Старо как Мир: «Я тебе нужен?..»

АВТОР: Остролист
БЕТА: Samantha, Stella-Z

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Северус
РЕЙТИНГ: PG-13
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: romance

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Это без толку пересказывать. Фик совсем коротенький. Разве что… Гарри почти 20, события ПП мною *каюсь сразу* всё-таки используются. Немножко.

КОМУ: подарок (ну заодно и в качестве компенсации за моё относительно долгое молчание в «Крестнике») на Новый Год всем моим “по-читательницам”© и по-читателям (если последние есть) вообще. Если по именам… Рэм, Кошка, Пелегрин, Kulyok, Skessa, вы можете смело говорить, что для вас подарок и предназначен в первую очередь.


ОТКАЗ: коммерческая выгода ролинговская, бриллиантовая шлифовка бетовская, буквы алфавита общественные. Всё остальное – моё.




Радуясь, насколько хорошо я себя чувствую, вернувшись вот уже в который раз из травматического отделения клиники святого Мунго, т.е. что наконец смогу приступить к своим непосредственным обязанностям, я шёл по коридору Хогвартса, и вдруг:

–… На вашем месте я бы не стал этого делать, мистер Финниган…

– Ой!.. Профессор…

–… потому что это грозит вам как минимум отработкой у мистера Филча.

Этот голос… Я тут же прибавил шагу и буквально вылетел на Кенварда и второго участника беседы.

Младшенький Финниган тихо сползал по стеночке, глядя на высокую фигуру в чёрной, как смоль, мантии, и достаточно громко икал. Дрожащая рука поднялась, и юный волшебник поступил совершенно по-магловски: он перекрестился. Не помогло.

– Кенвард, что ты такое тут делаешь?..

– Га… Га-а-арри-и-и-и…– он повернулся в мою сторону и попытался улыбнуться.

– Что случилось? – ну, он всё-таки кузен Шеймуса, и «профессором Поттером» я уже не буду. По крайней мере, не в частной беседе. Ему я это прощаю.

– Он… – Финниган ткнул пальцем в сторону третьей фигуры.

– Ну?

– Он же вернулся…

Я посмотрел на профессора и поприветствовал:

– Добрый день, мистер Снейп.

Безразличный взгляд, мазнувший по мне, едва заметное глазу обозначение кивка: мол, вам того же.

– Мистер Финниган, вам лучше самому пойти к вашему бывшему декану и покаяться, думаю, так наказание будет меньше. – Он развернулся и направился по коридору в сторону от нас.

– Снейп! – я поспешил вслед за ним, мне пришлось почти бежать, но я всё равно не мог идти с ним не то чтобы вровень, но хотя бы не отставая.

– Снейп!.. Ты когда вернулся? Мне никто не смог внятно сказать, где ты, хотя я их разве что круциатусом не пытал. – Второкурсник и его нежные ушки, которым не следует слышать определённых вещей, оказались уже достаточно далеко. – Тебе не кажется, что к тебе относились бы гораздо лучше, если бы ты хотя бы изредка следовал правилам вежливости?

– Нет.

– Ну что же ты за человек такой! Северус!.. И почему о том, что ты вернулся, я узнаю только сейчас?! Встретив тебя в коридоре?!

По прежнему не оборачиваясь, через плечо:

– Можешь поинтересоваться у своей обожаемой директрисы, когда и почему я смог вернуться сюда.

– А при чём здесь МакГонагалл?

– Она не была на суде, её просто-напросто не пустили, но, думаю, за чашечкой чаю с лимонными дольками она тебе всё расскажет. Кажется, способность получать важную информацию практически из воздуха передаётся с директорским постом.

Я остановился.

– На каком суде?..

Он, наконец, понял, что я бегать за ним не собираюсь (сейчас, по крайней мере), и остановился. Повернулся в мою сторону:

– На самом обычном закрытом заседании мудрого и уважаемого Уитенагемота под председательством не менее уважаемого Руфуса Скримджера. Что ещё тебя интересует, позволю себе полюбопытствовать?

– СНЕЙП!!!

Каменная маска – только я знаю, что она живая – из белоснежного мрамора шевельнулась, пытаясь изобразить усмешку:

– Я уже много лет как Снейп. И ещё очень много лет буду им. Что именно ты хотел мне сказать, произнося вслух мою фамилию?..

Кулаки сжались сами собой.

– Что. Это. Был. За. Суд?

– Министерство Магии против Северуса Снейпа, Упивающегося Смертью.

– Но это же смешно!.. Северус, ведь бумаги и Омут Памяти Дамблдора оправдали тебя, что этим шутам ещё надо?

– Любить меня Грюм никогда не любил, в отличие от информации, которую я приносил Ордену. К тому же на моих руках несмываемой кровью – выполненный последний приказ директора, который был ему другом.

– Грюм? А он-то тут при чём?

– Он был главным свидетелем обвинения.

– Но это же смешно! – кажется, я повторяюсь.

– Вовсе нет. За время нашей с ним работы у него скопилось на меня очень много информации. А теперь он частично решил её обнародовать. Чтобы отомстить.

– Но завещание Альбуса!..

– … для него ничего не значит. Я однажды слышал в пересказе, что Блэк тебе говорил «мир не делится на хороших людей и Упивающихся Смертью». Так вот у Аластора Грозного Глаза Грюма мир делится именно по такому принципу.

– Мерлин… я сейчас же отправляюсь в Министерство! И оправдание на тебя они мне напишут даже под прицелом Авады!..

– Поздно.

– Это ещё почему?

– Бессмысленно. Потому что помимо свидетельства Грюма им нужно было ещё кое-что подготовить.

– Что?!

Тихо:

– Им всего лишь нужно было дождаться, пока чета Люпинов уедет-таки в долго откладываемое свадебное путешествие, толчком к чему стала солидная денежная премия аврору Нимфадоре Люпин. Пока Уизли уедут во Францию, к родителям Флёр. И пока ты, сумасшедший, в очередной раз загремишь в травматологическое отделение клиники святого Мунго, тебя однажды разорвёт пополам, если ты и дальше будешь совмещать должность в Хогвартсе и ловца в сборной… а мисс Грейнджер бросит все свои дела и будет бессменно дежурить у твоей постели, выхаживая своего лучшего друга.

– Снейп. Ты можешь изъясняться нормально?..

– Мистер Поттер, я и так выдал вам всю информацию.

– Северус!..

– А что ещё ты хочешь узнать?.. Как не откладывая дело на потом и не позволив мне воспользоваться правом на защитника, они вынесли приговор? Как отправили в Азкабан? Как мне отказали в аппеляции? и как через полчаса меня Поцеловали?..

Поцеловали. Он выделил это слово. Произнёс его с большой буквы.

Через некоторое время я понимаю, что сижу на полу.

– Ты сказал… «Поцеловали»?..

Совершенный в своей… в своей совершенности взлёт правой брови:

– Неужели у тебя такие проблемы со слухом?..

– Дементоры?!!

Кивок.

– Но как?! Откуда? И как они посмели?!

Усмешка, которую, кажется, ничто неспособно изменить:

– Специально для меня нашли. Дюжину.

Бред.

– Северус, ты выдумываешь. Ты стоишь в паре шагов от меня и со скорбной рожей на полном серьёзе мне вещаешь, что тебя лишили души?! И ты думаешь, что я куплюсь на это? Да мне ещё с третьего курса, от Ремуса, известно, что пустое, бездушное тело жить-то может, но как растение. А ты вполне нормально выглядишь!

– Но твой обожаемый волк не специалист. А я – да. Мыслезащита на определённом уровне способна защитить душу от съедания её дементорами.

Ф-ф-ф-фух. «Круче меня нет никого, я знаю столько, сколько вам всем, вместе взятым, не изучить за всю жизнь». Старо. Ну, сейчас у меня кто-то сполна получит за это. За то, что заставил меня понапрасну волноваться.

– А теперь подойди ко мне и проси прощения.

Он отрицательно покачал головой.

– Ты… отказываешься?!

– Просто не могу.

– Сев, ещё немного – и ты очень серьёзно меня обидел!..

– Прости, но я уже ничего с этим поделать не могу.

– Снейп! Ты желаешь разорвать помолвку?! Мы столько ждали, а ты!..

– Помолвка в любом случае уже давно расторгнута.

Ах ты, подонок… Я вскочил на ноги, сжимая палочку в руке.

– Это не поможет.

А ведь наверняка не поможет, мантия нашего дорогого зельевара не зачарована разве что от «авады» и отразит всё остальное…

Палочку я убрал. Подошёл к нему, некоторое время размышлял, после чего размахнулся как следует…

Удара не получилось.

Моя рука… прошла сквозь его щёку, не встретив ни малейшего сопротивления.

… В какой-то момент я осознал, что снова сижу на полу, а напротив сидит Сев.

– Что произошло?.. Что произошло с тобой…

– Я смог защититься от поглощения моей сущности, моего «я» дементором. Но дементоры, а их было много, смогли её перед этим вынуть из тела. Теперь, как говорит Молли Уизли, собираясь готовить, картофель отдельно, кожура отдельно.

Теперь я понял, почему его лицо казалось столь белым даже в свете факелов. Непривычно белым даже для человека, проводящего мало времени на солнце.

– Но ты не похож на привидение…

Северус поднес ладонь к своему лицу и некоторое время смотрел на неё.

– А я им и не являюсь. У меня ещё очень даже функционирующее тело. В Азкабане. С точки зрения логики я ближе к Пивсу, в том смысле, что мне легче контактировать с предметами, чем к тому же Барону, к примеру. Я, как ты мог заметить, не летаю, а хожу по полу. Пока я не являюсь привидением, но это очень легко исправить, стоит только кому-нибудь из сердобольных стражей-магов решить, что раз уж моё тело без души, то ему всё равно, что существовать, что умереть…

А вот это уже было чем-то, что давало мне направление для дальнейшей деятельности. Ох, кое-кто в Министерстве скоро узнает, что чревато влезать в мою личную жизнь, пусть пока и очень даже целомудренную. Каково мне было после услышанных всех страшных баек как о слизеринских нравах, так и о нравах Упивающихся, узнать, что у этого… слизеринца-Упивающегося… взгляды как на секс с несовершеннолетними (дьявол, мне три месяца до двадцати осталось, а с его точки зрения я всё ещё ребёнок, хотя и совершеннолетний волшебник. Ну и как его понимать?), так и на секс до брака резко отрицательные. Ууу… Кажется, мои глаза как-то уж нехорошо загорелись, потому что Сев хмыкнул:

– Разносить Азкабан и не требуется, моё тело тебе выдадут на бархатной подушке, и с атласным покрывалом в придачу.

– А дальше?..

– Салазар, и с кем я умудрился спутаться… – возвёл очи к потолку Снейп. – Во-первых, я могу контактировать с предметами, а во-вторых, я мастер зельеварения, Поттер. И у меня был целый месяц на то, чтобы найти рецепт и приготовить зелье. Собственно говоря, оно уже готово, и если тебя ещё не покинула эта дурная идея брака со мной, то достаточно влить в моё тело этот эликсир, и я снова вернусь назад, в физическое тело.

Я попытался сверкнуть глазами (учитель-то у меня был хороший… можно догадаться кто. Но вот на него самого это не действует):

– Ещё не передумал. И год на размышления всё равно был лишним, я уже всё давно решил.

– Ну… – кажется, это его не убедило.

– Ты мне не веришь?

– С юридической точки зрения я на данный момент мёртв, и все обязательства, обещания и долги потеряли силу. Ты свободен от уз помолвки.

– И мне это не нравится… – похоже, если я наконец займусь анимагией, то стану в итоге кем-то из кошачьего племени. Потому что рычащие нотки в голосе у меня типично тигриные. – Ты предлагаешь мне отказаться?!

– Ты имеешь на это полное право. Собственно говоря, я не имею права настаивать на том, чтобы ты не отказывался.

Сволочь.

– И что же ты сам собираешься делать в этом случае? Отправишь Кровавого Барона на заслуженный отдых и сам станешь слизеринским привидением?

– Почему бы и нет?.. – легкомысленное пожатие плечами. На первый взгляд легкомысленное, но я наконец заметил, что он старательно старается не смотреть мне в глаза, как не смотрел во время всей беседы.

– Посмотри мне в глаза, Северус. – Я не могу сейчас схватить его за плечи и заставить смотреть, но он слушается. Именно так. Не подчиняется силе, а сам соглашается сделать то, что я прошу.

Он… боится. Магические узы действительно уничтожены, и он боится, что я не захочу их возобновить. Да, я вынудил его согласиться на помолвку, потому что умею заставить людей делать то, что хочу, но его первоначальный отказ был отбрыкиванием в стиле «я слишком стар для тебя, посмотри, сколько вокруг твоих ровесников». Да, их очень много. Молодых, красивых… глупых. Для них оставшийся даже после смерти Риддла шрам на моём лбу – метка славы. Признак крутизны, но не символ потери родителей.

– Сев, признайся, ты сам первым полез к дементору целоваться, потому что он симпатичнее…

– Естественно.

И не спровоцировать его.

Трижды сволочь.

Не дождёшься, я очень терпелив и на провокации не поддаюсь. Я сам тебя напою эликсиром, а потом наедине устрою тебе скандал. Для того чтобы знал, что не стоит меня раздражать. Я уже давно выбрал тебя, и не отступлюсь. Если бы не знал, что до подобного способа ты не опустишься, решил бы, что ты меня проверяешь… Но на такое ты никогда не пошёл бы, потому что если я потом узнал бы, что это было проверкой… и ты очень хорошо знаешь, что такого я не прощу никогда.

– Тебе легче оттолкнуть меня и быть одному, чем терпеть рядом с собой?

Долгое, очень долгое молчание. Наконец (я уж и надеяться на ответ перестал):

– Мне легче отказаться от тебя, чем потом узнать, что я был очередным.

– Да вы, мистер Снейп, собственник…

Острый как скальпель взгляд.

– До тех пор, пока я не познакомился с тобой, я за собой этого не замечал. Ты на меня плохо влияешь.

– Значит, я могу не волноваться, что ты сам от меня сбежишь…

Кажется, я смог-таки его достать. Предыдущий «острый» взгляд по сравнению с нынешним – мягок, как пуховое пёрышко:

– И не надейся, Гарри, что я тебя отпущу.

– Ну и отлично, – я медленно поднимаюсь на ноги – где была моя голова, когда я садился на каменный пол?.. Не мадам Помфри, так Снейп мне голову оторвут, если я простужусь… – и смотрю как единым плавным движением встаёт Сев.

Никуда ты от меня не денешься.

Никогда больше. Я был в твоём разуме, и я знаю, кто ты на самом деле. Я знаю, как ты ненавидел Альбуса за то, что обязан был его убить. Ты сам спустя полгода после этого открыл передо мной свою память, после того, как вытащил меня из ловушки Упивающихся буквально за шкирку, как котёнка. Ты позволил мне просмотреть всё своё прошлое, без купюр. Я знаю, почему ты ненавидел Мародёров самих по себе и их во мне, и понимаю это, потому что тогда на время я стал тобой. И я помню, это я тоже увидел, что ты запретил себе чувствовать что бы то ни было, потому что так было надо. Но теперь всё позади.

Я люблю тебя, и знаю, что мои чувства взаимны, пусть ты даже никогда этого не произнесёшь вслух. Мне достаточно знать об этом.

…Спустя всего два с половиной часа вполне себе живое и здоровое тело Снейпа было уже у меня на руках.

Спустя ещё час сам Снейп почувствовал на своей шкуре, что такое «вернуться с того света»: его же, оказывается, втихую от меня, наши коллеги уже успели похоронить и оплакать.

Ещё через час он смог-таки вырваться из их цепких лап (Минерва на полном серьёзе собралась устроить пир по поводу «воскресения» Снейпа. Бедный Сев. Бедные студенты…) и добраться до ванны. Как же, ведь в Азкабане совсем неподобающий уровень сервиса…

Ещё через час пятьдесят три минуты (я специально засёк время!..) я сидел на коленях у своего будущего чистого, благоухающего мужа (но он в моём решении был уже не настолько уверен… Ха-ха.) и пытался хотя бы для виду посопротивляться предложению стать его супругом.

Тогда мне пришлось уговаривать его, а теперь уговаривают меня. Хорошо…

Должен же я хоть в этот раз получить удовольствие от процесса помолвки?..



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni