Из глубин
(Abyssal)


АВТОР: Sionnain
ПЕРЕВОДЧИК: Elga
БЕТА: Лис&Algine
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Сириус, Люциус
РЕЙТИНГ: R
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: angst,

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: «Каждая их встреча – это борьба за превосходство, и никогда неизвестно, кто победит».



ОТКАЗ: все принадлежит не мне.



Люциус Малфой ассоциируется у Сириуса Блэка с океаном; не с теплыми волнами Средиземного моря, голубыми и напитанными солнечным светом, а с ледяным Северным морем, которое он вспоминает в ярчайших деталях – в детстве на каникулах ему довелось однажды там побывать.

Он вспоминает, как стоял на берегу - на его голые ноги накатывали холодные волны - и смотрел, как волна за волной неотвратимо обрушивается на гладкий песок, в то время как пенистый прибой пускает водяную пыль ему в глаза, отчего те начинают слезиться.

Он не мог оторвать взгляда от него, хотя от соли щипало глаза, и он дрожал от ласк ледяной воды.

Люциус бледный и прекрасный, и он способен подчинить его себе, а Сириус не может оторвать от Люциуса взгляда, когда тот заходит в комнату, встряхивая копной белокурых волос, струящихся по спине, как волны в тот день, что Сириус ребенком провел на морском берегу. Как туман, скрывающий горизонт, чувства Люциуса навсегда скрыты под броней высокомерного превосходства.

Сириус очарован равнодушием Люциуса, он не способен понять, почему это приводит его в восторг, порабощает даже помимо воли. Веселый, но холодный смех Люциуса похож на брызги морской воды и обжигает так же сильно.

* * *

Люциус не понимает, почему хочет его, этого долговязого и худого изгнанника из чистокровной семьи. Он темноволос и угрюм, его взгляды и мысли противоположны взглядам и мыслям Люциуса, и однажды они встанут по разные стороны баррикад в надвигающейся войне.

Но пока…

Люциус наблюдает за Сириусом – за тем, как он двигается, как, смеясь, откидывает голову назад и как проводит руками по непослушным черным волосам. На людях они издеваются друг над другом и делают колкие замечания, в которых сквозит острая горечь и едкая ненависть.

Наедине же…

Каждая их встреча – это борьба за превосходство, и никогда неизвестно, кто победит.

Они оба агрессивны и отчаянны, и никто из них не понимает, как именно так получилось, что они вдвоем оказались в этой комнате, возбужденные, полные ярости, отчаяния, страсти и безумия. Люциус хочет, чтобы Сириус встал на колени, хочет зарыться пальцами в его взлохмаченные темные волосы. Он хочет, чтобы Сириус смотрел на него снизу вверх, чтобы в его ясных глазах горел огонь и чтобы прекрасная высокомерная наглость сочилась из каждой поры.

* * *

Сириус хочет того же самого от Люциуса, хочет, чтобы тот приполз к нему, с волосами, упавшими на его лицо, на его светлую кожу, которая похожа на молоко на снегу, и на ртутные глаза, блестящие как серебряные монеты.

Он хочет, чтобы Люциус скулил и умолял его - голосом, который похож на битое стекло и который, как ножницы, разрезает кожу. Сириус хочет увидеть, как на платиновых волосах заиграет свет, когда эта гордая голова склонится.

Когда сражение заканчивается, один из них обычно в крови, а другой ненамного от него отстает. Когда это Сириус, он улыбается как сумасшедший и запутывается пальцами в светлых волосах Люциуса, возбуждаясь от прищуренного взгляда, который в ответ бросает на него Люциус. У него такое чувство, будто он прыгнул вниз головой в Северное море и позволяет волнам накатывать на него, его сердце болезненно колотится о грудную клетку, ему не хватает воздуха и кажется, что он вот-вот потеряет сознание…

Он целует его, зная, как Люциус ненавидит это, и это единственный раз, когда Сириус предается порыву вжаться своими губами в губы Люциуса.

Потерпев поражение, Люциус тих и яростен, выиграв - высокомерен, как Сириус и ожидает. Иногда он в издевательском жесте швыряет Сириусу деньги. Он не хочет понимать, почему уходит, переполненный теплотой, которую не под силу вызвать никакому огневиски.

Сириус ловит сикли, которые кидает ему Люциус, кладет их в карман и много-много раз благодарно кланяется. Его лицо оскорбленно пылает, несмотря на его сардоническую усмешку, и Люциус всегда смеется.

И сколько бы раз они ни оказывались вместе в не поддающейся описанию комнате, где ни один не называл другого по имени, им всегда казалось, что это как в первый раз. Но когда они на людях, их тела выражают всю силу их взаимной неприязни.

Однако их глаза утверждают совершенно обратное.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni