Гвоздь программы

АВТОР: Kamoshi

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Северус, Гарри
РЕЙТИНГ: G
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: angst, drama

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Мечтать вредно, если имеешь дело с профессором…

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: гвоздь вбит и в снарри как таковое.

ОТКАЗ: как всегда.




Историю, подобную этой, рассказывали тысячу и один раз, но рыскать в поисках надежды – всеобщее любимое развлечение, даже если та заблудилась и пропала с концами. Однажды знаменитый несмотря на возраст герой волшебного и некоторых сопредельных миров – не будем обзываться фамилией, навязло в зубах – паковал чемоданы и вообще собирался. Разумеется, не куда-то в школу, а галопом и с песней в новую жизнь.

У него имелись планы и, как он думал, насчет него тоже многое было назапланировано, в деталях фигурировали одним общим слайдом разноцветные магические натюрморты и пейзажи из цикла «все сбудется». И в рамках из сердечек, так как бонусом выдавалась постоянная компания, о которой грезили миллионы магглов, хотя герою об этих магглах было неведомо, ему хватало до неба одной своей мечты.

Но это лишь часть сюжета, радостно и отчасти хвастливо выставленная всему свету на ладошке.

С другой, не видимой нам стороны Луны, происходило тоже нечто, но прямо обратное. Картины в уме возникали, но вместо сердечек их обрамляли знаки вопроса один чернее следующего. Как же это пошло, недостойно, роняет на дно, губит разум и квалификацию по профессии, лепит из тебя идола и идиота, опять же магглы, магглы… Вот так и происходит сдвиг в судьбе и в характере, и годы муштры летят псам под хвост, и только-только наступило время попринадлежать наконец самому себе, как тебя же и отбирают. Заграбастывают крепкими подростковыми ручками и насаждают странный образ мышления и действия.

Проблему требовалось решать с научно-гениальной точки зрения, тогда результат приведет куда надо, а не куда занесет порывом.

К точке зрения прилагались: твердая рука и мозг, причем последний ухмыльнулся и заверил, что рука не дрогнет забить гвоздь на место. Но так как единовластию мозга мешали разные другие явления природы и организма, то следовало подстраховаться. Например, поварить чужое сердце в сладком сиропе, дать ему пропитаться слюнями и прочей телесной влагой, чтобы хорошенько разбухло и размякло. Вот тогда оружие войдет как в масло точно посередине и застрянет навечно.

Так что на смену знаку вопроса зажглось восклицание, и далее все понеслось в ускоренном темпе.

Сердцеварение и посыпание сверху сахаром происходило по лично составленной программе, вообще на таких рецептах могло давно озолотиться полчеловечества, потому что у каждого – свой рецепт и свое чужое сердце вместо игрушки.

Герою магического и иных миров досталась роль в трухлявой как древние греки (ее изобретшие) пьесе про ученика и учителя – о подробностях не будем, потому что все в курсе и уже тошнит. Драматически роль как-то не складывалась, постоянно происходило сползание в цирк, пафосная сцена (одинокий луч рампы, затаенное дыхание зрителей) замещалась ареной с опилками, мороженым и ржанием до купола. Но выступал он каждый день все равно и даже готов был веселиться на бис в любую минуту, потому что до него никак не доходило, что главный клоун здесь – он сам и есть.

Все это время на темной стороне Луны рука в рамках тренировки размахивала заготовленным молотком, но было неясно с подходящим моментом: когда и как вбивать, а основное затруднение – что? Проводились регулярные проверки на уязвимость, поэтому мелкие гвоздики, шурупчики и случайные шпильки-булавки прилетали оттуда с космической периодичностью и втыкались в сердце куда попало временными изгнаниями с глаз долой, шутками в духе злобного тролля, неответами на главный вопрос, а любимый толстый шуруп имел шикарное маггловское имя «в тотальный тебя игнор». И всякий раз начиналась клиника, красные капли густо шлепались на землю, один бегал, зажав рану рукой, второй забрасывал песком кровавые следы, и каждый верещал свое.

Но в целом по итогам ранения выходило, что пока еще ничего страшного, живучесть она же привязчивость повышенная. Требовался особый решающий гвоздь, самый длинный и острый и с летальными свойствами. А он нигде ни с какой стороны не маячил. Не убивать же, в самом деле, по-настоящему.

Часы между тем тикали, несмотря на то, что половина двоих действующих лиц их упрямо не замечала, полагая, что вокруг много счастья, а будет еще больше. И вскоре натикали разные события: отъезд другой половины далеко вон из страны по делам и вообще навсегда. Герой засобирался тоже и вырвал из первых рук информацию куда прибыть с багажом и в дорожной мантии для веселого совместного путешествия в голубые дали. И помчался складывать футболки и все накопления.

Проблема гвоздя тут же резко пошла вверх и засигналила отчаянным «что делать?!», и после длительной отбраковки вариантов в мозг постучалась простая догадка, что делать не надо ничего. Вообще ничего.

Герой всех известных и неизвестных миров как раз закончил с упаковкой и волок чемодан и клетку с совой через порог и дальше по дорожке. Вслед ему скандалили и пыхтели родственники, а он разулыбался, колесики подпрыгивали на камешках, и все было чудесно.

Улица бежала в перспективу, там терялась в солнечном потоке, и мерещилось невиданное будущее – океаны и горы, а возможно, мечети Магриба. Оно подпирало ребра и тревожно екало изнутри, потому что впереди - полная неизвестность и даже нынешний вечер не исключение.

Но вечернюю программу ему уже заготовили: сидеть с опущенными плечами на скамье, водить носком кеда по пыли, смотреть на удлиняющиеся тени и пустую дорогу и слушать, как обваливаются невидимые придурочные картинки – сюжеты из будущего, которого нет.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni