Толкование снов

АВТОР: Только сказки

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Северус, Ремус
РЕЙТИНГ: PG-13
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: romance

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Жить некуда - вот и думаешь в голову.

АВТОРСКИЙ ЖАНР: mystery novel.


ОТКАЗ: Роулинг принадлежит то, что было выдумано ею. Саммари - Андрею Платонову.




Сначала Люпин перестал читать. Отчасти Гарри его понимал: в магических газетах не было ничего, кроме од Победителю Волдеморта, а маггловские пережившим войну волшебникам казались пустыми. Но оборотень больше не прикасался и к книгам, а радио и телевидение, возможностями которых усердно соблазнял его Гарри, Ремуса не увлекали. В тот день, когда Люпин отказался забрать у совы чье-то письмо, Поттер не выдержал - пригласил домой колдомедика.

- Мистер Люпин совершенно здоров, - заявил тот после осмотра.

- Но он ничем не интересуется. У него депрессия! - нажаловался на оборотня юноша.

- Нет у меня депрессии. Мне просто нужно подумать, - отперся Ремус.

- А письмо почему не взял?

- Ни к чему это. Я знаю, от кого оно, но пока не знаю, что ответить.

Поттер вздохнул. Если бы рядом был хороший зельевар, с Люпина быстро соскочила бы эта странная блажь!.. Вот Снейп наверняка нашел бы, чем напоить вредное создание. Но Снейпа не было ни среди живых, ни среди мертвых - пропал без следа. Так что пришлось оставить оборотня в покое. Дать ему подумать, как он говорил.

Вот Люпин и думал целыми днями. Усердно. Даже стал меньше разговаривать. А еще ему начали сниться сны.

Первыми в них появились автобусы. Не милый сердцу волшебника "Ночной рыцарь", а маггловские. И не лондонские, знакомых цветов, а междугородние - душные, ночные, сомнительной внешности. Автобусы переходили из сновидения в сновидение, поджидали Ремуса на неведомых станциях в совершенной глуши, заглатывали и тащили куда-то в своем тряском нутре. Дребезжали на ходу. Воняли так, что оборотень несколько раз просыпался. С твердым знанием того, что надо задержаться во сне, доехать, добраться, ибо необходимо и важно - но все никак не удавалось.

И так неделю - из ночи в ночь. От этих бесконечных поездок Люпин, с детства не видавший снов, пробуждался разбитым и долго валялся в постели, отдыхая.

Затем пришел черед поездов. С ними оборотень ладил больше. Поезда снились дневные, нестрашные. Если б еще не постоянные пересадки, совершая которые Люпин все время боялся ошибиться и поехать не туда, и вовсе было бы хорошо. А еще лучше было бы, если он знал, куда едет! Одну станцию волшебник выучил наизусть. Вот там-то он, по всей видимости, и пересаживался на неправильный поезд. Почти две недели подряд. В конце концов, Ремус решил, что это, пожалуй, было уже... немножко слишком. Со снами следовало разобраться.

В помощники себе оборотень выбрал абы кого - увидел в Гайд-парке старичка с картонкой в руках. На картонке красовалось "Таро. Хиромантия. Толкование снов", а сам старичок выглядел... а, шут с ним, гораздо разумнее Трелони! Пусть Ремус даже не был уверен, что имеет дело не с магглом. Во всяком случае, тот спросил с него пару фунтов. Не кнатов.

- Автобусы и поезда, говорите, - толкователь мерил Люпина испытующим взглядом.

Подозрительный клиент. Деньги у него нормальные, а сам... Про таких говорят - видавший виды. Только виды эти, похоже, были не из приятных. Поди угадай, что теперь его точит. То ли болен чем-то, то ли вообще неудачник. А не то еще проще - устал мотаться по свету?

- А ездить вам много приходится? - уточнил старичок, пряча банкноты.

- Совсем нет.

Действительно, ездить почти не приходилось. Порт-ключей и навыков аппарации в большинстве случаев оказывалось вполне достаточно. Путешествия по каминной сети также не могли считаться поездками.

- Тогда подумайте о своих знакомых. Такие сны означают, что вы поддерживаете отношения, которые давно изжили себя, - посоветовал старичок и проворно начал собираться.

Оборотень поблагодарил и пошел прочь. А когда, передумав, вернулся задать еще вопрос, толкователя уже не было. И очень жаль! Потому что, спохватился Ремус, сны и начались с тех пор, как он принялся думать о своих знакомых.

Почти никого из них видеть не хотелось. Кроме, разве что, Гарри и его друзей.

Ночь после встречи в Гайд-парке прошла легче. А на следующую Люпину привиделся Снейп. Днем, на пустынной на улице; Снейп и несколько человек, обступавших его. Во сне оборотень точно знал, что это Снейп, но так же точно знал он и то, что все эти люди были сквибами, да и в его однокурснике магии не осталось на сикль. Итак, он видел сквибов, шестерых или семерых, окружавших зельевара, и движение руки того, что стоял у Снейпа за спиной и чуть сбоку, и белый блеск узкой полосы, входившей под левую лопатку слизеринца, и поворот его головы, последнее движение перед падением, и взгляд через плечо, вздернутое от не слышимой пока еще телом боли - разочарованный, в буквальном смысле слова насмерть разочарованный и говорящий. Спрашивающий что-то вроде: "Как ты мог?". Вот так, именно – "как ты мог", а не "за что". Не взгляд - живую тьму. После такого весь день не по себе.

С тех пор Ремус еще раз пять видел во снах ту улицу, а порой и Снейпа на ней, но издалека и никогда больше - самого убийства. И все-таки всякий раз уверен был, что оно произойдет, вот-вот состоится - или только что случилось, просто тело уже увезли, а нож не вытаскивали из раны, так что крови почти не было, две-три капли, может быть, упали на землю, да и те уже затоптали.

Отвратительное это было знание. Знобящее. Тошнотворное.

На седьмой день Люпин вновь отправился в Гайд-парк.

Старичок-толкователь был на месте. Еще пара фунтов, и, может быть...

- Вы на него очень обижены, - вот и все, что сказал старичок.

И больше пояснений не было. Ступай, мол, молодой человек, думай. Понимай как знаешь. Сам решай, все сам. На что тебе и голова дана!

Может, и верно, что понять он должен сам? Люпин все думал об этих снах - да только дело представлялось все более туманным, никакой ясности не наступало. Ему-то всегда казалось, что он не обижен, что даже и раньше не был. Не на что же! а если и было что-нибудь - то давно простил. Разве нет? Вроде так ведь... Потому что Снейпа, хоть и был он к оборотню несправедлив, тоже можно было понять. На этом Ремус и застрял.

Но на душе полегчало.

Никуда от этого сны не делись. Только теперь Ремус пытался предупредить Снейпа. Заговаривал с ним, даже кричал. А тот не слышал. И не видел, совсем не замечал. Непритворно - проходил мимо Люпина, а однажды даже сквозь, словно бы того и не было. И вот что удивительно: во сне оборотень мог сломать ветку, открыть дверь, камешек на дорожке пнуть, но не дотронуться до зельевара.

Но можно было оставить ему записку. Ремус додумался до этого как-то раз под утро, уже почти просыпаясь. И написал - кое-как, второпях, еле успел.

А действительность, кстати, в тот же день напомнила о себе. Взрывом посреди торжеств и гуляний. К счастью, в том месте гуляний не было.

Кто его знает, что там находилось, в забытом богами Спиннерс-Энд, но от здания камня на камне не осталось. Люпин видел пожарище своими глазами: прибыл туда, как только стало известно, что над домом - пока тот еще был домом - видели Фоукса. То есть феникса. Необязательно Фоукса. И Фоукс - ну хорошо, пусть феникс, похожий на Фоукса - влетел в одно из окон дома.

А спустя несколько секунд грянул взрыв.

Гарью пахло над пожарищем, оплавленным кирпичом, старой известкой, но больше какой-то химией, и жаром от развалин веяло. Если маггловский ад существует, он может быть таким. Оборотень даже дышать глубоко там боялся. Походил вокруг, заглянул в развороченный подвал. Вот тогда-то хрустнуло в развалинах, сдвинулись несколько кирпичей - и нечто само выкатилась Ремусу под ноги. Браслет или просто большое кольцо вроде дверного, медное, плоское, чуть сплющенное. Люпин его и поднял.

Оно было прохладным, словно в озере лежало, а не среди не остывших еще обломков.

Конечно, оборотень отнес его в Министерство. Вещь буквально кричала о том, что напичкана магией. Но распознать, зачем нужно это кольцо, аврорам не удалось. Находка ни на какие заклинания не отзывалась. В конце концов они вернули подозрительный браслет Люпину:

- Вы его нашли - вам, возможно, и удастся что-то с ним сделать.

И точно - удалось. По какой бы глупости Ремус ни решил надеть это на руку, оно словно того и ждало. Скользнуло на запястье - и тут же сжалось, село плотней, словно заботясь о том, чтобы не потеряться ненароком. Люпин встревожился - и оно отозвалось. Проснулось. Не полностью, так, потянулось только, зевнуло, но...

- Охранные заклинания! - авроры схватились за палочки. - Магический щит такой мощи для одного человека? Что за странный артефакт!

И правда, странный. И какой-то несвоевременный. Где ж он был во время битвы Гарри с Волдемортом! Оборотень с удовольствием отдал бы тогда браслет мальчику.

Если бы смог, конечно. А то ведь снять это так и не удалось. Такая вот чушь вышла наяву.

Зато сновидения изменились. Автобусы не показывались, а поезда везли куда следует, и пересадки были простыми. Теперь Ремус добирался до места легко и видел окружающее ясно. И слизеринец выходил из дома, бродил по местечку и его окрестностям, возвращался - и оставался живым. А оборотень шел при нем тенью, рядом, сзади или впереди, по улицам, дороге, по тропинкам к реке; по траве и камням в гору. И снова в гору. Чаще всего в гору. Низачем, они просто гуляли где попало. Иногда Ремусу казалось, что - вместе. Даже как будто разговаривали. Совсем хорошо было разговаривать.

И, наконец, оборотень пожалел о том, что ничего этого не будет. Особенно если Снейпа все-таки... вот именно. Это Люпину и во сне не понравилось, что уж говорить про явь! Это никуда не годилось. Надо было отыскать зельевара. На самом деле. В действительности. Надо было...

В этот день Гарри с удовольствием наблюдал за Ремусом, листавшим пухлый том. И что с того, что тот штудировал атлас Великобритании! Главным было то, что оборотень читал. Внимательно, едва не ли не обнюхивая бумагу.

* * *

Поиски заканчиваются быстрее, чем Люпин ожидал. Браслет стискивает руку, потянувшуюся перевернуть очередную страницу. Пришла пора изучать расписание движения поездов. Уговаривать Гарри не беспокоиться. Еще и еще раз демонстрировать артефакт на запястье. Повторять рассказ о случае в Министерстве. Потом ехать на вокзал. Брать билеты. До Ридинга; там пересадка. Оттуда до... а, неважно, все равно пришлось выскочить из вагона раньше! Дернуло с места - словно за руку из поезда вытянули. И повели от станции вправо... нет, влево свернуть пришлось... да лучше б сразу принялся ходить кругами, честное слово! Местечко-то невелико, нужный домишко не спрячется. Лишь бы успеть! За угол быстрее, быстрее, еще шагу прибавить. Вот он, дом!

И дверь приоткрыта. Словно войти кто-то пытался. Или, наоборот, выйти. И обессилел, остался на пороге.

Снейп и в самом деле у двери, лежит грудой черной ткани на полу. Почти ничего не весит, но дышит. И, будучи перенесен на кровать в комнату, скоро открывает глаза.

- Воды, - просит он шепотом. И давится первым же глотком.

- Не смей мне тут умирать! - встряхивает его за плечи Люпин. Никаких ран у зельевара, кажется, нет. Надо бы его повыше положить. Или под подушку что-нибудь подсунуть.

- Ты... оригинал хренов... - ворчит Снейп, откашлявшись, пока Ремус хлопочет вокруг. - Зачем явился? В честь победы над Волдемортом поклялся спасти самого неприятного из однокурсников? Не мог выбрать деяние полегче?

- Я не выбирал! И ты совсем не... самый неприятный. Я знаю, ты был на нашей...

- О, ты ни при чем, как обычно! А я - сущий ангел. Цветок на лугу.

- Майская роза, - огрызается Люпин, усаживаясь на край кровати. - Думай что хочешь, но мне покоя не будет, если ты тут сдохнешь.

- А где можно? Где твоя совесть позволит мне сдохнуть? Назови это место, - надеюсь, оно будет достаточно уединенным? - и я немедленно отправлюсь туда.

- Никуда ты не отправишься. Разве что в больницу.

- Исключено - там слишком людно. И вот что, Люпин, спасибо тебе за помощь - и убирайся. Проваливай. Ты мне мешаешь.

- Скончаться, что ли? Ну прости, что отвлекаю от такого важного дела!

- И скончаться тоже, но всему свой черед. Сперва другое - ко мне вот-вот должны придти.

- Да? - Люпин возмущен. - Близкие друзья, видимо?

- Они самые. А не дашь мне сдохнуть, по меньшей мере один будет друг - ближе некуда, - кривит губы Снейп.

- Что-то я никого тут не вижу. Где же твои друзья были все то время, что ты пролежал на полу? - злится оборотень.

Да врет он все, вот что! Какие еще друзья, были бы друзья - давно бы пришли. Вот он же пришел!

- Может быть, они не сразу смогут найти меня, - цедит, наконец, волшебник.

- Это я тебя не сразу смог найти! Если б не... случай, так бы и не нашел.

- Вот мы и вернулись к первому вопросу: зачем ты меня искал?

Люпин отводит взгляд, косится вправо, на кресло. Пересесть, что ли? Снейп как-то удивительно быстро приходит в себя.

- Не вздумай врать. Умирающим не врут.

- Я и не собираюсь, просто думаю, как объяснить. Это какая-то дикая история. А для умирающего ты слишком язвителен, ты не находишь?

- Люпин. Я слышал такое количество действительно диких историй, что ты едва ли сумеешь меня удивить. И вообще, ты что, пришел учить меня, как полагается умирать? Твое участие принимает странные формы! Неужели нельзя хоть сейчас оставить меня в покое?

- Нельзя. Мне все время снится какая-то дрянь. С твоим участием.

- Надо же! А я думал, что тогда в Визжащей Хижине испугался только я.

- Северус, - оборотень становится серьезным, - это началось не так давно. За последнее время все сны, которые я видел, связаны с тобой. Если хочешь, можешь заглянуть в мои воспоминания.

- Покажи-ка руки, - неожиданно требует зельевар. Голос его уже вполне окреп.

Люпин послушно предъявляет ладони. Но Снейп хватает его за запястье. То, на котором браслет.

- Откуда у тебя это?

- Нашел. Ты знаешь об этой вещи что-нибудь?

- Тролль вас всех задери, я-то знаю! Дай сюда.

К удивлению Ремуса, браслет снимается. Снейп вертит его в руках, продолжая говорить:

- Как ты получил это? Ты видел Фоукса?

- Нет. Фоукс погиб.

- Как? - слизеринец поражен.

- При взрыве в одного из домов Спиннерс-Энд четыре дня назад. Не знаю, что там взорвалось, но выгорело дотла, ничего не осталось. Там я и подобрал это. Случайно - оно выкатилось мне под ноги.

- Люпин, ты последних мозгов лишился? Фоукс - феникс. Он не может погибнуть в огне. Он просто доставил тебе это - и все. Несколько экстравагантным способом, я согласен. Но ему, видимо, пора было перерождаться. И еще нужно было уничтожить то, что было спрятано в том подвале.

- А что там было?

- Кое-что на случай визита Упивающихся. Рано или поздно они должны были найти мой дом.

- Это был...

- Мой дом; и хватит об этом. Есть более насущные вопросы. Эта вещь... Альбус намеревался отослать ее тому, кому предстоит выполнить самое важное его поручение. При некоторой моей помощи.

Снейп уже совсем похож на себя, и это удивляет Ремуса не меньше, чем его слова. Зельевар запускает руку себе за ворот и вытягивает длинный шнурок. Подвеска на шнурке нелепая и без кольца - просто неровный кусок желтоватого металла, обвязанный все тем же шнурком. Пальцы слизеринца распутывают петли, высвобождают подвеску, прикладывают к браслету. Что-то щелкает.

И обе части становится единым целым. Большим медным ключом.

- Это от главных ворот Хогвартса. Разумеется, ключ символический - отпирать им ничего не надо, он просто вплетен в сеть охранных заклинаний школы. Ты ухитрился как-то разбудить его половину, и она попыталась воссоединиться со второй частью, а та, чтобы подкрепить связь, стала вытягивать силы из меня.

- Прости, - Люпин смущен и напуган. Выходит, он снова - пусть даже вместе с аврорами, но опять он! - в самом деле едва не отправил Снейпа на тот свет. И что толку с того, что и не замышлял ничего подобного? Это и звучит-то глупо. Но все-таки... - Я этого совсем не хотел, пожалуйста, поверь. Не знаю, как это получилось. И - и что же будет теперь?

Зельевар пожимает плечами.

- Похоже, со мной все уже в порядке. И я не представляю, почему случилось то, что случилось. Предполагалось, что благодаря связи между частями ключа владелец одной половины легко найдет вторую. И именно через сны. Видишь ли, после отливки ключ охлаждался в отваре усни-травы.

- Северус, - оборотень делает паузу. Непонятное у Снейпа имя, да и вообще неясно, что будет, если сказать остальное. - Сны о поездке сюда начались почти за месяц до взрыва на Спиннерс-Энд.

- Тогда они свя... - Снейп хмурится. - А что снилось?

И чего только ни снилось! Фу, неловко рассказывать даже. А впрочем, возможно, Снейп слышал другие толкования. Менее личные.

- Какие-то автобусы и поезда без счета... Чушь всякая. Убийство даже.

- И кого убили?

- Вообще-то - тебя.

- Я так и думал, - слизеринец кивает с некоторым удовлетворением. - Это все?

- Ну, почти. Еще я этот сон переиграл. Ну, переделал. А потом пошли сплошь прогулки.

- О. Вот как.

Люпин настораживается. Знает он этот особенно легкий тон!

- Ничего особенного, не думай. Так, по городку или к реке, а чаще всего на гору. Ненастоящую, тут такой нет.

- Ну-ну. И высокую?

- Вроде бы. То есть она становилась все выше каждый раз. Знаешь, как во сне бывает...

Снейп кивает, закусив губу. Потом спохватывается.

- Ладно, что ж... Держи, - и протягивает ключ оборотню.

- Спасибо, - Ремус разглядывает ключ. - Так мне теперь это хранить? И что эти сны значат?

- А, чепуху. Так или иначе, сейчас речь о другом. О том, что тебе предстоит не хранить ключ, а возглавить Хогвартс.

- Ты... Что же это за... что ты имеешь в виду?

- Ты будешь директором школы. В этом и состоит поручение Дамблдора.

- Это невозможно!

- Почему же?

- Но я оборотень!

- Ни в уставе школы, ни в циркулярах Министерства нет никаких указаний на то, что подобным учебным заведением не может руководить ликантроп. А на время полнолуний твои обязанности возьмет на себя совет деканов.

- Но я опасен!

- Совершенно безопасен. В школе, если ты помнишь, всегда есть зельевар. А Поппи проследит за тем, чтобы ты никогда не забывал выпить зелье.

- Но я не справлюсь, эта должность не по мне!

- Справишься, куда денешься... Если что - Фоукс подскажет. И не сомневаюсь, Альбус хорошо подумал, прежде чем сделать выбор. Ты действительно больше всех нас похож на него.

Люпин качает головой. Он не согласен, у него недостатков без счета, а Альбус… до Альбуса ему... Кому как ни ему знать, каким был Альбус!

- Нет. Разве только я буду директором номинально, а Минерва...

- Минерва сложит с себя обязанности директора, как только введет тебя в курс дела. Она давно мечтает уйти на покой.

- Но преподаватели! По многим предметам придется набрать новых, и мне даже не на кого будет опереться!

- О, Мерлин! - вздыхает Снейп. - Как же мне не хочется этого говорить! Но ничего не поделаешь... Вот что, Люпин: считай, что зельевар у тебя есть.

- Спасибо, Северус. Мне действительно нужен кто-то, кто будет варить мне...

- И тебе, и Поппи. И еще учить это скопище малолетних идиотов. Вот только не уверен, что это доставит им много радости. Раньше, во всяком случае, не доставляло. Послушай, Люпин... А у тебя ведь пока нет кандидатов на должность преподавателя ЗОТИ?

- Как я понимаю, пока только двое, - улыбается Ремус. - Я обсужу с Фоуксом обе кандидатуры.

- Так кто второй? - слизеринец снова хватает его за руку. - Ну?

Люпин все пытается согнать с лица ухмылку.

- Ах, вот что? Ну, знаешь... но ты же это не всерьез?

- Отчего же? Ни в уставе школы, ни в циркулярах Министерства нет никаких указаний на то, что руководитель учебного заведения не может преподавать.

Снейп разжимает пальцы. Некоторое время угрюмо разглядывает оборотня. И говорит:

- Ну вот что, Люпин: у тебя большая проблема. Я думал, Поттер-младший был исключением, но теперь вижу, что это не так. Словом, не знаю, откуда ты возьмешь новую Сортировочную Шляпу, но нынешнюю нужно выбросить.

* * *

Старый маггловский сонник Ремус купил на каком-то блошином рынке почти год спустя, чудом вырвавшись на полдня в Лондон. "Гулять с кем-то по возвышенным местам - значит вступить в романтическую связь с этим человеком" - сообщалось там.

Но в объяснении уже не было необходимости.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni