Гармония
(Consonance)


АВТОР: switchknife
ПЕРЕВОДЧИК: Elga
БЕТА: Лис&Algine
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: запрос отправлен, но автор не отвечает на письма.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Рон
РЕЙТИНГ: PG-13
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: drama, angst

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Гарри возвращается на Гриммаульд Плэйс после событий пятой книги. АУ по отношению к «ГП и ПП» и «ГП и ДС»



ОТКАЗ: все принадлежит Джоан Роулинг.



В следующий раз Рон увидел Гарри летом, до начала их шестого курса на пороге дома № 12 по Гриммолд Плэйс. Рон подумал, а не сошел ли Дамблдор с ума, вновь возвращая Гарри сюда, – так скоро после смерти Сириуса, ведь прошел всего год с тех пор, как они провели в этом доме лето 1995 года. Однако же здесь по-прежнему было безопасно – а Гарри, казалось, не собирался спорить, когда Кингсли Бруствер вел его к дому.

Теперь здесь жил только Люпин – и когда он открыл дверь, Рон увидел его очень сильно постаревшее за это время лицо, - серое, осунувшееся и испещренное морщинами, но не от беспокойства, а от горя. Он постарался обнять Гарри, когда они вошли, но Гарри стоял в кольце его рук неподвижно – глаза пустые и потемневшие, кожа бледная, как будто он за все лето ни разу не выходил из своей комнаты у Дурслей. Он тоже похудел, как будто ничего не ел – но на его лице не было горя, оно вообще было бесстрастным – если не считать редких вспышек раздражения, когда кто-то по-дружески клал руку на его плечо или старался с ним поговорить. Жаль, здесь не было Гермионы – она, скорее всего, нашла бы что сказать или сделать.

Он также не говорил и с Роном – если не считать резкого «Привет» и нескольких бессмысленных предложений до того, как он начал распаковывать свои вещи, - и на Рона накатила короткая волна гнева – в том, что Сириус погиб, его вины не было, и здесь его никто в этом не винит!

Именно поэтому стало неожиданностью, что во время обеда неделю спустя, когда все ели тушеное мясо, приготовленное Ремусом, Гарри сорвался.

Рон даже не мог вспомнить, с чего все началось, если только не с какой-то фразы Снейпа о том, что нужно нести ответственность за свои поступки – а потом вдруг раздался громкий скрип отодвигаемого стула – и все повернулись к Гарри, который тяжело дышал, его лицо горело, а глаза яростно блестели.

- Да пошли вы, - дрожа, сказал он. – Да пошли вы все!

И затем, оттолкнув свой стул так, что он опрокинулся, врезавшись в край стола, Гарри выбежал из кухни и его шаги по лестнице эхом долетали до кухни.

На секунду все словно окаменели – губы Снейпа скривились в нечто среднее между гримасой и усмешкой, – и Люпин начал подниматься, немного нерешительно, но Рон вскочил раньше и сказал: «Я схожу за ним».

И он пошел.

Он обнаружил Гарри наверху, в гостиной. Тот сидел на полу, прижимаясь спиной к занавескам, в которых в прошлом году завелись докси; он уткнулся лицом в колени, обхватил их руками и вдруг стал так сильно похож на ребенка, что злость Рона, которую он испытывал целую неделю, немного утихла.

Гарри не оттолкнул его, когда Рон неловко опустился рядом на колени, нежно обнимая Гарри за плечи, - шея Гарри под его рукой была потной, и только тогда Рон понял, что прикасался к Гарри так – поглаживая его кожу, успокаивая, - будто Гарри был раненым зверем.

Сердце Рона грозило вот-вот выскочить из груди, потому что Гарри все эти дни был таким непредсказуемым – он мог вырваться и оттолкнуть Рона, мог даже ударить его – но вместо этого Гарри потихоньку стал потихоньку успокаиваться, его тело расслабилось, в то время как тишина в комнате становилась все тяжелее и тяжелее, а рука Рона, казалось, приклеилась к коже Гарри, и теперь он мог слышать Гаррино дыхание – каждый вдох и каждый выдох – громкое, непрерывное, ровное.

И через несколько секунд Гарри распрямился – так что вжался своей грудной клеткой в грудную клетку Рона, одна влажная футболка к другой – и Рон теперь не видел его лица, и теперь это Гаррины пальцы скользили по его шее, и она губах Рона был соленый и теплый вкус Гарриных слез. Затем Гарри подвинулся так, что их ноги переплелись, а его лицо оказалось на плече Рона – и его губы, горячие, влажные и судорожно заглатывающие воздух, были совсем рядом с шеей Рона, и сквозь оглушительный стук своего сердца Рон едва расслышал Гаррин шепот: «Пошел ты». Гарри прижался губами к его коже, грубо впившись пальцами волосы Рона: «Да пошел ты!»

Рон не ответил. Он только обнял Гарри и притянул его к себе ближе, и скользнул вниз одной рукой по Гарриному боку, к выпуклости на джинсах, а потом опять вверх – под Гаррину рубашку, остановившись на горячей Гарриной спине. Вокруг медленно темнело, по мере того как за шторами медленно бледнел закат – и ковер под их ногами был колючим, а Гарри – живым в его объятиях, и когда кто-то приоткрыл дверь, впуская в комнату лучик света, Рон даже не посмотрел, не Люпин ли это, потому что через некоторое время дверь опять закрылась, оставив их в темноте, и сердце Гарри билось в унисон с его собственным.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni