлин свидетель, я безмерно уважаю Альбуса, но считаю его обращение с тобой в детстве бездушным. Возможно, ты и был упрямым, избалованным ребенком, но ты заслужил право знать истину о своей предполагаемой судьбе. В отличие от многоуважаемого директора, я всегда верил, что у тебя хватит смелости противостоять ей. В конце концов, ты же сын Лили Эванс, а у твоей матери было больше мужества, чем у большинства знакомых мне мужчин. И спаси нас Мерлин, если ты не унаследовал этого от нее. – Он умолк, и лицо его оставалось совершенно бесстрастным. – Образно выражаясь, разумеется.

У Поттера дрогнули губы.

– Благодарю. А я-то всегда гадал, от какого именно предка оно мне досталось. Разумеется, образно выражаясь.

Снейп фыркнул.

– Воздержусь от комментариев о незначительности родословной Поттеров. – Он замер, созерцая искрящийся в стакане янтарный свет. Затем взглянул молодому человеку в лицо. – В тот год вы заслужили мое уважение, мистер Поттер. – Он опустошил стакан и сразу же наполнил его – движения зельевара оставались точными и плавными. – И с удивлением ощутил... – профессор помолчал, – гордость оттого, что мы сражаемся на одной стороне.

Глаза Поттера расширились и он допил виски одним большим глотком. Затем облизал нижнюю губу, увлажнив розовым кончиком языка мягкую кожу. Снейп моргнул и быстро отвернулся, упорно игнорируя то, как вид этого языка отозвался у него в паху.

– Спасибо, – еще раз хрипло поблагодарил Поттер. – Сэр.

Они долго сидели молча, избегая смотреть друг на друга. Снейп медленно выдохнул и принялся за еду. Вполне съедобно, подумал он. Далеко от Хогвартских стандартов, но все же вовсе неплохо. Для магглов.

– Гарри!

Снейп обернулся и увидел, что к ним приближается блондинка со сцены. Поттер широко улыбнулся и приветственно помахал ей. Та рухнула на свободное место, обмахиваясь рукой.

– Черт подери, тут настоящая печка, – девица потянулась за стаканом Поттера, осушила его и со вздохом откинулась на спинку кресла. – Спасибо, приятель. – Ее голос стал на октаву ниже.

Снейп рассматривал даму, принимая во внимание густой слой косметики, слишком гладкие локоны, кадык... затем моргнул и взглянул на ухмыляющегося Поттера.

Новая спутница в свою очередь с интересом изучала Снейпа.

– Ну, представь же меня своему спутнику, Гарри, – улыбнулась она зельевару. – Его манеры просто ужасны.

– С этим трудно спорить, – сухо произнес Снейп.

Поттер рассмеялся.

– Не нужно давать ему дополнительных поводов для критики, Найдж. – Жестом он указал в сторону Снейпа. – Профессор Северус Снейп, познакомьтесь с моим вторым соседом по квартире, Найджеллой, так же известной как Соловей Сохо.

– Идиот, – мужчина в женском платье протянул руку Снейпу. – Он обожает свои шуточки. Профессор Снейп, говорите? – Она нахмурилась. – Я много о вас слыхала. Если не ошибаюсь, вы - тот ужасный, всеми ненавидимый зельевар. Настоящий сукин сын.

– Именно, – Снейп вежливо склонился над протянутой рукой Найджеллы. Затем сдвинул брови в сторону Поттера.

– Решили наплевать на осмотрительность среди магглов, не так ли?

– О, я слышала о вас не от Гарри, – опуская руку, заметила Найджелла и мило улыбнулась. – Хотя и он ворчал по вашему поводу пару раз, – и усмехнулась при виде изогнутой брови Снейпа. – Вы преподавали у моего брата. К счастью, единственного мага в нашем семействе. Остальные – исключительно магглы. Отец, конечно же, ужаснулся, что один его сын оказался магом, а второй, – она жестом указала на себя. – Ну, а второй – это я. Должна сказать, что когда наша семейка собирается в полном составе, то с нами не соскучишься.

Снейп удивленно поднял голову.

– Ваш брат – маг?

Рассмеявшись, она ткнула Поттера в ребра.

– Ты же вроде сказал, что он умен.

– Дай ему прийти в себя, Найдж, – наполняя в очередной раз стакан, заметил Поттер. – Вы только что познакомились. Ты же знаешь, что людям нужно время, чтобы к тебе привыкнуть. – Юноша поднес стакан к губам.

Найджелла закатила глаза и повернулась к Снейпу.

– Когда я не в этом прикиде, то известна как Найджел Финч-Флетчли. Вы учили моего брата Джастина.

– А, – кивнул Снейп. – Хаффлпафф. Курс Поттера. Не семи пядей во лбу в зельях, хотя до уровня Лонгботтома ему, слава Мерлину, далеко. Адекватный студент. – Он глотнул виски. – Как и большинство хаффлпаффцев. В действительности, они редко чем-то выделяются.

Найджелла сморщила нос.

– Ну да. Он тоже вас презирает.

Снейп пожал плечами. Поттер закусил губу, пряча очередную несносную усмешку.

Найджелла обернулась к Поттеру.

– Как там мой бюст – держится? – она погладила груди. – Джинни наложила заклинание вечером.

Поттер присмотрелся.

– Неплохо. Левая чуть меньше. Поправить?

Найджелла в ужасе посмотрела вниз.

– Я что, кривогрудая?

Поттер виновато поднял голову.

– Чуть-чуть.

– Черт, – вздохнула Найджелла. – Ну, тогда подкачай ее немножко.

Поттер извлек палочку. Снейп схватил его за руку, вцепившись в тонкое запястье юноши.

– Ты совсем спятил, Поттер или же ты просто идиот? – Он оглянулся. – Мы же среди магглов.

Поттер закатил глаза и выдернул руку.

– Никто ничего не заметит. Поверь мне. Я делал это сотни раз.

– И министерство ничего не знает?

Поттер усмехнулся.

– Орден Мерлина – полезная штука, – съязвил он и указал палочкой на бюст Найджеллы, прежде чем Снейп сумел остановить его. – Engorgio.

Левая грудь Найджеллы слегка увеличилась в размерах, и та довольно кивнула.

– Шито-крыто.

Поттер спрятал палочку в складках мантии и взглянул на Снейпа:

– Видишь? Без проблем.

– Ты полный кретин, – сердито взглянул на него Снейп. – Я раздумываю, не сдать ли тебя в Отдел Обеспечения Магического Правопорядка ради развлечения –посмотреть, на твои попытки оправдать нарушение одного из наших основополагающих законов с целью увеличить грудь твоего маггловского приятеля–трансвестита.

– Но ты этого не сделаешь, – спокойно парировал Поттер.

– Не искушай меня, Поттер, – рявкнул Снейп.

– Прошу прощения.

Все, как один, подняли головы – у их стола топтался молодой человек с виду чуть постарше Поттера. Чуть покраснев, он взглянул на гриффиндорца. И облизнул нижнюю губу.

– Я бы хотел... – Он прочистил горло и бросил взгляд на небольшую, танцплощадку, расположенную перед сценой. – Можно пригласить тебя на танец?

Поттер моргнул.

– Меня?

Молодой человек кивнул. Снейп сощурился, окидывая взглядом взъерошенные, словно нарочно, светлые кудри, стройное мускулистое тело, узкие бедра, широкие плечи... Затем вздернул подбородок и глотнул виски.

Поттер пожал плечами.

– Ну конечно, – и взглянул на своих спутников. – Вы позволите?

– Иди, иди, – тепло отозвалась, уже потянувшаяся за стаканом Поттера Найджелла. – Со мной профессор не соскучится.

– Веди себя прилично, – прошипел Поттер, вставая.

– Я всегда веду себя прилично, дорогой, – Найджелла скользнула на освободившееся место, как только юноша последовал за своим партнером к танцевальной площадке. Допив виски Поттера, блондинка взглянула на зельевара, который, судорожно вцепившись в собственный стакан, исподтишка наблюдал за юношей. Он сжал губы, заметив, как партнер Поттера положил тому руку на бедро, как его ладонь скользнула по ягодице юноши. Ублюдок...

Найджелла кашлянула.

– Привлекательный негодник, верно?

Снейп допил остатки виски.

– Не особо, – рявкнул он, потянувшись за бутылкой.

– Я имела в виду Гарри, – лукаво пояснила трансвестит.

Снейп сердито взглянул на нее.

– Я тоже.

Найджелла рассмеялась и придвинула кресло поближе к Снейпу.

– Ты к нему неравнодушен.

– Ничего подобного, – Снейп сердито уставился на танцплощадку, где Поттер улыбался партнеру, обнимая блондина за талию. Зельевар подавил охватившую его совершенно иррациональную волну гнева. И сделал большой глоток из стакана. – Я даже не знал, что мальчишка – гей.

– Чепуха, – Найджелла обхватила ладонями стакан, ее идеально наманикюренные пальчики барабанили по хрусталю. Поднеся стакан к губам, она сделала глоток. – Вы же поцеловали его прошлым Рождеством.

Снейп уставился на девицу, глаза его метали искры.

– Вопиющая ложь.

– Надо же. А Гарри в нее верит.

– Поттер – полный идиот, – выплюнул Снейп. – Он бредит.

Найджелла со стуком поставила стакан.

– Почему бы нам не раскрыть карты, профессор Снейп? – она наклонилась вперед. - По каким-то, только Мерлину известным причинам, вы нравитесь Гарри. И, судя по тому, как вы сжимаете этот ваш стакан всякий раз, когда на него смотрите, подозреваю, что и вы – признаетесь ли вы или нет – находите его привлекательным. – Заметив, как Снейп поморщился, она изогнула бровь. – Страшно, да?

– Я не собираюсь обсуждать это с вами, – убийственно тихим, ровным голосом ответил Снейп.

– Почему бы и нет? – глаза Найджеллы опасно заблестели. – Вы же не боитесь меня, профессор. Если послушать Гарри, то и из поединка с самим Князем Тьмы вы вышли целым и невредимым.

Снейп оскалился.

– Возможно.

Найджелла склонила голову.

– Ну и?

– Я не намерен перед вами оправдываться.

Найджелла пожала плечами.

– Имейте в виду, он не будет вас дожидаться вечно, – она кивнула по направлению к танцплощадке. – Вокруг него вьется много народу. Магглов и магов.

Снейп осушил стакан и резко поднялся – комната закружилась лишь единожды и он, скрипя зубами, обрел равновесие.

– В таком случае, ему, возможно, следует воспользоваться предложением одного из них. – Он бросил взгляд на Поттера. Мальчишка прижался ближе к партнеру и улыбался ему. Снейп фыркнул. – Или же он уже планирует это сделать.

– Вы ревнуете, – как бы между прочим заметила трансвестит.

Снейп хмыкнул.

– Уверяю вас, мадам, вы ошибаетесь. – Он вздернул подбородок в сторону танцующего юноши. – Передайте ему, что я вернулся в Хогвартс.

Он резко повернулся – его плащ картинно вздымался за ним следом, проигнорировал неуверенное «Профессор!» вырвавшееся у Найджеллы и вышел из паба, миновав в коридоре индуса-Пракаша. Высокий индиец придержал для него дверь, и зельевар стремительно вышел на заснеженную улицу

Нелепо, думал он, быстрым шагом продвигаясь по запруженному тротуару. Какая наглость со стороны этого... этой... как она смела объяснять ему его собственные чувства? И его чувства к Поттеру ему были прекрасно знакомы. И уж, конечно, он не испытывал ревности.

Или влечения к мальчишке.

Конечно, нет.

– Профессор Снейп!

Выпрямив спину, он замер посреди тротуара. Затем со вздохом обернулся. К нему, разбрызгивая во все стороны серую слякоть, спешил Поттер.

– Что тебе, Поттер?

Поттер остановился перед ним, задыхаясь, его скулы порозовели.

– Найдж сказал, что вы ушли.

– Ушел, – Снейп скрестил на груди руки.

– Почему? – глядя ему в глаза, спросил Поттер.

Снейп вздохнул.

– Уже поздно, Поттер. У меня есть чем заняться в Хогвартсе.

Поттер оттеснил Снейпа в сторону, к близлежащей аллее, вполне безлюдной, если не считать пары бездомных котов. Его взгляд все еще был прикован к Снейпу. Зельевар напрягся.

– Значит, ты не сердишься? – уточнил Поттер, легко касаясь запястья Снейпа.

В ответ зельевар нахмурился и отнял руку.

– Какого черта тебе от меня нужно, Поттер?

– Думаю, ты все прекрасно понимаешь, – Поттер твердо на него посмотрел. – Ведь это был просто танец.

– Ты волен танцевать с любыми выродками. – Снейп презрительно выгнул губы. – Ты взрослый человек, Поттер, и способен принимать самостоятельные решения, не так ли?

Губы юноши расползлись в медленной, легкомысленной улыбке.

– О да. – Он придвинулся к Снейпу, его дыхание затуманивало ледяной воздух. – Значит, Томас не в твоем вкусе?

– Это его имя? – Снейп стоял неподвижно, его мысли – в смятении. Он чувствовал аромат виски на мягких губах Поттера, мускусный запах самого молодого человека. У него перехватило дыхание.

– Да. – Зеленые глаза продолжали неотрывно смотреть на него. – Он тебе не понравился?

– Нет, – коротко ответил Снейп. Он приблизился к юноше, и его позабавил резкий вдох, который сделал Поттер. – А тебе? – шелково-бархатным голосом спросил он.

Поттер поежился.

– Нет.

– Хорошо, – пробормотал Снейп, все еще под гипнозом этих широко раскрытых, зеленых глаз. Медленно, бездумно, он наклонился и его губы очутились в нескольких сантиметрах от губ Поттера. – Не хотелось бы думать, что ты достаточно легкомысленнен для того, чтобы купиться на смазливую мордашку и хорошо подвешенный язык.

Поттер закрыл глаза и медленно выдохнул, касаясь дыханием губ Снейпа.

– Никогда. – Открыв глаза, он улыбнулся. – Хотя подвешенный язык – это неплохо. – Его взгляд задержался на губах Снейпа. – Если, конечно, к нему прилагается остроумие.

– Это возможно, – пальцы Снейпа сами по себе скользнули по скуле Поттера.

– В самом деле? – задыхаясь, спросил Поттер, с тихим стоном прижимаясь щекой к ладони Снейпа.

– Все возможно, Поттер, – Снейп наклонился – его губы едва не касались губ юноши. – Абсолютно все.

Поттер резко вдохнул. Приоткрыв рот, Снейп припал губами к губам Поттера. Тот застонал и схватил Снейпа за плащ и, сминая мягкую ткань, ответил на поцелуй. Его губы отвечали на движения губ Снейпа; язык – на касания языка зельевара.

Снейп обхватил руками затылок Поттера и зарылся пальцами в мягкие волосы юноши. Он притянул его еще ближе и повернул таким образом, чтобы тот опирался спиной о кирпичную стену. Прижавшись к Поттеру всем телом, он снова приник к губам юноши. Толчок бедрами – и Поттер задохнулся, впившись в предплечья Снейпа.

– О, Мерлин, – прошептал он у губ мужчины.

Снейп прихватил зубами нижнюю губу юноши и слегка укусил. Он изменил позицию - так, чтобы его бедро упиралось в твердый член гриффиндорца и зашипел, ощущая ответную реакцию собственного члена.

Он замер, наконец, оторвавшись от юноши. Это же Поттер! Что за безумие? Поттер взглянул на него затуманенными глазами и попытался притянуть к себе. Снейп отодвинулся.

– Не надо, – с отчаяньем попросил Поттер

Снейп отступил еще на шаг.

– Я должен.

Поттер шагнул вперед.

– Нет.

Снейп горько рассмеялся.

– Не будь смешон, Поттер. Ты не знаешь, о чем говоришь.

– Я хочу тебя, – с упрямым блеском в глазах сказал Поттер. – Хотел с тех пор, как...

Снейп поднял руку, обрывая его.

– Хватит. – Он жестко взглянул на Поттера. – Хватит. Это безумие. – Он покачал головой. – Я безумен.

– Ты не... – Взгляд Снейпа заставил Поттера умолкнуть. Теперь он лишь обиженно смотрел на зельевара.

Снейп вздохнул.

– Благодарю за ужин, мистер Поттер. – Он наклонил голову. – Это было... поучительно.

– Профессор...

– Оставь, Поттер, – Снейп сжал губы и нахмурился. – Прошу извинить, но я должен удостовериться, что мой факультет все еще цел и невредим. – Он порывисто кивнул и, не дожидаясь ответа, аппарировал в спасительное уединение своих комнат.

Упав в кресло, он прикрыл лицо дрожащей рукой. Черт. Подери.

Сделав глубокий вдох, он откинулся на спинку кресла. Он пропал, и это было ясно.

Для кризиса такого уровня было лишь одно решение.

Любой ценой избегать мальчишку.

Однако интуиция подсказывала ему, что такой возможности ему может не представиться.

* * *

Орден Феникса
Приглашает вас
На Рождественский обед
В пятницу, двадцать четвертого декабря
Тысяча девятьсот девяносто девятого года
В семь часов вечера
По адресу
Гримолд Плейс 12, Лондон

В очередной раз вздохнув, Северус занял место за длинным столом бывшего особняка Блэков - между Минервой Макгонагалл и Ремусом Люпином.

- Напомни еще раз, зачем я согласился посетить эту нелепую пародию на веселье? – понизив голос, спросил он Макгонагалл.

- Из-за Альбуса, - ответила та, потянувшись за бокалом. – И прошу, прекрати, наконец, возмущаться по этому поводу, Северус.

- Я скоро окончательно его возненавижу, - пробормотал зельевар и, расстелив на коленях салфетку, обвел взглядом стол. Обычное изобилие Уизли. Нимфадора Тонкс увлеченно беседовала с Джинни Уизли, их головы склонились друг к другу, ее шевелюра цвета фуксии кошмарно дисгармонировала с рыжими кудрями девчонки. Гестия Джонс и Кингсли Шеклболт помогали Молли и Артуру с дымящимися блюдами и тарелками. Мандангус Флетчер, загнав в угол Стурджиса Подмора и близнецов Уизли, развлекал тех анекдотами о своих последних похождениях.

С шумом и взрывом смеха распахнулась дверь. В комнату влетел Рон Уизли, а следом – Гермиона Грейнджер и Гарри Поттер, все розовощекие и жизнерадостные. Словно под гипнозом, Снейп уставился на взъерошенного Поттера с радостно сияющими глазами и улыбкой до ушей.

Мальчишка был совершенно неотразим.

Стремительно опустив взгляд на пустую тарелку, зельевар медленно выдохнул.

- Эй, Рон! – прокричал один из близнецов, обращаясь к брату. – Как прошел матч?

- Здорово! – воскликнул Уизли номер шесть. – Жаль, что вас не было. Пушки - в отличной форме!

- Только Рон способен так завестись от проигрыша своей команды, - рассмеялся Поттер. – Я же говорил, что Юнайтэд даст им такого пинка, от которого они долетят до самого Чадли... и те не обманули ожиданий, – усмехнулся он.

- Но проиграли-то они всего каких-то двадцать очков, - настаивал Уизли номер шесть. – Это – рождественское чудо, Гарри. За всю мою жизнь еще не случалось ничего подобного.

- Сядь, - Молли Уизли бесцеремонно подтолкнула младшего сына к столу. – Мы только вас и дожидались.

Снейп поднял голову на звук отодвинувшегося напротив стула. Поттер сел и едва заметно улыбнулся.

- Профессор.

Черт. Черт, блин, твою мать. Снейп отрывисто кивнул.

- Поттер.

Поттер повернулся к Люпину.

- С Рождеством, Ремус.

Оборотень улыбнулся в ответ.

- С Рождеством, Гарри. Значит, Юнайтед все-таки победили?

Поттер кивнул.

- Отличный матч.

Уизли перегнулся через девчонку Грейнджер.

- Пушки победили бы стопроцентно, если бы их ловцом был ты, Гарри. Эх, нужно было тебе принять их предложение. Уверен, что это было бы лучше, чем вся та чушь, что ты изучаешь на своих курсах. – Он взглянул на Люпина. – Может, тебе удасться переубедить его, Ремус? Месяцы напролет он жалуется о том, как его достал аврорат.

Люпин рассмеялся и покачал лохматой головой.

- Я пытался, Рон. Но он упрямый.

Поттер покраснел.

- Ну да, все было бы отлично, если бы не их проклятая мелочность. Упаси Мерлин предложить использование магии даже с намеком на Темную. И вообще, их методы дьявольски непрактичны.

- Именно поэтому тебе было бы лучше играть за Пушек. Или за Юнайтед. Или Соколов, – объявил Уизли. – Все они тебе предлагали. – Он разочарованно взглянул на друга. – Черт подери, Гарри, даже сборная Англии по тебе плачет.

Снейп поднял бровь и потянулся за блюдом с жареной индейкой, предложенным Макгонагалл.

- Сходящий с ума по снитчу Поттер отказался от возможности играть в квиддичной команде? – Он отрезал кусок, положил себе в тарелку и передал блюдо Люпину, игнорируя удивленный взгляд Уизли номер шесть на его неожиданное замечание.

Поттер взглянул на Снейпа.

- Мне не хотелось играть в прошлом году. – Он набрал в тарелку щедрую порцию йоркширского пудинга. – Потому что показалось, что я принесу больше пользы будучи аврором.

- О да, квиддич – это же так банально, верно? – Снейп отпил из бокала вино.

- Да ладно вам... - начал было Уизли номер шесть.

Поттер, не отводя взгляда от лица Снейпа, прервал его:

- Как ни странно, по большому счету - да. И я принесу больше пользы, если буду аврором.

Снейп в отвращении скривил губы.

- Типичный комментарий гриффиндорца. – Не обращая внимания на сердитые взгляды, он наклонился, указывая ножом на сидящего перед собой юношу. – Осмелюсь предположить, что в этой комнате найдутся те, кто станут утверждать, что ты совершил достаточно того, что подразумевается под словом «польза». - И фыркнул в ответ на недоверчивый смешок Поттера. – Лично я – не один из них. Однако если тебя не устраивает теперешняя ситуация, измени ее, черт подери. Не такое уж это трудное решение.

- Северус, - озадаченно вмешался Люпин, - неужели ты предлагаешь, чтобы Гарри посвятил себя квиддичу?

Снейп сердито взглянул на оборотня.

- Я предлагаю, чтобы мальчишка делал то, что ему хочется, а не то, чего от него ожидают. Полагаю, он уже исполнил свой долг, не так ли, Люпин?

- Да, - уверенно подтвердил тот.

- В таком случае, думаю, ты согласишься, что Поттеру нужно хотя бы предоставить возможность заниматься тем, что делает его счастливым - хотя бы раз в жизни. Мерлин знает, как редко нам выпадает такой шанс. И потом, должен же титул почитаемого Спасителя Магического Мира подарить этому маленькому чудовищу хоть какое–то утешение.

Поттер вздернул подбородок.

- И это говоришь мне ты? Тот, кто намеренно отказывает в счастье самому себе?

- Гарри... – ткнул его локтем Уизли.

Снейп откусил кусочек индейки, медленно прожевал, сглотнул и облизал нижнюю губу. Взгляд Поттера метнулся к его рту, затем к глазам – щеки юноши горели. Снейп отложил вилку и, не мигая, взглянул на молодого человека.

- Мне, в отличие от вас, мистер Поттер, требуется гораздо больше усилий, чтобы расплатиться сполна.

Поттер не отвел глаз, не обращая внимания на то, что его противостояние со Снейпом уже привлекло всеобщее внимания.

- А мне кажется, что вы уже расплатились с вашим долгом, профессор Снейп.

Снейп откинулся на спинку стула.

- А это, Поттер, спорный вопрос. – Он снова поднял вилку, упорно избегая настойчивого взгляда мальчишки и любопытного – Макогнагалл.

Снейп продолжал трапезу молча, слишком явственно сознавая присутствие сидящего напротив юноши.

* * *

Снейп стоял на террасе, наблюдая за лениво парящими в ночном воздухе хлопьями снега. Он все еще слышал доносящийся изнутри шум веселья: поющие голоса, музыку из какого-то маггловского прибора, который близнецы настроили так, чтобы тот подпитывался магией.

Услышав тихий щелчок двери, он вздохнул.

- Поттер.

- Откуда ты узнал, что это я? – Юноша приблизился, обнимая себя.

Снейп язвительно взглянул на него.

- Такое впечатление, что мы слишком часто встречаемся вот таким образом.

Поттер улыбнулся.

- Тебе, похоже, нравится мерзнуть.

Снейп отвел глаза на падающий снег.

- Тут спокойно.

- Странно, правда? – Поттер сгреб пригорошню снега с нижней перекладины и слепил снежок. – Сколько снега выпало в этом году? – Он швырнул снежок через небольшой палисадник, удовлетворенно наблюдая, как тот разлетелся в хлопья у замершего фонтана. – Обычно, тут этого не бывает.

- «Мягко, как крылья птицы – так снег ложится,» - процитировал Снейп. – «И когда в божественный образ обращается облако-греза И когда скорбное сердце в холодном спокойствии признается Скорбное небо горе свое откроет

Поттер поднял голову.

- Как красиво. Откуда это?

- «Снежные хлопья». Генри Вордсворт Лонгфелло. – Снейп взглянул на бархатно-черное небо. – Иногда магглы лучше нас способны разглядеть магию в обыденных вещах... – Он перевел взгляд на Поттера. – Мир очищается от скорби, мистер Поттер.

Юноша вздохнул и прислонился к стене.

- Назовешь ли ты меня когда-нибудь «Гарри»?

- С какой стати? – взгляд темных глаз Снейпа встретился со взглядом Поттера.

Тот не отвел глаз – его пальцы елозили по припорошенным снегом перилам.

- Я полагал, мы уже миновали данную стадию, - он шагнул к Снейпу. – В конце концов, мы же друзья, правда?

- Я так не считаю, - сухо ответил Снейп. – Не думаю, что это вероятно и в будущем.

В ответ Поттер нахмурился и с досадой провел пятерней по взъерошенным волосам.

- В таком случае, кто же мы друг другу, профессор?

- Мы – никто, Поттер.

- Это чепуха, и ты об этом прекрасно знаешь, - вызывающе вздернув подбородок, мальчишка окинул его сердитым взглядом. – Ты же сам поцеловал...

- Ошибка, которая не повторится, - отрезал Снейп

Какое то время они молчали, испепеляя друг друга взглядами. Наконец Поттер, сверкая в свете луны зелеными глазами, приблизился к нему еще на шаг.

- Чего ты боишься? – его ладонь сомкнулась вокруг запястья Снейпа, большой палец вырисовывал небольшие круги на рукаве зельевара. Снейп закрыл глаза и медленно выдохнул, гадая, почему не смог – не захотел – отвести руку от жгущего прикосновения юноши.

Сейчас Поттер находился всего в нескольких дюймах, его дыхание холодило щеку.

- Чего вы добиваетесь, профессор? Что вам нужно?

У Снейпа перехватило дыхание, когда Поттер прижался мягкими губами к угловатому изгибу его подбордка.

- Прекрати, - пробормотал Снейп, поднимая голову.

Но Поттер уже целовал его шею, легонько покусывая нежную кожу.

- Почему?

Снейп запустил ладонь в шелковистые волосы юноши.

- Потому что это безумие. Ты... ты... – прошипел он, когда Поттер прижавшись к нему всем телом и все еще покусывая его подбородок, стал тереться явственно твердым членом о его ногу. – О, Мерлин, - прошептал он, вжимаясь своими бедрами в его. – Потому что ты – это ты и я тебя ненавижу, а ты меня презираешь, и я... – он задохнулся, когда пальцы Поттера скользнули по застежке его брюк, слегка задев вздымающийся член. – Черт подери, я в два раза тебя старше. – Он перехватил губы Поттера своими, лизнув уголки рта юноши. И застонал, когда тот обхватил его член, сжимая и поглаживая его сквозь шерстяную ткань. Снейп толкнулся в руку Поттера, оторвавшись от губ юноши. – Мерлин...

- Прошу, не останавливай меня, - где-то у его шеи прошептал Поттер, продолжая нежно водить пальцами по члену Снейпа. – Хочу тебя. – Он взглянул на бывшего профессора потемневшими от желания глазами. – Хочу тебя на Рождество.

- Ты спятил, - повернувшись и снова приникая к губам Поттера, пробормотал Снейп. Одной рукой он обхватил ягодицы юноши, прижимая его к себе. Тот застонал, его язык дразнил язык Снейпа, выскальзывая и заманивая. Зельевар гладил ягодицы юноши, массируя упругую плоть кончиками пальцев.

Поттер неохотно разорвал объятия и облизал влажные губы.

- Скажи «да». – Его глаза расширились. – Ну, пожалуйста.

Какое-то время Снейп просто смотрел на него. Затем молча обнял, прижимая к себе, и с громким хлопком они аппарировали.

В комнате, озаренной струящимся сквозь широкое окно лунным светом, Cнейп толкнул Поттера на постель.

Не теряя времени, юноша сбросил на дальний край кровати мантию, скинул один за другим ботинки и стянул через голову свитер.

- Где мы? – выдохнул он, поднимая для очердного поцелуя лицо.

Снейп ответил на поцелуй, покусывая нижнюю губу юноши, одновременно стягивая собственную мантию.

- Наверху, - прошептал он. – Я подумал, что не стоит переутомляться. – Он снял с Поттера очки и осторожно поместил их на прикроватную тумбочку.

Поттер рассмеялся и, перекатившись, улегся на него, целуя в шею.

- Настоящий Соломон, - его пальцы проворно расстегивали пуговицы рубашки Снейпа. Стянув ее с плеч зельевара, Поттер припал к обнаженной мягкой коже и поцеловал ее. – Что, если нас станут искать?

- Не станут, - Снейп извлек из брючного кармана палочку, направил на дверь и пробормотал заклинание. – А если и станут, то не найдут.

Поттер закрыл ему рот поцелуем, забирая палочку и откидывая ее в сторону. Снейп подумал было, не выразить ли протест по поводу такой легкомысленности, но пальцы Поттера снова обхватили его ноющий член, и он со стоном выгнулся к ласкающую его руку.

Поттер покрывал поцелуями обнаженную грудь Снейпа, его язык дразнил соски. Зельевар стонал и извивался под жарким ртом юноши, под уверенными ласками его руки. И в тот момент он даже не мог вспомнить, отчего так противился этой идее.

Поттер оседлал бедра Снейпа и расстегнул свои джинсы, обнажив полоску белого хлопка. Снейп обхватил юношу за бедра, пальцами оттягивая джинсовую ткань.

- Хочешь меня увидеть? – хрипло спросил Поттер.

Снейп молча кивнул.

Поттер медленно поднялся и стянул джинсы на бедра. Каким-то образом - Снейп до сих пор не понимал, как именно – он сумел их снять полностью, и теперь нависал над Снейпом; его возбужденный член натягивал ткань трусов, влажное пятно просматривалось на белом хлопке. Снейп провел кончиками пальцев по члену Поттера, и тот, издав резкий стон, оттолкнул руку Снейпа.

Зельевар наблюдал, как Поттер избавился от трусов, обнажая твердый, тяжелый член, покрасневшая головка которого уже исходила влагой. Со стоном он схватил молодого человека и перевернул, вжимая в матрас и целуя. От Поттера пахло вином, виски и сливовым пудингом Молли Уизли. Совершенно восхитителен, подумал Снейп, обхватывая твердый член Поттера. Он едва уловил тихий вздох юноши, когда его палец скользнул по влажной головке.

Уткнувшись лицом в изгиб шеи Поттера, он чувствовал мускусный запах возбуждения юноши, аромат его сандалового мыла. Его рука скользнула по члену Поттера вверх, обогнула головку, и снова опустилась вниз. И повторила движение снова и снова..

Подняв голову, он взглянул в возбужденное, раскрасневшееся лицо Поттера.

- Хорошо? – спросил он, покрывая поцелуями шею юноши.

Ответом ему был похожий на всхлип стон и резкий толчок бедер. Снейп стал медленно покрывать поцелуями грудь юноши, следуя по узкой дорожке темных волос, ведущей от живота вниз. Покусывая бедро мальчишки, он проникал языком в неглубокую впадинку между бедром и тазом. У его кожи был вкус соленого пота и горького сандалового дерева.

- Восхитительно, - пробормотал он над островком темных волос у основания члена Поттера. Снейп провел языком по внутренней стороне эрегированного члена юноши, наслаждаясь, вырвавшимся у того резким вскриком удовольствия.

- Пожалуйста, - глядя на него, простонал Поттер. – Пожалуйста.

В ответ Снейп усмехнулся.

- Тебе этого хочется? – Он лизнул языком головку.

- Мерлин, да, - обеими руками тот лихорадочно сжимал покрывало. – Пожалуйста.

Снейп взял член Поттера в рот, расслабляя горло, стараясь охватить как можно больше плоти. Задыхясь, Поттер толкнулся вперед. Снейп неторопливо сосал член юноши, вылизывая головку, уделяя внимание крошечной прорези, лаская чувствительную внутреннюю сторону. Поттер стонал и задыхался, извивался и трепетал, его бедра непроизвольно толкались вверх, словно ему было мало.

Почувствовав, что Поттер вот-вот кончит, Снейп замедлил темп. И усмехнулся, услышав вздох разочарования в ответ. Он накрыл молодого человека своим телом, касаясь губами его щеки.

- Хочу, чтобы ты кончил с моим членом внутри, - прошептал он, покусывая Поттера за мочку уха.

- О, Мерлин, - Поттер повернулся и поцеловал его взасос. – Да.

Снейп схватил с пола палочку и, приложив кончик к своей ладони, пробормотал латинское заклинание, пока Поттер не сводил с него широко раскрытых глаз. Его пальцы немедленно покрылись благоухающим маслом. Он потер ладони, растирая маслянистую жидкость, от которой исходил аромат гвоздики.

- Полезный навык, - задохнулся Поттер, когда гладкий палец Снейпа скользнул между его ягодиц.

- Возможно, когда-нибудь я тебя ему научу, - Снейп протолкнул кончик пальца в чувствительный вход.

Бедра юноши невольно подались вперед, и он откинул голову на подушки, когда палец Снейпа полностью исчез в отверстии.

- О, Мерлин, да.

Неторопливо и методично, Снейп кружил пальцем по нежной коже, разминая ее. За первым пальцем последовал второй и он принялся разводить их внутри Поттера, в то время как свободная рука скользнула вниз, покрывая маслом ноющий член. Поттер застонал, притягивая его к себе.

- Мерлин, как же я тебя хочу.

Снейп наклонился и пососал напрягшийся сосок Поттера, покусывая и вылизывая затвердевший бугорок, в то время как юноша извивался под ним, наполняя комнату негромкими стонами. Да и собственное дыхание уже стало тяжелым и неровным – вожделение к Поттеру пульсировало по всему напрягшемуся телу. Влажный Снейпа член терся о бедро юноши, посылая по телу вспышки похоти. Постанывая, зельевар качнулся вперед.

Впившись ему в плечи, Поттер двинул бедра повыше, сильнее нанизываясь на пальцы Снейпа. Его глаза потемнели и расширились, шея выгибалась, обнажая идеальную бледную мягкую кожу. Снейп скользил губами вниз по горлу Поттера, оставляя розовые следы укусов острыми зубами.

- Ну, пожалуйста, - неожиданно зашипев, простонал Поттер, когда пальцы Снейпа коснулись гладкого бугорка его простаты. – Черт, - и он толкнулся влажным членом о живот Снейпа.

Снейп со стоном убрал пальцы, развел мускулистые бедра Поттера пошире и, стоя на коленях, откинулся назад. Поглаживая бархатистую кожу юноши, его палец вырисовывал небольшие круги у основания ягодиц. Он погладил собственный упругий член, слегка касаясь напрягшейся мошонки. Затем взглянул на Поттера - идеальное, раскрасневшееся, задыхающееся воплощение распутной страстности, если таковая существовала.

Грудь юноши блестела в лунном свете и тяжело вздымалась. Зеленые глаза сверкнули, когда он приподнялся на локте. Он потянулся к Снейпу, притягивая того ближе, до тех пор, пока их губы не встретились. Его язык лизнул губы Снейпа, требуя входа, уговаривая, дразня, играя.

Снейп оттолкнул его на кровать, вжимая гладкую головку члена в отверстие Поттера. Откинувшись назад, он взглянул на молодого человека.

- Ты уверен? – хриплым от вожделения голосом спросил он.

В ответ Поттер снова притянул его в отчаянный поцелуй, вцепившись во влажные волосы Снейпа.

Снейп медленно входил в юношу – от полнейшего удовольствия у него перехватило дыахние. Зельевар наклонился к Поттеру.

- Так узко, - прошептал он, покусывая распухшую нижнюю губу юноши.

В ответ тот толкнулся вперед, нанизываясь сильнее.

- Я не девственник, если это то, на что ты намекаешь, - со смешком, тут же переросшим в стон, произнес он. – О, Мерлин.

Снейп укусил его в плечо, зализывая гладкую от пота кожу.

- Нет, не то. – Он толкнулся глубже, скользя в обжигающее тепло тела Поттера. – Хотя я благодарен за то, что не буду в ответе за твою... – Он задохнулся, когда Поттер обвил ногами его задницу, притягивая к себе. – За твою дефлорацию, - выдавил зельевар.

Зеленые глаза вспыхнули.

- Слишком много разговоров, - прошептал Поттер, его дыхание холодило влажную кожу шеи Северуса. Он снова подался вперед. – Трахай меня.

Приглушенно выругавшись, Снейп принялся двигаться в ритме с бедрами Поттера. Он неторопливо толкался в юношу, встречая толчок за толчком. Сердце колотилось, тело ныло, пылающая кожа зудела с каждым разом, когда мальчишка выгибался в ответ, с каждым все более глубоким погружением в восхитительное тепло Поттера.

Откинув голову, он чувствовал стекающий со лба и капающий с носа пот. Снейп с силой вошел в юношу, его руки дрожали от попыток удержаться прямо.

- Сильнее, - хриплым от желания голосом побуждал Поттер. И тихо всхлипнул, изиваваясь под Снейпом, выгибаясь, чтобы плотней прижаться к нему потной кожей. – Черт. Сильнее. Пожалуйста. О, Мерлин. Северус!

Снейп крепко обхватил влажный член Поттера, наслаждаясь тем, как исказилось от удовольствия лицо юноши. Резкий толчок, еще секунда, и Поттер закричал - грубый, бессловесный крик вырвался из его горла, в то время как густые струи спермы стекали на пальцы Снейпа, забрызгивая их животы с каждым толчком бедер юноши.

Снейп вошел в Поттера еще сильнее, толкая в матрас безжизненное тело юноши, его яйца отчаянно жаждали освобождения. Он ощутил знакомый виток напряжения в позвоночнике, проникающий глубже, выше, сильнее - до тех пор, пока его, задыхающегося от стонов, не накрыла все поглощающая волна липко-потно-белого горячего желания.

Обессиленный, он рухнул на юношу, едва ощущая, как Поттер притягивает его ближе, как губы Поттера нежно целуют влажную от пота кожу, как руки Поттера гладят дрожащую спину. Он повернулся к юноше, уткнувшись лицом в гладкий изгиб шеи.

- Гарри, - закрыв глаза, прошептал он, обдавая теплым дыханием ключицу Поттера.

Молодой любовник улыбнулся ему в волосы.

- Северус, - прошептал он в ответ, целуя его в макушку. – Спи.

И тогда он, наконец, провалился в безмятежный сон.

* * *

Тусклый свет раннего утра проникал сквозь белые пыльные занавески. Снейп стоял у края измятой постели и застегивал мантию. Он окинул взглядом спящего на животе мужчину, его стройное тело, небрежно накрытое белой простыней. Темные глаза Снейпа отметили изящный изгиб спины, гладкие мускулистые плечи, идеальную линию бледной икры ноги, скульптурную выпуклость ягодиц под все еще влажной от пота и секса простыней. Растрепанные темные волосы Поттера слиплись там, где их держали пальцы Снейпа; длинные черные ресницы оттеняли порозовевшее лицо.

Снейп закрыл глаза, запечатлевая в памяти образ этого совершенного тела. В комнате все еще стоял запах секса – пота, спермы и мускусного возбуждения. Он по-прежнему ощущал на языке солоновато-сладко-горький вкус семени юноши. Облизав нижнюю губу, он открыл глаза и увидел, что на него смотрел сонный Поттер. Черт.

- Эй, - хриплым от сна и секса голосом прошептал юноша. – С Рождеством! – Он сел и простыня упала до талии, обнажая темную дорожку волос на животе. Он потер глаза и широко зевнул. Улыбнулся Снейпу и потянулся к краю постели. – И куда, интересно, ты собрался?

Отведя взгляд, Снейп застегнул манжеты.

- В Хогвартс.

Поттер моргнул.

- Не слишком ли для этого рано?

Снейп вздохнул. Собрав все, что в нем оставалось от мерзавца, он испепелил Поттера самым зловещим взглядом из своего арсенала. Стоящий на коленях, юноша качнулся назад.

- А куда по-твоему, я должен пойти, Поттер? – хладнокровно поинтересовался он, хотя внутри у него все сжималось. Снейп прекрасно осознавал, что выбора у него не было – он обязан был это сделать. Неважно, что там себе нафантазировал мальчишка, он не сможет – не станет – оставаться со Снейпом. Магическое общество не потерпит предательства такого рода от своего жертвенного агнца. «Упивающиеся Смертью не заслуживают героев», - шептал его разум.

- Ты мог бы остаться тут, - сощурившись произнес Поттер. – Вместо того, чтобы сбегать.

Снейп скривил губы в привычную ухмылку.

- О, и с какой стати мне оставаться, Поттер? Я уже основательно тебя оттрахал, - его сердце сжалось от неожиданной боли, мелькнувшей на бледном лице Поттера.

- И это все, что значит для тебя случившееся? – кутаясь в простыню, негромко спросил Поттер.

Снейп ощутил, как юноша осторожно пытается проникнуть в его мысли. Он резко вытолкнул его, вспышка гнева разорвала возникшую между ними слабую связь. И он не был уверен, что гнев исходил только от него.

- Прекрати это, – рявкнул он.

- Тогда ответь мне.

Снейп спокойно встретился с гневным взглядом Поттера.

- Тебя приятно трахать, Поттер, - он потянулся за лежащей на тумбочке палочкой и спрятал ее в карман. – Исключительно приятно, - он повернулся к двери. - Не более.

Вспышка красного света миновала его и врезалась в дверь. Он замер, уставившись на дымящееся отверстие в толстом дереве. Вздернув подбордок, он обернулся.

Совершенно обнаженный Поттер стоял у кровати, вцепившишь в палочку дрожащей рукой с побелевшими костяшками пальцев. И испепелял взглядом бывшего профессора.

- Ты - проклятый лицемер.

Снейп промолчал.

- Не знаю, какую игру ты ведешь, Снейп, - смертельно спокойным голосом произнес Поттер. – Но ты слишком хорошо учил меня, чтобы я не понимал, что имею дело с лжецом.

Снейп поднял бровь.

- Если ты действительно в это веришь, то спроси себя, зачем мне лгать. – Он открыл дверь. – Прощайте, мистер Поттер.

Он ступил в коридор, захлопнув за собой дверь. Затем провел пальцами по красному дереву.

- Прощай, Гарри, - прошептал он.

Взмахнув мантией, он вихрем пронесся по коридору, желая только одного – достичь спасительного покоя собственных комнат.



КОНЧИНА МИНИСТРА МАГИИ

Рита Скитер, спецкор, Ежедневный Пророк

Корнелиус Фадж, британский министр магии, скоропостижно скончался от сердечного приступа – согласно диагнозу колдомедиков из клиники Св.Мунго, в собственном кабинете ранним утром второго дня Рождества. Фадж, 78 лет от роду, никогда не жаловался на здоровье. Когда же ваш верный корреспондент попыталась выяснить, насколько истинно предложенное колдомедиками объяснение, то представитель клиники раздраженно ответил, что, « если бы не чрезмерное увлечение министра портвейном и колбасой, то тот мог бы до сих пор выполнять свои обязанности».

Официальные лица не предоставили никакого комментария о кризисе, не считая информации о том, что выполнять обязанности Фаджа теперь будет Оливия Хартсвелл. Поминальная служба запланирована на вторник, 28 декабря, в Вестминстерском аббатстве. Согласно сообщению помощника заместителя министра Перси И. Уизли, "посетить служлбу рекомендуется каждому магу или ведьме, которые что-то из себя представляют. Министра мы проводим как следует".

Согласно отчету отдела магического правопорядка, в древнем аббатстве в этот день запланированы повышенные меры безопасности. Будут использованы магглоотталкивающие заклинания, а все присутствующие обязаны аппарировать прямо в аббатство.



Снейп ерзал по скамье аббатства, пока очередной министерский лизоблюд взбирался на расположенный перед нефом подиум. Затем зевнул, даже не пытаясь скрыть скуку и Макгонагалл резко толкнула его локтем.

– Северус, веди себя прилично, – прошипела она.

Тот раздраженно взглянул в ее сторону и откинулся на спинку жесткой деревянной скамьи.

– Это чертовски нелепо, ты же понимаешь.

– О мертвых - либо хорошо, либо... – нахмурившись, Макгонагалл взглянула на него поверх очков. – Это неэтично.

Снейп со вздохом распрямил спину и поморщился, когда она хрустнула.

– Неэтичны эти проклятые скамейки. Если бы я знал, что мне придется торчать тут два часа, выслушивая дифирамбы идиоту Фаджу, то заранее применил бы смягчающее заклинание. Даже на поминках Альбуса мы не сидели так долго, а он заслуживал гораздо большего почитания, чем этот невежественный осел, которого мы так настойчиво переизбирали.

Макгонагалл просто взглянула на него с упреком.

Собравшиеся начали подниматься, когда священник запел молитву.

– О, чертова Цирцея, скажи мне, что приближается конец этого жалкого фарса, – поднимаясь, пробормотал Снейп, у которого ныла спина.

По проходу, под торжественный аккомпанемент похоронного марша Брамса, уже несли покрытый флагом гроб. Не торопясь, скорбящие – постольку поскольку – потянулись за несущими. Снейп последовал за толпой магов и ведьм к вестибюлю аббатства, а Макгонагалл – за ним по пятам.

И тут его чуть не сбила с ног молодая рыжая ведьма.

– Черт подери, смотри, куда идешь, девчонка! – рявкнул он.

– Извините, – девушка подняла голову. – О. Профессор.

Снейп уставился в широко распахнутые глаза Джинни Уизли.

– Мисс Уизли.

Находившийся в нескольких шагах от них маг обернулся, высматривая ее поверх голов разделявшей их группы ведьм.

– Джинни?

– Твою мать, – выругался Снейп. Девчонка Уизли оглянулась, а Макгонагалл ткнула его в спину острым ногтем. Он поморщился.

– Веди себя прилично, Северус.

Поттер проталкивался сквозь толпу. При виде Снейпа его улыбка улетучилась, слишком открытый взгляд стал непроницаемым, а рот сжался в тонкую линию. Он взглянул на Макгонагалл и кивнул:

– Профессор. – И с очевидным пренебрежением окинул взглядом то место, где стоял второй из его бывших преподавателей. Затем перевел взгляд на девчонку. – Нам пора.

– Я думала, мы подождем родителей, – возразила та.

– Нет, Джинни, нам нужно уйти сейчас, – Поттер мельком взглянул на Снейпа.

– Поттер, – заскрежетал зубами Снейп.

Юноша, от которого буквально извергались искры гнева, взглянул на него.

– Мне нечего вам сказать, сэр, – губы молодого человека презрительно кривились. – Или же, проще выражаясь, вам лучше заткнуться. – Он схватил девчонку за руку. – Пошли.

С извиняющимся (и слегка испуганным) взглядом назад, девушка позволила протащить себя через толпу.

– Ну-с, – протянула Макгонагалл. – Это было... занимательно.

Снейп сердито взглянул в ее сторону.

– Иди к черту, Минерва.

И аппарировал, оставив ведьму стоять в одиночестве с открытым ртом.

Снейп сидел, слепо уставившись в потрескивающее пламя камина – зажав коленями бутылку виски и думая о Поттере. Иссиня-черные ресницы на фоне бледных скул. Тихое "о!", которое тот издавал, выгибаясь под телом Снейпа. Нежное касание кончиков пальцев, поглаживающих спину Снейпа. Теплое сияние, исходившее от зеленых глаз, когда он улыбался своему бывшему профессору, удовлетворенный и счастливый.

Снейп откинул голову на спинку кожаного кресла и зажмурился. Черт подери.

– Снова напиваемся, Северус?

– Ступай к дьяволу, Альбус. – Снейп даже не побеспокоился открыть глаза, поднося бутылку к губам и делая большой глоток.

Он почувствовал, как привидение директора проплыло мимо, кожей ощутив продолжительный влажный холод, и приоткрыл глаз.

– В один прекрасный день я найду заклинание, которое сработает – можешь в этом не сомневаться.

Со своего места на кожаной оттоманке директор просиял. Затем похлопал Снейпа по бедру – его туманная рука исчезала в смятой черной ткани мантии зельевара.

– Ну, разумеется, найдешь. – Он поднял бровь. – Виски, Северус?

– Я люблю виски, – Снейп снова глотнул из бутылки. Затем опустил ее и сердито взглянул на Дамблдора. – Мне нравится напиваться. В одиночестве, если ты не против. – Он выразительно взглянул на дверь.

Дамблдор окинул его спокойным взглядом.

– О чем ты сожалеешь? О том, что переспал с парнем... – Он поднял руку в ответ на недоверчивый взгляд Северуса. – Да-да, я в курсе того, что произошло между тобой и юным мистером Поттером. – Дамблдор слабо улыбнулся. – После смерти мне гораздо проще читать твои мысли, Северус. Как ни странно. Возможно, это заслуживает дальнейших научных исследований.

– Твою мать, – пробормотал Снейп. – Этого мне не хватало для полного счастья. Старый назойливый сукин сын-привидение, каждый вечер читающий мои мысли. – Он сердито уставился на директора. – О чем я сейчас думаю?

Тот рассмеялся.

– О том, на что, увы, я не способен в своем теперешнем состоянии, мой мальчик. – Его веселость улетучилась. – Как я уже спрашивал, Северус, о чем именно ты сожалеешь? О том, что переспал с Гарри, или о том, что покинул его так, как ты это сделал, оставив впечатление, что случившееся ничего для тебя не значило?

Снейп отвернулся и снова глотнул виски.

Дамблдор печально наблюдал за ним.

– Позволь себе любить, Северус.

Снейп смотрел на покрывающие комнату тени, сжимая бутылку, поглаживая горлышко большим пальцем.

– Не надо, Альбус.

– Ты же его любишь, – просто сказал директор.

Снейп вздернул подбородок.

– Я никого не люблю.

– Северус...

– Кажется, я уже попросил тебя покинуть мои комнаты, Альбус, – угрожающе тихим голосом сказал Снейп. Он наклонился, в его темных глазах отражалось пламя камина. – Поэтому. Отправляйся к черту.

Дамблдор ссутулился. Затем кивнул и поднялся.

– Как тебе будет угодно, мой мальчик. – Он проскользнул сквозь дверь, оставив Снейпа в пустой, тихой комнате.

Откинувшись на спинку кресла, зельевар позволил знакомому безрадостному одиночеству поглотить себя.

Он снова глотнул из бутылки и уставился на языки пламени, мелькающие на фоне темной каминной плиты.

* * *

Снейп проталкивался сквозь толпу покупателей, запрудивших Косой Переулок. Выругавшись под нос, он едва сдержался, чтобы не схватить палочку и не послать заклятием в полную пожилую ведьму, наступившую ему на ногу высоким каблуком.

Нужно было просто послать свой заказ с совой в «Слизни и Дергун».

Завернув за угол рядом с кафе Фортескью, он остановился, услышав свое имя. Обернувшись, он увидел машущего ему рукой высокого, коротко остриженного блондина. Не узнав незнакомца, Снейп нахмурился: наверняка это был один из бывших студентов. И приблизился, не переставая хмуриться.

– Здравствуйте, профессор Снейп, – холодно поприветствовал его блондин.

– Кто вы такой? – рявкнул Снейп. – У меня нет времени на загадки.

Мужчина моргнул, затем растянулся в улыбке.

– О да. В последнюю нашу встречу я выглядел немного иначе. – Он слегка повысил в тембре голос. – Теперь припоминаете?

Снейп сощурился.

– Финч-Флетчли?

Молодой человек демонстративно поклонился.

– К вашим услугам, сэр. – Он выпрямился. – Прошу называть меня Найджел.

– Я буду называть вас так, как мне будет угодно, – Снейп окинул молодого человека взглядом с головы до пят. – Что вам от меня нужно?

Найджел свел брови.

– Я хочу знать, какого черта вы сделали Гарри. – Он шагнул к Снейпу, не спуская карих глаз с уставихшихся на него обсидиановых щелок. – С самого Рождества он сам не свой. – Блондин вздернул подбородок. – И мне известно, что той ночью вы были вместе.

– Откуда вы взяли?

Найджел фыркнул.

– Считай это интуицией трансвестита, дорогуша.

Снейп сжал губы.

– Выбирай выражения, мальчишка. Ты всего лишь маггл. А то, что, возможно, произошло между мной и мистером Поттером – наше личное дело. И никого не касается.

Найджел отмахнулся.

– Да ну, как говорим мы, магглы, это – мелочи жизни. – Он сердито взглянул на Снейпа. – Все, что я могу понять из того, что соизволил сказать мне сэр Гарри Скрытный, так это то, что вы переспали с ним и тут же смылись, объявив перед этим, что с ним было приятно потрахаться. – Губы юноши искривились в ухмылке. – Плохие у вас манеры, сэр. Очень плохие.

– Твоя забота никого не волнует, Финч-Флетчли.

– О, я в этом не уверен, сэр. – Найджел окинул его оценивающим взглядом. – Прошу простить мое безудержное любопытство, но могу я узнать, почему вы покинули его в Рождественское утро? Именно таким образом?

Снейп оскалился и наклонился к нему, его ноздри трепетали.

– Потому что с мистером Поттером действительно было приятно потрахаться. И не более.

– Чепуха, – отмахнулся Найджел. – Абсолютная чепуха, сэр. Я видел, как вы на него смотрели две недели тому назад. – Найджел буквально пронзил Снейпа взглядом. – Я знаю, как выглядит голодающий, профессор. И вы были абсолютно изголодавшимся по Гарри. – Он замолчал и слабо улыбнулся. – Так же как и он по вас. Такой голод не утоляется короткой встречей.

Снейп резко выдохнул.

– Я прекрасно обойдусь без твоей интерпретации событий, – он повернулся на каблуках.

Найджел схватил его за рукав мантии. Снейп обернулся, его темные глаза метали молнии. Юноша быстро отвел руку.

– Пожалуйста, выслушайте меня.

Снейп нахмурился.

– У вас есть тридцать секунд.

Найджел закатил глаза.

– Ладно, – вздохнул он. – Гарри несчастлив. – Он оглядел Снейпа сверху вниз. – Да и сами вы не в лучшей форме. Что, заменили еду алкоголем? – и лишь пожал плечами в ответ на сердитый взгляд Снейпа. – Это вполне нормально. Пару раз я и находился в таких ситуациях. Э-э-э. Раз сто.

– Ближе к делу, – сквозь стиснутые зубы прошипел Снейп.

– Просто думаю, что, возможно, происшедшее между вами на Рождество и не было ошибкой, как вы полагаете оба. – Найджел окинул его спокойным взглядом. – В противном случае сомневаюсь, что вас бы это сильно расстроило.

– И откуда вы взяли, что я расстроен? – ухмыльнулся Снейп. – Уверяю вас, мистер Финч-Флетчли, что я даже не задумывался об этом.

Найджел пожал плечами.

– Разумеется. Именно поэтому вы отказались принять сову Гарри.

В ответ Снейп лишь вздернул подбородок.

– Вот ты где! – через всю улицу к ним спешил кучерявый и розовощекий молодой человек. – Я тебя обыскался! И уже забрал заказанные книги, и... – он заткнулся при виде Снейпа. – О. Профессор Снейп.

Снейп обвел взглядом хорошо одетого молодого человека.

– Мистер Финч-Флетчли. – его верхняя губа искривилась в ухмылке. – Смею надеяться, что вы не пытаетесь повышать свое образование в зельях.

– Нет, сэр, – громко сглотнул бывший хаффлпаффец. – Как ни странно, в трансфигурации. Э-э-э. Знакомы ли вы с моим братом...

Снейп прервал его.

– Да. – Он снова взглянул на Найджела. – Было очень... приятно... как обычно. – Он кивнул обоим. – Прошу извинить.

– Ну, разумеется, – кивнул в ответ Джастин.

Снейп прошел мимо них, его черная мантия развевалась на ветру.

– С какой стати ты с ним заговорил? – донесся до него шепот младшего Финч-Флетчли.

– Заткнись хотя бы раз в жизни, Джастин, – ответил Найджел. И повысил голос: – Профессор Снейп!

Снейп остановился и повернул голову.

– Да?

– Значит, я передам Гарри от вас привет? – Найджел спокойно встретил его сердитый взгляд и изогнул бровь, в то время как его совершенно сбитый с толку брат лишь переводил взгляд с одного мужчины на другого.

Снейп нахмурился.

– Полагаю, в этом нет необходимости. – Он поджал губы. – Или же, выражаясь проще – нет.

Он повернулся на каблуках и зашагал в направлении «Слизни и Дергун», все еще размышляя о шокирующей наглости этого самонадеянного маггловского дерьма. Да как он смеет давать ему, Снейпу, советы, словно он – какой-то страдающий от безнадежной любви дурак!

Он с треском распахнул дверь в аптеку, напугав худенькую большеглазую ведьму за прилавком.

Да будь он проклят, если примет совет какого-то маггла-недоростка о том, как ему жить. Траханье было просто траханьем. И не более.

Он потянулся за большим мешком с толчеными крыльями летучей мыши.

Если же Поттер не способен принять этого, то избавиться от мальчишки было правильным решением.

* * *

Профессор Снейп,

Джинни, Гарри и я организуем небольшое новогоднее празднование в нашей квартире, естественно, в канун Нового года в этом году. (Какой сюрприз, правда?) Вернее, отвечаем за вечеринку Джинни и я. Гарри же хочется послать нас подальше, но мы объясняем это вашим совершенно дерьмовым отношением к... Ну. Вы меня понимаете.

Несмотря на это, после долгого обсуждения, Джинни и я хотели бы пригласить вас присоединиться к нам на Стоддард лейн 164-Б, в Лондоне, 31 декабря, в районе семи часов вечера. Мы почти уверены, что вы проигнорируете приглашение, но все же, надеясь на малейший шанс, что это может быть не так... Думаю, вполне возможно, что Гарри будет рад вас видеть. Не волнуйтесь... мы ничего ему не сказали. Никто из нас не хочет быть ответственным за его разочарование. Опять.

Ваш ход, профессор. Я лишь надеюсь, что у вас хватит мужества на шах и мат.

Всецело ваш,

Найджел Финч-Флетчли

В пятнадцатый раз за вечер Снейп выудил записку из мусорной корзины. Разгладив смятый клочок пергамента, он просто смотрел на него. Он принял решение. И последует ему.

Верно?

– Черт подери, – прорычал он. Нет, это было просто нелепо. Оттолкнув стул, он поднялся с недовольным ворчанием. Даже рассматривать это как возможность было бы настоящим безумием.

– А вот я считаю, что тебе следует пойти.

Снейп резко обернулся и увидел парящего у стола и безуспешно тычущего пальцем в комок влажных жарбоводорослей Дамблдора.

– Да-да, знаю, – опередил Директор язвительный ответ Снейпа. – Тебя рассердило то, что я снова вторгся в твои комнаты и ты продолжаешь исследовать возможность экзорцизма. Давай не будем повторяться, Северус.

Снейп сощурился.

– Тогда держись подальше от моих личных комнат, Альбус. – Он фыркнул. – А заодно и от моих личных дел.

– Тебе же хочется пойти, мой мальчик, – указал Дамблдор. – Я наблюдал, как ты уже несколько раз выуживал это послание из мусорной корзины.

В ответ Снейп лишь обжег директора взглядом.

– Ты совершил ошибку, Северус, – откровенно заметил Дамблдор. – И сожалеешь об этом. Как обычно. – Он покачал головой. – Но у тебя есть шанс ее исправить. Не упускай его.

– Если бы мне было нужно твое мнение, Альбус...

– Ты бы его спросил, – закончил за него Дамблдор. – Я в курсе. – Он заглянул в содержимое кипящего котла и сморщил прозрачный нос. – Какая дрянь. – Он перевел взгляд на Снейпа. – Тем не менее, мой мальчик, считаю, что у меня есть право, как у твоего друга....

Снейп фыркнул. Дамблдор нахмурился.

– Твоего друга, – продолжил он, – сказать тебе, что в этой ситуации ты повел себя необычайно глупо. – Он взглянул на Снейпа поверх очков. – И я бы посоветовал тебе прекратить строить из себя дурака и пойти к мальчику. – Он перевел взгляд на часы. – А теперь, прошу извинить, но мне нужно пойти и слегка подокучать Минерве. – Он сместился к двери и оглянулся через плечо. – Подумай об этом, Северус.

– Ладно, – устало ответил Снейп. – Только оставь меня в покое.

Дамблдор бесшумно проскользнул сквозь дверь. Снейп наблюдал за тем, как подол его мантии исчезает за тяжелым красным деревом. Затем откинулся на спинку стула и вздохнул, невольно возвращаясь взглядом к лежащему на столе посланию. Он прекрасно понимал, что это было бы непоправимой ошибкой. И все же...

Он не мог забыть вкус губ Поттера.

Он снова вздохнул и провел рукой по влажным волосам. Это было безумием. Совершенным безумием.

И все же...

Он отбросил стул. Нелепо. Абсолютно нелепо. Он не унизится до такой степени. Никогда.

Скомкав записку, он швырнул ее в мусорную корзину и выстрелил Incendio в комок пергамента, удовлетворенно наблюдая за тем, как тот охватило пламя.

Решение было принято.

Он снова взялся за перо.

* * *

Снейп колотил в красную дверь, презрительно взирая на позолоченную львиную голову, служащую дверным молотком. Из квартиры доносились звуки смеха и громкая музыка. Скрестив руки на груди, профессор придал лицу привычное непроницаемое выражение.

Дверь распахнулась и выглянувшая наружу Джинни Уизли уставилась на него, приоткрыв рот. Девушка быстро моргнула, ее глаза расширились.

– Профессор Снейп. Сэр.

– Я тут, чтобы поговорить с Поттером, а не участвовать в вашей нелепой вечеринке. – Он ступил в холл. – Где он?

Девушка указала на ярко освещенную гостиную.

– Я видела его там.

Снейп кивнул и шагнул в переполненную народом комнату. В его сторону повернулись головы и он подавил стон. Тут находился весь чертов факультет Гриффиндора. Лонгботтом. Грейнджер. Оба Криви – старший и младший. Проклятый клан Уизли в полном составе. Он сжал губы в тонкую полоску.

– Профессор Снейп, – Найджел Финч-Флетчли шагнул вперед, повысив голос, чтобы перекричать гремящую музыку – если так называлась эта какофония. – Вы все-таки смогли прийти.

Снейп сощурился, игнорируя протянутую молодым человеком руку и его полный любопытства взгляд. Музыка прекратилась; в комнате воцарилась тишина. Снейп молча выругался.

– Где Поттер? – рявкнул он.

Найджел огляделся.

– Он был тут совсем недавно...

– Я здесь.

Снейп обернулся. Поттер стоял позади него, скрестив руки и поджав губы.

– Нам нужно поговорить.

– Не вижу, о чем, – с непроницаемым лицом отозвался Поттер. – По-моему, ты уже прекрасно объяснил свою позицию.

Снейп кивнул.

– Возможно. И все же полагаю, что кое-какие дополнительные объяснения не помешают. – Он гляделся – они были в центре внимания, на них были обращены десятки любопытных взглядов. – Наедине, если можно.

Поттер пристально взглянул на него и отрывисто кивнул.

– Ладно, – и направился к застекленным створчатым дверям.

– Гарри? – Рональд Уизли шагнул вперед и сердито взглянул на Снейпа. – Ты уверен, что беседовать с этим ублюдком – удачная мысль?

Поттер слабо улыбнулся.

– Я думаю, что смогу с ним справиться, – тихо ответил он. – Спасибо.

Уизли бросил неодобрительный взгляд на Снейпа.

– Если я тебе понадоблюсь…

Поттер кивнул. Снейп закатил глаза.

– Вам нечего опасаться, мистер Уизли, я постараюсь не предпринимать ничего, что вызовет необходимость вашего сомнительного присутствия...

– Заткнись, – рявкнул Поттер. По комнате пронесся общий вздох ужаса. Лонгботтом всхлипнул.

Снейп прищурился на стоящего перед ним молодого человека.

– Прошу прощенья?

– Ты меня слышал, – Поттер открыл застекленные двери. – Если мы собираемся говорить...

Снейп миновал юношу, от зельевара исходили волны гнева. Поттер последовал за профессором на крохотную террасу, плотно прикрыв за собой двери. Снейп испепелял его взглядом.

– Неужели эта маленькая демонстрация самоуверенности была абсолютно необходима?

Поттер молча смотрел на него, скрестив на груди руки.

– Ты больше не сможешь обращаться со мной так же, как ты делал это в школе. И пусть это будет ясно. – Юноша вздернул подбородок. – Ты больше никогда этого не сделаешь.

Снейп фыркнул.

– Я всегда обращался с тобой вполне корректно, – он повернул голову к дверям, игнорируя недоверчивый взгляд Поттера. – Полагаю, они все в курсе?

Поттер смутился. Затем нахмурился.

– Не от меня, – вздохнул он. – Рон никогда не умел хранить секреты.

– Напомни мне позднее наложить на него Cruciatus, – пробормотал Снейп.

Поттер слабо улыбнулся.

– Мне это тоже приходило в голову, – признался он.

Какое-то время они просто молчали. Затем Поттер поднял голову.

– Что тебе от меня нужно?

Снейп посмотрел в темное небо и вздохнул.

– Если бы я мог ответить на этот вопрос, мистер Поттер, то не уверен, что стоял бы сейчас тут. – Он помолчал. – Я много думал о тебе в эти дни.

Поттер не спускал с него глаз.

Снейп поднял голову.

– Возможно, в том, что я сказал, было мало истины.

Поттер приблизился, все еще впившись взглядом в Снейпа.

– В чем именно?

Снейп сглотнул и отвернулся.

– Ты прекрасно понимаешь, о чем я.

Пальцы Поттера коснулись его скулы, поворачивая лицо Снейпа к себе.

– Хочу услышать это от тебя.

Снейп взглянул в беспокойные зеленые глаза. И облизал нижнюю губу.

– Ты отказываешься облегчить мне жизнь, верно, Поттер?

– Гарри, – пробормотал юноша. – И - нет, не отказываюсь. – Он слабо улыбнулся. – В любом случае, я не уверен, что между нами когда-либо что-то может быть просто.

– Возможно, что и нет, – Снейп внимательно посмотрел на юношу. – Гарри.

Гарри поднес ладонь к его щеке.

– Северус.

Они долго смотрели друг на друга.

– Я не простой человек, – пробормотал Снейп. – Иногда со мной... – он колебался, – трудно.

– Трудности меня не пугают, – Гарри скользнул губами по рту Снейпа. – Тебе уже пора запомнить это.

Снейп притянул его к себе, уткнувшись лицом в мягкую копну волос юноши.

– Я всегда буду мерзавцем. Если тебе хочется романтики и цветов, то ты делаешь плохой выбор.

– У меня аллергия на цветы, – прошептал Гарри, поглаживая плечи Снейпа. – И на романтику.

Снейп фыркнул.

– Это ты говоришь сейчас.

Гарри поцеловал его, покусывая нижнюю губу Снейпа.

– Ты меня хочешь?

Снейп судорожно вдохнул.

– Очевидно, что да. – Затем нахмурился. – Тем хуже для меня.

Гарри переплел пальцы с пальцами Снейпа.

– Отлично. – Он отступил на шаг. – Тогда пошли со мной.

Он провел Снейпа назад, в дом, не обращая внимания на встретившую их возвращение тишину. Снейп подавил смешок при виде шока на обращенных к ним лицах и спокойного безразличия Гарри при встрече с суматохой, поднявшейся среди его друзей. У мальчишки было мужество, это ясно.

– Гарри... – Гермиона Грейнджер схватила его за руку.

Улыбаясь, Гарри взглянул на нее.

– Завтра, Гермиона.

Снейп наклонился вперед.

– Или послезавтра, мисс Грейнджер.

Гарри рассмеялся.

Она покраснела, из ее рта вылетело тихое «о!».

– Ну да.

Гарри потянул Снейпа к лестнице.

– Ты ее смутил, – пробормотал он.

Снейп пожал плечами, обнял молодого человека за талию и притянул к себе. Затем толкнулся в него бедрами, ища трения своим быстро твердеющим членом у задницы Гарри. Тот тихо застонал, споткнувшись на ступеньках.

– Полагаю, что то направление, в котором ты меня тянешь, объяснит всем присутствующим о нашей конечной цели. – Он просунул руку под свитер Гарри. – Что вы собираетесь предпринять, мистер Поттер? – Он легко ущипнул сосок юноши.

– Негодяй, – заметил Гарри, нащупывая твердый член Снейпа под слоем одежды. Зельевар зашипел. Гарри ухмыльнулся и потянул его в темную спальню.

Прижав Снейпа к стене, он исследовал ртом его подбородок, шею, губы. Снейп отвечал на поцелуи жадно и страстно, вцепившись пальцами в мягкие волосы юноши. Задыхаясь, Гарри отступил назад.

– Хочу тебя, – Снейп укусил Гарри за подбородок. – Хочу тебя в себе, – и замер, шокированный собственной просьбой.

Глаза Гарри расширились.

– О, – он дрожал под руками Снейпа. – О, черт.

Юноша потянул за мантию зельевара, разрывая ткань. Снейп со стоном помогал ему, борясь и выпутываясь из черной шерсти до тех пор, пока мантия не упала у его ног. Гарри рывком расстегнул его рубашку, лаская горячую кожу под ней. Затем потянул Снейпа к кровати, повалив их обоих на мятое покрывало. Накрыв бывшего профессора своим телом, он проложил дорожку горячих поцелуев по груди Снейпа.

Тот застонал и стал срывать одежду с юноши; его уже не волновало ничто, кроме ощущения мягкой кожи под ладонями. Гарри помог ему, быстро раздевшись, кружа розовым кончиком языка вокруг соска Снейпа, пока снимал джинсы.

Гарри стянул со Снейпа брюки, покрывая поцелуями длинные, худые ноги. Затем он навис над Снейпом; в его глазах светилась нежность.

– Ты уверен?

Снейп кивнул.

– Quid pro quo, мистер Потт... – и, спохватившись, – Гарри. – Он скользнул ладонями по груди юноши, животу и наконец остановил их на его бедрах. Снейп посмотрел на островок темных волос, окружающих стоящий член Гарри. И почувствовал, как собственный напрягся еще сильнее. Да. Ему было нужно именно это. Как ни странно. Он облизал губы. – Абсолютно.

Гарри извлек из прикроватной тумбочки небольшой пузырек. И улыбнулся любовнику.

– Нет времени на то, чтобы выучить заклинание.

В ответ Снейп толкнулся вперед.

– Сойдет и так. – Изнывая от желания, он наблюдал за тем, как Гарри смазывал густым маслом ладони. – Быстрее, – прошептал он, потянувшись вперед и сняв очки с носа юноши.

Он зашипел, ощутив в себе пальцы Гарри, ласкающие его узкое отверстие. Прошло столько времени с тех пор, как он делал это в последний раз. Усилием воли Снейп заставил себя расслабиться. Медленно и нежно, молодой человек начал гладить его, с каждым осторожным толчком проникая пальцами все глубже. Снейп застонал, когда жжение сменилось удовольствием – Гарри коснулся чувствительной точки. Он выгнулся, сильнее насаживаясь на эти тонкие пальцы.

– Еще, – выдохнул он, обхватив пальцами собственный ноющий член. – Гарри...

К его ужасу, Гарри извлек пальцы, и тут же заменил их влажной головкой члена.

– О, Мерлин, – простонал Гарри, входя в Снейпа. В ответ зельевар лишь толкнулся вперед, заставляя юношу проникнуть глубже.

Гарри вошел полностью, растянув его шире. Снейп застонал, не переставая ласкать собственный член. Он развел ноги шире, и, приподнявшись, встретил очередной толчок юноши. Гарри задохнулся.

Они двигались в унисон, их тела терлись друг о друга, их толчки были совершенно синхронны, а губы кусали, посасывали, целовали гладкую от пота кожу.

Быстрее. Сильнее. Глубже.

Снейп был потерян в идеальном ритме собственного тела с телом Гарри.

Задыхаясь. Пыхтя. Постанывая.

Пот. Мускус. Возбуждение.

Мир вокруг кристаллизировался, застыв на одном совершенном моменте: Снейп – уже на грани, с изогнувшимся телом, напряженный и дрожащий, ощутил, как все вокруг взорвалось, разлетелось на миллион ярчайших, мельчайших частиц, когда оргазм сотряс его худое тело.

Толчки Гарри стали безудержными, а пропитанные потом темные волосы свисали юноше на глаза. Его мышцы напряглись, руки затряслись и он вскрикнул, выгибая шею и откинув голову. Липкое тепло наполнило Снейпа и он потянул Гарри на себя.

Гарри оцепенело повернулся, оставив робкий поцелуй на шее Снейпа.

– Прекрасно, – прошептал он в потную кожу Снейпа. – Мерлин. Так дьявольски прекрасно.

Снейп обвил руками трепещущее тело юноши, поглаживая его спину до тех пор, пока дыхание Гарри не выровнялось в тихий сонный ритм.

Он нежно поцеловал юношу, касаясь ладонью лица молодого любовника.

– С Новым Годом, мистер Поттер, – прошептал он.

И потом долго смотрел на струящийся сквозь окна лунный свет.

– Мерлин помоги нам обоим.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni