Ухоженное железо
(Seasoned Iron)


АВТОР: Sinick и Ac1d6urn
ПЕРЕВОДЧИК: kasmunaut
БЕТА: Sige
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: получено.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Северус
РЕЙТИНГ: NC-17
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: pwp,

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Вы никогда не ухаживаете за своим котлом?

Приквел к фику "Суета вокруг льва".

ЖАНР: PWP, но с авторской расшифровкой – Pots Without Plot. «Pot» в данном случае – котелок.

ПРИМЕЧАНИЕ АВТОРОВ: При создании этого фика не пострадал ни один котёл!

ПРИМЕЧАНИЯ ПЕРЕВОДЧИКА: Фик переведён для Mummi на фикатон Астрономической Башни – 2008. Спасибо за помощь Black tiger (в частности – за название!), Lo и Netttle.

Автор рисунка в тексте – ac1d6urn.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: АУ





– Хорошо провели каникулы, профессор Поттер? – МакГонагалл перехватила Гарри на Главной Лестнице.

– Ну да. – Гарри натянул на физиономию милую улыбку. – Жарковато сегодня, а?

Она кивнула.

– В самом деле. Я как раз обдумывала, не насладиться ли прохладой, прогулявшись в подземелья...

– Бесполезно, – вздохнул Гарри. – Там тоже жарко.

Он лгал. Слизеринские подвалы были единственной частью замка, в которой было прохладно в это время года. На самом деле, если бы кто-нибудь – студент или профессор – встретил Гарри и спросил, почему он так часто там бывает, он бы просто пожал плечами: «Во всех остальных местах чертовски жарко»

Но лучше бы МакГонагалл не приближалась к подземельям этим вечером. Со Снейпом достаточно трудно иметь дело и без любопытной старой кошки*, шныряющей вокруг.

Гарри в последнее время ловил себя на том, что делает кучу вещей, которые обычно не делал. Виновата во всем была погода. А еще наверняка этот скользкий тип – он ведь вечно так или иначе оказывался виноват. Ну, по крайней мере, на этот раз у него и помимо жары была отменная причина забрести на территорию Снейпа. Убедившись, что МакГонагалл за ним не последует, он просунул голову в знакомую дверь, ведущую в лабораторию.

– Так что вы там говорили о зелье, в котором вымачивают метловище? Уменьшающем сопротивление? Уже успели над ним поработать?

Снейп повернул голову и поглядел на него с кислым выражением, которое не менялось ни на йоту все последние месяцы (два с половиной, если быть точным), в течение которых Гарри терпеливо спрашивал у Снейпа совета насчет учебного плана.

– Вон что. – Одна бровь приподнялась. – Не в эти ли выходные состоится пресловутый матч по квиддичу «Студенты против преподавателей»? А я и не знал. – Его длинные, тонкие пальцы постукивали по стенке большого котла, который он держал на коленях.

Сволочь! Гарри следовало знать, что Снейп в момент не оставит камня на камне от достойной причины его пребывания в единственной прохладной части замка. Но возвращаться в июньскую жару он был ещё не готов, поэтому прищурился и посмотрел Снейпу через плечо.

– Хм. А что это вы делаете?

На самом-то деле Гарри хотелось спросить: «Какого чёрта этот котёл до сих пор пуст, когда он должен быть наполнен? Моим зельем, например!» Но пара месяцев обучения Защите студентов родного факультета научили Гарри тактичности – на примере ежедневных наблюдений за тем, насколько её не хватает гриффиндорцам.

– Вы никогда не ухаживаете за своим котлом?

Гарри уставился на Снейпа так, будто тот попросил его перечислить семь свойств яда акромантула или что-то в этом роде.

– Никогда не... что?

– Не удивительно, что вы были ходячей катастрофой в зельях. – Снейп покачал головой. – Только представьте себе: Поттер** – и полный невежда по части котлов. – Он усмехнулся. – Ну что ж, самое время поучиться.

Гарри заглянул через плечо Снейпа.

– И что, вы мне даже намекнете, что нужно делать?

Снейп отбросил с лица волосы. Его руки блестели от жира.

– Ухаживать за ним, конечно.

Гарри призадумался, не вытекло ли всё это масло на руки Снейпа из его волос.

– Зачем?

– Именно таким образом ты постигаешь его как личность, – прошептал Снейп тихим, задумчивым голосом, глядя вниз, на котёл, – его толщину и форму, каждую его линию и изгиб; и он тоже узнаёт тебя. – Когда недоверие во взгляде Гарри только усилилось до полной ошеломлённости, Снейп издал оскорблённый вздох, пояснив гораздо более резким голосом: – И, конечно, он не ржавеет, чёрт побери! – Он ворчливо добавил: – Заклятое железо является великолепным проводником тепла, а должным образом смазанное, приобретает антипригарное покрытие. Но ты всё равно должен заботиться о нём. – К концу этой речи голос Снейпа потерял раздражительные нотки и вернулся к прежнему низкому шёпоту. Всё время, пока он разглагольствовал, его руки круговыми движениями поглаживали котёл, и Гарри внезапно увидел Хагрида, ласкающего одну из своих зверюшек, чтобы её успокоить. Он вообразил, как Снейп читает первогодкам лекцию по Уходу за магическими котлами, и изо всех сил постарался стереть с лица невольную ухмылку.

Тем временем Снейп сделал сложное движение палочкой, наложив чары горячего воздуха на внутренность котла. Затем он отложил палочку и погрузил пальцы в открытый кувшин с очищенным маслом, стоящий на столе. Гарри всмотрелся. Вот откуда на руках Снейпа блестящий слой жира. Он не мог отвести глаз. В том, как скользкие от масла пальцы двигались и растирали, было нечто чувственное.

Гарри пришло в голову, что, вероятно, не стоит так глазеть. Но это чертовски странно, подумал он. Я даже могу понять одержимость зельями – взрывы бывают забавными – но тратить столько усилий на мерзкий старый котёл?

– То есть, получается, я должен сделать вашему котлу полный массаж? – брякнул он.

Снейп посмотрел на котёл, который только что удостоился столь тщательной заботы, а затем повернул голову, оказавшись нос к носу с Гарри.

– Мис-тер Поттер. Ваш ум, как узкоколейка на шахте: грязный и с одним путём.

Гарри почувствовал, что щекам становится жарко.

– Это не так! – Вот проклятье! – Честно! Если бы я спросил, должен ли я сделать вашему котлу полный массаж вместо того, чтобы сделать его вам, это могло быть верно. – Теперь точно верно, благодаря тебе. Замечательный пример того, что всё плохое в жизни Гарри было виной Снейпа. Сволочь!

Снейп оделил его долгим, безмятежным взглядом, который не выражал абсолютно ничего.

– Дайте мне вашу руку.

– Что?

– Вашу руку, Поттер.

Гарри протянул руку, почти уверенный, что по ней шлёпнут.

– Сюда. – Пальцы Снейпа были тёплыми. Гарри в самом деле никогда не ожидал, что они будут тёплыми. Им полагалось быть по-змеиному склизкими и холодными. Всё же они скользили, как змеи, распространяя аккуратными движениями маслянистую жидкость по рукам Гарри. – Попробуйте так.

Снейп отодвинулся от котла, освобождая достаточно места для ещё одной персоны. Очень тощей персоны, по мнению Снейпа, как определил Гарри. Он разглядывал это безобразие из заклятого железа, и ему совсем не казалось, что оно заслуживает такого нежного обращения, особенно при наличии гораздо более подходящего кандидата непосредственно справа от Гарри.

– Хорошо. – Котёл откликнулся слабым гулом. Гарри посмотрел внутрь и понадеялся, что его волнение не очень заметно. Пожалуй, я смогу это сделать. Гарри для пробы коснулся котла и размазал масло вдоль обода. Шероховатая металлическая поверхность была ещё тёплой, почти как кожа.

А затем смазанные маслом руки скользнули по его рукам, тёплые, как железо, плотнее прижимая его ладони к бокам котла. Снейп прошептал:

– Помните, вы должны всё время чувствовать поверхность.

Руки Гарри дрогнули, и Снейп, должно быть, заметил это, потому что прямо над ухом раздался низкий довольный смешок. Рука осталась, придавая твёрдости его ладони.

– Растирайте по всей поверхности, мягко, – протянул Снейп. – Медленно, равномерными кругами, – так, чтобы почувствовать, как масло проникает в поры металла.

Кругами. Правильно. Гарри изо всех сил старался выполнять указания, хотя оказалось, что сосредоточиться в этот момент очень трудно. Металл был тёплым – очень странное чувство. Годы обучения зельеварению приучили его, что металл может быть либо холодным, как подземелья, либо обжигающе горячим. Обе крайности не потворствовали прикосновениям, но сейчас подогретое заклятием железо было тёплым, как плоть. Из-за этой теплоты изогнутое днище казалось живым. И растирая его, Гарри в первый раз почувствовал изменение плотности и текстуры. Шероховато-гладкая поверхность металла, скользившая под ладонями, пощипывала крайне соблазнительным образом: как покалывание при онемении, только слишком нежное, чтобы вызвать неудобство. Поглощённый этим занятием, Гарри прошептал:

– Вам нравится так? – Чёрт! – Хм. Я имею в виду, вам хочется... – Проклятие! – Э... Я про котёл, – добавил он, окончательно смутившись, и понадеялся, что не очень заметно, как пылают у него щёки.

– Крайне. – Неужели он только что услышал – и почувствовал – над ухом ещё один смешок? Трудно было сказать; его слишком отвлекала рука, которая между тем стащила с носа очки и сунула их к нему в нагрудный карман. – Вот. Закройте глаза и сосредоточьте ваш одноколейный ум на чём-нибудь полезном. Нащупывайте неровные участки и разглаживайте их.

Руки Снейпа снова обернулись вокруг него, и Гарри просто забыл думать или дышать, а всё стало так...

– Медленнее!

Да, теперь я вроде бы приспособился. Гарри откинул голову, честно пытаясь побороть искушение глянуть украдкой на котёл. Плечо, к которому он прислонился, давало затылку очень приятное ощущение надёжности и комфорта.

– Ты несёшься по жизни, – шептал Снейп. – Рутинная работа не всегда скучна. – Гарри попытался расслабиться, в то время как Снейп продолжал нашёптывать ему в ухо инструкции этим низким, тёплым голосом: – Ты всегда так спешишь, даже в том, что предназначено для удовольствия?

Гарри ахнул. Он надеялся, что не громко.

Снейп продолжал так же спокойно:

– ...Вот. Позволь своей руке приспособиться к поверхности. Пальцы и ладонь. Коснись. – Рука Снейпа скользнула по его кисти, обхватывая ею изгиб котла. Сейчас уже обе руки Гарри восхитительно покалывало, от кончиков пальцев до запястий: может, от трения о шершавый металл, а может, от чего-то ещё. – Небольшие изъяны, вот здесь. Наполни их, вотри в них масло. Почувствуй, как металл впитывает его. Теперь гладко, м-м-м?

Да, гладко. Теперь Гарри начал понимать. Учеба явно давалась ему лучше, когда инструкции были правильными. Наконец нашёлся раздел Зелий – помимо взрывов – который начал греть его. Да-а, определённо греть. Гарри вздохнул. Если так продолжать, могло бы свершиться немыслимое – и он бы получил по зельям «Превосходно». Он неловко поёрзал – кое-что у него уже превосходило всякие ожидания.

– Подожди минуту. – Нежные кончики пальцев коснулись тыльной стороны рук Гарри и придержали их. – Дай мне свои руки, тебе надо больше... – Он смотрел украдкой, как руки Снейпа движутся к кувшину, а потом пригоршня опрокинулась на его ладони, добавляя масло. – Так. – Тихое слово шевельнуло волосы над ухом Гарри. – Лучше, м?

Да, намного!

– Что-что?

– М-м-м, угу. – Гарри надеялся, что ему удалось сформулировать ответ.

– Кажется, вы уже сами добились определённого прогресса. – Голос Снейпа омывал его, как ещё один слой тёплого масла. – Может, мне оставить вас на некоторое время наедине с моим котлом?

Проклятье, он дразнится! Гарри наклонил голову ровно настолько, чтобы его губы нашли Снейпову твёрдую щёку, а затем уголок рта, который как раз кривился в одной из самодовольных, тонких улыбок.

– Нет, – выдохнул он в губы Снейпу, – останься. – Улыбка стала шире, когда Гарри добавил: – Пожалуйста.



Снейп прошептал быстрое и сложное заклинание, беспалочковое – ведь обе его руки еще лежали на руках Гарри. И оно не походило ни на одни Исчезающие чары, которые Гарри когда-либо слышал. Он ощутил, как на нем распускается одежда: каждая ниточка извивается на коже – миллион существ, сворачивающихся кольцами, – перед тем как с шипением испариться. И почему это они обязательно должны быть змеями? Вот позёр!

Но все мысли оставили Гарри, как только те самые руки покинули его собственные, скользнув над котлом и прочь, повторяя изгиб его обнажённых бёдер, прижимаясь к коже теми же целенаправленными движениями, которыми сам он работал с котлом. Гарри неловко поёрзал, прижимаясь спиной к Снейпу; ему хотелось, чтобы все эти слои одежды исчезли тоже, поэтому он выгнулся, показывая терзавшей его сволочи, насколько могут сводить с ума эти его «медленные, равномерные круговые движения». Но он не мог сейчас сосредоточиться для заклинания, поэтому только выдохнул «Дааа», даже не будучи уверенным, на что он соглашается – всё было так прекрасно, – но, в любом случае, нуждаясь в этом.

Снейп, очевидно, понял его, потому что довольно скоро Гарри услышал, как то же заклинание прошептали над другим его ухом, и почувствовал, как Снейпова мантия, расплетаясь, обратилась в ничто. Наконец те же тёплые руки скользнули с обнажённых бёдер выше – Да! Как раз вовремя! Нет-нет-нет, не так далеко! Назад, ниже, чёрт! – на талию, поглаживая его бока. Покрытые маслом пальцы провели по его соскам, слегка ущипнули их, – так, чтобы вырвать стон и заставить его в изнеможении привалиться к Снейповой костлявой груди. Гарри хотел бы, чтобы у него достало сил поднять котёл и шмякнуть им дразнящего его мерзавца.

Но его руки только вцепились в край котла так, что побелели костяшки. Это было всё, что он мог сделать, чтобы помешать им оказаться там, где котла не было, и, втирая масло пальцами и ладонью, завершить начатое скользкой сволочью. Но это означало бы, что всё сразу кончится, а он этого не хотел – слишком хорошо было происходящее.

А потом было тёплое дыхание, и тёплые губы на его плече, и тёплая рука, проследовавшая вниз по его боку, надавливая на живот, и Гарри забыл о своём желании стукнуть Снейпа котлом. Его ноги широко раздвинулись, прижимаясь к коленям Снейпа, он был готов толкнуться в проклятый котёл, если Снейп не коснётся его прямо сейчас... о да, так. Тёплые скользкие пальцы обернулись вокруг него именно так, как нужно, и в эту минуту он знал, что готов.

Он почувствовал колебания воздуха, его лизнули, а затем слегка укусили сзади за шею и ухо. Он выгнулся навстречу этому ощущению, вращая бёдрами, двигаясь в смазанном маслом кулаке и чувствуя спиной жёсткие волоски на груди Снейпа.

– Стой, это слишком, я...

– Ты не кончишь, – приказал Снейп. – Ещё не сейчас.

Гарри протестующе застонал, толкаясь в Снейпов кулак.

– Мне любопытно посмотреть, как долго ты сможешь продержаться. Считай.

– Что?

– Баллы. Гриффиндору. – Снейп сжал кулак и начал двигать его – скользко, медленно и до смерти, чертовски невероятно. – Один.

Садистский ублюдок! Гарри застонал, когда Снейпова чудесная, чудовищная рука замедлила движение. Он задыхался, пытаясь выдавить хоть одно связное слово.

– Два.

– Хорошо. Посмотрим, сможешь ли ты добраться до двузначного числа. – Гарри был готов держать пари, что Снейп усмехнулся ему в ухо, – он это просто чувствовал.

Он махнул рукой на доведение счёта до одиннадцати и только беспомощно толкнулся в Снейпов кулак. Задыхаясь, испытывая облегчение от того, что Снейп не остановился, а рука стала двигаться быстрее и твёрже, и – да, вот так. Числа щёлкали в голове у Гарри – двенадцать, тринадцать, пожалуйстаещё, да! пока он не кончил. Удовольствие распустило каждое волоконце его мышц, как перед этим – одежды. Руки Снейпа обхватили его крепче – как раз вовремя, чтобы удержать Гарри от сползания на пол.

Затем эти руки, только что так волшебно поработавшие, оставили его; покрытые спермой, они скользнули в отверстый зев котла. – Не так плохо для начинающего, – усмехнулся Снейп, медленно втирая семя в металлическую поверхность, и холодный, издевательский смешок, который Гарри ненавидел годами, вновь звучал в его голосе, когда он заявил: – Вот. Вы наконец научились ухаживать за котлом. Лучше поздно, чем никогда, полагаю. – Толстый чёрный металл, всё ещё пребывавший на коленях у Гарри, самодовольно и удовлетворённо ухнул, когда Снейп добавил: – Будьте осмотрительнее, Поттер! Мужское семя применяется в Тёмных искусствах различными способами. Но ни один из них не имеет столь приятного результата.

От этих слов Гарри почувствовал одновременно опустошенность и гнев. Он развернулся, чтобы посмотреть Снейпу в лицо – как обычно, старательно ничего не выражавшее. Козёл! А я-то думал, что ты меня хочешь! Ну да, ты хотелиспользовать меня для долбаных ингредиентов!

Гарри соскочил с коленей Снейпа и метнул в него котёл; он смачно ударил в костлявую грудь Снейпа и срикошетил тому на колени, прикрывая нечто, что Гарри уже не имел никакого желания видеть. От ярости у Гарри достало беспалочковой магии тут же призвать чистую мантию.

– Рад был услужить, – прорычал он, набрасывая на себя мантию резкими, дергаными движениями. – Желаю вам с грёбаными котлами получить удовольствие. – Он вихрем вырвался наружу, захлопнув за собой дверь с громким БУМММ, которое эхом прокатилось по подземельям.

Гарри только начал карабкаться по длинной лестнице, ведущей из подвалов, когда волна знакомой, по-тёмному покалывающей магии накрыла его, угодив в ступеньки. Они повернулись, без швов сложившись в гладкий скат, как в своё время лестница в спальню девочек, когда Рон пытался туда попасть, и с криком “Твою мать!” Гарри потерял равновесие и соскользнул вниз по крутому склону. Пока он скользил, мантия завернулась вокруг талии, и он приземлился голой задницей на холодный каменный пол, прямо у ног того, кого он должен был бы проклясть сразу, как увидел, особенно вот прямо сейчас.

До того как Гарри смог вскочить и атаковать, в лицо ему сунули сосуд:

– Вы забыли своё зелье, – протянул Снейп.

– Можешь засунуть его себе сам знаешь куда! Мне от тебя ничего не надо!

– Гарри, что с тобой такое?

– Со мной? Что такое с ТОБОЙ? Кого вы обычно приглашаете в подземелья закалять ваши котлы, профессор? И у них всё так же заканчивается?

– Я шутил, идиот!

– Ты ... ЧТО?

Снейп стрельнул в него скептическим взглядом:

– Ты что, не понял?

Гарри покачал головой, потрясённый. Это действительно почти всё объясняло.

Снейп вздохнул, осмотрительно оглядевшись. Каменные ступеньки снова повернулись и скользнули на место со щелчком, опять превратившись в обычную лестницу из подвалов.

– Зайди обратно, пока никто тебя не увидел.

Гарри подумал, что в данный момент являет собой странное зрелище: в наспех застёгнутой мантии, с пылающим лицом, с волосами, еще более взъерошенными, чем обычно. Если меня кто-нибудь увидит, то точно поймёт, как я провёл минувший час. Не смею даже думать, что случится, если меня застукает МакГонагалл! Имеет смысл на некоторое время скрыться, пока я не приведу себя в порядок. И, может быть, если я спрячусь в Снейповом подземелье, я смогу поквитаться с этим негодяем, доказав, что он тоже не всегда выглядит так спокойно и собранно!

Да, подумал Гарри, поквитаться – это звучит восхитительно!


The end


Примечания:

* В оригинале фраза звучит так: It was difficult enough to deal with Snape without knowing that the curious tabby cat lurked nearby. «Tabby» не только полосатая (кошка), но ещё старая дева и сплетница. Отсюда у меня и родился существующий вариант перевода.

** Напоминаю, что слово “pot” означает не только «горшок», но и «котелок». То есть Поттер – не только горшёчник, но и... ммм... специалист по котлам.


Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni