Cambiare Podentes: Invocare
(Cambiare Podentes: Invocare)


АВТОР: Jordan Grant
ПЕРЕВОДЧИК: lost girl
БЕТА: Марта, Sige; ddodo - главы: 1-3, 9-13; главы 21-28 - анонимная, но замечательная бета; главы 35-50- Рыжая-Бестыжая
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Северус
РЕЙТИНГ: NC-17
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: angst, drama

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Появляется новое пророчество, предрекающее порабощение магического мира и гибель Гарри Поттера. Спасти волшебников может только Гарри, если согласится стать – добровольно, необратимо и на всю жизнь – рабом Северуса Снейпа. (Перевод закончен)

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: Наркотики, Насилие/Пытки, Hurt/Comfort, Non-Con

ПРИМЕЧАНИЕ: Махровое AU: в фике Гарри на год старше, чем в каноне. Учеба в Хогвартсе начинается с двенадцати лет. Гарри оканчивает седьмой курс - ему, соответственно, восемнадцать. Так же как и Рону с Гермионой. (С другой стороны, так же как и в каноне, совершеннолетия в магической Британии достигают в семнадцать лет.)

Фик использует события 1-5 книг и кое-какие события 6-й. Действие начинается в конце 7 курса и продолжается дальше. Основная сюжетная линия «Принца Полукровки» в фике не учитывается. В начале фика Северус Снейп по-прежнему преподает зелья в Хогвартсе и Дамблдор жив.

ПРИМЕЧАНИЕ ПЕРЕВОДЧИКА: Наша работа над переводом была начата в мае 2007. Учитывая, что фик уже начинал переводиться и какие-то главы уже выкладывались в сети, то, из уважения к читателю, было решено начать публикацию с первых 14 глав.
Перевод глав 2, 9-13 - Sige.
Спасибо милой Фенди за перевод пророчества и спасибо за помощь Ане-Сталине.

Сиквел к фику: "Cambiare Podentes: Madurare"


ОТКАЗ: Персонажи - Ролинг, фик - Джордан, а мы - так, мимо пробегали. Но архивировать все равно не надо.




Глава 1

Понедельник, 4 мая 1998 19:00

«Еще шесть недель, – думал Гарри, – оглядываясь на гриффиндорскую гостиную. Целых шесть недель до летних каникул. Может, именно поэтому все ведут себя как-то странно? Забавно, но я никогда раньше не замечал такой реакции на приближающиеся каникулы. Может, все из-за того, что это мой последний год в Хогвартсе?»

Но Гарри понимал, что причина была не в этом. Во-первых, с чего бы наступающему лету вгонять народ в депрессию? Конечно, грядущие каникулы всегда расстраивали самого Гарри, но он-то был особенным. В отличие от него, других по окончанию школы ждали уютные дома и любящие семьи, по которым они успевали соскучиться за год.

Кроме того, от мрачного настроения не веяло абстрактным недовольством – оно сосредоточилось в одной точке. Хуже того, создавалось впечатление, что этой точкой был он сам. Впервые он почувствовал это за ужином. Семикурсники бросали на него стремительные беспокойные взгляды – и тут же отворачивались, как только он их замечал. Впрочем не только гриффиндорцы - равенкловцы вели себя так же.

А теперь то же самое происходило в гостиной. Те же беспокойные взгляды украдкой, когда однокурсники думали, что он не смотрит в их сторону. Более того: теперь в каждом углу – во всяком случае, так казалось Гарри, – шептались о нем.

Нет, ему вовсе ничего не казалось. Он достаточно долго был объектом сплетен, чтобы развить в себе шестое чувство по этому поводу.

Гарри схватил за рукав проходящего Рона и усадил его на диван, на котором до этого сидел один. Кстати - еще один подозрительный момент: несмотря на общее демонстративное о нем беспокойство, никто и не подумал подойти и обсудить с ним то, что всех так волновало. И Гарри это просто достало.

- В чем дело? – пробормотал он на ухо Рону. – Почему все на меня смотрят, как на обреченного к смерти? Рон издал какой-то звук: не то подавил стон, не то попытался рассмеяться. - Ну же? – потребовал Гарри. – Выкладывай.

Друг выдавил одно слово:

- Трелони.

Резко выпустив руку Рона, Гарри откинулся на спинку дивана.

- И это все? Ну, она в очередной раз предсказала мою смерть. Подумаешь. Начиная с третьего курса у Трелони вошло в привычку предсказывать ее каждую неделю. – Он сощурился. – Для всех, кто посещал прорицания, это пройденный этап. Почему тогда всех это взволновало именно сейчас?

Рон глубоко вдохнул и так тряхнул головой, что рыжие волосы разлетелись во все стороны.

- Я слышал, это произошло не на уроке. Ну... Невилл поднялся туда один, и она повела себя очень странно, но... не как обычно странно, а...

Гарри рассмеялся.

- Это же Трелони! Она ненормальная по определению - и неважно, под каким углом ты на нее смотришь. Очнись, Рон! Я не собираюсь умирать!

- Но в этом все и дело, - выпалил Рон. – Она же не предсказала, что тебя придавит Дракучая Ива, или отравят слизеринцы, ну или одну из своих обычных историй. Это было что-то более жуткое и очень зловещее... о том, как Сам-Знаешь-Кто тебя прикончит, как только тебе исполнится девятнадцать. Только... она назвала его «Темный Лорд», ну, знаешь, так как это всегда делает Снейп.

- Что еще? – потребовал Гарри, заметив, что Рон пытался избежать его взгляда, что означало лишь одно: он еще не услышал самое худшее.

Друг откашлялся.

- Ну, и что-то о древнем ритуале под названием Cambiare – мол, это единственный выход, и если им не воспользоваться, то он точно тебя убьет и будет властвовать над всеми нами в течение десяти тысяч лет. Да, «над нами» – в смысле, над чистокровными. От магглорожденных и полукровок он, разумеется, избавится раз и навсегда.

Гарри выдохнул.

- Ладно, допустим, она знает, о чем говорит, хотя это и маловероятно. Мне просто придется пройти этот ваш Cambiare.

- Ну да, в этом-то все и дело, – признался Рон. – Слухи расползлись утром, и мы не пошли на занятия – решили поискать заклятие в библиотеке. Но не нашли ни единой сноски, даже после того, как попросили равенкловцев помочь.

- Запретная Секция, – посоветовал Гарри.

- Гермиона уже там. Я... ну, я одолжил ей твою мантию-невидимку. И... ну, знаешь. Она туда часто наведывается, ну, и мы решили, что у нее есть лучшие шансы, чем у тебя или у меня, что-то там обнаружить.

- И почему же вы решили мне ничего не сказать?..

Рон снова отвернулся.

- Ну, мы думали, что вначале выясним, в чем там дело. Ну, или хотя бы узнаем, что же такое это самое Cambiare.

Гарри закинул руки за голову.

- Ясно.

- Значит, ты не сердишься?

- Нет. - Он почувствовал, что улыбается. – В самом деле, это даже приятно – все обо мне так заботятся. Кроме того, мы же говорим о Трелони.

- Ага, – согласился Рон, хотя в его голосе не слышалось уверенности. – Просто, по словам Невилла, она вела себя очень-очень странно. Не подвывала, как обычно, а говорила, знаешь, таким низким, монотонным голосом. А потом, когда он попросил объяснить, о чем она говорила, Трелони даже не врубилась, о чем речь. Как будто... ну, как будто ею овладели, или что-то в этом роде, и она не помнила собственных слов.

«Черт, – подумал Гарри. – А вот это уже гораздо хуже. Точно как на третьем курсе, когда я слышал, как эта выжившая из ума брюзга напророчила по-настоящему, не считая того, что я увидел в думосбросе Дамблдора на пятом курсе...»

- Давай-ка подождем из Запретной Секции Гермиону, – уверенно, чтобы еще сильнее не волновать приятеля, заявил он. Да и не только Рона – к тому времени все находящиеся в гостиной уже внимательно прислушивались к их разговору. – И будет лучше, если я сам поговорю с Невиллом. Он в спальне?

Игнорируя любопытные взгляды, Гарри направился вверх по лестнице, а Рон – за ним по пятам.



Понедельник, 4 мая 1998 года. 7:16 вечера

Невилл вздохнул и трясущимися руками бросил Гарри через кровать листок пергамента. Затем недовольно взглянул на Рона и пожаловался:

– Я корпел над этим с утра до вечера – как только мне дали время переварить то, что услышал. Не уверен, что здесь все слово в слово, но в общих чертах я все-таки вспомнил.

– Ни фига себе! – взглянув на аккуратно записанные строчки, присвистнул Гарри. – Она что, все это напророчила?

– Ну да. Да еще несколько раз повторила.

Гарри кивнул и прочитал вслух:

Как отметит отмеченный девятнадцатый год,
Темный Лорд долгожданный триумф обретёт.
И как только обещанный смерти умрёт,
Темный Лорд себе славу навеки вернёт.
Сотню долгих веков будет править землёй
С ратью верных солдат под железной рукой
И на верную гибель всех тех обречёт,
У кого кровь нечистая в жилах течёт.
Но надежды остался единственный луч –
То знак молнии во мраке злокозненных туч,
Ибо жив он покуда, то тьму поразить
Есть надежда, но силы две надо скрестить.
Знаний древних, что лет никому и не счесть,
И заклятий, что смертному не произнесть.
Ключ – в Cambiare, иначе, пойми, навсегда,
Сгинут напрочь тогда небеса и вода.
Но не звуком заклятья он зло обречёт,
Лишь в честном желанье победу найдёт -
С тем, кто, ненавидя, его спасал не раз,
И Темному Лорду знаком без прикрас,
Чей будет злой рок над землей тяготеть,
Если силе двойной его не одолеть.

– Ну вот все и прояснилось, – завершив чтение, усмехнулся Гарри. Поерзав, он взглянул на Рона и передал листок ему. – Так что, Трелони совсем ничего не объяснила?

– Да ты что, Гарри! Она даже не помнила, что говорила – хоть и повторила его аж трижды. А потом затрясла головой – ее всю колотило, как будто она выходила из транса. Взглянула на меня и говорит: «Ну что ж, выпьем чаю, милый?» Но при чем тут какой-то чай?! Я же вернулся за забытым учебником!

– Интересно, почему ты вообще решил с кем-то этим поделиться? Я же знаю, что ты и выбрал-то прорицания лишь для того, чтобы избавиться от продвинутого зельеварения. Нет-нет, я тебя ни в чем не обвиняю – мне и самому иногда приходит в голову, что пора бы прекратить эту пытку в подземельях, но… Честное слово, Невилл, ты же и сам считаешь, что Трелони – старая мошенница, а?

– Конечно, считаю! – горячо воскликнул Невилл. – Просто, Гарри.… Ну, не могу я это объяснить, и все! Вот если бы ты там был, ты бы понял. Это не Трелони говорила – а словно в нее кто-то вселился. Можешь считать меня психом, но это правда!

– Да никто не считает тебя психом, – вздохнул Гарри. – Просто мне нужно было убедиться – вдруг ты начал прислушиваться к ее бредням? Или все-таки ты воспринял пророчество всерьез, несмотря на них. Потому что, знаешь… – Он кашлянул. – Я тоже слышал, как она говорила не своим голосом. И это было настоящее пророчество – оно исполнилось.

– Мерлин, Гарри! – простонал Невилл. – У нас же с тобой и день рождения в один и тот же день, тридцать первого июля! И тебе исполнится девятнадцать. Если мы к тому времени не найдем этот Cambiare – ты обречен. А мы вместе с тобой.

– Ну, не будем спешить с выводами, – предостерег его Гарри. – Когда она в прошлый раз произнесла пророчество, до меня не дошел его смысл. То есть оно-то исполнилось –слово в слово, но я-то вначале воспринял эти слова шиворот-навыворот. Так что, не будем пока говорить о том, что все это значит, – еще не время.

Пока Гарри разговаривал с Невиллом, Рон был погружен в изучение текста. Но последняя фраза друга вынудила его поднять голову.

– Надеюсь, ты прав, – сказал Рон с искаженным тревогой лицом. – Очень на это надеюсь.

– Почему?

Рон трясущимся пальцем ткнул в последние строчки записанного пророчества:

– Кто это – тот, кто «Темному Лорду знаком без прикрас», Гарри?

Юноша пожал плечами.

– Ты что, думаешь, я хожу в обнимку с записной книжкой Волдеморта? Понятия не имею!

– Ну, уж этого-то ты должен знать! Кто спасал тебе жизнь – и не раз, как тут сказано, хотя и ненавидел тебя до чертиков – и будет ненавидеть всегда? И он же – так уж совпало – «И Темному Лорду знаком без прикрас»!

– Да уж, тут все что угодно можно вычитать! – насмешливо фыркнул Гарри.

Невилл соображал дольше, чем Рон, но в конце концов, догадался и он:

– Да это же Снейп!

– Ну да, Снейп! – рявкнул Рон. – А теперь послушайте:

Ключ – в Cambiare, иначе, пойми, навсегда,
Сгинут напрочь тогда небеса и вода.
Но не звуком заклятья он зло обречёт,
Лишь в честном желанье победу найдёт -
С тем, кто, ненавидя, его спасал не раз,
И Темному Лорду знаком без прикрас,
Чей будет злой рок над землей тяготеть,
Если силе двойной его не одолеть.

Помолчав, он взглянул Гарри в глаза:

– Чем бы ни оказалось это Cambiare – ты должен будешь провести его со Снейпом, чтобы все получилось.

– Тогда будем надеяться, что оно окажется старинным вариантом Avada Kevadra, – процедил Гарри. – Не то чтобы я так уж и поверил в твою трактовку – да и вообще в это проклятое пророчество. И все-таки, наверное, лучше разузнать, что это такое – чтобы хоть представлять себе, куда именно я влип. И куда только подевалась Гермиона?

– Ты же знаешь, каково искать что-то в Запретной секции, – сказал Рон. – Давай лучше сыграем в шахматы, чтобы отвлечься.

– Мне нужно заканчивать сочинение по зельям, – проворчал Гарри. – «Описание характера взаимодействия разных видов крови дракона с реактивами на масляной основе, принимая во внимание особенности сплава используемого котла».

– Хорошо, что я их бросил после СОВ, – заметил Невилл.

– Я тоже, – поддакнул Рон.

– Да уж. Мне бы сейчас Гермиону для моральной поддержки – но она, как назло, застряла в библиотеке. Ладно, я тогда все-таки займусь заданием. Рон, будь добр, скажи им там, в гостиной, чтобы успокоились. Объясни, что мы и сами понятия не имеем, что значит это глупое пророчество, а, пока не узнаем, не нужно смотреть на меня, как на ходячий труп. Ладно?

– Ладно, – кивнул Рон и вышел из спальни, а Невилл отправился за ним следом.

Гарри плюхнулся на кровать, достал незаконченное сочинение и, покусывая кончик пера, попытался сосредоточиться на свойствах крови дракона.



234567891011121314151617181920212223242526272829303132333435363738394041424344454647484950


Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni