Мартириум
(Das Maertyrium des Severus Snape)


АВТОР: Lorelei Lee
ПЕРЕВОДЧИК: Lullaby
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Северус, Люциус
РЕЙТИНГ: R
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: humour, romance

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Фик написан на вызов Severus-Snape-Slash-Fanfiction-Festival: Люциус и Нарцисса сделали Северуса крестным своего сына. Драко едва исполнился год, когда Нарциссе пришлось уехать, а няня Драко внезапно заболела. Люциус нашел выход: Северус. Правда, тот не очень хорошо знает, как нужно обращаться с маленькими детьми, мало того, – невзирая на хаос пеленок, присыпок и сосок ему нужно еще разобраться с собственными чувствами...

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: слэш, OOC.

ПРИМЕЧАНИЕ: Действие происходит весной/летом года, когда умерли родители Гарри.
Фик переведен на Фикатон-2006 на Астрономической башне, по заданию Miss Romantic Alone


ОТКАЗ: JKR все – мне ничего! И если бы мне за это платили, то я бы уже давно жила в одном из замков Шотландии...




Домовой эльф провел Северуса Снейпа в салон Дарквуд Хауса, традиционную резиденцию каждого старшего отпрыска из рода Малфоев, а также его семьи, буде таковая случится. Лишь когда отец Люциуса Малфоя покинет этот бренный мир, Нарцисса, Драко и сам Люциус переедут в Малфой Мэнор, а пока...

Северус изнывал от любопытства, с тех пор, как получил сову от Люциуса – тот, будучи старше его на добрые шесть лет, чуть ли не впервые пригласил его в Дарквуд Хаус. Снейп решил, что это как-то связано с Нарциссой, эта женщина его просто на дух не переносила. Тем не менее, полгода назад Люциус решил, чтобы Северус стал крестным отцом Драко. Несмотря на то, что некоторые члены семьи Малфоев не особенно обрадовались этому факту и совершенно не скрывали своего мнения, что Северус в свои двадцать один год и со своим скромным происхождением слишком незначительная персона, чтобы стать крестным отцом одного из Малфоев, Люциус все же настоял на этом.

Северус был вне себя от радости, – не потому, что он любил детей, и уж конечно не этого спиногрыза Драко, а просто потому, что он любил Люциуса. И гораздо сильнее, нежели тот мог себе представить... не говоря уже о том, чтобы вообще когда-либо узнать об этом факте.

– Это замечательно, что ты так быстро пришел, – бурно приветствовал гостя Люциус.

На вкус Северуса, даже слишком бурно. Он был так влюблен в Люциуса, и не один год, – и всегда оставался настороже при каждой их встрече. Это было в стиле Малфоя – подставлять его под удар, и Северус так и не нашел способа устоять перед обезоруживающей улыбкой платиноволосого слизеринца. Он даже присоединился к Пожирателям смерти, чтобы быть хоть немного ближе к нему...

– Северус, присаживайся. Хочешь что-нибудь выпить? – Люциус остановился перед баром, битком набитым изысканными и дорогими напитками и в душу Северуса закрались нехорошие предчуствия. Но он продолжал жадно наблюдать за элегантными движениями шелка, в который был облачен Люциус.

Его рубашка отливала темной зеленью. Темно-серые брюки сидели, как влитые, а роскошно вышитый жилет поражал воображение своей пышностью.

Северус всегда старался подражать своему идеалу в вопросах одежды, но все же предпочел более сдержанный стиль, - не в последнюю очередь из-за нехватки денег. Он носил однотонную, темную одежду. Сегодня он был одет в белую рубашку, темно-синие брюки и мантию того же цвета.

– Ничего, спасибо, – Северус покачал головой. – Еще даже полдень не наступил.

Не то, чтобы он не хотел отведать великолепного коньяка, но было бы разумнее сохранять ясную голову, если Люциус будет просить его о чем-нибудь, что не доставит ему удовольствия. Северус ненавидел в себе эту слабость, которая каждый раз приводила к тому, что он поддавался на уговоры Люциуса, если тот достаточно долго просил, глядя на него своими словно плавящимися серыми глазами...

– Ну, хорошо. Но, надеюсь, ты не будешь против, если я сделаю глоток чего-нибудь покрепче, - сказал Люциус и наполнил вместительный бокал, который тут же осушил наполовину. Северус смотрел на него широко открытыми глазами.

Ему показалось, что пора перехватить инициативу.

– Зачем ты меня позвал? – резко спросил он.

– Позвал? Как неэлегантно... – с улыбкой пожурил его Люциус. – Я бы предпочел...

– Люциус!

– Не даешь заморочить себе голову, – признал Люциус. – Нарциссе пришлось срочно уехать два дня назад к своей тетушке в Квебек. Старуха наконец-то собралась отдать концы, и Нарцисса пытается убедить тетку упомянуть ее в своем завещании.

– Рад за вас, – сухо обронил Северус.

– Ты себе представляешь, сколько стоит содержать семью? Одни счета от нарциссиного портного... Но я пригласил тебя не поэтому. – Люциус окончательно опорoжнил бокал. – Все шло хорошо, даже без хозяйки дома, но вчера няня Драко почувствовала себя плохо, а сегодня это несчастное создание не явилось вообще, предпочтя обстановку св. Мунго обществу моего сына. И никто не знает, сколько она там пролежит, подцепила какой-то странный вирус... Я тут просто схожу с ума!

Северус прикидывал, насколько уступали счета от портного Люциуса нарциссиным.

– Но при чем здесь... – начал было он, но замолк на полуслове, услышав пробившийся сквозь толстые стены детский крик.

– При том, – жест Люциуса был полон отчаяния.

– Драко? – уточнил Северус для полной уверенности. Он по-прежнему не уловил сути.

– Кроме Нарциссы и заболевшей няни у меня нет никого, кто мог бы о нем позаботиться. А домашние эльфы с ним не справляются.

Северус чувствовал, что ему становится дурно, кожей он ощущал надвигающуюся беду и понимал, что сбежать ему не удастся. Тем не менее, он спросил:

– И какое я имею к этому отношение?

– Ты же его крестный! – ответил Люциус с таким лицом, будто его словами были "Не задавай идиотских вопросов!"

– Об этом не может быть и речи! – воскликнул Северус, в его голосе слышалась паника. – Заставь Нарциссу вернуться!

– Я же тебе объяснил, что это невозможно. Нам срочно нужны деньги! И, потом, я хочу ей доказать, что и без нее тут ничего не развалится, ты просто не слышал ее причитаний над собранным чемоданом, – с досадой сказал Люциус.

– Тогда найми другую няню, – Северус лихорадочно пытался найти выход из неприятной ситуации, тогда как крик за стеной не смолкал.

– Драко ненавидит чужих, он тогда вообще не затыкается.

– Не вижу разницы.

– Мог бы обойтись и без своего сарказма, – вспылил Люциус, но быстро опомнился и его взгляд снова смягчился Северус приготовился к худшему.

– Пожалуйста, Северус, – умоляюще проговорил Люциус. – Я в отчаянии, ты должен мне помочь.

Северус чувствовал, как его бастионы рушатся под этим ласковым взглядом.

– Драко так тебя любит... – продолжал Люциус.

– Чудесно! – саркастически отозвался Северус. – Ты имеешь в виду, что когда он меня видит, он кричит не так громко, чем при виде чужих?

– Прошу тебя... Ради меня... Только пару дней, – ныл Люциус и Северус сдался серым глазам.

– Ну хорошо, – подавленно пробормотал он.

– Чудесно, – Люциус не скрывал облегчения. – Значит, договорились, – он отставил в сторону пустой бокал. – Я напишу твоим родителям, чтобы они собрали тебе кое-какую одежду и переслали ее сюда по каминной сети.

– Одежду? – переспросил Северус, в душе которого нехорошие подозрения пустили новые побеги. – Зачем мне одежда?

Люциус с упреком посмотрел на него:

– Потому что ты остаешься здесь.

– Здесь? – невольно вырвалось у Северуса, а его голос дал вполне юношеского петуха. – И на ночь?

– Разумеется, на ночь! Если я проведу с этим маленьким чудовищем хотя бы час, я сойду с ума!

"Кто-то ненавидит меня", мрачно подумал Северус. "Ночь на наедине Люциусом... Я просто не выдержу."

– Ну хорошо, раз это действительно необходимо... – окончательно сдался Северус, и снова был награжден сияющим взглядом Люциуса.

– Я знал, что смогу на тебя положиться, Северус. Ты – настоящий друг! Я у тебя в долгу.

"Лучше всего – ночь с тобой и без каких-либо детей, хотя... Для бэби-ойл мы нашли бы применение", подумал Северус без особой надежды.

– Ты не мог бы подтвердить это в письменной форме? – тихо пробормотал он, но Люциус лишь засмеялся.

– Я только напишу твоим родителям, а потом... – Люциус замолчал, прислушиваясь к крику отпрыска, который становился все громче.

Домашний эльф распахнул дверь в салон и внес маленького Драко в комнату.

– Добби не может успокоить маленького хозяина, – пискляво сообщил он и протянул Люциусу вопящий куль.

– Я... Ну... – растерянно протянул Люциус, и вдруг указал на Северуса. – Отдай ему, я занят! – и с этими словами он пулей вылетел из комнаты.

Долю секунды Добби разглядывал темноволосого молодого человека, который стоял перед ним с каменным выражением лица, но крик молодого хозяина наращивал частоту, поэтому эльф без лишних слов и с видимым облегчением просто вручил малыша Северусу.

– Но я... – попытался возразить Северус, но в салоне он находился один, если не считать ребенка с пунцовым от непрерывного крика лицом.

"Во что он опять меня втянул!.. К чему только не приводит дурацкое влечение к однозначно гетеросексуальному мужчине..."

Он беспомощно взял Драко под мышками и уложил его, повинуясь внезапному наитию, себе на плечо, и слегка похлопал малыша по спине.

Он видел, как его кузина так делала со своим ребенком, и тот хотя бы не кричал. Может, это сработает и с Драко.

И действительно, почти сразу крик стал тише, а минутой позже прекратился совсем.

Северус уже хотел себя поздравить с маленькой победой и перевести дух, когда ребенок издал странный звук, и рубашка на плече вдруг стала мокрой и стала издавать непривычный запах.

В ту же секунду в приоткрытую дверь просунулась голова Люциуса.

– Сова уже в пути, Северус... Как тебе удалось? Он действительно успокоился!

Северус трагически закатил глаза.

– Он меня обслюнявил, – процедил он сквозь зубы. – И, мне кажется, ему нужны свежие пеленки.

Хихикнув, Люциус предложил ему одну из своих рубашек, но Северус оказался отмщен даже раньше, чем он ожидал.

Не успел он уложить маленького Драко на пеленальный столик и освободить того от в высшей степени пострадавших пеленок, время от времени отворачиваясь и зажимая нос, как мощная струя метко разукрасила расшитый жилет Люциуса.

– Ты что, не мог этого сделать в пеленки? – сдержанно выругался Люциус и наградил своего отпрыска гневным взглядом.

Северус скрыл довольную ухмылку, раскрыв пособие по уходу за младенцами, которое очень кстати оказалось под рукой.

В конце концов им удалось вытереть Драко и упаковать его в свежие пеленки.

Северус отнесся к результату скептически.

– Ты уверен, что мы все сделали правильно?

Люциус пожал плечами.

– Без понятия. Откуда мне знать? Думаю, будет держаться.

Северус не разделял его уверенности, но Люциус мог оказаться прав. Клубок пеленок, намотанный на младенца выглядел странно, но держался, и, главное, выполнял свое предназначение.

* * *

Был чудный теплый день, и мужчины решили пустить Драко поползать в саду, а заодно самим погреться на солнышке, чтобы отдохнуть от непривычных трудов.

– Куда подевался мальчишка? – спросил Люциус, появляясь в дверях дома с двумя стаканами ледяного чая в руках.

– Там, – Северус указал куда-то за розовые кусты.

– Может быть, тебе стоит увести его с солнца? – предложил Люциус и устроился в тени зонта рядом с Северусом.

Северус с досадой посмотрел на Люицуса, но все же поднялся и направился к клумбе.

"Помоги, принеси, сделай – он обращается со мной как с каким-нибудь домовым эльфом!", подавленно думал Северус. "Мне стоило бы просто сбежать и бросить его здесь, но он снова улыбнется, и я, как последний идиот, буду только рад упасть перед ним на колени... или в его объятия. Северус, ты действительно полный идиот!"

Он наклонился за белокурым ребенком и невольно улыбнулся. Он осторожно поднял мальчика и понес его обратно к Люциусу.

– Что? – лениво спросил Люциус. – Ты как-то странно смотришь.

– Тссс, он уснул, – тихо сказал Северус и опять разозлился на себя, за то, что снова поддался обаянию Малфоя.

* * *

После ужина, а точнее, после поражения, которое нанесло им морковное пюре, отец и крестный убедились, что их подопечному необходимо купание.

– ... и, глядя на себя, я прихожу к выводу, что проще всего будет залезть в ванну прямо с ним, – сказал Люциус, глядя в большое зеркало ванной комнаты и выковыривая из своих длинных платиновых волос кусок морковки.

Он наклонился к Северусу, который стоял перед ванной на коленях и включал воду, и провел пальцем по его щеке.

Северус изумленно воззрился на него, не решаясь вздохнуть. Казалось, вся кровь без остатка устремилась к паху, не оставив в мозгу ни капли.

Было невероятно тяжело держать себя в руках весь этот бесконечно долгий день, стараясь ни вздохом не выдать своих чувств, даже без прикосновений.

Он чувствовал себя так непривычно, и так невыносимо прекрасно, проведя столько времени с Люциусом, и, в то же время, испытал такое разочарование.

– Тебе бы тоже не повредила ванна, у тебя все лицо в этом чертовом пюре, – сказал Люциус и начал расстегивать рубашку.

Северус смотрел на него, как зачарованный, и его сердце словно переместилось на этаж ниже, иначе откуда мог взяться такой жар и такая пульсация... Проклятье, у него действительно встал!

– Почему бы тебе не присоединиться? Ванна достаточно велика для нас обоих, – предложил Люциус и снял брюки.

Северус сглотнул всухую. Куда вдруг делась вся слюна? Он всегда предполагал, но теперь он знал точно: тело Люциуса могло поспорить своими очертаниями с античной статуей. Безупречная кожа, подтянутый живот, и эта полоска золотых завитков, начинающаяся от пупка... Мерлин, что за пупок!

В Северусе все стонало "Да! Ванна! В ванну! И это только начало!"

Но когда его взгляд упал на совершенно расслабленный и незаинтересованный член Люциуса, все его мечты рассеялись, как ночной туман солнечным утром.

Он не мог залезть с Люциусом в одну ванну... У него обязательно будет эрекция. К Мерлину шутки, у него уже эрекция, и Люциус, конечно, заметит, и тогда у него откроются глаза, и он поймет, что Северус уже много лет безнадежно влюблен в него, и поэтому ходит за ним, как преданный пес, потому что он такой идиот, ведь он знает, что у него нет и не будет ни единого шанса, и тогда Люциус назовет его чем-нибудь нехорошим, например, "грязным извращенцем", и выставит его вон, и он больше никогда не увидит Люциуса, а тот непременно всем расскажет, и тогда...

Северус скорее почувствовал, как он качает головой, нежели сделал это сознательно.

– Нет, все в порядке. Я потом приму душ, – глухо произнес он.

Люциус пожал плечами и прямо перед Северусом перегнулся через бортик ванной.

Северус старательно сделал вдох и выдох. Ему стоило лишь немного повернуть голову, и его губы коснулись бы алебастровой кожи люциусова бедра... Северус прикусил язык.

Нет!

Всплеск, движение маленьких волн, – и Люциус уже сидел в ванне. Ниже пояса все тонуло в облаках пены.

Северус облегченно вздохнул и попытался что-то сделать с цветом своего лица.

– Давай сюда этого спиногрыза, – Люциус протянул руки. – Но не уходи, далеко, вдруг он выскользнет или еще что-нибудь. У меня нет ни малейшего желания объяснять Нарциссе, откуда у ребенка шишки на голове или почему он утонул, – задумчиво добавил он.

Драко, да, действительно. Где?..

Северус обернулся. Он успел уже забыть о Драко, и теперь ему было стыдно. Как он только мог дать себе заморочить голову, когда маленький ребенок сидит рядом и наблюдает за ними с нескрываемым интересом?

– Ты же все время орешь, маленький засранец, – пробормотал Северус себе под нос. – Так почему же ты замолчал именно сейчас?

Он подал Драко Люциусу.

* * *

Наконец, Драко выкупан. Наконец, Люциус вытерся досуха и облачился в купальный халат. И наконец он снизошел до того, чтобы забрать Драко и дать Северусу возможность спокойно принять душ.

Северус торопливо разделся и шагнул в ванну. Задергивая шторку, он раздумывал, помучаться ли ему (вместе со своей эрекцией) под холодным душем, или лучше пустить воду потеплее и облегчить свои страдания рукой. Его ладонь уже тянулась к вентилю с горячей водой, как в дверь постучал Люциус.

В это же мгновение раздался истошный вопль Драко.

– Поторопись, Северус, – крикнул Люциус, пытаясь перекричать сына. – Я не могу найти эту чертову соску!

– ДА! – крикнул Северус в ответ и обреченно включил холодную воду.

* * *

Когда Драко, сонно тараща глаза, лежал в своей колыбельке в спальне родителей, мужчины стояли перед ним, кутаясь в купальные халаты. Люциус обнял Северуса за плечи.

– Не могу поверить, что эта кроха умудрилась загонять нас до смерти, – удивленно, но с нежностью пробормотал Люциус, и на один сумасшедший миг Северусу почудилось, что он имеет право находиться в этой спальне, что Драко – и его сын тоже, и что эта обнимающая его за плечи рука – не просто дружеский жест, она означает лишь приглашение опуститься на огромную кровать и любить, любить...

– Кажется, он все-таки спит, – зевнул Люциус и повернулся к Северусу. – Давай, пошли в постель.

– Мы? Каким образом... Я... Где я буду спать? – пытаясь придти в себя, пролепетал Северус.

– Здесь, конечно, – уверенно сказал Люциус, как будто это разумелось само собой.

– Здесь? – голос Северуса снова дал юношеского петуха.

– Да. Думаешь, я стану бегать в гостевую комнату каждый раз, когда он надумает проснуться и покричать? – сказал Люциус и сбросил халат. – Не стой столбом и ложись, – скомандовал он, устраиваясь на своей половине кровати и натягивая одеяло.

Северус снова сглотнул всухую и, словно загипнотизированный последовал однозначному указанию.

Мерлин, помоги ему, – кажется, Люциус привык спать обнаженным.

* * *

Казалось, прошли часы, прежде чем Северусу удалось выискать в голове достаточно отвратительную мысль, чтобы, наконец, утихомирить ставшую болезненной эрекцию. Вообще-то, он надеялся спокойно помочь себе рукой, лежа в одиночестве в кровати одной из комнат для гостей, но об этом пришлось забыть. Он не мог мастурбировать под тем же одеялом, под которым мирно почивал объект его страсти.

Какой грех он совершил, чтобы быть так жестоко наказанным судьбой?

Ему, видимо, все же удалось заснуть, иначе откуда мог бы взяться этот кошмар... Северусу понадобилось какое-то время, чтобы понять, где он находится, прежде чем он задохнулся в ужасе.

Люциус тихо сопел рядом с ним, и, очевидно, крепко спал, но, не менее очевидно, он перевернулся во сне на другой бок и обнимал Северуса одной рукой, в то время как его пах прижимался к северусову бедру.

Северус с удовольствием разрыдался бы в подушку, но сдержался, чтобы не разбудить Люциуса и не обнаружить двусмысленность ситуации, в которой Люциус явно перепутал его с Нарциссой и настойчиво вжимал в бедро Северуса свой восставший член.

Остаток ночи Северус боролся с желанием коснуться себя, или хотя бы избавить Люциуса от его страдания.

* * *

Муки Снейпа длились три невыносимых дня и три бесконечных ночи.

Время от времени ему удавалось пробыть в туалете чуть дольше, чем обычно необходимо и принести себе небольшое облегчение, но на большее он не решался, боясь, что его тайна откроется.

На четвертый день его железное самообладание дало трещину. Даже очень решительный Северус Снейп мог выдержать лишь определенное количество сексуального возбуждения и разочарования, и не сойти при этом с ума. Особенно, если принимать во внимание молодость и здоровье молодого человека, и его и без того легко закипающее либидо уже несколько дней бурлило вовсю.

Когда они уложили Драко поспать после обеда и вышли в салон, чтобы устроить себе небольшую передышку, прежде чем заколдованный круг из криков, кормлений, пеленок и сосок снова затянет их на свою орбиту, Люциус сел рядом с Северусом ближе, чем обычно.

Северус жадно вдохнул запах чистых платиновых волос и, когда Люциус стал его благодарить, он в полной мере оценил свою выдержку.

– Я не знаю, как бы я без тебя со всем этим справился, Северус, – сказал Люциус, склоняя голову тому на плечо. – Из тебя бы вышла отличная жена, – пошутил он, и в мозгу Северуса перегорел предохранитель.

– О, да... Я был бы тебе отличной женой, – хрипло сказал Снейп. – И не только в этом смысле.

– Мм? Что за чушь ты несешь?

– Это не чушь, – промурлыкал Северус и, набравшись храбрости, а может, потеряв остатки рассудка, нежно поцеловал Люциуса в щеку, а затем соскользнул с дивана, устроившись между ног своего идеала.

– Ты хочешь, чтобы я показал тебе, что должна уметь хорошая жена? – спросил Северус и рванул застежку люциусовых брюк.

– О... – едва слышно выдохнул тот.

Северус боялся вздохнуть, каждую секунду ожидая проклятия, или, хотя бы, пощечины, но ничего не происходило, и руки его задрожали, когда он понял, что Люциус допускает его к себе.

Нервные пальцы как раз успели расстегнуть первую пуговицу, когда дверь в салон распахнулась и произошло сразу несколько событий одновременно.

– Люциус! Вот ты где! – крикнула Нарцисса, стоя в дверях.

Люциус подскочил, второпях оттолкнув Северуса, который ошарашенно остался сидеть на полу.

– Нарцисса! Как мне тебя не хватало, – восклицал Люциус, и Северус, не веря своим глазам, с отвращением смотрел, как Люциус обнимает и целует жену.

– Она завещала нам половину своего состояния! – ликовала Нарцисса, и, видимо только сейчас заметила Северуса, который так до сих пор и не поднялся с пола.

– Северус, – заметила она ледяным тоном, который приберегала специально для темноволосого слизеринца. – Ты тоже здесь?

Северус с грохотом поднялся с пола и слушал, разрываясь между стыдом и гневом, как Люциус рассказывал жене о том, что случилось в ее отсутствие. Разумеется, умолчав о том, что чуть было не поддался восхитительным губам Северуса.

Нарцисса смерила Северуса ледяным взглядом.

– Как мило с его стороны. Но, раз я уже здесь, было бы неправильно и дальше держать Северуса вдали от его родителей, не так ли?

Люциус поспешил согласиться с Нарциссой, и в один миг слепая страсть к платиноволосому слизеринцу сменилась слепой ненавистью.

* * *

Восемь недель спустя Люциус стонал от наслаждения, которое дарили ему руки и губы Северуса.

Не прошло и трех недель после того, как Нарцисса столь эффективно выпроводила его из своего дома, Северус повстречал Люциуса на одном из собраний Пожирателей Смерти, где Люциус, на взгляд Северуса, немного робко извинился за холодный прием, оказанный тому Нарциссой, а затем и поведал трогательную историю о ужасной мигрени, мучившей его жену. И, в конце концов, дал Северусу себя поцеловать.

По-настоящему, с языком и всем, чем положено.

С тех пор они стали регулярно встречаться, и через некоторое время Люциус позволил Северусу доказать, что тот действительно может быть хорошей женой.

Северус наслаждался каждым мгновением их встреч, но не терял головы. Через два дня после того, как его не слишком вежливо попросили удалиться из Дарквуд Хауса, он посетил Дамблдора.

С криком невыразимого наслаждения Люциус излился в жадный рот темноволосого слизеринца, и, как всегда, щедро отблагодарил его ответной лаской.

Но это чувство меркло по сравнению с тем ощущением триумфа, которое охватилo Северуса в тот день, когда он сдал Люциуса Малфоя вместе с Темным Лордом Ордену Феникса.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni