Девочки, не ссорьтесь!

АВТОР: Sige

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Угадайте!
РЕЙТИНГ: PG
КАТЕГОРИЯ: het
ЖАНР: drama, romance

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Андромеде Блэк не спится длинной зимней ночью… Она рассматривает старые семейные фотографии и вспоминает…



ОТКАЗ: все принадлежит JKR.



Life is very short
And there's no time
For fussing and fighting my friend
I have always thought
That it's a crime
So I will ask you once again

(Lennon/McCartney "We Can Work It Out")



Ночь была зимняя, длинная, а Энди не спалось. Она ходила из угла в угол, задумчиво перебирая безделушки, которые щедрые родственники надарили ей за восемнадцать лет жизни: фигурки машущих крыльями эльфеечек, позолоченные подсвечники, вазочки, шары с вечно кружащимися снежинками…Она всегда воспринимала их как никчемные пылесборники, не раз подавляла желание смести с полок в большой мешок и выбросить, но сейчас, при мысли о том, что, возможно, они скоро станут невозвратимо ушедшей частью ее жизни, ее внезапно укололо острое сожаление.

Впрочем, не в безделушках, конечно же, было дело. Шелестя накинутой поверх ночной рубашки светло-синей мантией, Энди подошла к прикроватной тумбочке и взяла в руки фотографию в резной рамке. Три девочки, абсолютно разные и в то же время несомненно связанные некоторыми чертами фамильного сходства: в форме носа, изгибе губ, изяществе кистей рук. Младшая, белокурый розовощекий ангел, смотрит слегка обиженно, надув губки, ковыряет землю носком белоснежной туфельки. Старшая вообще отвернулась, надменно скрестила руки на груди, стоит практически неподвижно и только изредка встряхивает головой, откидывая со лба пряди жестких черных волос. И средняя, между ними, широко раскинув руки и обняв девочек за плечи, поворачивает русоволосую голову то к одной, то к другой, улыбается и повторяет беззвучно, как мантру, - Энди даже не нужно читать по губам, она и так знает эти заветных три слова: «Девочки, не ссорьтесь!». Сколько раз приходилось ей говорить их – примирительно, угрожающе, весело, холодно, а то и кричать, топая ногой…

Память стремительно опрокидывает ее в тот день, когда была сделана фотография, - далекий солнечный день ее детства, беззаботных прогулок в саду и беготни по деревянным лестницам старинного особняка Блэков. Цисси три с половиной, ей пять, Белле почти семь. Старшая сестра возвышается над младшими – она выше Энди на целую голову, а Цисси так и вовсе еле достает ей до груди.

- Значит так, - веско говорит Белла, затащив сестер в густые заросли садового шиповника, - будем играть в казнь домового эльфа. Ты, Цисси, будешь эльфом, ты, Энди, подержишь ее, чтобы не вырывалась, а я, - она с усмешкой поднимает над головой деревянный меч, - буду рубить ей голову.

Цисси немедленно ударяется в рев.

- Ты с ума сошла, - орет она сквозь рыдания, - дурочка!! Не хочу быть эльфом! Хочу в дочки-матери игра-а-ать!!

- Девочки, не ссорьтесь! – Ну да, это, конечно, она, Энди. – Цисси, не реви, угомонись. Давайте в дочки-матери. Белла будет мамой, я папой, Цисси дочкой. А эльфом может быть Элси, только голову мы ей рубить не будем, - она угрожающе сверкает глазами в сторону Беллы.

Элси, их домовой эльф, с удовольствием соглашается принять участие в игре и обеспечивает все необходимое для праздничного пикника в саду, на который отправилось счастливое семейство из мамы, папы и дочки, – мгновенно приносит скатерть, какао и пирог с патокой. Конфликт на этот раз улажен, но Белла и Цисси долго еще слегка дуются друг на друга – до самого вечера, когда после страшной сказки, рассказанной Элси, они пытаются заснуть каждая в своей постели и понимают, что это им не удастся. Первой не выдерживает Цисси.

- Энди, можно мне к тебе? – Слышится дробный топот босых ножек, и малютка с белокурыми кудряшками уже оказывается под боком у Андромеды.

- Мерлин, Цисси, какие же у тебя ноги леденющие! – притворно сердито вскрикивает Энди и кутает сестру потеплее в одеяло, крепче прижимая к себе. – Давай грейся скорей!

С соседней кровати слышится недовольный вздох.

- Вы мне спать мешаете своей возней!

- Да ладно, Белла, мы уже молчим.

Еще несколько секунд проходит в тишине, после чего доносится еле слышный шорох ночной рубашки, и в постель к Энди с другой стороны ныряет старшая сестра.

- Ты такая теплая, Энди, а я совсем замерзла, – ворчливо шепчет она, уютнее устраиваясь рядом.

- Спокойной ночи, девочки, – умиротворенно говорит Энди и закрывает глаза.

* * *

Следующая фотография – еще одна страница прошлого. Переполняемая радостным возбуждением Андромеда в новенькой мантии, с палочкой в руке и учебниками под мышкой стоит на фоне магазина Олливандера на Диагон-Аллее. Позади нее – мама и папа, с гордыми улыбками, справа и слева – сестры. Белла смотрит на нее снисходительно, Цисси – восторженно. Завтра «Хогвартс-экспресс» впервые отвезет Энди в школу. Она ужасно волнуется – что-то ждет ее там?..

Энди очень хорошо помнит тот день – и поездку на Диагон-Аллею, и праздничный прощальный ужин, и то, как ей было не заснуть вечером от нахлынувших переживаний. Тогда они с сестрами уже спали в разных комнатах, так что никто не мог помешать ей проторчать больше часа перед зеркалом, напряженно вглядываясь в свое отражение, как будто оно могло ответить на важные для девочки вопросы: на какой факультет ее завтра распределит Шляпа, и подружится ли она с кем-нибудь в школе, и, наконец, вырастет ли когда-нибудь что-то симпатичное из гадкого утенка, которого она видит перед собой. Разумеется, отражение молчало. Разве что само зеркало периодически отпускало язвительные реплики – вроде: «Ну чего уставилась, неужели надеешься что-нибудь новенькое разглядеть?», – но Андромеда старалась не обращать на него внимания и продолжала напряженно размышлять. Она всегда немного завидовала сестрам, хотя и ругала саму себя за это ужасно, - те были намного ярче и эффектнее. Старшая – знойная брюнетка, младшая – томная блондинка, и только она, средняя, – не пойми что, серединка на половинку, недоразумение природы. Лицо слишком широкое, брови слишком густые – никакого изящества. А волосы – вообще беда: тусклые, какого-то непонятного оттенка… Хотя нет, как раз очень даже понятного – такой цвет обычно называют мышиным. Таким авторы книжек всегда награждают самых невыразительных и скучных персонажей, чтобы на их фоне главная героиня ярче выделялась…

Мама говорила когда-то, что в их роду изредка встречались метаморфы. Вот если б и она, Энди, оказалась метаморфом! По желанию бы – бац! – и вырастила себе на голове что-нибудь веселенькое. Розовые кудряшки, например. Или ультрамариновые локоны до плеч. Или зеленый ежик, похожий на классический газон. Представив себя с газоном на голове, Энди задорно расхохоталась, тут же получив в ответ от зеркала возмущенное фырканье:

- Смех без причины – признак знаешь чего, деточка?

- Зря, между прочим, хамишь, стекляшка, – вспылила Андромеда, – я ведь завтра в школу уезжаю, а ты тут полгода пылиться будешь без дела, не с кем будет даже словом перемолвиться!

Показав обиженному зеркалу язык, Энди скользнула в постель и зарылась носом в подушку. Но сон все не шел – мысли о завтрашнем дне толкались в голове сотнями золотых снитчей. Интересно, она тоже будет учиться в Слизерине? Энди и сама не знала, хочет ли она этого. С одной стороны – семейная традиция, она ни разу не слышала, чтобы кто-нибудь из Блэков учился на другом факультете. Да и Белла, конечно же, слизеринка – уже третьекурсница. С другой стороны… Да, с другой стороны была та же Белла. Что-то Энди совсем не нравилось, как на сестру действует учеба в Хогвартсе. Может, конечно, и не в факультете вовсе дело, но каждый раз, когда Белла возвращалась домой на каникулы, Энди казалось, что сестра меняется к худшему…

Вот и совсем недавняя история с хомячком – какая же все-таки гадость! В конце июня Беллатрикс приехала из школы и узнала, что родители купили Цисси хомячка. Не слишком подходящее домашнее животное для юной ведьмы, но Цисси так он понравился в «Заманчивом зверинце» и она так расклянчилась, что родители предпочли уступить. Цисси назвала хомячка Бамси и первое время крутилась возле него целыми днями, даже клетку порывалась сама убирать – хотя тут ей, конечно, надолго энтузиазма не хватило, очень быстро эта обязанность перекочевала к Элси.

Первым же вечером после приезда Белла, нежно постукивая кончиками пальцев по клетке с Бамси, рассказала Энди и Цисси историю, которая якобы произошла с ней в Хогвартсе. Мол, однажды она из-за чего-то разругалась с одной полукровкой из Гриффиндора, после чего выкрала во время обеда в Большом зале у той из сумки хомячка, утащила его в туалет и вдоволь потренировала на нем Круциатус. Потом хомячок был незаметно подброшен обратно, но через пару дней сдох - очевидно, организм оказался слабенький, не выдержал. Рассказав эту историю, Беллатрикс очень смеялась, когда Нарцисса с жутким ревом набросилась на нее и оттолкнула от клетки, крича, что никогда не позволит сотворить такое же с ее любимым Бамси. Андромеде пришлось использовать все свои дипломатические способности и вложить все оттенки значения в сакраментальное «девочки, не ссорьтесь!», чтобы помирить наконец сестер. И все равно оставшиеся два месяца каникул Цисси поглядывала на Беллу с подозрением и тщательно прятала от нее свою драгоценную зверюшку.

Нет, Энди, конечно же, не поверила ни единому слову этой идиотской истории. Не такая ведь Белла ненормальная, чтобы на втором курсе кидаться непростительными проклятьями в туалете. Да и не садистка же она, чтобы пытать ни в чем не виноватое животное! И все равно Белла злая, злая, злая – как она могла так жестоко дразнить младшую сестренку! Неужели такому учат в Слизерине?.. С тяжким вздохом Энди повернулась на другой бок и наконец заснула.

А на следующий день…

- Ну что, девочка, в Слизерин хочешь?

- Ну… да, наверное. Родители так хотят. И сестра моя там учится.

- А вот не отправлю я тебя в Слизерин. Простодушна ты для него слишком. Но ум в тебе чувствуется. Далеко пойдешь, если не будешь от учебы отвлекаться. Так что ступай-ка ты в… Равенкло! – выкрикнула Шляпа, и ослабевшая от переживаний Энди на дрожащих ногах направилась к равенкловскому столу, даже не заметив, каким недоуменным и холодным взглядом провожает ее старшая сестра.

* * *

Память переносит ее почти на пять лет вперед – в конец пятого курса. Энди усердно готовится к СОВам, не вылезая из библиотеки. В Равенкло никто не обращает внимания на происхождение и чистоту крови – чтобы тебя уважали на этом факультете, нужно очень хорошо учиться, и Энди учится. Родители нелегко пережили ее распределение, но в конце концов смирились и даже начали ставить в пример Цисси, у которой мысли витают где-то далеко за пределами учебы. Подумать только – девчонке всего тринадцать, а у нее уже одни свидания и сердечные переживания на уме. С Энди даже профессор Слагхорн говорил на эту тему во время одной из своих вечеринок - просил повлиять на Нарциссу: мол, слишком легкомысленна девица, надо бы на учебу хоть немного ее сориентировать. Белле-то, конечно, этим заняться удобнее было бы, они с Цисси ведь на одном факультете учатся, да только Белле, как всегда, на младшую сестру наплевать, у нее сейчас совсем другое в голове, тоже далекое от учебы. При мысли об этом Энди нахмурилась – да, что-то Беллатрикс в последнее время совсем неадекватна стала, только и разговоров, что о темном маге, даже имя которого называть не принято. И что она только в нем нашла?.. Может, это просто оттого, что парня у нее нет? Вроде бы сейчас как раз родители устройством ее замужества занимаются – вот появится жених, вся дурь из головы и выйдет…

У Энди парня тоже не было. Как она и подозревала, никто даже и не смотрел в ее сторону. Да и на что смотреть – невыразительная заучка с тусклыми волосами… Лебедя из гадкого утенка не получилось. Пока. И вряд ли уже получится… Иногда, правда, Энди замечала какие-то странные взгляды, которые бросал на нее один гриффиндорский семикурсник. Энди даже имени его не помнила – то ли Тед, то ли Фред… Но, может, она просто напоминала ему какую-нибудь знакомую? Или нос у нее был в тыквенном соке?.. Во всяком случае, дальше редких взглядов дело у него не заходило, так что Энди и думать про него перестала. Не судьба ей быть популярной у мальчиков – и все тут. Вот разве что кузен Сириус считает, что она классная девчонка, - потому что всегда с удовольствием играет с ним в подрывного дурака, не вопя, как Цисси, что боится, и не фыркая, как Белла, что это несерьезное развлечение. Но Сириус еще маленький совсем, что он понимает в классных девчонках…

А сегодня Энди идет в Хогсмид с другой своей родственницей – кузиной Молли. Вообще-то она хотела пойти с лучшей подругой Эллисон, но та еще фанатичнее относится к учебе – даже ради Хогсмида не захотела вылезать из библиотеки. А с Молли у Энди очень хорошие отношения еще с раннего детства. Она старше на два года и учится в Гриффиндоре, но совсем не задается. А еще с ней никогда не бывает скучно – у Молли всегда в запасе масса совершенно невероятных историй о своих школьных приключениях. Вот и сейчас, когда они устроились за столиком в «Трех метлах» и заказали по сливочному пиву, Энди приготовилась слушать, что невероятного Молли выкинула на этот раз.

- Я слышала, тебе на прошлой неделе пришлось ходить на отработки к нашему декану?

Молли хмыкнула:

- Ага, было дело. Знаешь, самое смешное, что получилось-то все совершенно случайно. Мне ведь наконец-то удалось создать невесомый порошок – столько промучилась с ним, с ума сойти! Ну, я на радостях отсыпала щепотку в бумажный пакетик и сунула в карман – решила после уроков у озера испытать, как он действует. А на уроке у Флитвика он у меня случайно из кармана высыпался. Ну и… Представь себе – весь класс завис над партами, руками-ногами машут, ничего не понимают. А сам Флитвик вообще к потолку поднялся, заклинания оттуда кричит, а они не работают… Так и летали минут двадцать, пока все не выветрилось.

Энди расхохоталась:

- Ну ты даешь! Бедный Флитвик! Представляю себе эту картинку…

- Да уж, – Молли тоже смеялась, – в последний раз так забавно было, когда я два года назад сорвала урок у Биннса. Я тогда перед началом занятия опробовала свои веселящие хлопушки – и весь урок на каждую скучную фразу бедняга Биннс получал взрыв хохота. Он никак не мог понять, в чем дело! Нудит что-то о гоблинах, а все ржут, как ненормальные, чуть ли не под парты падают. Вот это был номер.

- Молли! – Энди уже задыхалась от смеха. – Ты меня этими историями в гроб вгонишь! Вообще, я просто поражаюсь тебе - до чего же ты несерьезная! Даже не могу представить, какой ты станешь лет через двадцать. Неужели так и будешь взрывать веселящие хлопушки и изобретать невесомые порошки?

- М-м-м, дай-ка подумаю. А вот представь, что через двадцать лет я стану солидной замужней матроной и нарожаю к этому времени троих… нет, пятерых… нет, лучше семерых детей! А? И если они пойдут в меня и будут хулиганить, я им такое устрою! – Молли придала лицу комически-свирепое выражение и сжала кулаки, показывая, что именно она устроит своим будущим детям.

Тут уж Энди не выдержала – от очередного взрыва хохота она поперхнулась сливочным пивом и, отчаянно откашливаясь, начала сползать под стол. Молли за воротник мантии вытащила ее и широкой ладонью похлопала по спине.

- Спокойствие, дорогая, не надо умирать от смеха – ты мне еще нужна живой и невредимой!

Весь вечер после этого знаменательного похода в Хогсмид у Андромеды было великолепное настроение. Она еще хихикала про себя над рассказами Молли, выходя после ужина из Большого зала, когда ее отловила Белла и оттащила в сторонку – «для серьезного разговора», как она выразилась. Тут же хорошее настроение у Энди испарилось – серьезные разговоры со старшей сестрой еще никогда не доставляли ей удовольствия.

- Послушай, Энди, – начала Беллатрикс угрожающим тоном, – я давно хотела поговорить с тобой о твоем поведении. Ты сама понимаешь вообще, что творишь?! Мало того, что ты упорно продолжаешь дружить с этой грязнокровкой Эллисон МакАлистер…

- Белла! Я тебе сколько раз говорила – не смей называть ее грязнокровкой. И я сама могу решать, с кем мне дружить, а с кем нет. Она, между прочим, лучшая ученица на нашем курсе…

Белла в ответ только раздраженно махнула рукой и продолжала:

- Так ты еще и в Хогсмид шляешься Мерлин знает с кем! Зачем ты потащилась туда сегодня с Молли Прюитт??

- Она же наша родственница, ты что, забыла? – Энди даже задохнулась от возмущения.

- Она в Гриффиндоре. Общаться с гриффиндорцами – дурной тон, не понимаешь ты этого, что ли? И к тому же она встречается с Уизли. Тебе надо объяснять, какая репутация у этой семейки? Энди, ты позоришь честь Блэков!

Андромеда с шумом выдохнула и постаралась говорить спокойно:

- Белла, ты не имеешь права меня в этом обвинять. Что такое абстрактная честь Блэков, если – и ты это прекрасно знаешь, – для меня важны конкретные люди, моя семья – родители, ты, Цисси… Я вас люблю и хочу, чтобы мы не ссорились.

- Ах, да, – усмехнулась Белла, – я и забыла, что ты у нас штатный миротворец. Все пытаешься примирить непримиримое… Знаешь, я ведь, кроме шуток, понимаю, что из нас троих ты – лучшая. Ты во всех стараешься видеть только хорошее. И у тебя принципы – не такие, как у меня, но принципы. Я-то про себя прекрасно знаю, что я та еще стерва. Но у меня есть цель в жизни и я знаю, за что буду бороться. – При этих словах в ее глазах вспыхнул такой яростный огонь, что Энди невольно отодвинулась на шаг. – А наша младшая сестричка – посмотри на нее, Энди! Ни о чем не думает, ни к чему не стремится. Один ветер в голове. Наряды, украшения, мальчишки. Что за дурочка! Прикажешь и ее любить и уважать? За что?

- Ну что ты опять за старое, Белла! – Энди устало вздохнула. – Цисси – хорошая девочка. Просто интересы у нее другие. Ей не нужны, как тебе, великие идеи, за которые она будет бороться. Ей нужен дом, семья. Она выйдет замуж и будет хорошей женой и мамой – вот увидишь. Что в этом плохого? У каждого в жизни свой путь – пойми ты это.

Белла в ответ долго молчала, потом медленно провела рукой по лицу, как будто пытаясь смахнуть что-то невидимое с глаз.

- Да… Я понимаю. Просто забываю все время – очень уж хочется, чтобы мы все – наша семья – шли одним путем. Тем, который я считаю правильным. А ты… ты мудрее меня, ты понимаешь, что так не бывает. Ты хорошая, Энди. Я хочу, чтобы ты была счастлива. – Она порывисто обняла Андромеду, стиснула ее плечи, потом резко развернулась и размашистым шагом пошла по направлению к слизеринским подземельям. Андромеда с грустной улыбкой смотрела ей вслед.

* * *

А через год Энди стояла в огромной толпе гостей, собравшихся на свадьбу Беллы и Руди Лестранжа, и плакала. Ей казалось, что очень важную и серьезную часть ее жизни отрезали и выбросили прочь. И никогда не будет как прежде – нет больше трех сестричек Блэк, шептавшихся когда-то в одной постели, накрывшись с головой одеялом, игравших в прятки и салочки, любовавшихся закатами, сидя рядышком на ступеньках родового особняка. Беллатрикс стала совсем чужой, и Энди просто перестала понимать, что творится в голове старшей сестры. Они почти не разговаривали с того памятного момента у дверей Большого зала. Энди казалось, что Белла не хочет больше ругаться с ней, но боится не сдержаться, поэтому предпочитает игнорировать. Что ж, наверное, это и к лучшему… Но почему же тогда сейчас так больно?..

Ее не покидало отвратительное чувство, что она присутствует не на свадьбе, а на похоронах, где провожает сестру в последний путь. Ей с самого начала было ясно, что Руди – не тот человек, который способен повлиять на Беллу и выбить из ее головы это безумное увлечение Темным Лордом и его идеями. Скорее все будет наоборот – Беллатрикс потащит мужа за собой, и он послушно, как собачонка, пойдет, куда бы ее ни занесло. Вон как смотрит на нее – восхищенно и немного испуганно. Убожество, а не жених. А Белле нельзя такого мужа-подкаблучника – совсем зарвется и потеряет контроль над собой и своими желаниями. Ужасная ошибка… Энди тряхнула головой. Слезы бессильного отчаяния безостановочно текли по лицу.

- Смотри, как девочка расчувствовалась – за сестру, наверное, так радуется! – услышала она сбоку мужской шепот. Троюродный дядюшка Арчи склонился к уху своей жены, толстой и уродливой тетки Милдред.

- Да ну что ты, Арчи, – зашептала в ответ Милдред, оживленно брызгая слюной. – Это она завидует. Переживает, что ее саму замуж никто не возьмет. И зря – дурнушка, конечно, но все-таки Блэк. С Блэками все мечтают породниться, уж кого-нибудь да найдут ей родители. Глупая девчонка.

Толстуха как в воду глядела. И впрямь – не прошло и месяца, как отец позвал Андромеду в кабинет на серьезный разговор.

- Доченька, ты ведь хорошо знаешь Люциуса Малфоя, правда? – начал он издалека.

Энди про себя усмехнулась. Еще бы ей не знать Люциуса – вечного гостя на всех семейных праздниках. Кажется, она помнит его с тех пор, как он ей паука за шиворот засунул – ей тогда было тогда годика три, не больше. И в школе они виделись частенько. Люциус учился в Слизерине на курс младше и пользовался бешеной популярностью у девчонок. Но Энди он не нравился. Она вообще не любила блондинов, а блондинов, помешанных на своей внешности, не воспринимала совсем. Люциус к тому же обожал задирать нос и частенько употреблял ненавистное ей слово «грязнокровки». И, наконец, последнее существенное обстоятельство – он явно был влюблен в Нарциссу, а у Энди не было ни малейшего желания перебегать сестренке дорогу.

- Пап, – она решила не тратить время на ритуальные хождения вокруг да около, а сразу приступить к делу, – а разве Люциус не на Цисси хочет жениться?

- Э-м-м, - отец неожиданно смутился и даже слегка покраснел. – Ну-у-у… Честно тебе скажу – он изъявлял такое желание. Но мы, конечно же, ему сказали, что породниться с Блэками – уже само по себе такая честь, что выдвигать дополнительные требования относительно невесты – это просто неприлично.

- Папа, но мне совсем не будет обидно, если Нарцисса обручится раньше меня. Все это старомодные глупости – насчет того, что замужества дочек надо устраивать по старшинству. Я совсем не тороплюсь замуж, честное слово! И я видела, как Цисси строила глазки Люциусу на свадьбе у Беллы. Они явно нравятся друг другу, так пусть и обручаются. Мы ведь не будем мешать влюбленным сердцам, а, пап? – Энди, рассмеявшись, обняла отца и ткнулась ему носом в шею. Тот, растаяв, растроганно шмыгнул носом:

- Ну что за девчонки своевольные пошли! Сегодня младшая уже прибегала, вся в слезах, грозилась отравиться, если я выдам тебя за Люциуса. Сумасшедшая! Я бы, конечно, никогда не уступил ей, но раз уж ты сама отказываешься…

Вечером в спальню к Андромеде ворвалась сияющая Цисси и бросилась обнимать сестру.

- Энди! Энди, ты… ты самая лучшая! Ты знаешь, Белла бы никогда для меня такое не сделала!

- Ну почему же, – хихикнула Андромеда. – По-моему, ей не слишком-то нравится Люциус, так что, если бы ей предложили выйти за него замуж, она…

- Да она бы вышла за него только для того, чтобы досадить мне! Ты что, ее не знаешь, что ли??

- Цисси! – Андромеда укоризненно покачала головой. – Ну зачем ты так? Мы ведь сестры, все трое, ты помнишь? И мы не должны ссориться.

- Ну ладно, ладно. – Нарцисса махнула рукой. – Не буду про нее больше – ты так смешно всегда заводишься, когда мы с ней друг про друга гадости говорим. Ты лучше скажи… Тебе самой-то он нравится, а? Может, ты… Тебе тяжело было отказываться? – Она внезапно стала очень серьезной и с тревогой заглянула в глаза сестре.

- О да-а-а, я просто умираю от несчастной любви к Люциусу. Я уступила его младшей сестренке, и теперь мое бедное сердце разбито… - Она взглянула на помертвевшее лицо Нарциссы и расхохоталась. – Да шучу я, Цисси. Не страдаю я по твоему сокровищу.

- А мы с ним подходим друг другу, как ты считаешь? – Нарцисса задумчиво закусила губу и накрутила на палец белокурый локон.

- М-м-м… Думаю, да. Помнишь, когда мы были маленькими и играли в карты, он все время жульничал и выигрывал у нас? Даже когда казалось, что мы его ну совсем уж в угол загнали и он вот-вот сдастся… Так он и сейчас такой. Ты с ним, сестренка, не пропадешь.

* * *

Андромеда думала, что после обручения Нарциссы родители надолго оставят ее в покое, – но она ошибалась. Всего через пару недель отец снова позвал ее в кабинет - побеседовать. На этот раз речь зашла о незнакомом Энди кандидате – Теодоре Нотте. По словам отца, это был очень перспективный жених: выпускник Слизерина, старше Андромеды на пять лет, чистокровный волшебник с хорошими связями в обществе.

- Но папа! – начала было Энди, услышав о новом кандидате в мужья. – Я ведь говорила тебе, что совсем не тороплюсь замуж. И я совсем не знаю этого Нотта, почему я должна соглашаться выходить за него? Почему вы с мамой не можете подождать, пока я не встречу сама человека, который мне понравится, и…

- Андромеда, я давно уже хотел поговорить с тобой на эту тему. – Отец смотрел на нее серьезно, даже сурово. – Ты ведь знаешь, нам с мамой совсем не нравится, что ты учишься в Равенкло. Это факультет, на котором очень легко растерять уважение к вековым традициям рода, – он махнул рукой в сторону семейного древа, висевшего на стене кабинета. – Надеюсь, ты еще не забыла наш девиз? Чисты навеки! Энди, у нас с мамой есть все основания опасаться, что, если мы не вмешаемся в твой выбор жениха, ты можешь совершить непоправимую ошибку. Мы не допустим, чтобы ты связала свою жизнь с каким-нибудь… не соответствующим нашим требованиям человеком, который по легкомыслию покажется тебе подходящей партией. Поэтому прошу тебя – отнесись со всей серьезностью к кандидату, которого мы тебе подобрали. Разумеется, мы не настаиваем – если он тебя категорически не устроит, мы поищем другого. Но дай ему шанс. По-моему, он вполне достойный и подходящий тебе человек. Молодой, привлекательный, серьезный. Уверен, что вы найдете точки соприкосновения и поладите друг с другом. Договорились, дочка? – на последней фразе отец позволил себе расслабиться и мягко улыбнулся.

- Хорошо, папа, - кивнула Энди.

«А чего еще ты ждала? – горько спрашивала она себя чуть позже, прокручивая в голове разговор с отцом. – Свобода выбора – непозволительная роскошь для Блэков. Нечего было и надеяться, что родители сделают для меня исключение… В моем возрасте уже нельзя быть такой наивной… Сиди, птичка, в клетке и не высовывайся». Впрочем, к Нотту и впрямь стоило присмотреться – ведь возможно, что отец прав и они вполне подходят друг другу…

Теодор приезжал в особняк Блэков до начала учебного года несколько раз. Это были визиты с оттенком неофициальности – деликатные родители часто оставляли молодых наедине в парке и в гостиной, понимающе улыбаясь и незаметно подмигивая дочери. Энди сама удивлялась, но ее эти визиты совершенно не раздражали, даже наоборот – доставляли удовольствие. Отец говорил правду – Нотт действительно был привлекательным и серьезным молодым человеком. Одевался он хорошо, но не крикливо, говорил неторопливо и вдумчиво, иногда шутил – весьма остроумно. А еще он любил стихи, причем тех же поэтов, что и Андромеда. И музыкальные вкусы у них совпадали, и цветы он всегда дарил именно те, что больше всего нравились Энди.

Вот только мнение Нотта по болезненному для Андромеды вопросу о чистоте крови ей выяснить не удалось. Точнее, она сама не решалась его поднять. Теодор не заговаривал – и она молчала. Слишком хрупко было зародившееся между ними взаимопонимание (или даже что-то большее?), слишком легко было его разрушить, а ей этого не хотелось. Впервые в жизни она ощущала себя привлекательной и желанной, это чувство кружило голову, делало ее легкой, почти невесомой, переполняло нежностью… А может, она просто влюбилась?

Все хорошее быстро заканчивается – и вот уже наступил сентябрь, Андромеда уехала в школу доучиваться на последнем курсе. Теодор обещал ее навещать – и сдержал слово, объявившись в первые же выходные, когда старшекурсников отпускали в Хогсмид. Получив накануне от него сову, Энди страшно разволновалась и все утро судорожно выбирала одежду и мучилась с прической – ей очень хотелось смотреться скромно, но эффектно.

- Неплохо выглядишь, – подбодрило ее зеркало, когда она в сотый раз подбежала к нему, придирчиво разглядывая себя от макушки до пяток.

- Ну, раз ты так считаешь… – пробормотала Энди и выскочила наконец из комнаты.

Свидание было назначено в кафе мадам Паддифут. Андромеда опоздала минут на десять и, ужасно волнуясь, заглянула внутрь, прежде чем войти. Теодор был уже на месте. Он сидел за столиком в расслабленной позе и листал «Ежедневный пророк», перед ним лежал букет белоснежных хризантем. У Андромеды перехватило дыхание – жених показался ей в этот момент таким безмятежно-прекрасным…

Первые полчаса встречи пролетели незаметно. В самом начале у Энди мелькнуло ощущение, что Теодор с легким неодобрением покосился на ее синий в бронзовую полоску шарф, но она убедила себя, что ей показалось. Они мгновенно разговорились: Энди рассказывала последние школьные сплетни, потом они поболтали о книгах, музыке и даже немного о квиддиче – Равенкло выиграл у Хаффлпаффа первый матч сезона, из-за чего факультет вот уже целую неделю стоял на ушах.

- Поздравляю! – сказал Теодор, улыбнувшись. Нет-нет, не было в его улыбке ни грамма фальши – только искренняя радость за факультет Андромеды. Ей совсем несложно было убедить себя и в этом.

Но вот сразу после… Как-то все пошло уж совсем не так.

- Андромеда, ты знаешь… Я хотел бы серьезно поговорить с тобой. – Он накрыл ее руки своими – пальцы его были длинными, прохладными и цепкими. – Твоя старшая сестра рассказала мне… В общем, мне кажется, что факультет, на котором ты учишься, не очень хорошо на тебя влияет. Ты водишь неподходящие знакомства. У тебя есть магглорожденная подруга, тебя часто видят в обществе гриффиндорцев… Ведь это компрометирует тебя!

Энди опешила:

- А… А с чего это Белла говорила с тобой на эту тему? Вы что, так близко общаетесь, чтобы обсуждать мои школьные знакомства?

Нотт внезапно смутился:

- Ну просто… просто мы виделись с ней несколько раз в последнее время, у меня возникли некоторые общие дела с ее мужем. В общем, это совершенно неважно. Не сбивай меня с мысли – мы ведь говорим совсем о другом!

- Ну хорошо, давай поговорим о другом. Меня не волнует происхождение людей, с которыми я дружу, я обращаю внимание только на то, что представляют собой они сами. Уверяю тебя, все мои друзья – достойные люди, и мне совершенно не стыдно общаться с ними. Поэтому дальнейший наш разговор на эту тему я считаю абсолютно бесперспективным.

Нотт тяжело вздохнул:

- Извини, Андромеда, возможно, я был слишком резок – но ты все-таки подумай над моими словами. Ведь ты Блэк, ты не можешь отмахнуться от своего происхождения и забыть о чести рода.

- Ладно, Тео, – она вскочила, – я подумаю. Потом. А сейчас, наверное, мне лучше вернуться в школу.

Интересно, на этот раз ей тоже показалось или действительно на его лице мелькнуло облегчение?..

- Очень жаль, Андромеда, – он старался говорить очень искренне. – Я думал, мы с тобой еще погуляем, зайдем к Зонко, в «Сладкое Королевство»…

- Извини, но у меня много уроков. Да и сладкое я не люблю... А ты сейчас домой?

- Да нет, я тут, наверное, погуляю еще, раз уж выбрался. И потом – у меня здесь через пару часов деловое свидание… - он почему-то слегка покраснел и отвел глаза. – Тебя проводить до школы?

- Нет-нет, не надо, я сама дойду.

Возвращаясь в Хогвартс, Андромеда плакала. Почему, ну почему всегда все упирается в это несчастное происхождение и некую мифическую честь рода?.. Она не чувствовала ничего за этими словами. Пыталась время от времени проникнуться – но не могла. Она сравнивала себя с Эллисон – сравнение было не в ее, Андромеды, пользу. Эллисон во всем лучше – умнее, талантливее, честнее, а ведь ее родители – магглы… А может, рассказать об этом Теодору? Попытаться убедить в том, что людей нельзя оценивать по степени чистоты крови? Если она будет достаточно красноречива, если подберет нужные слова…

Энди, уже почти дойдя до ворот Хогвартса, развернулась и помчалась обратно. Сейчас она найдет жениха и серьезно с ним поговорит. Он должен ее понять – ведь он такой рассудительный, такой умный…

Она подбежала к кафе мадам Паддифут – может, он еще там? Нет, конечно, уже ушел. Метнулась к Зонко – тоже нет. Пробежала мимо «Трех метел», мельком взглянув внутрь… Стоп. Ну да – вот и он. Сидит за угловым столиком и… самозабвенно целуется с слизеринской шестикурсницей Эммой Паркинсон.

* * *

Катастрофа. Это была катастрофа. Андромеда бесшумно выскользнула из «Трех метел» - не дай Мерлин, Тео ее увидит! – и обессилено прислонилась к стене снаружи. В голове вдруг стало как-то странно пусто и звонко, перед глазами замелькали мушки. «Ну вот, еще только не хватало сейчас в обморок хлопнуться – как истинной представительнице древнейшего и благороднейшего семейства», - разозлилась она на саму себя. Сконцентрировалась, постаралась взять себя в руки, оторвалась от стены – и пошла.

Внезапно ей с удивительной четкостью вспомнились слова тетки Милдред, сказанные на свадьбе Беллы: «Дурнушка, конечно, но все-таки Блэк. С Блэками все мечтают породниться, уж кого-нибудь да найдут ей родители».

«Ну да, все правильно, все логично… - бормотала Энди. – И как это я сразу не поняла… Наивная… Мерлин, какая же я наивная!»

Еще никогда путь из Хогсмида в Хогвартс не казался ей таким бесконечно долгим. Ноги плохо слушались и еле-еле шевелились, в животе будто бы ворочалось что-то ледяное и колючее. Хотелось только одного – поскорее добраться до своей спальни и загородиться ото всех тяжелым, пыльным пологом. Надолго, а лучше всего навсегда.

Но ее планы провести тихий вечер в тоске и отчаянии, никого не видя и не слыша, были разрушены еще на подступах к родному факультету. В коридоре на нее налетел смерч, при ближайшем рассмотрении оказавшийся толпой первокурсников-гриффиндорцев.

- Хей, Энди! – Из толпы вынырнуло родное лицо кузена, успевшего в свои одиннадцать лет уже стать позором семьи после скандального решения Распределительной Шляпы. – Что это с тобой? Ты что, плакала? Кто тебя обидел? Ты только скажи, кто это, – уж я разберусь. Что с ним лучше сделать – фурункульным заклятием запустить или по-простому, по-маггловски морду набить?

- Сколько вопросов, Сириус! – Несмотря на ужасное состояние, Андромеда не удержалась от улыбки. – Со мной все в порядке, честное слово. Не нужно никому бить морду. Это у меня так… глупые девичьи переживания.

Но неугомонный братец не отставал – продолжал скакать вокруг нее и требовать выдать имя мерзавца. Отделалась она от Сириуса с огромным трудом, сунув ему несколько подаренных Молли Прюитт веселящих хлопушек, которые по счастливой случайности завалялись у нее в кармане. Кузен с радостными воплями бросился вдогонку друзьям, а Андромеда, пошатываясь, добралась наконец до гостиной Равенкло. Там ее поджидало еще одно испытание – Эллисон, которая, увидев, в каком состоянии вернулась подруга, отложила в сторону книгу Айрис Мердок и встревожено принялась спрашивать, что случилось. Энди любила Эллисон, но сейчас у нее не было сил ни о чем рассказывать. Ей очень хотелось в этот момент оказаться где-нибудь на необитаемом острове… или хотя бы в таком месте, где ее никто не знает и не будет приставать с расспросами. Внезапно ей пришла в голову безумная идея.

- Эллисон, – спросила она, – у тебя ведь есть маггловская одежда?

Через полчаса, одетая в джинсы, свитер и ветровку, она решительным шагом вышла за пределы школы и аппарировала в Лондон. План ее был прост и незатейлив: зайти в любой маггловский бар и напиться. Она еще ни разу в жизни не напивалась, но знала, что именно так люди обычно снимают стресс, а ей это сегодня было нужно как никогда. Энди все продумала: одолжила у Эллисон маггловских денег, убедительно попросив пока не расспрашивать ее ни о чем; чтобы не заблудиться на улицах огромного города, решила аппарировать в «Дырявый котел», уже оттуда выбраться в маггловский Лондон и поискать подходящее место для осуществления плана.

Долго ей искать не пришлось. Выскользнув из «Котла», она прошла мимо большого книжного магазина и парочки музыкальных – и сразу же за ними наткнулась на полуподвальчик с вывеской «Бывалый шкипер». Маггловский бар встретил Андромеду густым сигаретным дымом, гомоном и громкой музыкой. Хриплый мужской голос настырно выкрикивал ее фамилию – она даже сначала испугалась, но потом разобрала, что это он требует перекрасить все вокруг в черный цвет, даже солнце на небе . «Странные какие-то песни у магглов…» - подумала Энди рассеянно, забираясь на высокий стул перед стойкой бара. Она машинально опустила руки, чтобы поддернуть полы мантии, но вспомнила, что на ней джинсы, и хмыкнула. Видели бы ее сейчас родители или сестры… Без колдомедиков бы дело точно не обошлось. При этой мысли Энди стало еще веселее – а ведь она даже еще не начала пить. Определенно, маггловская обстановка действует на нее ободряюще.

- Что будете заказывать, мэм? – Бармен с легкой улыбкой скользнул глазами по ее лицу и вопросительно склонил набок голову.

- Э-э-э… Что-нибудь выпить, пожалуйста. Покрепче.

- Выбирайте.

В ее руках оказалась небольшая книжечка, открытая на длинном перечне напитков, названия которых были совершенно незнакомы Андромеде. Она растерянно просматривала список, пытаясь найти хоть что-то известное, и наконец прочитала: «Лонг-Айленд: водка, ром, текила, джин, Куантро, сок лайма, кока-кола». Вот, знакомое слово – кока-кола! Эллисон однажды привозила этот напиток из дома и угощала им Энди – ей ужасно понравилось. Надо взять этот «Лонг-Айленд» - раз там есть кока-кола, значит, он должен быть очень вкусным.

Бармен кивнул, услышав ее заказ, и уже минуты через три перед Андромедой стоял высокий стакан с пузырящейся жидкостью, кусочками льда, ломтиком лимона и ярко-розовой трубочкой. На вкус «Лонг-Айленд» оказался точь-в-точь как кока-кола, только чуть-чуть позабористее. Пился он очень легко, и Энди даже не заметила, как высосала все через трубочку. Щеки ее раскраснелись, в свитере стало жарко, и она стянула его через голову, оставшись в футболке с надписью на груди «Все, что тебе нужно, - это любовь». Андромеда с удивлением уставилась на эти слова (торопливо одеваясь в Хогвартсе, она их просто не заметила). «Однако! – подумала она. – Не знала, что Эллисон носит такую… интересную одежду».

- Еще один «Лонг-Айленд», пожалуйста, – попросила она бармена. Гулять так гулять.

Допивая второй коктейль, Энди вдруг почувствовала, что очертания окружающих ее предметов утратили четкость. Перед глазами все поплыло и начало двоиться. «Ага, вот я и напилась!» - обрадовалась она. Ей стало легко и весело, ужасная история с Теодором казалась сейчас глупой и совершенно незначительной. В принципе, теперь, когда цель достигнута, можно и уходить. Энди попыталась слезть со стула, но пошатнулась и чуть не упала. Ох, кажется, это не так-то просто. Ну и ладно, в конце концов, она никуда не торопится, можно еще посидеть.

- Е… еще «Лонг-Айленд», пжлст, - пробормотала она, крепко вцепившись в стойку и сосредоточенно уставившись на бармена.

- Андромеда! – Чья-то рука внезапно легла ей на плечо. – Мне кажется, тебе уже достаточно. Давай я помогу тебе спуститься со стула, и пойдем отсюда, а?

Энди обернулась и в изумлении посмотрела на незнакомого парня, стоявшего рядом с ней. Он улыбался, но светло-карие глаза его смотрели серьезно и печально. Парень был совсем молодой – года на два старше Энди, симпатичный, с длинными каштановыми волосами, свободно спадающими на плечи. Одет он был совершенно по-маггловски: клеши, замшевая куртка с бахромой и черная футболка, на которой было написано «Жуки», почему-то с ошибкой. Откуда он взялся? Почему назвал ее по имени? У нее же никогда не было знакомых среди магглов!

- Ты… ты кто? – спросила она, но внезапно вспомнила и, хлопнув себя по лбу, воскликнула: - А-а-а, ну как же! Ты Фред. Или Тед. Из-з-в… извини, точно не помню. Ты на меня так с-с-смотрел в школе, что я думала, у меня нос в этом… в с-с-соке тыквенном, ага.

Фред (или Тед?) хмыкнул:

- Надо же, а ты, оказывается, заметила… И даже имя мое почти запомнила. Я действительно Тед. Тед Тонкс.

- Тед, значит. Теодор. Как мой ж-ж-ж… жених, – она глупо хихикнула. – Оч… очень приятно. А я Ан… Ан…

- Андромеда Блэк, я знаю. – Он обхватил ее за талию, спустил на пол и накинул на плечи свитер с курткой. – Обопрись на меня, и пойдем. По дороге обо всем поговорим.

Энди хотела было проигнорировать предложение Теда и гордо пойти сама, но при первом же шаге ее так качнуло, что она резко передумала и вцепилась в подставленную руку. На улице она сделала еще одну попытку проявить независимость, заявив, что с ней все в порядке и она хочет аппарировать в Хогсмид, а то ее в школе будут искать. Слово «аппарировать» она выговорила с пятой попытки. Тед в ответ заявил, что в таком виде аппарировать она не может, если не хочет, конечно, потом искать по всей стране потерянные конечности, а насчет Хогвартса пусть не беспокоится – он пошлет сову Флитвику, придумает что-нибудь благовидное.

- Завтра ведь воскресенье. Я напишу, что тебе пришлось отправиться на выходные к родителям, по семейным обстоятельствам. А сейчас полезай в машину. – Он открыл дверцу потрепанного «Остина» и приглашающее махнул рукой.

Андромеда уставилась на чудо маггловской техники и присвистнула:

- С-с-с… с ума сойти. Я ведь еще никогда…

- Знаю, знаю. Садись. Все бывает в жизни в первый раз.

______________

1) Андромеда услышала песню Rolling Stones “Paint It Black”.

* * *

Проснувшись, Андромеда долго не могла понять, где находится. Она приподняла было голову, чтобы осмотреться, но тут же со стоном опустила обратно на подушку. События вчерашнего вечера постепенно всплывали в памяти: маггловский бар, «Лонг-Айленд», Тед Тонкс, машина… Ох, кажется, в машине она совсем опозорилась – ей стало плохо, Тед остановился, открыл ей дверь, и она… её… уф-ф. Лучше и не вспоминать. А что было дальше, она и впрямь не помнила. Вроде бы они ехали в каком-то странном агрегате, который Тед назвал лифтом, потом он помог ей зайти в квартиру… Ну да, видимо, она все еще у него дома. Энди откинула одеяло и посмотрела на себя. На ней были футболка Эллисон и уютный махровый халат. Джинсы висели на спинке стула. Интересно, она сама их сняла или?.. Да, об этом тоже лучше не думать.

Дверь в комнату открылась, и вошел Тед. Он выглядел очень свежо и бодро («В отличие от меня», - с горечью подумала Энди), в руках его был поднос со стаканом, в котором что-то пузырилось.

- Доброе утро, – улыбнулся Тед. – Выпей-ка вот это – сразу полегчает.

- Доброе, – пробормотала Энди. – А что это? Антипохмельное зелье? Что-то не похоже – мы недавно варили у Слагхорна, оно совсем другого цвета было.

Улыбка Теда стала еще шире.

- Это что-то вроде антипохмельного зелья – маггловский вариант. «Алка-Зельцер» называется. Пей, не бойся – он на волшебников тоже действует, я проверял.

Тед был прав – загадочный «Алка-Зельцер» подействовал. Через какое-то время Андромеда почувствовала себя человеком и даже оказалась в состоянии принять душ и переодеться, после чего, изрядно посвежев, пришла на кухню, где Тед заваривал чай.

- Я налью тебе крепкий, без сахара и сливок, хорошо? Думаю, такой тебе сейчас будет в самый раз.

Энди сокрушенно покачала головой:

- Тед, мне так стыдно… Я вчера была такой… А ты… Мы ведь почти не знакомы, но ты помог мне… - Она умолкла, почувствовав, что вот-вот расплачется, и прикусила губу.

Тед присел рядом и обнял ее за плечи.

- Все в порядке, Энди. Я рад, что у меня получилось помочь тебе вчера. Я ведь часто бываю в этом баре – захожу после учебы выпить пинту «Гиннеса» и послушать музыку. А вчера смотрю – ты сидишь. Сначала даже глазам своим не поверил – подумал, обознался. Потом присмотрелся – нет, точно ты. Такая грустная, растерянная… У тебя, наверное, случилось что-то и ты решила пойти туда, где тебя никто не узнает, да? И напилась ты первый раз в жизни – раньше ничего крепче сливочного пива не пробовала, верно? Не бойся, я не буду к тебе приставать к расспросами. Что там такое у тебя стряслось – это твое личное дело. Просто посиди здесь, расслабься, выпей чаю. Все будет хорошо, правда…

И Энди почему-то подумала, что он прав: все действительно будет хорошо. Во всяком случае, пока она здесь, у него дома, и он рядом – теплый, спокойный и уютный… Какое странное чувство – еще вчера она почти совсем его не знала, а сегодня он ей кажется таким близким и родным…

Они пили чай и болтали о пустяках. Вспоминали общих знакомых, обсуждали учителей. Тед рассказал немного про себя – оказалось, что он уже второй год учится в школе авроров, а жить ему больше нравится среди магглов.

- Я ведь здесь вырос, понимаешь? Родители мои живут рядом. Совы – это хорошо, конечно, мама с папой к ним почти привыкли, пока я в Хогвартсе учился, но по телефону поговорить все равно приятнее. Не вижу ни одной причины, почему я должен отказываться от всего, к чему я привык, когда жил с родителями. Аппарировать – это здорово и удобно, и время экономит, но я все равно люблю ездить на машине. Это совсем другое, знаешь, - чувство скорости, дороги… И музыку я маггловскую люблю, и книги, и фильмы. Хочешь посмотреть телевизор, кстати?

- Телевизор? – Энди нахмурилась. Она ходила на маггловедение всего два месяца – пока родители не заставили ее бросить, и не могла вспомнить, что же такое телевизор.

- Пойдем, я сейчас покажу тебе. – Тед потащил ее в комнату и нажал на кнопку какого-то ящика со стеклом. На стекле тут же замелькали картинки – потешные кот и мышонок бегали туда-сюда под веселую музыку. Незадачливому коту все время доставалось, но он не унывал – подозрительно быстро приходил в себя и снова принимался носиться. Андромеда страшно развеселилась. Надо же, какая, оказывается, забавная штука – этот телевизор!

После телевизора она еще познакомилась с пылесосом, проигрывателем и тостером, но они оказались не такими интересными. Хотя тоже ничего. А когда экскурсия по маггловским достопримечательностям квартиры Теда закончилась, они вышли в город. Пообедали в итальянском ресторанчике и потом еще долго гуляли по Лондону, пока не начало темнеть.

- Кажется, мне пора… – грустно сказала Энди. Возвращаться в Хогвартс ужасно не хотелось. Хотелось снова оказаться в квартире Теда, влезть обратно в его уютный халат, смотреть на мягком диване мультфильмы и не думать о чести рода, вероломном женихе и растоптанных надеждах.

Хотя что касается последнего… Она вдруг поняла, что ей стало совершенно наплевать на Теодора Нотта и на то, что он сделал. Их встречи и разговоры показались такими далекими и нереальными, как будто происходили в какой-то другой жизни, – а в этой… в этой есть только Тед, его мягкая улыбка и взгляд карих глаз, обещающий, что все будет хорошо.

Тед как будто услышал ее мысли:

- Да, ты права, тебе действительно пора. Жалко – так быстро время пролетело, правда? Энди, я хотел тебя спросить… Ты вчера говорила что-то про своего жениха. Ты… ты любишь его?

Она пару секунд молча смотрела на него, а потом решительно замотала головой:

- Нет, нет-нет, совсем, ни капельки.

Тед расцвел в улыбке:

- Я провожу тебя до школы, ладно? – Он взял ее за руку, и они вместе аппарировали в Хогсмид.

Еще вчера путь до Хогвартса казался ей бесконечно длинным, а сегодня она злилась на то, какой он возмутительно короткий. Они шли очень медленно, и все равно неумолимо приближались к школе. Когда они подошли к воротам Хогвартса, уже окончательно стемнело и на небе высыпали звезды. Тед, задрав голову, посмотрел наверх.

- Вспомнилось что-то… Каждый раз, когда у нас была астрономия в полночь по средам, я так торопился на башню – и первым старался подойти к телескопу, чтобы успеть перед началом урока найти среди звезд Туманность Андромеды. - Он усмехнулся и взглянул на слегка порозовевшую Энди. – Она всегда была такой красивой… и такой далекой – как ты для меня. А знаешь, когда я впервые обратил на тебя внимание? Я тогда учился на шестом курсе, а ты на четвертом. Ты сидела в библиотеке и занималась с младшей сестрой. Она вела себя ужасно – вертелась, капризничала, ныла, а ты… ты была так терпелива с ней, уговаривала спокойно тебя послушать, объясняла… Потом она закричала, что ей все надоело, и убежала, а ты осталась и принялась писать какое-то сочинение. Задумалась на секунду, прикусила кончик пера и улыбнулась – такой светлой и чудесной улыбкой, что у меня дух захватило. И я понял тогда, что, кажется, влюбился.

Энди окончательно смутилась и опустила глаза, а Тед рассмеялся.

- Теперь-то я в этом уверен! – добавил он и, нежно проведя теплой ладонью по ее щеке, дезаппарировал.

* * *

Этой долгой зимней ночью Энди не спалось. Она прощалась с родителями и сестрами, с семейными традициями, со всей прошлой жизнью. Перебрав все безделушки и пересмотрев фотографии, она с тяжелым вздохом оделась и принялась собирать вещи. Начала с одежды и книг; подумав, сняла с полки и положила в сундук опалового совенка, подаренного Нарциссой, и фигурку кошки из черного агата – подарок Беллы.

Свадьба Андромеды и Теодора Нотта была назначена на середину июля, но Энди собиралась выйти замуж раньше и совсем за другого жениха… Жалко только, что никто из ее родни на эту свадьбу не придет. Она еще раз вздохнула и присела за стол, взяв кусок пергамента и перо.

«Дорогие мама и папа, Цисси и Белла!

К сожалению, вынуждена сообщить, что не могу выйти замуж за Теодора. Дело в том, что я полюбила другого. Вы мой выбор не одобрите, потому что вам покажется неподходящим происхождение моего избранника. Но для меня это не имеет значения – он достойный человек, и я с ним счастлива.

Подозреваю, что вы теперь не захотите общаться со мной, но знайте, что я вас очень люблю. Если когда-нибудь я вам понадоблюсь – как дочь или сестра, а не как объект для проклятий, - просто пришлите мне сову, я сразу же отзовусь.

Всегда ваша

Андромеда».

Она еще раз пробежалась глазами по строчкам, задумчиво прикусив по привычке кончик пера, и дописала постскриптум:

«Девочки, теперь вас будет некому мирить, поэтому, пожалуйста, не ссорьтесь!»

Оставив письмо на столе, она наложила уменьшающее заклинание на сундук с вещами и, прихватив его под мышку, бесшумно выскользнула из спальни. Спустилась по ступенькам на первый этаж, вышла в сад, вдохнула полной грудью свежий, морозный воздух и с еле слышным хлопком исчезла.

В саду было тихо. Над заснеженными деревьями раскинулось звездное небо. На нем даже невооруженным глазом можно было разглядеть вблизи звезды Аламак и ее двух спутников маленькое белесое облачко – знаменитую Туманность Андромеды, спиральную Галактику, включающую в себя сотни миллиардов далеких и прекрасных звезд.



Эпилог

Андромеда лежала на диване в гостиной, уютно устроившись головой на коленях Теда, и смотрела мультфильм про слоненка Дамбо. В это время раздался стук в стекло, и Энди подскочила, увидев бьющегося в окно большого орлиного филина.

- Карл! – вскричала она, бросаясь к окну. Это был личный филин Нарциссы – после смерти любимого Бамси она завела себе более подходящее статусу животное.

Письмо было действительно от сестры. С отчаянно колотящимся сердцем Энди развернула его и прочла:

«Дорогая Энди!

Ну и учудила ты, скажу я тебе. У нас дома уже второй день переполох. Мама почти не выходит из спальни, а когда выходит – громко стонет, хватается за повязку на голове и шипит на нас, чтобы не приставали к ней – у нее, мол, нервы и сердце разбито в придачу. Папа ходит мрачнее тучи и все бормочет что-то о семейной чести и позоре на наши головы. Вчера утром приезжала Белла, металась по дому черной летучей мышью, орала на нас всех, а особенно на родителей – что, мол, это они виноваты, надо было сразу после распределения в Равенкло отослать тебя в Дурмштранг, чтобы там тебе из головы выбили всю дурь. Она тоже кричала про позор и запятнанную честь Блэков, размахивала руками и даже брызгала слюной. Энди, по-моему, она стала решительно невыносимой. Я, конечно, помню – ты хочешь, чтобы мы не ссорились, но согласись – не ругаться с ней совершенно невозможно… Я ей попыталась было пожаловаться, что теперь, когда ты не выходишь замуж за Нотта, я не смогу надеть на твою свадьбу новое нежно-голубое платье, которое я уже отдала шить по лично придуманному (!!!) фасону, а она наорала на меня, что сейчас идет война за правое дело и как я могу думать о каких-то тряпках. Энди, ты-то хоть меня понимаешь? Какая же это тряпка? Это будет шикарное платье! А еще я к нему заказала в «Боргине и Берке» роскошный гарнитур из сапфировых сережек, кольца и ожерелья. Все просто обалдеют, когда это увидят! Я уже предвкушаю реакцию Люциуса… Кстати, о Люце. Он тоже вчера приезжал, только вечером. Тоже ругал тебя, называл ненормальной, недоумевал, как ты могла так низко пасть и связаться с каким-то грязно… (зачеркнуто) ну, в общем, ты понимаешь. Я его спросила, не хочет ли он, раз твой поступок бросил такую тень на нашу семью, расторгнуть помолвку, на что он ответил, что я тоже ненормальная, раз спрашиваю такие вещи. Ну, и на этом спасибо.

Энди, ты хоть расскажи мне про своего нового жениха! Ну, то, что он грязно… (опять зачеркнуто) магглорожденный или вообще маггл, – это я уже поняла. Если хочешь знать мое мнение, то я, конечно, согласна со всеми, что ты ненормальная, и все такое. Но, с другой стороны, Нотт мне совсем не нравился – какой-то он блеклый и скучный, может, этот твой новый хоть повеселее? Напиши обязательно, как он выглядит, и поподробнее. Какого он роста, телосложения, какие у него глаза, волосы, каков он в посте… (зачеркнуто, но так, чтобы можно было разобрать написанное). В общем, меня все интересует. Я просто умираю от любопытства!!!

И, кстати, Энди, даже не надейся, что тебе удастся избавиться на свадьбе от своей младшей сестренки и ее фирменного взгляда «а это еще что за убожества и что они здесь делают?». Ха-ха, я уже предвкушаю эту комедию! Ты ведь не думаешь, что я упущу возможность покрасоваться на твоей свадьбе в моем новом небесно-голубом платье, которое мне недавно начали шить по фасону, который я сама – представь себе! – придумала. Ах, да, я уже об этом писала. Ну ладно. В общем, ты увидишь и обалдеешь – это я тебе обещаю.

Целую

Твоя Цисси».



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni