Сотрудники
(Eight Days a Week)


АВТОР: Aspen
ПЕРЕВОДЧИК: Fidelia
БЕТА: merry_dancers
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: запрос отправлен, но автор не отвечает.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Драко,
РЕЙТИНГ: PG-13
КАТЕГОРИЯ: gen
ЖАНР: general,

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: после школы Драко устраивается на работу в Министерство в надежде подшпионить и попадает в отдел Артура Уизли. Найдут ли они общий язык?

ПРИМЕЧАНИЕ: кому джен, а особым извращенцам кому и преслэш. Жанр: словесная живопись на бытовые сюжеты (С)

ОТКАЗ: персонажи принадлежат Роулинг, никто на них претендовать и не думал.




Стук каблуков начищенных до блеска туфель Драко Малфоя громко отдаётся по неотполированному полу Отдела Неправомерного Использования Маггловских Артефактов.

Сидящий напротив Драко Артур, сжав зубы, строчит очередной доклад. Кабинет совсем крошечный, и раздражающий стук заглушает все другие звуки – механический женский голос, объявляющий этажи в лифте («Второй уровень, Отдел Магического Правопорядка…»), скрип пера и шуршание пергаментов, доносящееся из каждого кабинета Министерства. Драко читает брошюрку с докладами по маггловскому огнестрельному оружию, и отсутствие у него интереса к данному предмету абсолютно очевидно: пальцы нетерпеливо перелистывают страницы, беспокойные ноги без устали носят его по комнатушке, не давая усидеть на месте. Когда первая за день докладная записка влетает в кабинет, реакция ловца заставляет Драко машинально схватить её ещё на подлёте, даже не отрываясь от справочника.

– Вообще-то, это мне, – сухо говорит Артур. Цокот каблуков прекращается.

– Нет, – отвечает Малфой, наконец-то подняв взгляд от доклада и чуть заметно сузив бледные глаза. – Она прилетела ко мне.

Темперамент Уизли сразу же даёт о себе знать, но Артур успешно подавляет вспышку гнева, как-никак, он семерых таких, как Драко, вырастил. Малфою не хватает скромности признать, что докладную записку ну никак не могли послать стажеру, но Артур не заостряет на этом внимания.

– Она была как раз между нами, сынок, когда ты так бесцеремонно цапнул её, – поправляет он, пригвоздив Драко к месту самым суровым из своих взглядов «и-никаких-глупостей!», обычно приберегаемым для ухажёров Джинни. Да так оно и есть – всё в этом офисе между ними: дрожащий свет волшебной лампы, графики и карты, поддоны для входящих и исходящих документов, кофейные чашки.

– Она была как раз у меня над головой, – Драко раздражённо бросает доклад по маггловскому оружию, тот съезжает по крышке стола и падает с другой стороны. Артур провожает брошюру глазами, проглотив вздох.

– Подними, – невозмутимо приказывает он.

– Да щас, – Малфой разворачивает пурпурный пергамент, просматривает его, кривится и со скучающим видом плюхается в офисное кресло. – Да щас, – повторяет он и так же, как и доклад, бросает записку на стол. Артур тянется вперёд, чтобы подобрать пергамент с малфоевского стола, который стоит вплотную к его собственному. Старое кресло скрипит.

Артур Уизли в курсе, что Драко Малфой стал министерским стажёром с одной целью – подшпионить, собрать информацию посекретнее, но тайны не распространяются с помощью докладных записок. (Хотя Артур этого благоразумно не упоминает, чтобы Драко не совал свой длинный нос туда, где действительно может быть что-то секретное). В сегодняшней записке нет ничего особенного, это просто обычный вызов от Кингсли. Какой-то старик-маггл попал в больницу, оттого что к его голове прирос телефон, и маггловские врачи в тупике. Телефон нужно расколдовать, убрать с головы, снять все проклятья, а потом изменить память нескольких человек. Артур кладёт записку в поддон для входящих документов – этим можно заняться после обеда. Скукотища.

…Он беспокойный, этот стажёр Артура. Пронырливый как хорёк. День за днём он приходит на работу, даже по выходным, потому что Секретная Информация-то не знает отдыха и может поступить в любой день.

Драко закидывает ноги на стол и ждёт выезда на вызов (он ещё ни в одном не участвовал). Пока Артур оформляет совиную почту, отвечает на письма и заканчивает возню с документами, Драко вертит в руках волшебную палочку, перевешивает таблички на стенах по своему вкусу, громко стучит каблуками, кружит около стоящих рядом столов, заглядывая Артуру через плечо, стараясь – впрочем, безуспешно, потому что комнатка слишком тесная – не подходить слишком близко.

Даже когда Артур поручает ему оформить какие-нибудь бумаги, Драко как будто не способен работать спокойно: то рука постукивает пером по столу, пока не отламывается кончик, то покачивается одна нога, закинутая на другую.

Артур притерпелся к этому через несколько дней совместной работы и перестал советовать Драко пить меньше кофе. Привыкший вскакивать по вызову посреди ночи и работать за пятерых, Артур пьёт кофе с молоком и четырьмя кусочками сахара, но Драко все равно делает по-своему. И то ли кофе в количестве чашка за чашкой делает его таким дёрганым, то ли клаустрофобия.

Они иной раз смотрят друг на друга во время работы, и когда встречаются взглядами, то не опускают глаза, а начинают играть в гляделки. Артур тщательно изучает Драко, а тот нахально делает то же самое.

…Драко вытянулся, ростом догнал отца, но при этом он совсем не долговязый, как его Рон. Губы Драко почти всегда плотно сжаты, как будто пытаются удержать гадкие слова, рвущиеся наружу. Его белёсые волосы слегка вьются и, честно говоря, смотрятся отвратительно. Его блестящие туфли выглядят лучше и ухоженнее, чем обувь любого из детей Артура, даже Перси, который полирует свои ботинки по полдня. Смотрит Драко всегда злобно, как будто разок прищурился в детстве, а отец забыл его предупредить, что глаза могут такими и остаться. Обычно он слишком резко выхватывает документы у Артура, и у того на ладонях появляются порезы краями бумаги. Малфой закидывает ноги на стол, но его обувь хотя бы всегда чистая. Он рыщет взглядом по остаткам рыжих волос на голове Артура, по его изрядно поношенной рабочей мантии, по шляпе с обвислыми полями. Ясное дело, он обо всём замеченном докладывает отцу за обедом – о каждой новой морщинке Артура, о каждом седом волоске. Иногда Драко наклоняется над ним, заглядывая через плечо и даже не трудясь придумать причину столь пристального внимания, и тогда Артуру кажется, что тот к нему принюхивается.

А однажды туфля Драко задела под столом его ногу, да так и не поменяла положение, упрямо оставаясь на месте.

Вспомнив об этом случае, Артур поднимает голову. Драко, как обычно, не отводит взгляд, губы плотно сжаты.

– Нуууу ииии? – тянет он. – Забыл, как писать?

И перо Артура роняет ярко-синюю кляксу на доклад. Губы Драко растягиваются в ухмылке. Артур привычно скрипит зубами, напоминая себе о невозмутимости и спокойствии. Впереди ещё целое лето – работа за пятерых означает, что у него будет уйма времени, чтобы сорваться на сынка Люциуса Малфоя.

– Могу сказать тебе то же самое, – парирует он. – Ты ведь ни одного доклада не написал за всё своё пребывание здесь, а?

– Ну должно же Министерство хоть за что-то тебе платить… – язвит Малфой. – Я-то бесплатный стажёр. – Артур молча убирает кляксу заклинанием.

– Подними брошюру, – требует он.

Драко вызывающе закидывает одну ногу на другую на краю стола, но ему хватает мозгов не говорить вслух: «Нет, не буду».

– Подними, – повторяет Артур, медленно и четко. Драко складывает руки на груди. За неимением лучшего, Артур хватается испачканной чернилами рукой за начищенные малфоевские туфли и спихивает его ноги со стола. Драко съезжает на кресле, злобно сверкая глазами.

– Не смей прикасаться ко мне своими руками, начальничек Уизли, – произносит он тихо, вцепившись в подлокотники кресла.

– Выполняй приказы, сынок, или я к тебе не просто прикоснусь, – отвечает Артур и кивает на раскрытую брошюрку про маггловское оружие, которая валяется на грязном полу переплётом вверх.

Рот Драко кривится так неприятно, что Артур не может винить Люциуса за то, что тот обеспечивает сына всем по первому же требованию – небось, лишь бы не видеть этой гримасы. Будь здесь Молли, она бы стёрла недовольство с этой противной рожи. Но нет здесь ни Молли, ни Люциуса. Медленно, словно ни разу в жизни не согнув спины, Драко наклоняется и поднимает брошюрку за переплёт указательным и большим пальцами с таким отвращением, будто страницы сочатся грязью, и роняет её на стол, не меняя выражения лица. Прищуренные глаза бросают вызов – ну давай же, устрой мне выволочку за такое отношение к рабочему материалу.

– Спасибо, – говорит вместо этого Артур. – Это ведь было несложно, так? – пока осознание произошедшего укладывается в их головах, Артур потирает подбородок, оставляя на нём полосу чернил, а потом дает Драко еще одно немыслимое задание: – А не принес бы ты мне кофе, сынок?

Все еще памятуя о недавнем унижении, Драко во все глаза глядит на Артура. Тот спокойно берёт перо, обмакивает кончик в чернила и снова принимается за доклад.

До Драко не сразу доходит, что слова Артура были не вопросом, не просьбой, а приказом. Он медленно встаёт, берёт свою чашку и чашку начальника и выходит из кабинета, горя щеками, с неестественно прямой спиной. Артур улыбается докладу, а потом и вовсе ухмыляется в открытую. Уже к концу лета спина Драко обретёт приятную гибкость – Артур снова погружается в размышления, с пера капают чернила.

К тому времени, как Малфой возвращается с двумя чашками горячего кофе (с молоком и двумя кусочками сахара каждая), привычные выражения уже возвращаются на лица начальника и подчинённого. Рот Драко растянут в обычной усмешке, Артур дежурно улыбается. На какую-то секунду воцаряется тишина, пока Драко передаёт Артуру его чашку и делает глоток из своей, бросая взгляд поверх неё.

Потом стук каблуков возобновляется, и Драко, от которого пахнет кофе, нависает над плечом Артура, а тот дописывает испачканный чернилами отчет и ставит в конце размашистую подпись: Уизли.

Драко отступает на шаг назад (цок) и отходит к своему столу (цок-цок-цок-цок-цок).

– И не называй меня сынок, – огрызается он, плюхнувшись в кресло со сконфуженным видом, но это не мешает ему задеть ногу Артура под столом да так и не убрать свою.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni