Омела
(Mistletoe)


АВТОР: Forever then some
ПЕРЕВОДЧИК: Kirrsten
БЕТА: Laconic
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Северус
РЕЙТИНГ: R
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: humour, romance

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Рождество. Нежданные гости. Снейпа навещает его тетушка...



ОТКАЗ: Эта история написана только для развлечения, а ни как не для получения прибыли.



Глава 1.

За семь дней до Рождества и за двадцать минут до того, как началась эта история, наш герой громко вздыхал в своей библиотеке. Пусть даже библиотека одновременно являлась и кабинетом, и гостиной.

Северус вздыхал. Громко.

Решив, что ему определенно нравится унылый звук, который он издает в изумительно тихом доме, он вздохнул снова, еще громче.

Да, Северус Снейп является нашим героем.

И подобно всем нормальным героям, его ждет испытание,

приблизительно… о, где-то минут через девятнадцать.

В последние несколько месяцев, у него не было возможности даже собственные мысли слушать, не говоря уже о вздохах, а все из-за неприятных последствий войны, наводнивших его дом нежеланными гостями. Дома, принадлежащие членам Ордена, в первую очередь были разрушены Тем-кто-был-повержен-но-до-сих-пор-не-мог-быть-назван-потому-что-некоторые-волшебники-невероятно-глупы-и-суеверны (считайте, большинство).

Маленькая двухэтажная квартирка Северуса – четыре с половиной комнаты – мало подходила для приема стольких гостей, и потребовалось неизбежное магическое увеличение по такому восхитительному поводу. Последние его посетители – Люпин и кошмарная аврорша с разноцветными волосами – убрались примерно час назад. Его дом наконец стал замечательно пустым и вернулся в нормальное состояние. И уж теперь нескоро кто-нибудь опять появится здесь!

Чтобы успокоиться, Снейп снова вздохнул. Он не стал облачаться в привычную мантию и сидел за столом только в белой рубашке с расстегнутым воротом и простых черных брюках. Отросшие волосы были стянуты сзади толстой черной лентой.

В данный момент, Снейп, покорный судьбе, занимался тем, что копался в груде коробок, сваленных у стола.

За последнее время в его доме побывали не только члены Ордена, но и представители военной разведки, и тайные агенты. Теперь ему предстояла неприятная задача рассортировать всю скопившуюся документацию, часть отправив в архив, а большую – уничтожив, пока его дом не окажется полностью очищен от признаков присутствия Ордена Феникса и Гарри Поттера.

Он неохотно потянулся за первой папкой, конфискованной у Пожирателя Смерти – шпиона Вольдеморта в Министерстве. Большая часть ее содержимого представляла собой фотографии Великого Спасителя. Северус предположил, что они отмечали любое передвижение (как появление, так и отбытие) Гарри Поттера. Неважно, они все будут уничтожены.

Естественно, никакой иной причины, кроме любопытства, не было, когда Северус начал рассматривать снимки, запечатлевшие Поттера в различных ситуациях. Он переходил от одной фотографии к другой, с поразительной беспристрастностью оценивая темноволосого молодого человека. Он, конечно, уже не тот мальчик, каким был на первом курсе. Возмужал, у него широкие плечи и решительный подбородок. И фирменная черта Поттера – ниспадающие на глаза ужасные лохмы.

Громкий стук эхом прокатился от входной двери по всему дому. Настроение Северуса было совершенно неподходящим для встреч, и он проигнорировал неожиданную помеху.

Наш герой никогда не был особенно терпеливым человеком. И нужно заметить, что он в течение почти десяти минут наглого непрекращающегося стука терпеливо выжидал, прежде чем, наконец, подняться, собираясь пойти и поставить на место незваных визитеров…

В бешенстве, Северус резким рывком распахнул дверь своего убежища:

– Какого Мер… тетя Клара? Что, черт побери, ты здесь делаешь?

Послышались гулкие удары трости откуда-то из-за двери.

– Пфф. И это все, что ты можешь сказать, увидев любимую тетю? Особенно после того, как заставил меня прождать на пороге бог знает сколько времени? И в таком районе! Право, Северус, я знаю, что у тебя есть средства переехать отсюда. Ну почему ты с таким упорством продолжаешь жить здесь, посреди подобной нищеты, столько лет? Просто поразительно!

– Не уверен, что тетя может быть любимой, если только, конечно, она не затворница, – сухо ответил Северус, игнорируя последнюю часть резкого замечания старухи. Все это он уже успел выучить наизусть и не собирался вновь вступать в спор. Вместо этого, Снейп чуть сдвинулся в сторону, позволяя высокой худощавой женщине протиснуться в дом, и ее трость простучала в опасной близости от его ноги.

– Пффф, Северус, дорогой, ещё никто не осмеливался говорить со мной подобным тоном.

– Это потому, что тебя все боятся до безумия, – честно ответил Снейп, покорно помогая седовласой даме снять тяжелый плащ и шарф. Клара была старшей сестрой его отца и, как и Северус, считалась паршивой овцой семьи Снейпов. К тому же она была магглой. Мужчина быстро окинул комнату критическим взглядом, убеждаясь, что в ней нет никаких магических вещей. Благодарение Мерлину, магическое увеличение квартиры он отменил ещё утром, когда уехал Люпин. Вряд ли удалось бы убедительно объяснить тетке, почему внутри дом в три раза больше, чем снаружи.

Старуха двинулась вперед, звонко стуча тростью о пол и едва снова не отдавив ему ноги:

– Старея, ты становишься более дерзким.

– Спасибо, мадам.

– Это не комплимент.

– Может просветишь, с чего вдруг решила почтить меня своим присутствием? Без предупреждения, так сказать. Обычно ты проводишь зиму в более теплых странах, и я не ждал тебя до весны.

Горбоносая дама уверенно прошла в его гостиную, служившую также главной комнатой, кабинетом, библиотекой, явно чувствуя себя как дома.

– Я решила сделать небольшой перерыв в путешествии по Марокко и погостить у единственного племянника, а заодно познакомиться с его fiancee. В конце концов, сейчас ведь праздники! – Стальной взгляд карих глаз пробуравил Северуса: – А если бы я предупредила о своем приезде, то точно не застала бы тебя дома.

Сейчас самое подходящее время упомянуть: у нашего героя не было возлюбленной.

И возможность немедленно предъявить несуществующую невесту, о которой он когда-то наплел тетке, была чрезвычайно мала. Вернее, равна нулю.

Мерлинова борода! Северус призвал все свое самообладание, чтобы не скривиться. Он наврал тете, что у него кто-то есть, потому что она просто достала своими попытками свести его со своими знакомыми магглами из Клубов книголюбов или из Благотворительных фондов. Когда терпение кончилось, он заявил ей, что кое-кого встретил.

Прошел год с тех пор, как он прибегнул к туманной лжи и уверткам, упорно избегая с тетей дискуссий о его затянувшейся холостяцкой жизни и сочиняя истории о некоей безликой подруге, под изрядным материнским давлением тетушки, позднее превратившейся в возлюбленную.

– О, сейчас это совершенно невозможно. Работает за городом.

– Ну да... – фыркнула старая дама. – Все ясно. За городом, незадолго до Рождества? – Она прошлась по гостиной-кабинету-библиотеке, не пропуская ни малейшей детали. – Это он?

– Прости?..

Трость указывала на небрежно раскиданные по столу фотографии. Внимательный, горящий взгляд буквально впился в снимки:

– Это твой молодой человек?

Северус мысленно застонал – он совершено забыл о фотографиях, которые сортировал и не успел спрятать, когда милая тетушка появилась на пороге.

– Мой… Что?.. Кто?!

– Не будь глупцом, Северус. Это твой бойфренд?

– Это только… Минутку… Бойфренд!

– Я стара, Северус, но не тупа. И прекрасно понимаю, что в мире существует много разновидностей отношений. Видит Бог, ты никогда не любил женщин.

– Я никогда не любил никого.

Она фыркнула:

– Истинная правда. И все равно, я рада, что ты сумел найти кого-то, кто способен любить тебя. Так это он?

Может ли это как-то повредить?.. Если он заявит, что это фотографии не его бойфренда, ему придется объяснять, с какой стати они раскиданы по всему столу:

– Да. Это он.

Тетя, вытянув из сумочки монокль, стала всматриваться в фотографии, то придвигая стекло ближе к снимкам, то отодвигая его.

– Сложен неплохо, а вот ростом немного не вышел. – Северус улыбнулся, услышав комментарий – иначе говоря, Поттера назвали низким. – И ты мог бы заставить его купить расческу и причесать космы. – Ухмылка Северуса стала шире. – Он выглядит излишне самоуверенным, на мой вкус, по глазам видно. Как его зовут?

– Зовут?

– Я спрашиваю, ты отвечаешь. Именно так и проходит разговор, Северус.

Вряд ли правда повредит, в конце концов, вне мира волшебников никто и не подозревает, кем является Гарри Поттер!

– Гарри.

– Гарри …?

– Гарри Поттер.

– Он из хорошей семьи?

Короткая пауза:

– Да, очень. Но его родители погибли в результате несчастного случая, когда он был маленьким.

– Ах, жалость какая, – она отложила фотографию и спрятала монокль обратно в сумку. – Итак, в этом унылом месте найдется что-нибудь съедобное? Я хотела бы получить ужин в семь.

Со стороны черного входа, в кухне, раздался шум открывающейся двери, затем послышались приближающиеся шаги.

Северус почувствовал страх. Чёрт возьми! На двери все еще стояли охранные чары, пропускающие некоторых членов Ордена. Боги, кто это может быть? Наверное, этот блохастый болван опять что-то забыл.

– Снейп! – позвал очень, очень знакомый голос. – Снейп! Дамблдор сказал, что у тебя есть кое-какие документы Блэков! И я надеялся, что… – Гарри застыл в дверном проеме, у входа в гостиную, заметно удивившись, когда столкнулся нос к носу с совершенно ничего не подозревающей тетей Северуса. – Мне так жаль. Я должен был… Прости.

Его щеки раскраснелись от зимнего морозного воздуха, в волосах и на сером шерстяном полупальто сверкали капельки воды от подтаявших снежинок.

– А ты говорил, что он работает. Бедный мальчик не мог ни приехать, – заметила Клара, кружа вокруг Гарри подобно ястребу. – Немного моложе, чем я ожидала, но это неплохо. Я уверена, мы подружимся.

Поттер застыл в дверях, словно олень в свете фар. Но вместо автомобиля над ним нависала тетя. Одной рукой она вытянула несопротивляющуюся жертву на середину комнаты.

– Северус, ради Бога, где твои манеры? Представь нас как полагается.

Все должно было на этом и закончиться.

Северусу стоило воспользоваться предоставленной возможностью и покончить с этой историей.

Он бы так и поступил, кстати.

Если бы не проклятая трость.

– Боюсь, произошло недоразумение… – начал Северус, переминаясь с ноги на ногу. – Наверное, я был немного неточен, сказав … Ууу! – поперхнулся он, когда острая деревянная трость с силой опустилась на пальцы левой ноги.

– Действительно, неточен, – понимающе фыркнула Клара.

– Прошу прощения, тетя. Я солгал под влиянием момента, – признал Северус недовольно. – Это не…

– Он не был занят. Я и сама прекрасно поняла, Северус. Стыдно говорить, что он занят и его нет в городе. Ты достаточно хорошо должен меня знать, чтобы понимать – я бы не позволила себя переубедить. И осталась бы здесь до тех пор, пока не познакомилась бы с твоим избранником, даже если для этого мне пришлось бы тут поселиться!

Северус побелел. Опять это неприятное слово. Гости! Тетя Клара остается! Пока не познакомится с его fiancee. О, Мерлин! Нужно срочно что-то придумать, чтобы вернуть спокойствие в его дом. Даже если это означает... представить тете fiancee.

– Прости. Мы на секундочку, – Северус подхватил Гарри под локоть и потащил в маленькую кухню. Как только за ними захлопнулась дверь, он бросил заглушающее заклинание.

– Снейп, что…

– Я сказал тете, что женюсь.

Гарри смотрел на него так, словно спрашивал: «И ты рассказываешь мне все это, чтобы…?»

Северус выдал ему запатентованный: «Ты, придурок, мог бы быть повнимательней?» – взгляд взамен. – Она думает, что я собираюсь жениться на Тебе.

– Что?! С чего ей так думать?

– Она увидела кое-какие министерские документы у меня на столе и сделала выводы, – не совсем честно, зато кратко.

– Э-э... Ладно. Ты не мог бы сказать ей…

– Я ничего не могу сказать ей, – процедил Снейп сквозь зубы.

– Хочешь, чтобы я сказал?.. – наконец спросил сильно озадаченный Гарри.

– Я предпочел бы, чтобы ты ничего не говорил.

– И пусть она продолжает верить, что мы поженимся?..

– Именно. Тогда, может быть, она отстанет от меня! Я буду очень... признателен.

Северус наблюдал, как Гарри раздумывает над предложением. Действительно, он никогда прежде ни о чем не просил его. Гарри Поттер и Орден победили Вольдеморта по большей части благодаря Снейпу. И откровенно говоря, совершенно неважно, что старая маггла решила, будто они помолвлены:

– Ладно, пусть будет так. Теперь я могу забрать те документы?

– Тебе придется остаться до Рождества.

Гарри вздернул голову и, впервые с того момента, как вошел в дом, пристально посмотрел Северусу в глаза:

– Я должен что?

– Она ожидает, что ты побудешь здесь во время её визита.

– А ты не мог бы сказать, что мне нужно работать, или... навестить семью, ну, или что-нибудь ещё?

– Забудь о работе, тетка никуда не уедет, пока у тебя не появится свободное время.

– Я не могу постоянно торчать тут, Снейп. У некоторых из присутствующих еще и личная жизнь имеется.

Северус мягко сжал челюсти, чтобы не ляпнуть что-нибудь оскорбительное:

– Я компенсирую тебе потраченное время.

– Это здорово, но Уизли ждут меня на праздники. И я не нуждаюсь в твоих деньгах. Я достаточно обеспечен.

– У меня нет времени торговаться, Поттер. Давай определимся, что для тебя послужит достаточным стимулом оставаться здесь всю следующую неделю?

Гарри на мгновение задумался:

– Уверен, ты знаешь, Джинни Уизли хотела бы работать в отделе Зелий Министерства.

Северус поморщился при мысли о младшей Уизли и её широко известных романтических отношениях с Поттером:

– И причем тут твоя маленькая подруга? Уверяю, она не узнает об этом кошмарном фарсе.

У Гарри не было подруги.

Только между нами, Гарри вообще не интересовал кто-либо, обладающий грудями.

Гарри склонил голову. Мгновение он подумывал о том, чтобы объяснить Снейпу его истинные отношения с сестрой Рона – они близкие друзья и ничего больше! – но решил, что это будет неуместно и только даст лишний повод Северусу высмеять его.

– Конкурс обещает быть невероятно жестким.

– Думаешь, письмо с рекомендациями от известного Мастера Зелий поможет ей получить место?

– О, я хочу большего, чем простое письмо, за потерю целой недели моего времени. Я хочу, чтобы ты лично потянул за ниточки и переговорил с нужными людьми. Джинни, конечно же, никогда не узнает об этом.

– Никогда не узнает, что она получила работу благодаря не только своим способностям, это ты имеешь в виду?

– Джинни может добиться этой должности и без твоей помощи, – кинулся Гарри на защиту молодой женщины, которую считал почти сестрой. – Она – самый талантливый и трудолюбивый кандидат. Я просто хочу подстраховаться.

– Итак, ты пытаешься манипулировать, Поттер. Современные гриффиндорцы ведут себя именно так? В таком случае, им придется избавиться от красных с золотом галстуков.

– Так я в игре или нет? – прямо спросил Гарри.

– Прекрасно. Я гарантирую, что мисс Уизли получит работу.

– А я проведу неделю здесь, но на само Рождество уеду к Уизли.

– Идет, – Северус направился к полкам, где хранились бутылки со спиртным, и плеснул в бокал достаточное для поддержания здоровья количество бренди: – Ты понимаешь, что перед тетей мы должны притворяться влюбленными?

– Я все понимаю, Снейп.

– При данных обстоятельствах, можешь звать меня по имени.

– Хорошо, Северус.

Профессор бросил на него кислый взгляд и сделал приличный глоток:

– Выпить не желаешь что-нибудь? Ты выглядишь... напряженным.

– Скотч, – что может быть лучше глотка жидкой храбрости, перед тем, как совершить подобное?..

– Желательно, чтобы ты расслабился, а не отключился, – заявил Снейп, голосом сторонника анти-алкогольной программы, вручая ему низкий бокал, наполовину заполненный белым вином.

Гарри прищурил глаза – он терпеть не мог, когда его считали ребенком:

– Педант.

– Кретин.

Педант и кретин возвратились в гостиную.

Тетя Клара ждала их с умильной улыбкой на лице.

Ничего хорошего это не сулило.

– Иди, присядь около меня, дорогой, – приказала Клара, как только Гарри и Северус появились в комнате. Старуха поерзала на жестком коричневом диване, многозначительно косясь на молодого человека: – Вы двое выяснили все, что хотели?

– Да, мадам, – вежливо ответил Гарри, опускаясь рядом.

– Пффф. Зови меня, пожалуйста, Кларой. Мы же скоро станем одной семьей, в конце концов.

– Хорошо... Клара. Очень симпатичное имя. Оригинальное. Не то, чтобы я никогда прежде не слышал такого имени. Я имею... пожалуй, довольно… – пролепетал Гарри, проклиная тот факт, что одно лишь присутствие Снейпа до сих пор способно вывести его из равновесия. Уж не говоря о том, чтобы ни с того ни с сего знакомится с его теткой, желающей оценить будущего родственника. Он даже и не знал, что у Снейпа есть тетя. И никогда не утруждал себя мыслями о его семье, знал лишь только, что тот полукровка. И сейчас Гарри чувствовал себя так, будто его бросили в глубокий колодец и он никак не может найти опору под ногами.

Строго поджав губы, Клара обернулась к Северусу:

– Он лепечет, как дитя. Никогда бы не подумала, что ты опустишься до кого-то, кто лепечет.

– Он… – попытался оправдываться Снейп.

– Я не лепечу, как дитя, – твердо возразил Гарри, беря себя в руки. – Вы застали меня врасплох, и я испугался. Северус никогда не упоминал, что у него есть семья.

– Ну, обычно я не появляюсь без предупреждения, – печально вздохнула Клара. – Но, к сожалению, у Северуса мало времени для бедной тети. Так что мне пришлось приложить усилия, чтобы добраться до него.

Северус усмехнулся:

– Я всегда нахожу время, тетя, чтобы навестить тебя в летние месяцы.

Клара обернулась к Гарри, поглаживая его по руке с выражением страдания на лице:

– Прошлым летом он не приехал, пока я шантажом не вынудила его.

Гарри никогда бы не поверил, что Северуса Снейпа можно заставить сделать что-то против его желания:

– Вы его шантажировали, мадам?

– Клара, пожалуйста, – поправила тетушка. – Пришлось. – Северус усмехнулся, выгнув бровь и одаривая тетю пристальным взглядом черных глаз. – Ну, хорошо! – уступила Клара, надменно оглядываясь на Снейпа. – Пусть не шантаж, а чувство вины, – она повернулась к Гарри. – Кажется, я сказала ему, что заболела.

– Кажется? – зарычал Снейп.

– Да.

– Если память мне не изменяет, – напомнил ей Северус, – ты писала что-то о скарлатине и о том, что ты при смерти.

– Хм, но я добилась результата, не так ли? Северус, почему бы тебе не приготовить нам чай, пока мы с Гарри знакомимся?

– Я могу спокойно оставить вас наедине?

Гарри смерил его холодным взглядом:

– Я буду вести себя примерно.

Мужчина закатил глаза:

– Меня больше волнует, что она может сделать тебе.

– Чепуха! Мой собственный племянник не доверяет мне, – Клара обиженно замолчала, лишь жалобно вздыхая, и затем посмотрела вниз, на руку Гарри, до сих пор лежащую под её собственной. – Где ваше кольцо?

– Мое что? – обеспокоенно переспросил Гарри.

Клара кивнула на его пальцы:

– Ваше обручальное кольцо, молодой человек. Конечно, оно у вас есть, – в её голосе прозвучал слабый намек на подозрение.

Гарри обернулся, злорадно поглядывая через плечо на Северуса. Потом выгнул бровь и спросил:

– Да. Где моё кольцо... дорогой?

– Понятия не имею, милый, – процедил Снейп сквозь плотно сжатые зубы. – Где ты снимал его последний раз?

– Ах, не помню, – Гарри грустно пожал плечами и невинно улыбнулся Кларе. Северус скривился – мальчик-скромник так жалобно хлопал ресницами, что, казалось, его проницательная и подозрительная тетя полностью купилась на это. – Мне кажется, я все время его теряю. Такое впечатление, что его чаще нет на моем пальце, чем есть.

– Гарри, милый, не волнуйся об этом, я всегда где-то оставляю мою трость, но она всегда находится. Уверена, Северус обязательно найдет его для тебя. Не правда ли, дорогой?

– Буду смотреть в оба! – ядовито пообещал Снейп, отправляясь на кухню за чаем.

– Итак, – приступила Клара, поворачиваясь к молодому человеку. – Как вы познакомились с моим племянником?

– О, – подстраховался Гарри. – Наверняка, Северус уже рассказал вам почти все.

– Ровным счетом ничего. Только то, что вы встретились прошлой зимой. Ты же знаешь, как он бывает скрытен, когда речь заходит о личном.

– Первый раз мы увидели друг друга в школе...

– Ты посещал ту самую школу-интернат, где преподает Северус? – неодобрительно протянула Клара.

«Теперь, она, конечно же, решила, что Снейп педофил. Отличная работа, Гарри». – Да. Но Сн… мы с Северусом не вступали в отношения, пока я не закончил учебу. А затем я остался, чтобы выполнить кое-какую работу для директора и...

– Что за работа?

«Спасение мира». – Вопросы безопасности.

– Ты все ещё работаешь там?

– Нет, сейчас я… занимаюсь правоохранительной деятельностью в... другом месте. – «Элитное подразделение в Министерстве».

– Итак?

– ???

– Ты обручился с моим племянником. Когда? – подтолкнула Клара.

– Ну, – Гарри выдал ослепительную улыбку. – «Мммм. Клара упоминала, что мы встретились зимой, значит, «хорошая- зимняя- сказка- мальчик- встретил- мальчика?» – Это на самом деле забавная история. Мы попали в снежную бурю и мм…

В дверь протиснулся Северус, держа поднос с чайником и чашками:

– Чай готов. И я нашел твоё кольцо, – он поставил приборы на стол, вынул из кармана простенькое золотое колечко и бросил на колени Гарри. – Оно лежало на раковине. Должно быть, ты снял его утром, прежде чем умыться.

– Наверно, – Гарри ловко поймал кольцо, пытаясь скрыть веселье.

– Северус! – задыхаясь, упрекнула Клара, впечатывая трость в пол. – Отдай ему кольцо как полагается. Можно подумать, что тебя воспитывали волки. Я потрясена, что он согласился быть с тобой, если ты всегда ведешь себя подобным образом. Представить только, бросить кольцо через всю комнату!

Гарри подумал, что Снейп не против бросить ещё что-нибудь через всю комнату во что-нибудь… или в кого-нибудь. Вена у него на лбу вздулась, когда он тяжелыми шагами направился к дивану и схватил кольцо с ладони Гарри. Затем, рванув на себя другую руку молодого человека, одним резким движением напялил кольцо на безымянный палец, да еще повертел вокруг пальца, чтобы крепче держалось. А тогда нашел взглядом тетю:

– Так лучше?

Клара по-королевски кивнула:

– Разумеется.

– Я рассказывал Кларе, как мы встретились, – вмешался Гарри. – Была зима. Знаете, в тот день мы попали в кошмарный буран…

– Право, мы чуть не заблудились, я очень испугался. Чуть не отморозили несколько пальцев…

– И это – ваша забавная история? – перебила Клара, поворачиваясь к ошеломленному Гарри.

– Ну, в конце-то концов, мы выбрались живыми. Со всеми нашими... пальцами. Ха-ха?..

– У тебя странное чувство юмора, Гарри.

– Теперь, когда мы закончили предаваться воспоминаниям, можно разливать чай? – спросил Северус, поспешно меняя тему.

– Лучше я поднимусь к себе и приму душ перед ужином, – объявила Клара, вставая.

– Ты же просила чай, – проскрежетал Северус. – И я сделал чай.

– Отлично. Вы с Гарри можете остаться и насладиться им, Северус, – распорядилась Клара и выдержала глубокомысленную паузу: – Не хочу обидеть тебя, Гарри, но в этом старом доме только одна лишняя спальня, и ты, должно быть, останавливаешься там, когда ночуешь у Северуса?

– Я… да… нет… Вы не… – Гарри в отчаянии посмотрел на Снейпа. – Я останавливаюсь…

– Гарри в самом деле живет в гостевой, тетя Клара, но вещей у него немного, и на время твоего визита их можно перенести на чердак.

– Я не могу позволить себе выжить Гарри из гостевой комнаты на чердак!

– Но Гарри не против, правда?

– Я?.. Нет. Нисколько.

– Я категорически запрещаю ему переезжать в эту пыльную старую комнату на чердаке! – Клара оставалась непреклонной. – Нет, Гарри может переехать к тебе, Северус. А ты – на чердак.

Северус наблюдал, как тетка тащит наверх свои вещи, а Гарри наблюдал, как закипает Северус, наблюдая, как тетка тащит наверх свои вещи. Когда она скрылась из виду, профессор повернулся и посмотрел Гарри в лицо:

– Очень рад, что хоть кто-то из нас наслаждается ситуацией.

– Я очень надеюсь, что ты насладишься чердаком, Северус, дорогой.

– Я иду готовить ужин. В присутствии магглы объем работы увеличится. Даже не надеюсь, что ты способен приготовить что-то без магии...

Гарри как раз был способен, его дядя позаботился об этом, нагружая в далеком детстве племянника работой по дому. Но то, чего Северус не знает, не сможет его расстроить... Гарри не собирался отказываться от возможности увидеть Снейпа в фартучке, так что он только скептически посмотрел на старшего мужчину.

Северус расстроенно вздохнул:

– Я так и думал.

Кларе потребовалось всего лишь десять минут, чтобы устроиться в гостевой.

Две минуты, чтобы разобрать вещи, и восемь минут, чтобы все обнюхать.

Она вновь спустилась по лестнице и прошла мимо сидящего в гостиной Гарри прямиком в кухню:

– В комнате для гостей не было ни единой вещи Гарри. Ни-че-го. – Северус наградил её свирепым взглядом, и она надменно заметила: – Я не собиралась рыскать по чужим вещам, Северус, не смотри на меня так. Ты же знаешь, насколько я нелюбопытна, просто я хотела осмотреться.

Гарри, увязавшийся за ней из комнаты в кухню, торопливо вмешался:

– Когда Северус сказал мне о вашем визите, я перенес вещи...

– Милый, Северус не знал, что я приеду, – её трость гулко ударила о пол – что всегда являлось плохим признаком. – И не пытайтесь меня обдурить, молодой человек. Я понимаю, что вы оба творите. Вам должно быть стыдно – лгать старухе!

Северус неловко переминался с ноги на ногу, понимая, что правду надо было говорить раньше:

– Ты совершенно права, Гарри живет не в комнате для гостей, а…

– А вместе с тобой в твоей спальне, – закончила Клара. – Не стоило из-за этого волноваться. Я заподозрила это сразу же, как только Гарри запнулся, отвечая на мой вопрос, где он остановился. Понимаю, вы просто не хотели оскорбить мои чувства. Но, уверяю вас, я весьма прогрессивных взглядов, и даже несмотря на то, что вы пока не женаты, вы оба взрослые люди и имеете право жить, как хочется.

– То есть, Гарри остается в моей комнате? – эхом отозвался Северус.

– Да. Конечно, – кивнула Клара. – Я настаиваю, чтобы он там остался. Мой визит вовсе не причина, чтобы переселять мальчика.

– Нет! – хором закричали Гарри и Северус.

Старая леди выглядела озадаченной.

– Я имею в виду… Уверен, Сн… Северус будет чувствовать себя не очень удобно, деля с кем-то комнату при родственниках, – объяснил пунцовый Гарри.

Северус никогда не чувствовал бы себя комфортно, разделяя одну комнату с Гарри Поттером.

– Боже мой, Северус, ты покраснел? – пролаяла Клара, насмешливо глядя на племянника.

– Не знаю, – прорычал тот. – Я не очень хорошо вижу собственные щеки, как думаешь?

– Они розовые, – подтвердила Клара. – Даже не верится, что я смогла в этой жизни увидеть, как ты краснеешь, Северус.

– Ну, если ты так настаиваешь, – кротко ответил Снейп, возвращаясь к плите, на которой кипело и булькало содержимое нескольких кастрюль.

– Почему ты покраснел? Просто потому, что я сказала, что вы с Гарри спите вместе? По-моему, ты уже не в том возрасте, когда краснеют при упоминании о сексуальных отношениях.

– Я не краснел. Здесь просто слишком жарко.

– Я не чувствую, – упорствовала Клара, постукивая тростью. – Гарри, ты находишь, что здесь слишком жарко?

– Нет... не очень.

Северус стиснул зубы:

– Я ближе к плите.

– Уффф. Я не ощущаю от плиты никакого жара.

– Гарри!

– Да?

– Накрой на стол. Ужин готов.

И Гарри, и Клара были достаточно умны, чтобы заметить столь откровенную перемену темы.

Спустя какое-то время, все трое, покончив с ужином, просто сидели за столом, разговаривая и потягивая вино, в ожидании десерта. Гарри, у которого никогда не было нормальной, спокойной жизни и возможности вот так поговорить за обедом, почти наслаждался ролью влюбленного маггла. Нечасто случалось поболтать с кем-то, кто не был знаком с историей его жизни, так что он погрузился в новый опыт, придумывая себе совершенную жизнь и совершенное прошлое.

– …и вот почему мама и папа решили предпринять путешествие до побережья к Кардиффу в это Рождество.

Это был конец уже третьей истории Гарри о родителях. Он ещё не успел заметить тревожное выражение на лице Клары.

Реакция тети Клары была оправдана.

В конце концов, Вы должны помнить, ей уже сообщили, что родители Гарри... отбыли.

И намного дальше, чем в Уэльс.

– Может, ещё вина? – предложил Гарри, закончив повествование.

– Я – пас, но вы, мальчики, продолжайте.

Гарри остановил начавшего подниматься Северуса:

– Нет, я схожу сам, ведь я найду бутылочку в другой комнате, верно?

– С удовольствием помогу тебе выбрать, – галантно ответил Северус, разрешая Гарри выйти первым.

Через несколько минут Северус присоединился в гостиной-библиотеке-кабинете к ожидающему его Гарри.

Дверь закрылась, и Поттер подскочил к нему:

– Все прошло неплохо, как ты думаешь?

– О, да, – согласился Северус, огибая Гарри, чтобы попасть в маленькую кладовку под лестницей и взять еще бутылку вина. – Правда, истории о семье ты можешь закончить. Я уже рассказал тете, что они все давно умерли.

– Что?! Она не могла в это поверить! Северус, я только-только начал длинный рассказ о том, как они путешествовали по английским деревням, и твоя тетя слушала, не перебивая.

– Она думает, что ты немного... не в себе.

– О, Мерлин, – Гарри был просто убит.

– Это не так уж и плохо, учитывая, что в начале она думала, что ты вообще несешь полный бред. Мне пришлось убедить её, что ты ещё просто не смирился с потерей и не можешь контролировать фантазии о родителях. Теперь она, главным образом, жалеет тебя.

– Тебе все это нравится, – обвиняя, ткнул в него пальцем Гарри.

– Придержи язык. Конечно, нет.

– Может, не ситуацией в целом, но ты наслаждаешься фактом, что я унизил сам себя.

– Совсем немного, – усмехнулся Северус и отправился назад на кухню.

Гарри впился взглядом в его спину.

Северусу следовало побеспокоиться о последствиях своих издевок над весьма могущественным молодым волшебником.

Но Гарри, как он полагал, слишком благороден и выше банальной мести.

И поэтому не волновался об этом.

Зря.

Сначала он ничего не понял. Отвалилась крышка мельнички для перца, и мягкая струя воздуха направила специю ему в нос, заставив расчихаться. Немного позже, когда пришло время десерта, он обнаружил, что не может удержать поднос – посуда просто выскользнула из пальцев, громко громыхнув по столу, и пирог разлетелся во все стороны. Вот тогда Северус начал кое-то подозревать. И чуть позже подозрение подтвердилось – когда он попытался поднести стакан воды ко рту, и обнаружил, что содержимое льется прямо с подбородка на колени.

– Сев, ну посмотри, что ты делаешь! – обеспокоенно закричал Гарри.

– Северус, никогда не замечала, что ты такой неуклюжий, – добавила Клара.

Вода полностью впиталась в брюки, а Снейп, сердито стреляя глазами в сторону Гарри, уже отлично понимал, что происходит. Будь проклят тот факт, что он лично приложил массу усилий, обучая мальчишку беспалочковой магии.

– Почему ты так смотришь на мальчика, Северус? Ты же не думаешь, в самом деле, что это он виноват? Боже ты мой, он ведь сидит на другом краю стола!

Северус заметил, как дрогнули уголки губ «мальчика», прежде чем тот поднес ко рту салфетку, скрывая усмешку. Но паршивец недолго успел понаслаждаться победой, оказавшись лежащим на спине рядом со стулом. Правда, уловив тихое фырканье Северуса, он моментально отреагировал, возвращая «добрую услугу». Северус издал короткий, едва слышный звук, когда его стул так же потерял опору, и профессор непристойно растянулся на полу поперек Гарри. Клара с похвальной осторожностью спрыгнула со своего места и в замешательстве уставилась вниз, где двое мужчин, лежа под столом, сверлили друг друга взглядами, не делая, впрочем, попытки подняться.

– Надеюсь, никто не пострадал…

– Нет, – прорычали оба, кое-как поднимаясь на ноги.

– Тогда я переберусь в свою комнату, пока вы двое помоетесь. Может, там стулья крепче…

Эта детская выходка немного их успокоила, и наш герой и Гарри заключили временное перемирие.

Остаток вечера прошел без происшествий.

Правда, нужно отметить, что Клара провела его, сидя с нервной осторожностью на самом краю стула – на всякий случай.

– Напомни мне, что мы собираемся делать? – спросил Гарри поздно вечером. Под настороженным взглядом Клары, они пожелали ей спокойной ночи и удалились в спальню Северуса, где теперь и находились оба, смущенные и напряженные, из-за необходимости терпеть присутствие друг друга в маленькой тесной комнатке.

– Надо подождать немного, пока она заснет, и потом ты сможешь прокрасться на чердак поспать. Кровать там имеется.

– Огромное спасибо.

– Мне это нравится не больше, чем тебе, Поттер.

Гарри ухмыльнулся, прислоняясь к стоящему вдоль стены книжному шкафу. Стульев здесь не было, а он не хотел рисковать жизнью, усевшись на кровать Северуса:

– Почему бы тебе не признаться? Расскажи ей все.

– Потому что это самый эффективный способ избавиться от неё.

– Думаю, это ложь.

– Ты думаешь?.. Серьезно?

– Мммм, – Гарри оттолкнулся от стены и выпрямился. – Северус, тебя, несмотря на все усилия, все еще волнует, что некоторые люди могут подумать о тебе.

– Чушь!

– Это так, – Гарри растягивал слова, наслаждаясь замешательством Снейпа. – Ты пытаешься заставить Клару думать, что у тебя есть близкий друг, потому что хочешь, чтобы она решила, что ты можешь сойтись с кем-нибудь, что ты не один. Если она узнает, насколько ты одинок, её это расстроит.

Глаза Северуса были остры как сталь:

– Ты и сам не понимаешь, о чем говоришь.

– Ха! – невесело фыркнул Гарри, виноватая улыбка появилась на его губах. – Если я и осведомлен о чем-то, так это о том, каково быть одному. После всех этих лет, зная тебя половину своей жизни, проведя последние месяцы в твоем доме, вместе с другими членами Ордена, раз или два, случайно, проникнув в твое сознание… я сделал выводы.

– Ты думаешь, что знаешь меня? – всем своим видом Снейп демонстрировал абсурдность подобной идеи.

– Думаю, что знаю лучше, чем кто бы то ни было, – откровенно ответил Гарри, его голос стал ниже. – Например, я знаю, что мысли об одиночестве пугают тебя.

Разозленный Снейп отвернулся к маленькому окошку:

– Она, кажется, заснула. Можешь идти на чердак.

Гарри пошел к двери, окинув напоследок Северуса пристальным взглядом, повернул ручку и выскользнул в коридор.

Затем осторожно прикрыл дверь, стараясь не щелкнуть замком и не потревожить тетю Северуса.

А потом медленно обернулся и...

...уткнулся взглядом прямо в Клару. Женщина удобно устроилась на стуле, который, похоже, позаимствовала из гостевой спальни.

Если бы не спецподготовка, Гарри заорал бы от... удивления. А так он просто понизил голос и заикаясь спросил:

– А... Что вы т-тут делаете?

– Я мало сплю. Ночью я люблю вязать, – и она махнула в его сторону сумкой, из которой торчали несколько длинных спиц и разноцветная шерсть.

– Здесь?

– Естественно, здесь. Здесь висит моя любимая картина «Корабль, потерявшийся в море», – она кивнула куда-то за плечо Гарри. – Вон там. Она принадлежала ещё моим бабушке и дедушке, прародителям Северуса. Я обожаю ее с самого детства: это все, что у меня от них осталось.

Гарри повернулся. Женщина зажгла один из фонариков, висящих на стене рядом с дверью в спальню, освещая просто кошмарную картину, написанную маслом. Гарри охарактеризовал бы её как «Ботинок, попавший в торнадо».

– И вы долго собираетесь просидеть здесь, любуясь живописью?

Клара оживленно кивнула:

– Возможно, всю ночь.

– Всю ночь?! – глаза Гарри в шоке распахнулись. Цель, убраться из спальни Северуса как можно быстрее, казалось все менее достижимой.

– Целую ночь, – подтвердила тетушка с ласковой улыбкой. – Здесь. В одиночестве, – добавила она, так как Гарри продолжал стоять, бессмысленно уставившись на нее.

Он повернулся и двинулся к двери в комнату Северуса.

– Гарри, дорогой?

– Да?

– А зачем ты сюда пришел?

– Мне нужно было в ванную, – нашелся несчастный.

Клара посмотрела на его руку, лежащую на ручке двери:

– Уже не надо?

Чувствуя, как лицо заливает румянец, Гарри выдавил:

– Да… Я сейчас, только… – он отошел от двери и направился вниз, надеясь, что правильно помнит расположение ванной.

– Гарри?

Он остановился.

– Ты не забыл, что в комнате Северуса есть ванная?

– О, конечно же, – он в очередной раз развернулся и открыл дверь в спальню.

– Поттер, какого… – проворчал Северус, наблюдая за появившемся в проеме пунцовым молодым человеком.

Спокойной ночи, Клара! – громко просипел Гарри, заставив мужчину умолкнуть. – Увидимся утром.

Спокойной ночи, Гарри. – Она повысила голос так, чтобы её можно было услышать в комнате: – Спокойной ночи, Северус.

Гарри прикрыл дверь. Глаза Северуса стали огромными от ужаса:

– Что она делает там?

– Сидит и вяжет. И будет вязать всю ночь.

– Что?!! Почему?

– Потому что она дьявол! – с благоговейным страхом и без всякой злобы прошептал Поттер. – Бриллиант и дьявол!

Северус только недовольно прищурился.

– И не смотри на меня так, – чуть слышно зашипел Гарри, чтобы их не могли услышать в коридоре. – Это твоя тетя. Могу я аппарировать в другую комнату?

Северус покачал головой:

– На дом наложены защитные чары, чтобы никто не мог аппарировать ни сюда, ни внутри. Тебе придется провести ночь здесь.

– О, Мерлин.

– Да, и я так же рад этому, как и ты, кретин, – парировал Снейп. Он подошел к кровати и откинул покрывало. – Давай спать.

Гарри скрестил руки на груди:

– Я ни за что не лягу в одну постель с тобой.

– Я, уж конечно, и не собираюсь позволять тебе ложится в одну постель со мной! – отрезал Снейп, бросая вторую подушку в голову Гарри. – На полу вполне достаточно места.

– Ё...! – проворчал Гарри, опуская взгляд на покрытый пылью пол.

Северус приподнялся на кровати, натягивая одеяло на плечи:

– Не сомневаюсь, что ты имеешь в виду, но, уверяю тебя, у меня нет никакого желания трахать что-ли… Что ты делаешь?

– А ты как думаешь? – Гарри в этот момент стягивал через голову рубашку, и ответ получился слегка приглушенным. Зашвырнув её в угол, он принялся снимать брюки.

– А сейчас ты что делаешь? – проревел Снейп. Точнее сказать, это могло быть ревом, если бы не тетя, сидящая у дверей.

– Я нахожу очень неудобным спать в одежде, – ответил Гарри, сбрасывая брюки и пинком отправляя в тот же угол. – Завтра придется выбраться отсюда и принести собственную одежду, потому что с собой у меня точно ничего нет.

– Только не оставляй свои вещи валяться кучей на моем полу! Повесь их куда-нибудь. И раз уж ты у шкафа, можешь позаимствовать там что-нибудь для сна.

Гарри закатил глаза, но наклонился и собрал одежду, собираясь развесить её в платяном шкафу:

– Заботишься о моей скромности, Снейп?

– Можешь оставаться голым, если хочешь, мне все равно. Хотя сейчас – середина зимы и на полу немного сквозит. Отморозишь себе какие-нибудь важные части тела.

Гарри усмехнулся, повесив рубашку и брюки на пустой крючок на дверце шкафа, и посмотрел через плечо:

– Есть что-то, что я могу или не могу взять?

– Неважно, выбери что-нибудь из того, что висит сзади.

Гарри нашел удобную, застегивающуюся на пуговицы рубашку (естественно черную). Но пижамные штаны решил не надевать – боксеры прекрасно прикрывали все важные части тела, упомянутые Северусом. Скользнул в рубашку, подвернул рукава, чтобы легче было застегивать. Она чуть пахла мылом и сандаловым деревом. Гарри поднял воротник к лицу и вдохнул приятный аромат.

– Она чистая, – нетерпеливо и словно оправдываясь, прошипел Снейп, наблюдая, как Гарри утыкается носом в воротник и принюхивается. – Я действительно стираю свою одежду.

– Я не … – Гарри оборвал себя на половине фразы. – Забудь. Доброй ночи, Снейп.

– Nox.

Свет погас, и Гарри остался стоять в полной темноте. Тяжело вздохнув, он опустился на пол и поправил подушку, перекатываясь из стороны в сторону, пытаясь улечься поудобнее.

– Ты прекратишь возиться? – моментально подпрыгнул Северус.

– Тебе легко говорить, лежа на удобной кровати.

После этого ему на голову упало несколько одеял.

– Плаксивая задница.

– Бесчеловечный мерзавец.

Само собой, выспаться этой ночью никому не удалось.



Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7


Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni