Рим – Город Солнца

АВТОР: E-light

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Драко
РЕЙТИНГ: PG-13
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: romance

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Гарри в отпуске. Надо везде побывать… Сайд-стори к "Виртуозу".

Любимому другу Ferry.


ОТКАЗ: все принадлежит Ролинг.




Утро сегодня не задалось. Как назло, в Британском музее не починили камин, и Колин на встречу опоздал. На целых двадцать минут.

В метро он постоянно смотрел на часы, изредка косясь с раздражением на чужую спортивную сумку, привалившуюся к его ноге. Хозяин сумки, здоровенный негр в бандане, протирал спиной дверь, покачивая подбородком в такт гремящей в наушниках музыке.

Музыкой это можно было назвать с сильной натяжкой. Больше всего это напоминало долбежку, сопровождаемую подвыванием гитар, - и Колин, выйдя из вагона, облегченно вздохнул.

К условленному месту пришлось бежать. Тяжелой рысью (надо больше ходить пешком, забыв о каминах и аппарации) Колин протрусил ярдов 500, а затем потихоньку перешел на шаг.

Не стоит появляться перед VIP-персоной запыхавшимся. После пяти лет в журналистике Колин усвоил много простых истин, которые способны преподать только жизнь и практический опыт.



К счастью, похоже, «клиент» не скучал. Он развлекался тем, что кидал собаке палку: молодой черный пес, недоросль по собачьим меркам, бросался за «подачкой» и приносил ее обратно хозяину.

Деликатно остановившись в сторонке, Колин с улыбкой наблюдал за игрой.

В парке было прохладно, и народа в полдесятого утра было мало: прошедший ночью дождь намочил землю и траву, и журналист порадовался, что не надел сегодня сандалии.

Гарри забросил палку подальше и пошел к ожидающему его Колину.

- Доброе утро, - поздоровался он, вытирая платком ладонь.

- Рад видеть тебя, Гарри, - Колин пожал протянутую руку, обаятельно улыбаясь.

Улыбка была главным орудием труда журналиста при общении с «клиентами». Колину повезло, обаяние ему было дано от природы, и можно было не беспокоиться хотя бы по этому поводу.

- Извини за опоздание…

- Ничего-ничего, - перебил Гарри Поттер, оборачиваясь к увивающемуся вокруг него с палкой в зубах псу. – Брось, Торни… Молодец, молодец… Молодец, что принес. А теперь отнеси это Драко… Неси-неси… хорошая собачка… Ну!

Колин поднял взгляд: у кустов на скамейке сидел светловолосый мужчина в легкой полотняной куртке. Он посмотрел на мгновение в сторону Колина и повернулся к бегущей собаке.

Черное животное легко пласталось над землей, естественно-грациозное в беге-полете, как и всякая тварь за исключением человека.

- Отличная собака, - сказал Колин. – Сколько ей лет?

- Год. Почти полтора…

- Ньюфаундленд? – блеснул познаниями Колин.

- Да, чистопородный, - не удержался от того, чтоб похвастаться, Гарри. – Родословная длиннющая, почти как у Малфоев.

Ньюфаундленд, добежав до скамейки, затеял игру: уперся лапами в землю и палку Малфою не отдавал. Малфой настойчиво тянул «игрушку» к себе, и Колин полез за фотоаппаратом.

- Не надо, - нахмурившись, сказал Гарри. – Не фотографируй.

- Ну, нет, так нет, - журналист обезоруживающе улыбнулся, подняв руки в знак чистоты намерений. – Но твои фотографии нам нужны – не возражаешь?

- Это пожалуйста, - согласился Поттер.



Колин достал диктофон: принципиарное перо исключалось из-за выбранного интервьюируемым места, где волшебство в любой момент могли увидеть магглы.

- Отличная штука, - заметил журналист, нажимая на кнопки «play» и «record». – Предмет деятельности вашего отдела?

Они плавно переходили к интервью…

- Прежде чем мы начнем говорить об отделе, - аврор говорил сейчас тоном «ничего личного, но я официальное лицо», - я могу посмотреть на ваше письмо?

- О, - Колин замешкался и мелко рассмеялся. – Да, конечно.

Он достал из кожаной папки пергамент с печатями и подал его аврору.

Тот быстро проглядел бумагу (официальное письмо от Главного редактора «Ежедневного Пророка» на имя Главного аврора с просьбой дать разрешение на проведение интервью с начальником Департамента по связям с немагическим обществом с дальнейшим опубликованием текста в «ЕП» после согласования содержания с авроратом) и сказал нерешительно:

- Но здесь же нет визы Министра…

В левом углу рукой Главного аврора было написано:

«Разрешаю.

26.05.04

М.Фриз»,

на подпись поставили печать в канцелярии; и Колин думал, что этого будет достаточно.

- А что, она обязательно должна быть? – спросил он упавшим голосом.

Гарри кивнул:

- Без нее не могу, - и вернул пергамент Колину, сочувствующе пожав плечами.

Выглядел при этом он так, словно испытывал облегчение.

- А может, ты пока дашь интервью, а потом я подпись поставлю и тебе покажу? – умоляюще сказал Колин.

Гарри Поттер покачал головой:

- Я в пол-одиннадцатого должен быть на пароме. Мне еще на Гриммаулд-Плейс аппарировать; собаку у Люпинов оставлять… Уезжаю на месяц. Может, потом, как вернусь из отпуска…

- Нет-нет, - перебил отчаянно Криви, - я должен сдать статью в июньский номер приложений. Там уже место забито… Гарри, подожди меня минут пятнадцать, пожалуйста! Я аппарирую в Министерство – одна нога здесь, другая там!

- Магглы… - начал Поттер.

- Никто не заметит! Я из кустов!

Колин смотрел на аврора жалобно, и тот, помедлив, согласно кивнул.



В Министерстве Колин связался с Главным редактором, прося того срочно переговорить с Министром. Сидя в приемной у секретаря, Колин изгрыз все ногти.

Раз в месяц «Ежедневный Пророк» выпускал глянцевый, роскошно оформленный номер «ЕП: Приложения», представлявший собой сборник лучших статей газеты за последние 30 дней. Интервью с Гарри Поттером, рассказывающим читателям о работе организованного год назад аврорского отдела, чья деятельность уже успела обрасти слухами и легендами (главным образом из-за официально не признававшейся, но жесткой конкуренции с нацбезом), непременно должно было войти в шестой, июньский номер.

Это значит, что через три дня статья должна лежать на столе у главреда.

Колин не мог запороть первое свое задание такой важности; пять лет его упорной работы над профессиональной карьерой летели сейчас дементору под балахон.



Министр принял его через двадцать минут.

Аппарируя обратно в Гайд-парк, Колин был уверен, что Гарри с Малфоем и собакой уже ушли.

Он обрушился в куст, сминая ветки, и увидел их на скамье.

Вдвоем. Целующихся.

Не думая, Колин поднял фотоаппарат и спустил затвор.

Настоящий фотограф чем-то похож на охотника. Так же ловит момент.

- Криви, - сердито начал Гарри, отрываясь от Малфоя.

Колин протянул ему черную, выползшую из щели аппарата карточку:

- Спрячь в тень. Это - волшебный полароид. Фотография существует в единственном экземпляре. Мой подарок, - Колин улыбнулся.

Малфой тихо хмыкнул. Гарри недоверчиво повертел в руках медленно проявляющийся снимок, неуверенно сказал:

- Спасибо. Как, получил подпись?

Колин торжественно вручил ему завизированный Министром документ.



- Куда едешь? В круиз по континенту? – спросил он, вновь доставая диктофон.

- В Италию, - ответил аврор, возвращая письмо. – Давно хотел посмотреть на Рим.

- Романтичное место. Отлично съездить, - пожелал Колин.

Гарри с улыбкой поблагодарил. Фотография в его руках уже проявилась: она была небольшого формата, как маггловские «моментальные» снимки, но люди на ней двигались.

Уменьшенный Гарри увлеченно целовал там Драко, с энтузиазмом отвечавшего на поцелуй. Картина, как ни странно, производила впечатление очень невинной и чистой.

* * *

Дождь заливал серые камни, стучал о металлические крыши машин, о натянутые на спицы перепонки зонтов.

В городе не осталось людей: только метры и метры капрона, движущиеся в разных направлениях, да плеск воды под ногами, да брызги из луж.

Драко провел пальцем по мокрым перилам балкона и зашел в номер.

Гарри Поттер лежал на розовой оттоманке в мрачнейшем настроении.

- Дождь все идет? – спросил он.

Драко, устроившись в кресле сбоку, кивнул.

- Подумать только, приехать в страну, где 360 солнечных дней в году, и попасть как раз на неделю дождей.

- Только три дня, - успокаивающе заметил Драко, протянув руку и погладив Гарри по ступне. – Дай путеводитель.

Он уткнулся в глянцевые страницы маленькой книжицы, размышляя, как им перестроить свои планы, сильно скорректированные непогодой.

- Завтра - базилики и церкви. Послезавтра – будем надеяться, выглянет солнце – мосты и фонтаны. А в субботу просто побродим по городу. По площадям и дворцам.

- Музеи с галереями закончились? – с плохо скрытой надеждой спросил Гарри.

Драко откинул голову на подголовник, прикрыл глаза.

- В Риме – да.

Услышав облегченный выдох, он процитировал ровным голосом по памяти:

- В Милане, Венеции и Флоренции достопримечательностей, на которые стоит посмотреть, ничуть не меньше, чем в Риме. В Милане - доминиканский монастырь, в трапезной которого находится знаменитая фреска работы Леонардо да Винчи "Тайная вечеря", художественная галерея Брера, несколько художественных музеев, театр "Ла-Скала", в Венеции - 400 мостов, самым знаменитым из которых является "Мост вздохов", по которому преступники шли после суда Дожей, собор святого Марка; дворец дожей, несколько художественных музеев, во Флоренции - Национальный музей, в котором находится коллекция скульптур работы Донателло, галерея Академии изящных искусств, где хранится знаменитая скульптура работы Микеланджело – Давид...

- Боже, за что ты меня караешь... – простонал Гарри. – А мы на все это обязательно должны посмотреть?

- Обязательно, - твердо ответил Драко.

- Я слышал теорию, что лучше целый день простоять перед Джокондой, чем носиться по галереям и хапать все, как удав… Впечатления сливаются, и потом никаких воспоминаний не остается.

Драко отложил путеводитель, встал с кресла и потянулся. Тело отозвалось благодарной дрожью: оно нуждалось в покое и отдыхе, а не в пестрой веренице картин, щедро сдобренных оживленным туристским говорком и шарканьем сотен ног по музейному полу.

- Когда до лжи унизятся подобной мои боготворящие глаза, до ереси порочащей и злобной, пусть их сожжет горючая слеза… Двигайся, - сказал Драко, забираясь на оттоманку.

Он улегся спиной к Поттеру, и тот обхватил Драко рукой, уткнувшись носом в светловолосый затылок.

Сумерки стояли на страже, не пропуская в номер жизнерадостность и солнечное настроение. Уныние, охватившее природу, передалось и людям: думать хотелось о времени, потраченном впустую, годах, прожитых напрасно, и неопределенных перспективах на будущее.

Вот этот номер в Empire Palace Hotel. Стоит 200 евро в сутки. А они приходят сюда только чтобы поспать. Всё Поттер: нет бы снять что-нибудь подешевле и попрактичней. Но Гарри никогда не умел распоряжаться деньгами разумно.

Наверное, отец, неустанно утверждавший, что Поттер был, есть и навсегда останется голодранцем, сколько бы он при этом ни зарабатывал, окажется в конечном итоге прав.

Драко душила грустная жаба.



Ему подумалось: как мало человеку нужно, чтобы считать себя несчастным. И еще, как ему повезло, что у него есть хотя бы такой маленький повод. Хандрить без повода было неинтересно.

- Ты говорил, в Италии вина хорошие, – хрипло сказал Гарри, щекоча кончиками пальцев Малфоевский живот. – Ничего подобного. Сок как сок.

- А ты бы предпочел огневиски, - отозвался Драко, корчась и отводя руку Поттера в сторону.

- Ну не сок же!

Бывший диппредставитель едва сдержал смешок. Когда им вчера в ресторане отеля подали зажаренного по всем правилам тунца, Гарри порывался отправить рыбу обратно на кухню: он утверждал, что в середине мясо сырое.

- Ты такой… несветский. Иногда, - сказал Драко, безуспешно подыскивая необидный и адекватный синоним к словам «неотесанный дикарь».

- Если быть светским значит восхищаться соком, кучей мусора на полу, изображающей якобы «перформанс», и лягушачьими лапками в тарелке, то я рад, что я не такой, - отрезал Гарри.

- Плоды европейской культуры – блюдо деликатесное, - согласился Драко. – Не всякому желудку они впрок.

В следующую секунду его придавило к оттоманке тяжелое тело Поттера, воспользовавшегося преимуществом в весе.

- Эй, перестань! В каком возрасте остановилось твое интеллектуальное развитие? – Драко отчаянно пинался, но пинаться, лежа на животе, было не очень удобно. – Аааааааа!!! Гарри, ну прекрати… Хватит меня щекотать! В последний раз предупреждаю!



Штора покачивалась, словно парус, надуваемый холодным ветром. На фотографии, стоящей на низеньком столике, целовались Гарри и Драко, которых ничуть не беспокоило неудачное начало их отпуска. Древний город встретил англичан не слишком приветливо.

Драко сидел над путеводителем с карандашом, в который раз меняя маршрут. Сначала – в Милан, а потом уже во Флоренцию и в Венецию. Ему доставляло удовольствие снова и снова читать описания галерей, дворцов, музеев, мостов, площадей и фонтанов. Названия музыкой звучали в его ушах; он упивался, владел всем этим призрачным великолепием.

До-на-тел-ло. Дожи. Медичи. Феллини.

- Может, мне стать актером? Уверен, Монтекки из меня получится лучше, чем из Ди Каприо. Я подниму современное киноискусство на новую высоту. Поклонницы станут дежурить возле нашего дома и караулить, не выгляну ли я в окно… Как ты относишься к фанатам, Гарри?

- Я буду проклинать их через форточку, - сонно отозвался Поттер. – Пожалей несчастное человечество, сколько людей погубишь.

- Звучит заманчиво, - сказал Драко.



О том, чем ему заняться теперь, когда карьера диппредставителя для него закрыта, он задумывался уже давно. После поездки в Италию надо бы определиться окончательно.

- А может, мы успеем заехать в Париж? – спросил он, поднимая глаза от путеводителя.

Гарри спал.

- Эй, - Драко приблизился к оттоманке, встал перед ней на колени, заглядывая Поттеру в лицо.

Положив руку на плечо Гарри, Драко осторожно потряс аврора:

- Гарри. Ложись в кровать.

- Ммм, - пробормотал тот, но не проснулся.

- Ты тяжелый. Я тебя не подниму.

Вздохнув, Драко встал, нагнулся, подхватив Поттера…

Магию применять здесь было нельзя. Маггловский отель, потом весь месяц будешь с итальянским Министерством магии разбираться…

Драко с трудом брел в спальню; несколько метров двухкомнатного номера превратились для него чуть ли не в марафонскую дистанцию.

Облегченно уронив Поттера на постель, Драко начал расшнуровывать его ботинки. Стаскивая второй ботинок, Драко услышал тихий смешок:

- Дальше я сам, - бодро сказал Поттер.

- Ах ты… - тут Гарри резко дернул Драко на себя, обхватывая руками и ногами, и конец фразы был заглушен поцелуями и стонами.

* * *

Штора слабо колыхалась, похожая на призрака: Драко было лень дойти до балкона и прикрыть дверь. Он сидел за столом и поджимал замерзшие пальцы ног, щекоча кончиком пера губы.

«Везде картины, картины, картины. Я представлял, как в эти картины входят люди. Как они идут, скрываясь за деревьями, или уплывают на парусниках за горизонт. В лесу они встретятся с Алисой и с Чеширским котом, на Заокраинном Западе – с ушедшими эльфами… Доктор Баум назовет это эскапизмом.

А на мой взгляд, это – выгодное предприятие. На такой галерее можно будет заработать кучу денег. Я это чувствую. Всего-то надо – вложить средства в исследования.

За год все с лихвой окупится, а затем только успевай лопату под галлеоны подставлять.

Еще бы папу в этом убедить. Папа – жуткий перестраховщик и консерватор; мое двадцатипятилетие только через год (дайте мне мой трастовый фонд!!!), меня достало вести этот гребаный дневник, и доктор Баум – педераст и козел!

Если пациент называет своего психоаналитика такими словами, по-моему, это свидетельствует об окончательном выздоровлении».



- Но, так как я не больной, - вслух прибавил Драко, вырывая лист из блокнота и разрывая в клочья, - лучше напишу это по-другому.

Он склонился над столом, задумавшись, как бы ему красивей сформулировать свои мысли и донести до доктора Баума (который донесет это родителям и Поттеру), какое замечательное предприятие – галерея живых картин.

Каждый день описывать свое настроение и эмоции в дневнике было даже хуже, чем писать сочинения в Хогвартсе и отчеты на работе. Драко с отчаянием смотрел на три предложения:

«Были сегодня в трех галереях. Собранные в них произведения искусства заставляют вспомнить о вечном; плоды европейской культуры дают пищу разуму; достижения человеческого духа даруют воображению крылья.

В Риме солнечно, здесь жара и ясное небо: как же я не завидую тем, кто остался в туманном, душном, вечно сыром Лондоне…»

Дальше не сочинялось. Драко завистливо прислушался к храпу, доносящемуся из спальни.

На этот раз Гарри действительно спал.

«Я много воображаю… я постоянно воображаю себе Поттера в купальных плавках на пляже. Неописуемое зрелище, уж поверьте», - дописал Драко, с силой захлопнул дневник и пошел спать.

Снились ему Поттер в купальных плавках, Алиса в Стране Чудес и почему-то Чеширский кот. Кот где-то потерял свою улыбку, в связи с чем обнаружить его стало невозможно: пользуясь невидимостью, он постоянно говорил над ухом ищущего его Драко: «Мммяу! Вейла! Ты води!»



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni