Призвание Снейпа
(Snape)


АВТОР: Gillian
ПЕРЕВОДЧИК: Lenny
БЕТА: Rassda
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Северус
РЕЙТИНГ: G
КАТЕГОРИЯ: gen
ЖАНР: general

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Северитус. Продолжение фика "Мой". Перевод WIP.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: AU


ОТКАЗ: все не мое




Глава 1, в которой Снейп и Гарри обустраиваются и узнают друг друга получше

– Папа! Совиная почта! – взволнованно позвал Гарри.

Пока Гарри бегал на кухню за коробкой «Совиной радости», Снейп отложил газету в сторону; распахнув окно, мужчина посторонился: на кухню влетело полдюжины сов, которые тут же сбросили принесенные письма на стол. Гарри ждал их возле окна, и совы одна за другой приземлялись на широкую каменную скамью за припасенным угощением.

Малыш хихикнул, когда рыжевато-коричневая амбарная сова осторожно ущипнула его пальчики, а потом с уханьем отвернулась.

– Умная птичка! – похвалил ее Гарри, протягивая ей добавку. Совы не стали задерживаться и, заухав, друг за дружкой вылетели в открытое окно. Снейп потянулся, чтобы закрыть тяжелую старую раму, но на подоконник приземлилась еще одна сова. Она была гораздо крупнее прочих, к ее лапе был привязан большой пакет, завернутый в коричневый пергамент.

Озадаченно нахмурившись, Снейп развязал мягкую кожаную ленту, которой был обмотан сверток. Заказы на зелья поступали регулярно, Гарри привык уже к совиной почте, но, насколько Северус помнил, это была всего лишь вторая полученная им посылка. Пока мальчик скармливал большой сове целую пригоршню «Совиной радости», мужчина с любопытством прочел написанный на посылке адрес отправителя.

– Ты самая большая сова из всех, что я видел, – восхищенно прошептал Гарри, отважно поглаживая мягкое оперение птицы. Сова самодовольно ухнула и, расправив крылья, вылетела в окно башни, сразу затерявшись среди заснеженного пространства.

– Помой руки, после того как уберешь корм, – машинально напомнил Снейп сыну.

– Я знаю, – мальчик согласно кивнул, сползая со скамьи и выбегая из кухни.

«Гарри Поттеру, – гласила надпись на пакете. – Старая башня мастера зелий. Хогвартс, Школа чародейства и волшебства». А на другой стороне было написано: «Миссис Молли Уизли. Нора»

– Тебе прислали подарок, папа? – с любопытством спросил Гарри, вскарабкавшись на стоящий возле стола стул и схватив остывший тост.

На какой-то миг Снейпу захотелось солгать, что это действительно прислали ему, но он так и не смог найти для этого стоящей причины, даже если природное чутье и заставляло его опасаться возникновения каких-либо отношений между женой Артура Уизли и его сыном. Проблема была не в супругах Уизли: оба были давними членами Ордена, да и просто порядочными людьми. Однако Молли Уизли всегда была излишне… энергичной. Суетливой, домашней, доброжелательной. То есть обладала именно теми чертами, что так раздражали Северуса. И, насколько он помнил, у нее тоже были дети. Куча детей, рыжих и шумных, обладающих отвратительными манерами и пронзительными голосами.

Пока Снейп тянул с ответом, любопытный малыш вытянул шею, чтобы удобнее было прочесть четко выведенную на пакете надпись.

– «Гарри Поттеру», – с удивлением прочитал он. – Это мне! Это подарок для меня!

– Я лишь проверяю, что это прислал именно тот человек, что здесь указан, – поспешно сказал Северус. Несложное заклинание подтвердило личность отправителя, и без лишних слов мужчина нехотя передал посылку сыну.

Гарри удивленно изучил завернутый в коричневый пергамент пакет.

– От кого это?

– От Молли Уизли, – ответил Снейп, отодвигая от греха подальше тарелку с остатками каши.

Малыш пытливо взглянул на отца.

– А она нам друг?

– Она была подругой твоей матери, – мрачно пояснил мужчина. – Давай, открывай.

Дрожащими руками Гарри принялся разворачивать пакет, и Снейп с тревогой вспомнил вечер перед Рождеством: как мальчик с надеждой открывал подарок его тетки-магглы и какое разочарование ждало его тогда. Но это прислала Молли Уизли, так что мужчина слегка расслабился. За всю свою недолгую жизнь Гарри получил явно недостаточно подарков, и этот маленький сюрприз был вполне уместен, хотя бы для того, чтобы раскрасить щечки малыша румянцем удовольствия.

– Это свитер, – удивленно сказал Гарри, доставая из пакета нечто ярко-красное и вязанное. Когда он вытянул весь свитер, на стол упало письмо, но мальчик не обратил на него внимания. – Смотри, папа! – возбужденно воскликнул малыш. – Дракон! Здесь спереди золотой дракон!

«Гриффиндорская расцветка», – кисло отметил Снейп, поднимая выпавшее из пакета письмо и внимательно его рассматривая.

– А вот и разгадка, – сказал он Гарри. – Миссис Уизли – мать Чарли, твоего рыжего друга из Больничного крыла.

– Чарли, которому нравятся драконы! – вспомнил мальчик, восхищенно поглаживая вышитого золотыми нитями дракона. – Что там написано?

– «Дорогой Гарри, – прочел Снейп. – Мой сын Чарли рассказал мне, что тебе нравятся драконы, поэтому я связала для тебя этот свитер. Надеюсь, он тебе подойдет: он такого же размера, как у моего сына Ронни. Ему столько же лет, что и тебе. Я положила в конверт еще один сюрприз для тебя, надеюсь, тебе понравится. Молли Уизли».

– Еще один сюрприз? – Гарри протянул было руку, но его отец уже открыл конверт и достал из него небольшой снимок. Мужчина чуть не выронил его от неожиданности, увидев адресованную ему улыбку. Малыш нетерпеливо сполз со стула и подскочил к отцу.

– Что это? – спросил он. – О, это портрет. Это миссис Уизли? Она очень красивая.

– Нет, – ошеломленно ответил Снейп. – Это Лили. Твоя мать.

Глаза Гарри широко распахнулись, рот его удивленно открылся.

– Моя мама?

Северус передал ему снимок, наблюдая, как изображенная на нем женщина улыбается и качает головой. Лили была в школьной мантии – именно такой он ее и запомнил. Темно-рыжие волосы были убраны назад с помощью изогнутых деревянных гребней, сияющие зеленые глаза весело прищурены. Девушка на фотографии будто не позировала перед камерой, а просто веселилась, застенчиво улыбаясь, а мгновение спустя задорно усмехаясь.

– Моя мама, – Гарри внимательно рассматривал снимок, осторожно сжимая его в руках. – Здравствуй, мама.

Снейп с трудом сглотнул.

– Гарри, – сказал он внезапно охрипшим голосом, – фотографии отличаются от портретов. Они не могут разговаривать.

Мальчик разочарованно нахмурился.

– Не могут?

– Нет, – желая утешить сына, Северус положил руку на маленькое плечико. – Это просто изображение, малыш. Память из прошлого, снятая на пленку и перенесенная на бумагу.

– О, – не отрывая взгляда от снимка, Гарри пересек комнату и опустился в свое маленькое кресло. Мужчина беспомощно смотрел, как маленький пальчик погладил глянцевую поверхность портрета.

Почему ему ни разу не пришло в голову дать мальчику фотографию его матери? Ведь малыш совершенно точно никогда не видел ни одного ее снимка. Тяжело было признать, что бесцеремонная Молли Уизли проявила настоящую чуткость и прислала фотографию, на которой была только Лили, одна, без Джеймса. И Северус молча поблагодарил ее за это.

Он не был уверен, что готов отвечать на вопросы о Джеймсе.

И без того будет тяжело…

Чтобы успокоиться, мужчина отпил глоток остывшего чая и пересел в кресло, склонившись вперед и зажав ладони коленями.

– Все нормально, Гарри?

– Она красивая, правда?

– Да, – согласился Северус. – Она была красивой, еще со школы.

– Она была хорошей?

Снейп задумался на мгновение.

– Она была добра ко мне, – сказал он осторожно. Они не так уж много общались, но она никогда не причиняла ему неприятностей, как некоторые.

– Ты любил ее?

Ой.

– Твоя мать вышла замуж за Джеймса Поттера, Гарри, – осторожно начал объяснять Северус. – Помнишь?

– Ой, правда, – мальчик перевернул снимок, чтобы посмотреть обратную его сторону, а потом снова принялся рассматривать портрет. – Папа, а у тебя есть его фотография?

– Я… эээ… я могу достать. Если хочешь.

– Папа? – Гарри нахмурился, и Снейп постарался взять себя в руки, ожидая неизбежных вопросов.

– Да, Гарри?

– Можно мне поставить ее возле моей кровати?

– Ммм… – Снейп открыл рот, но тут же закрыл его снова. – Если хочешь, – он наконец справился с волнением.

– В рамке?

– Разумеется.

Гарри удовлетворенно улыбнулся.

– Здорово. Папа?

Начинается…

– Да?

– Мы сможем сегодня поиграть со снегом?

– Со снегом? – тупо повторил мужчина.

– Мадам Помфи сказала, что мне нужно гулять, – хитро напомнил ему малыш. – И у меня теперь есть варежки и шарф.

– Мадам Помфри, – машинально поправил его Северус. – Я… эээ… не возражаю. – Он ошеломленно наблюдал, как Гарри радостно подпрыгнул и побежал к себе в комнату; задержавшись в дверях, мальчик глубоко вздохнув, обернулся и скомандовал:

– Тогда одевайся, папа!

– Сейчас, – Снейп понял, что чувствует смертник, внезапно получивший помилование. Одеваясь, он сказал себе, что это только временная отсрочка и Гарри ещё захочет вернуться к этой теме. Северус начинал лучше понимать, как его сын воспринимает мир. Мальчик склонен был все тщательно обдумывать и приходить с уже готовыми вопросами, и, как правило, без предупреждения.

Однако мужчина не смог сдержать облегчения, когда они вышли на свежий февральский воздух. Гарри всего пять, сейчас ему достаточно простых ответов на сложные вопросы, так что пока не стоит особо беспокоиться. А когда наступит завтра, вот тогда он и будет думать, как поступать дальше.

* * *

Гарри любил снег, и как обычно, когда они шли гулять, малыш принялся бегать кругами вокруг отца, пока они спускались к озеру. Толпа закутанных в теплые мантии студентов, увлеченно забрасывающих друг друга снежками, напомнила Снейпу, что выходные уже наступили. С помощью заклинаний снежки взмывали вверх и находили своих жертв, даже если те прятались, стараясь стать как можно незаметнее.

Восхищенно засмотревшись на снежные забавы, Гарри захихикал, когда один из снежков взмыл в воздух совсем рядом и замер у самого его лица, а потом снова упал в снег к его ногам.

– Извините, сэр! – один из участников перестрелки подбежал к ним, запыхавшись и поскальзываясь. – Я почти потерял контроль.

– Это ты бросил его? – восхищенно спросил Гарри. – Я думал, что он падет мне прямо в лицо!

– Попадет, – машинально поправил его Северус.

К ним подбежали еще два мальчика.

– Привет, малыш Гарри, – радостно ухмыляясь, произнес рыжий.

– Чарли! – восторженно приветствовал его мальчик, поспешно оборачиваясь. Чарли потрепал Гарри по голове. – Твоя кожа выросла!

– Да, и веснушки вернулись вместе с ней, – с мрачным видом ответил Чарли.

Гарри засмеялся.

– А мне они нравятся, – признался он. – Чарли, ни за что не догадаешься, что случилось! Твоя мама прислала мне свитер!

Второклассник беспокойно оглянулся на Снейпа, и будущий мастер зелий попытался изобразить на лице доброжелательность, но избавиться от укоренившихся привычек было не так-то просто.

– Извините, сэр, – покраснев, пробормотал Уизли. – Мама, вы знаете… когда я сказал ей про малыша Гарри… Она немного сентиментальна.

– Это было мило, – выдавил Северус, и мальчик несколько расслабился.

– Я передам ей, сэр. Можно, Гарри поиграет с нами?

Гарри сложил ладошки и умоляюще посмотрел на отца.

– Могу, папочка?

Снейп подозрительно оглядел место снежного сражения.

– Мы будем осторожны, верно, парни? – сказал Чарли, остальные мальчики закивали.

Темноволосый мальчик подергал кисточку на теплой шапчонке Гарри.

– Моему братишке примерно столько же, – небрежно сказал он. – Мы присмотрим за ним, сэр.

– Я могу, папа? – умоляюще произнес Гарри.

– Можно мне, – вздохнул Северус. – Можно. Но я останусь присмотреть за тобой, – поспешно добавил он, когда Гарри схватил Чарли за руку.

– Не беспокойтесь, сэр! – через плечо бросил Чарли, когда они побежали к играющим. – С ним все будет в порядке.

Снейп заклинанием подогрел валун и присел на него, поплотнее завернувшись в мантию. Похоже, Гарри был по-настоящему доволен, хватая снежки и слушая пояснения Уизли, как их бросать. Первый брошенный им снежок разлетелся на кусочки всего в паре футов от него, но малыш храбро наклонился и ухватил следующий.

Под присмотром мальчиков постарше малыш стал настоящим экспертом, и вскоре Северус наблюдал с чувством, очень похожим на гордость, как брошенные Гарри снежки зажили собственной жизнью: свечой взмывали вверх и в последнюю минуту меняли направление, обрушиваясь прямо на голову ничего не подозревающей жертве.

Овладев этим маленьким волшебством, Гарри торжествующе рассмеялся и вскинул руку в победном жесте. А мгновением позже метнулся к отцу, задыхаясь и нетерпеливо приплясывая.

– Ты видел, папа? – ликовал он. – Я колдовал, и все летело туда, куда я хотел! Чарли изучал меня!

– Он научил тебя, – поправил сына Снейп, потеплее обматывая его шею шарфом. – Тебе следует обращать больше внимания на то, чтобы говорить правильно, Гарри, даже когда ты взволнован.

Достав палочку, Северус быстро высушил промокшую одежду и обогрел мальчика.

– Ооо, как здорово, – радостно воскликнул малыш. – Спасибо.

Он побежал обратно, а Северус, глубоко вдохнув холодный воздух, пробормотал еще одно согревающее заклинание, уже для себя. Мадам Помфри настаивала на подобных прогулках, и Снейп храбро следовал ее указаниям, ежедневно отмечая, как улучшается цвет лица ребенка, а поведение становится более спокойным. У мужчины от этих прогулок ныли мышцы, о существовании которых он раньше и не подозревал, а все из-за того, что он пытался не отставать от бегающего взад-вперед мальчишки. Сегодня же, вместо утомительной ходьбы, выдалась прекрасная возможность просто посидеть и понаблюдать.

Скорей бы уже прибыл юный Лонгботтом, подумал Северус, наблюдая, как Гарри побежал от летящего в его сторону снежка и ловко увернулся. Маленькому ребенку здесь довольно одиноко, и молодой профессор не хотел обманывать сам себя, полагая, что взрослые дети будут охотно тратить свое время на пятилетнего малыша, не считая, конечно, таких вот редких случаев. Да и, в любом случае, это не годилось. Гарри нужен был друг того же возраста, и Снейп лениво размышлял, как продвигался у директора поиск наставника для мальчиков.

* * *

К тому моменту, как они добрались до замка, Гарри уже еле передвигал ноги. Снейп наклонился и подхватил сына на руки, чувствуя, как малыш почти мгновенно провалился в сон. Несмотря на хороший аппетит, мальчик все еще был легок как перышко, и Северус легко нес его вверх по лестнице, не обращая внимания на любопытные взгляды и перешептывания студентов, бредущих по коридору на ланч:

– Кто это?

– Он будет в следующем году вести зельеварение вместо старой Долли, – губы Снейпа сжались от подобной непочтительности. Он мог не любить Долли Брайт, но эти сопливые маленькие паршивцы не имели никакого права высмеивать старую летучую мышь.

– А что это за мальчишка?

– Чарли Уизли сказал, что это Гарри Поттер. Но что Гарри Поттер здесь забыл, я тебя спрашиваю?

– Вместе с этим сальным мерзавцем?

– Гарри Поттер.

– Гарри Поттер!

Их башня показалась Северусу настоящим убежищем. Он отнес Гарри в его спальню, бережно уложил на кровать и, стянув с мальчика перчатки и ботинки, укрыл одеялом. Снейп сел рядом с сыном, примостившись на краешке кровати, как делал это каждый вечер перед сном. Он поправил одеяло и внимательно взглянул на сына, пытаясь найти следы изменений, происходящих в нем день ото дня.

Каждый вечер он находил что-то новое: худенькое личико чуть округлилось, мягкие волосы немного отросли, исчезла еще одна беспокойная складочка между бровями. Сегодня, в ярких лучах зимнего солнца, падающих сквозь решетчатые окна, Снейп присмотрелся к Гарри получше и увидел в нем черты Лили Эванс, совсем как на той старой фотографии, с которой она сверкала зелёными глазами. Будет ли Гарри похож на нее, когда немного подрастет? Казалось, мальчик унаследовал волосы Поттера, но мало кто знал, что Северус, к несчастью, унаследовал ту же семейную особенность, что и его кузен – непослушные локоны; что он отчаянно пытался скрыть, смазывая волосы особым составом.

Хотя зеленые и чуть раскосые глаза, вне всяких сомнений, достались мальчику именно от Лили. Это поражало… Безусловно, Гарри будет слышать об этом от друзей и знакомых Лили на протяжении всей своей жизни.

Северус вздохнул и устало поднялся с кровати. На столе были расставлены подносы с ланчем, он сел и развернул утреннюю газету, рассеянно принявшись за еду. Наложенное на блюда согревающее заклинание гарантировало, что к тому моменту, когда Гарри проснется, еда будет по-прежнему теплой.

Наслаждаясь покоем и тишиной, Снейп составил список зелий, которые необходимо будет сварить на следующей неделе, а впридачу к нему еще и список ингредиентов, которые необходимо будет заказать. Было немного неудобно жить так далеко от аптеки на Диагон-аллее, но наличие под рукой опытных домашних эльфов сторицей окупало все неудобства.

Едва он закончил список, как рядом возник Пайкл, во главе полудюжины эльфов, которые принялись быстро и бесшумно убирать со стола остатки ланча.

– Молодой хозяин будет кушать позже? – обеспокоенно спросил Пайкл.

– Да. Можешь доставить этот заказ в аптеку Альбиона на Диагон-аллее?

Пайкл согнулся в глубоком поклоне.

– Это честь для меня, сэр. Желает ли сэр, чтобы Пайкл забрал одежду Гарри Поттера от портного, когда будет относить заказ?

Сожалея, что его средства не особо велики, Снейп кивнул и передал свой кошелек домашнему эльфу.

– Пайкл нашел набор щеток для Гарри Поттера, как просил сэр, – радостно затороторил Пайкл. – И если сэр позволит, Пайкл хотел бы сказать от имени всех домашних эльфов замка, что для нас счастье и честь – служить Гарри Поттеру. И его многоуважаемому отцу, сэр.

Северус перевел взгляд на седого эльфа, и ему в голову пришла одна мысль.

– Надеюсь, Пайкл, ты сможешь выполнить еще одно поручение, для Гарри Поттера?

Пайкл радостно улыбнулся и низко поклонился.

– Все, что угодно, сэр!

* * *

Гарри ворочался в постели и зевал, стараясь высвободить руки из складок мантии, удивляясь, как это он умудрился лечь спать в одежде, а не в пижаме. И почему так светло. Как только он вспомнил, что случилось, он возмущенно спрыгнул с кровати и гордо прошествовал в круглую башенную комнату, где в кресле, с толстым блокнотом на коленях, сидел его отец.

– Ты отнес меня в кровать! – обвиняюще воскликнул малыш.

– Ты заснул, – невозмутимо отозвался Северус, продолжая что-то набрасывать на бумаге.

Гарри встал подбоченясь и бросил на отца укоризненный взгляд.

– Я уже слишком большой, чтобы спать днем!

– Тогда не засыпай в дневное время, – рассудительно предложил ему отец, оторвавшись наконец от записей. – Помнишь, я говорил тебе не ходить босиком? У тебя есть тапки, мальчик, мне это известно, поскольку я платил за них. Так носи их.

Нижняя губа Гарри обиженно выпятилась.

– Но я заснул! – сказал он, размахивая руками. – Я пропустил целый день!

– Ты спал всего час, – успокоил его отец. – И ничего не пропустил. А сейчас, если наденешь тапки, получишь ланч. Курицу, запеченную с яблоками.

Гарри почувствовал, как заурчало у него в животе, и его возмущение немного улеглось.

– Ладно, – уступил он. – Но помни: я не какой-то там дошкольник. И больше не буду спать днем.

– Я понял.

Гарри перестал хмуриться и поспешил обратно в свою спальню за теплыми зелеными тапочками. Его папе точно нравится зеленый цвет, подумал он, садясь на пол и надевая тапки. Взглянув на кровать, малыш нахмурился, только сейчас заметив, что что-то изменилось. Продолжая засовывать ноги в тапки, он встал, протянул руки и погладил плотный изумрудный полог, натянутый над его кроватью.

– Нравится?

Гарри обернулся и увидел отца, привалившегося к дверному косяку. Мальчик молча кивнул.

– У детей постарше в общих спальнях такие же, – продолжил Северус, подходя ближе и легко передвигая тяжелую темную ткань вокруг кровати. – Я подумал, что тебе так будет комфортнее в большой комнате.

Гарри забрался обратно в кровать и полностью задернул занавес, оказавшись окруженным со всех сторон теплой, успокаивающей теснотой.

– Это похоже на домик для игр, – прошептал он.

– Если ты так считаешь, – ответил Снейп, его голос звучал все глуше и глуше по мере того, как он удалялся, – Тебя ланч дожидается.

Гарри посидел немного в уютном полумраке, чувствуя, что его любовь к папе стала еще сильнее. Еще один его подарок, подумал малыш, взяв куклу и со счастливым видом ее обняв. У него было уже четыре подарка, считая и полученный от мамы Чарли. А этот самый лучший, как и Мерлин, потому что он получил его от своего собственного отца.

Скатившись с кровати, Гарри поспешил в башенную комнату и крепко обхватил отца за талию. Его папа стоял смирно, пока он его обнимал, а потом Гарри почувствовал нежное касание по макушке. Руки у папы были ласковые.

– Ешь ланч, Гарри, – сказал Северус, и Гарри кивнул.

Еще его папа любил проверять, все ли он съел, что ему положили.

Это тоже было похоже на подарок.



Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6


Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni