Пятый угол
(Diamond Dogs)


АВТОР: Jane St Clair
ПЕРЕВОДЧИК: Fidelia
БЕТА: merry_dancers
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: запрос отправлен, но автор не отвечает.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Драко,
РЕЙТИНГ: R
КАТЕГОРИЯ: het
ЖАНР: drama,

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: заигравшимся во взрослые игры нередко приходится искать пятый угол.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ от переводчика: обладателям слабого желудка лучше не читать, есть пара очень неприятных моментов. Помимо инцеста.


ОТКАЗ: тому – кому.




Она появляется в доме через пару месяцев после того, как забирают отца.

Драко никогда не был в Азкабане, а родители никогда не рассказывали о тюрьме того, что он хотел бы знать. Отец считал, что интересоваться такими вещами неправильно. Не подобает. Дурновкусица. Только плебеи интересуются тюрьмами, потому что плебеи в них и попадают. Благородные джентльмены по-другому платят за свои промахи.

Но что бы там отец ни говорил, Драко всё равно знал, что в Азкабане есть члены их семьи. Подшивка «Ежедневного пророка» в переплёте из мягкой кожи содержала все подробности первой войны и сведения о её исходе. Имена высокородных ведьм и волшебников, поплатившихся за свои преступления, были напечатаны светящейся типографской краской. Прочитаешь их, и целый день кажется, что слова горят на внутренней стороне век. Возможно, в те времена это считалось особенно унизительным, но сейчас светящаяся краска помогла Драко запомнить имена и сопоставить их с теми, что были на семейном древе.

Малфои крайне внимательно, просто болезненно относятся к своей генеалогии. Покрывшие себя несмываемым позором члены семьи всё ещё присутствуют на семейном древе, хотя сам вид их имён вызывает легкую тошноту. Это на будущее – нужно быть крайне осторожным, чтобы случайно не связаться с запятнавшим честное имя родственником.

Но Драко в любом случае знал бы, кто такая Беллатрикс. Её портрет стоит у матери на столике, сколько он себя помнит.

Женщина очень тихо подходит к двери. Легонько дотрагивается до звонка и ждёт. Тёмноволосая, отдалённо напоминающая мать, очень элегантно одетая, но как будто слегка потрёпанная, если присмотреться. Возможно, это сделано специально, своеобразный гламур, но выглядит стильно.

Нарцисса не присматривается, поэтому и не замечает. Вообще, в последнее время мать смотрит разве что на собственные руки. Ногти она грызть не станет, конечно же, но, судя по выражению лица, того и гляди начнёт. Драко раздражает материнская манера изображать из себя леди Макбет. А ведь у неё просто обязано хватить гордости оставаться приличной ведьмой из общества и вести себя соответственно.

Драко почитывает Шекспира, хотя тот и не входит в список школьных книг. И отец не возражает. Некоторые семьи волшебников причисляют Шекспира к «своим», но не Малфои. Уж они-то знают «своих». Если чья-то фамилия ни разу за последнюю тысячу лет не промелькнула ни на одном волшебном генеалогическом древе, значит, никакой это не волшебник. А просто почитать – так Люциус и Сан Цу** читает.

От Беллатрикс с этой её потрёпанностью как будто исходит какое-то порочное сияние, как от уличной проститутки. Тёмное и таинственное. Она приветствует Нарциссу рукопожатием, нарочито вытянув руку, потом чуть прикасается губами к щеке сестры. И входит в дом.

Драко ничуть не раздосадован. Если в доме будут три человека, матери придется-таки заняться хозяйством. А то сейчас они даже не едят нормально за общим столом – эльфы разносят подносы по комнатам. И мать будет каждый день переодеваться. И даже иногда выходить в сад.

Днём Беллатрикс много читает. Она прогуливается по дому, трогает занятные безделушки, потом выбирает себе книгу и усаживается на веранде. Драко смотрит на неё через всю лужайку – ну вот, оголённые плечи, а ведь ещё только утро. Отсюда ему не видно, насколько открыто её платье.

Драко напоминает себе, как долго Беллатрикс была лишена солнечного света. Об отце, запертом там, откуда сбежала тетка, он не думает.

Беллатрикс обедает вместе с ними, на ней вечернее платье. Драко не в курсе, где тётка взяла парадную мантию – она одета по моде, хотя четырнадцать лет провела в заключении. Беллатрикс очень красивая. У неё высокая причёска волосок к волоску, а плечи и грудь всегда открыты. Совсем еще не старая… А после обеда тетка собирается куда-то – блестящие туфли, черная мантия, сумочка и портключ.

Драко знает, что она уходит к Тёмному Лорду, хотя выглядит при этом так, словно отправляется на бал.

А вот Нарцисса не знает, куда деть себя по вечерам, поэтому от скуки заставляет Драко танцевать. Родители танцевали почти каждый вечер, когда ужинали вместе. Волшебная шкатулка в гостиной открыта – играет призрачный оркестр. Эльфы сворачивают ковёр на полу, и Драко ведёт мать в танце. Нарцисса сама выбирает, что они будут танцевать.

Он не танцует танго, хотя мать и настаивает, потакая своим богемным замашкам. Интересно, что бы сделал отец, застав их вдвоём, танцующими – Драко, низко склонившимся над Нарциссой…

На ночь он запирает дверь своей комнаты. Нет, Драко не торчит всю ночь взаперти, просто знает, что мать так или иначе проверит дверь.

На Рождество ему была обещана поездка в Канаду. Там в Скалистых горах есть поселения волшебников, а отдельные местечки аж искрят магией. Жильё было снято, портключ заказан, а метла подогнана под полёты в горах. Отец собирался научить его, как охотиться на зверье с воздуха.

И вот теперь праздник отменили из-за возвращения Тёмного Лорда. Впрочем, Драко в любом случае никуда бы не поехал из-за отца, Малфоев теперь даже в гости никто не ожидает. По официальному распоряжению все двери жилищ волшебников Британии должны быть закрыты с наступлением темноты.

Да пошло оно всё…

Почти каждую ночь Драко выходит полетать на метле. Снитч поблёскивает в темноте, поэтому его нетрудно заметить. Все хорошие Ловцы должны уметь играть в темноте, потому что настоящие, взрослые игры не заканчиваются с наступлением ночи. Драко уворачивается от взлетающих из травы насекомых, как от бладжеров, и ловит светлячков, пока снитч где-то прячется.

Четыре раза. Неплохо. Всё равно никто не ждёт его к завтраку…

Драко возвращается к себе на рассвете, стряхивая росу с мантии. В его комнате сидит Беллатрикс. Полностью одетая, волосы аккуратно убраны. Драко не нравится, как она на него смотрит.

– Тётя Бэлла.

– Драко.

Молчание.

– Ты насквозь промок.

– Я играл на улице.

– Ты не ребёнок, чтобы играть.

– Мне больше нечем заняться.

– В следующий раз, когда тебе станет скучно, скажи мне, и я возьму тебя с собой.

Драко становится нехорошо. Он не знает, как сказать тётке «нет».

– Не будь глупцом. Я не стану отводить тебя к нему, эта честь принадлежит твоему отцу, – усмехается Беллатрикс. Рука скользит по его щеке, дотрагивается до шеи, спускается ниже, ныряет в вырез воротничка, а Драко только и может, что смотреть на тётку. Пялиться. Потом Беллатрикс словно легонько задевает какую-то точку на его теле, и Драко выгибается, ноги подкашиваются.

Беллатрикс склоняется над ним, дрожащим от болезненного вожделения, и прикасается губами к его волосам.

* * *
Когда он просыпается, рядом, на кровати, лежит эмалевая шкатулка. Полная пауков. Драко это ужасно нравится.

* * *

Беллатрикс берёт его с собой в Шотландию. Оба, одетые как на торжественный обед, легко лавируют по широким проспектам и убогим улочкам маггловского города. Какие-то странные маленькие существа выныривают из тени и путаются у Беллатрикс под ногами, городские привидения, чуть задевая, проскальзывают мимо.

На пути из тумана вырастают жилые многоэтажки из стекла и бетона. Непонятно, есть ли у тетки какая-то цель, но Беллатрикс уверенно выбирает дорогу, направляясь прямиком в дома магглов. По большей части, она выбирает одиноких женщин. Среднего возраста или чуть моложе, хрупких, вроде Нарциссы. И явно предпочитает блондинок.

Двери открываются, стоит ей к ним прикоснуться. Все эти женщины спят на дорогом постельном белье, свернувшись калачиком. Драко явственно видит седину в их волосах. У них не хватает мозгов скрыть её получше, конечно, они же используют дешёвые маггловские зелья… Он даже чувствует запах химикалий.

Беллатрикс шепчет им что-то на ухо, пока те спят. Творит сновидения и меняет их по своему вкусу. Вполне невинные сны оборачиваются видениями о кровосмешении. Секс и кровь. Животные и куски тел. Дым и страх. Краски вянут, превращаясь в сине-зелено-черное месиво. Женщины кричат во сне. Но ни одна не просыпается.

Сны магглов поверхностные, не затрагивающие сознание. Их легко высосать из сонного мозга. Беллатрикс накладывает чары — теперь министерская сигнализация не сработает, и Драко тоже сможет управлять уже произнесенным заклинанием. Он примешивает к чужому сну тухлую рыбу, гнилые овощи и свои воспоминания о крови единорога. Спящую выворачивает прямо на Драко.

Беллатрикс выводит его на балкон, очищает заклинанием, а потом целует.

* * *

Утром Драко видит, что Беллатрикс читает «Пророк». В статье говорится о встрече Министра магии с маггловским премьер-министром. Драко всегда недоумевал — как маггл может стоять во главе страны, о которой он, в сущности, ничего не знает? Предыдущая премьер-министр была хотя бы сквибом. Она не устраивала Темного Лорда, но, по крайней мере, знала о происходящем достаточно, чтобы управлять страной.

Но теперь она больше не несёт ответственность, она уже не во главе правительства. Магглы всегда ненавидели Маргарет Тэтчер – вряд ли от них можно было ожидать восхищения её достоинствами.

Беллатрикс спрашивает:

– Хочешь увидеть его? – и уточняет, видя, что Драко непонимающе смотрит на нее:

– Премьер-министра.

– А разве можно?

Фамилия «Малфой» не значится в списках посетителей его резиденции.

– Я тебя проведу.

* * *

У входа, конечно же, стоит караул – дверь охраняют солдаты-магглы. Среди них только один волшебник, и он кивает Беллатрикс в знак приветствия.

В ответ та кусает его. Сквозь уже привычный Драко гламур снова проступает потасканность. Охранник тяжело дышит, а Беллатрикс терзает зубами его кожу. Это одновременно кажется очень сексуальным и отвратительным до тошноты.

Премьер-министр спит, прижавшись к жене. Ей снятся бесконечные коридоры, наполненные неглубокой водой. А он видит во сне промышленную катастрофу. Все его документы разлетаются и уплывают, растворяясь в море химических отходов, ручки не пишут, небо становится оранжевым, а потом на страну опускается чёрное облако.

Беллатрикс словно приподнимает уголок его сна и ныряет туда, раздевается до пояса и распускает волосы. Серое пятно в черноте. Она выпускает наружу все свои самые сумасшедшие воспоминания об Азкабане и, стоя посреди разрушенного мира, ломает дорогие премьер-министру вещи, топит людей, которых он любит, и размазывает по его лицу липкую менструальную кровь.

Находясь на краю сна, Драко видит, как эта кровь течёт по её ноге. Ярко-красная в серо-чёрно-оранжевом мире.

И премьер-министр ломается, плачет во сне. Драко видит следы наложенной на него порчи. Она не убьёт его, но будет мучить, и никто не догадается, что происходит. Премьер-министр проснётся утром, а Беллатрикс уже крепко будет сидеть в его голове. И как-нибудь среди дня секретарь обронит неосторожное слово, а премьер-министр прилюдно сорвется.

Магглы, конечно, постараются скрыть это от широкой общественности, но им придётся хорошенько подсуетиться.

* * *

Глаза охранников будто остекленели, телохранитель-волшебник, скорчившись в уголке, держится за истерзанную щёку и что-то напевает себе под нос.

Беллатрикс запрокидывает Драко голову, приподнимает подбородок и целует его прямо на улице.

И тут кто-то позади них окликает:

– О, Белла!

Та оживляется, сверкающая во всём своём великолепии и абсолютно ненормальная. И вот тогда Драко окончательно теряет голову. Он хочет её больше всего на свете, прямо сейчас, а Беллатрикс даже не смотрит в его сторону.

Драко щурится. Он почти на сто процентов уверен, что мужчина, окликнувший тётку – сам Тёмный Лорд, хотя в лицо его никогда и не видел.

– Это сын Люциуса?

– Да.

– Смотри, не сломай его.

Абсолютно бесшумная аппарация и правда очень эффектно выглядит со стороны.

* * *

Она не должна его привлекать. Она противная и явно чокнутая. Но с тех пор, как отца забрали, мир Драко ограничен парком поместья, и юноше ужасно скучно. Может, Беллатрикс и ненормальная, а иной раз и бестактно прямолинейная, зато не скучная.

От эльфов Драко знает, что тётка часами сидит в своей комнате, свежуя мелких зверьков, которых ловит в лесу. Драко и сам сдирал шкурку с животных, когда это нужно было для уроков Зельеварения. Но он-то свежевал мёртвых зверьков…

Как-то после обеда Драко, постучав, заходит к ней в комнату. Полуодетая Беллатрикс – никакой мантии, только нижнее бельё – работает. Без вечернего наряда она кажется чудовищно худой, а волосы растрёпаны. В волшебном зеркале отражаются какие-то сцены из прошлого, пока Беллатрикс сама готовит косметические средства. Драко и не знал, что можно добиться смуглого цвета лица с помощью свежей крови и перемолотых костей ласточки.

Мать постепенно увядает, а тётка совершенно чокнутая. Драко единственный мужчина в доме.

Схватив его за руку, Беллатрикс пачкает запястье Драко ещё тёплой кровью, заставляет его встать перед собой и запрокидывает голову.

Её поцелуи совсем не такие на вкус, как поцелуи девчонок из школы. А ещё она кусается.

Это гораздо больнее, чем он предполагал. Лицо – самая уязвимая часть тела, а Беллатрикс словно специально хочет разодрать его в клочья. Кусает губы и размазывает кровь, присасывается ко рту, словно хочет высосать весь воздух из его лёгких.

Драко на полном серьезе задумывается о сексе с Беллатрикс, и это означает, что он почерпнул из Шекспира не так много, как хотелось бы отцу.

Про тёток пьес не написано. Да даже если бы и были…

Беллатрикс улыбается окровавленными губами, как будто только что съела свежеубитую зверушку, потом опрокидывает Драко на кровать и ложится сверху. Сейчас в ней нет ничего элегантного и изысканного, она костлявая, какая-то угловатая и похожа на хищницу.

И хорошо пахнет.

Беллатрикс дотрагивается до него, и Драко весь вспыхивает. Он думает об отце – не упёк ли тот свояченицу в тюрьму намеренно, лишь бы сын не мог с ней общаться?

Обнажённая, она совсем не похожа на девушку. Женственная, но тощая и тонкокожая. И ещё очень горячая. Драко проводит пальцем по выделяющимся под кожей венам, дотрагивается до тонких, выступающих косточек. Он исследует её тело так, как в детстве рассматривал картинки в книгах в те времена, когда его ещё не интересовали книги о сексе.

Он не сразу вспоминает об этих книгах – поначалу в мыслях только «женщина», «голая» и «секс». У Беллатрикс влажный скользкий рот, и внутри она тоже влажная и скользкая. Тётка разрешает ему быть сверху. Драко понимает, какой он неуклюжий и неумелый, но Беллатрикс рычит, когда он пытается замедлить темп. Наверное, ей передаётся то, что он испытывает, как сильно ему все это нравится. Ногти впиваются в спину, оставляя глубокие полосы, а потом, когда Драко лежит на Беллатрикс, стараясь отдышаться, ему кажется, что тетка слизывает с пальцев его кровь.

Но ему всё равно.

Начинается дождь, и в комнате появляется домашний эльф, чтобы закрыть стеклянные двери, ведущие в сад. Какую-то секунду возмущённый эльф смотрит на Драко огромными глазищами, и тому становится досадно. Хочется быть совершеннолетним и иметь право пользоваться магией хотя бы для того, чтобы самому закрывать двери, не вставая с постели.

Кухонные эльфы всю ночь будут перемывать косточки молодому хозяину и хозяйкиной сестре.

Можно убить мать, и тогда они останутся в доме вдвоём.

А можно просто закрыть её на чердаке. Нарцисса даже не осознает этого.

Беллатрикс берёт Драко за подбородок и поворачивает лицом к себе.

– Нет, – говорит она твёрдо.

Драко задумывается: интересно, пришла бы Беллатрикс навестить Нарциссу хоть раз, запри они её на чердаке на самом деле.

* * *

Утром тётка читает на веранде. Драко не из тех, кто встаёт на колени, но он делает это под её нажимом. По крайней мере, языком он работать умеет. Это искупает его вчерашнюю неумелую возню в постели. Беллатрикс рычит, кончая.

Драко ещё с полчаса мотается по дому, не смыв с лица её запах. Нарцисса забредает в библиотеку вслед за сыном, пристально смотрит на него, хмурится и выходит.

* * *

Неизвестно, чем все это закончится. У Шекспира все бы умерли – комедии можно отбросить изначально. А в исторической хронике Драко вряд ли стал бы одним из центральных персонажей. В мелодраме Люциус вернулся бы домой, всех простил и даже смог бы излечить Нарциссу от начинающегося безумия.

Малфои любят Шекспира, отдавая предпочтение именно трагедиям, и это беспокоит Драко.

Он даже просматривает книги других писателей, но сюжет везде стандартный. Пролистав Геродота, Драко обнаруживает, что удачный выход и для себя, и для Беллатрикс найти всё же можно, но для этого нужно кого-то убить…

* * *

На тринадцатилетие отец подарил Драко набор особых заклинаний, запирающих дверь комнаты без использования палочки. Заклинания магически связаны с Драко и не пропускают в его спальню никого, кроме домашних эльфов.

Этой ночью Драко использует именные заклинания. Он с удовольствием полетал бы, но отчего-то ему не хочется покидать дом.

Его ведь могут поймать. Например, дядя Родольфус. (Кстати говоря, а где он? Он ведь все еще женат на Беллатрикс, запись об их бракосочетании мерцает где-то в семейных свитках.) Или отец. Вполне возможно – Тёмный Лорд. А может, и мать. Да даже возмущённые его скандальным поведением эльфы со всей округи!

Он читает лёжа. Когда от книжек начинает тошнить, Драко делает уроки.

Дважды в эту ночь он чувствует, как какая-то женщина пытается проникнуть в комнату сквозь завесу охранных заклинаний. Драко ощущает прикосновение магии, и женщина уходит.

Он понимает, что, прячась от Беллатрикс, ведёт себя как ребёнок. Но он все равно не выйдет из комнаты.

* * *

За завтраком ни мать, ни тётка не заговаривают с ним. Драко берёт метлу и идёт на площадку для квиддича. Вернувшись, он демонстративно швыряет всю одежду на пол.

Когда Драко не спускается к обеду, эльф приносит ему поднос прямо в комнату. На десерте разноцветным сахаром выложена улыбающаяся мордашка.

* * *

Драко бросил делать домашнее задание. Из-под кровати выужены на свет старые комиксы, в которых мальчики-волшебники успешно сражаются с гигантскими мерзкими монстрами сомнительного ума.

Около десяти вечера Нарцисса стучится к нему. Драко знает, что это мать – охранные заклинания высвечивают её ауру, к тому же Беллатрикс никогда не стучится.

Нарцисса входит в комнату, не глядя на сына, садится на кровать и берёт в руки комиксы, пока тот переустанавливает защиту. Драко не знает, что сказать матери, но он, в принципе, рад её приходу. Когда Нарцисса будет готова, она сама заговорит с ним.

Время идёт. Драко дремлет и просыпается, когда мать ложится за его спиной, рядом, но не дотрагиваясь до него.

– Заставь её уйти, – просит он. – Пожалуйста.

– Я не знаю, как, – отвечает Нарцисса.

* * *

Утром эльфы приносят уже два подноса с едой и перемену одежды для Нарциссы. Драко с матерью играют в шахматы и читают книги, наколдованные эльфами.

Тем временем в дом, кажется, въезжают какие-то люди. Из окна Драко не видно крыльца, поэтому спустя некоторое время, он задергивает занавески и больше не смотрит туда.

Теперь они с матерью узники. Неизвестно, смогут ли они когда-нибудь покинуть эту комнату…



The end


____________________________

* «Diamond Dogs» - песня Дэвида Боуи: http://muslib.ru/groupe_info.php?groupe=1059&sites=3&song=52597

** Сан Цу – (400-320 гг до н.э.) – древнекитайский стратег, автор трактата «Искусство войны», многие его постулаты сейчас обширно используются для современного бизнеса, е.g.: «Sun Tzu on Investing : 15 Strategies for Dynamic Investments», а какие-то стали растиражированными афоризмами: "Если вы знаете себя и знаете врага, не нужно беспокоиться об исходе сотен битв. Если вы знаете себя, но не знаете врага, после победы ждите поражения. Если вы не знаете ни себя, ни врага, вы будете повержены". «Сражаться и победить во всех битвах — это еще не высшее превосходство. Высшее превосходство — сломить сопротивление врага без сражения».


Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni