Фальсификат

АВТОР: menthol_blond

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Северус, Билл
РЕЙТИНГ: R
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: general

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Прямой сиквел к большому фику "Все лучшее - детям". Зима 1989 года. Снейп по просьбе Люциуса учит Билла окклюменции, легиллименции и кое-каким незаконным приемам ведения переговоров. Но загвоздка в том, что этими вещами нельзя заниматься в открытую, не вызывая подозрений. И Снейп предлагает очень нестандартное решение этой проблемы.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: нецензурная лексика, сомнительное согласие.


ОТКАЗ: Все права принадлежат Джоан Роулинг, а я ни на что не претендую.




1.

- Ну, за удачу.

Три бокала, наполненные темной, похожей на заварку, жидкостью, на секунду столкнулись и тихо зазвенели.

Билл резко втянул воздух, а потом, пытаясь не жмуриться и не морщиться, проглотил горький и отвратительно крепкий виски. Жуть.

- Уиз.. Уильям, ну вы бы хоть закусили, - профессор Снейп разглядывает содержимое своего бокала с таким видом, будто это пробирка, в которой только что завершилась интересная реакция.

- Билли, возьми бутерброд, - Люциус чуть ли не впервые в жизни не смотрит ему в глаза. Мерлин, скорее бы это все кончилось...

Снейп снова разливает виски по бокалам. Елки, почти до краев. А Билл после предыдущего глотка в себя прийти не может. Люк приподнимает ладонь в протестующем жесте.

- Сев, ему много не наливай.

Блин, ну что он, издевается что ли? Мало того, что ему сейчас придется... раздеваться при профессоре, так Снейп теперь в курсе, что Уильям Уизли готов срубиться после первой рюмки.

- Ничего, я это выпью.

- Люци, да не смотри ты на меня так. Можно подумать, я его препарировать буду.

Лучше бы и правда препарировать.

- Ну что... - Снейп поглядывает на висящие на стене часы, - Минут через пятнадцать, я думаю, можно будет начинать.



Ни один предмет не давался Биллу Уизли так тяжело, как окклюменция и легилименция. Впервые в жизни его передергивало при мысли о том, что завтра надо будет идти в школу. Как же хорошо, что эти уроки у него всего лишь раз в неделю.

Личные апартаменты профессора Снейпа были одновременно очень похожи и не похожи на его лабораторию. Впрочем, Билл побывал в тут всего один раз. Потом профессор Снейп занимался с ним исключительно в лаборатории или пустом классе. Таком знакомом, с теми же учебниками и пособиями, что стояли здесь год назад. Можно подумать, что Билл до сих пор учится в Хогвартсе. И, если дверь в аудиторию распахнется, то на пороге будет Бет, Несси или кто-то из соседей по спальне... Блин, неужели всего полгода назад он хотел кого-то из одноклассников? И ведь понятия не имел, что они с Люком уже знакомы. Кажется, мысли о Люциусе, были единственным, что могло хоть как-то его взбодрить.

Всякий раз, отправляясь на занятия к профессору Снейпу, Билл одевался так, чтобы шмотки слегка напоминали школьную форму. Это успокаивало и помогало сосредоточиться.

Первый раз у них вообще все пошло наперекосяк. Билл все время отвлекался: то разглядывал узкую профессорскую кровать - копию тех, что стояли в школьных спальнях, то почему-то думал о том, что Люк сам неоднократно лежал на этой кровати. То вообще, пытался представить, как у Люциуса тут все происходило. Короче, это была просто катастрофа. И Снейп, кажется, был изумлен не меньше Билла.

- Уиз... Уильям, ну в чем дело? Что вас отвлекает?

- А почему вы называете меня по имени? - Билл ляпнул первое, что в голову пришло.

- Видите ли... За последние полгода фамилия "Уизли" стала слишком сильно меня раздражать.

Да что же это такое! В Лондоне фамилию испоганил его отец, в Хоге - Фред с Джорджем. Ну почему он не девочка, а? Мог бы выйти замуж и взять фамилию супруга. Ага, второй женой в Малфой-мэнор. Прикольный у Люка получился бы гарем.

- Уильям, может вы, наконец, перестанет витать в облаках? Ну давайте перейдем в аудиторию, если вам так удобнее.

В аудитории Билл наконец сумел сосредоточиться, но как-то слабо. Тем более, что в дверь пару раз стучали студенты Слизерина, разыскивая своего декана по каким-то ну прямо крайне неотложным делам. Интересно, а староста Гадючника вообще что ли мышей не ловит? Билл бы в жизни не допустил, чтобы его второклассники дергали декана из-за расписания тренировок по квиддичу.

На третьем занятии дела вроде пошли на лад. Правда у Билла к этому моменту все тело было в дурацких синяках из-за постоянных обмороков. Но это, на самом деле, не так страшно. Хуже было другое - во время их последней тренировки в класс зашел Дамблдор. Глянул на встрепанного Билла, на сосредоточенного, тяжело дышащего Снейпа, задумчиво погрыз дужку собственных очков. Потом поздравил Билла с успехами в Париже и на гринготских курсах. И мягко пожурил за то, что к остальным преподавателям их любимый ученик так и не зашел. Билл что-то неразборчиво буркнул. Директор снова на него глянул и сказал, что на следующей неделе Уильям в обязательном порядке должен заглянуть к нему в кабинет на чашечку чаю.

Когда за профессором Дамблдором закрылась дверь, Снейп разъяренным шепотом выругался. Услышь его в этот момент студенты, престиж препода зельеварения поднялся бы на невиданную высоту.



На следующий день профессор Снейп прислал Люциусу срочную сову. А еще через полчаса появился в их квартире над Биржей. Хорошо, что Билл к этому моменту все-таки успел одеться. Он как раз выходил из ванной и меланхолично прикидывал, что лучше сейчас сделать: завалиться на диван с огромным справочником по истории биржевых торгов или еще немного поприставать к Люку?

Кажется, все-таки вечер придется проводить в обнимку с книгой: из кабинета Люциуса слышались голоса. Билл шепотом подозвал к себе рубашку, двумя резкими взмахами палочки высушил волосы (возиться с расческой-завивалкой было некогда) и уселся в гостиной с самым нейтральным и независимым видом.

- Добрый вечер, Уильям, - в голосе профессора слышалась какая-то странная, почти извиняющаяся нотка. Но ведь он прекрасно знает про их с Люком отношения?

Билл поздоровался, сел обратно, слегка удивился, услышав, как Люциус вызывает Добби и распоряжается на счет "виски и всего остального". А в следующие пять минут он упорно смотрел на книжную страницу и не мог понять ни одного слова. Мало того, ему вообще показалось, что он перестал понимать английскую речь:

- ...Значит нужна картинка, Люци. Не фальшивка, а достоверная. Подделку Уильям пока еще просто не осилит.

- Не знай я тебя, решил бы, что ты старый извращенец.

- Ну да, конечно. Вот только звания профессора-педофила пятой степени мне и не доставало.

- Может вам все-таки перенести занятия?

- Куда? К тебе домой? За мной наверняка даже сейчас хвост приставлен. Заглушка у меня в кабинете стоит, но ведь Дамби ее снять, как тебе стакан молока выпить.

- Ненавижу молоко.

- Люци, не уходи от темы.

- А если в Хогсмидт?

- Думаешь, ему не придет в голову наведаться в кабак на кружку пива? Рано или поздно он все равно досмотрит Уизли. И что тогда?

- Сев, а может...

- У меня сейчас нет под рукой оборотного. А занятия прекращать очень не хочется. Ты был прав, Уизли очень способный.

- Дементор бы побрал его способности, - почти простонал Люк.

- Прекрати. Заодно наконец узнаешь, что чувствовал Тимоти, когда у вас с Цисс была брачная ночь.

- Тим, в отличие от меня, свечку не держал.

- Так и ты не держи. Сиди в кабинете и стучи зубами, если тебе легче.

- Пусть Билли сам решает, нужно ли ему мое присутствие.

К этому моменту у Билла уже ум за разум заехал. Если бы эти двое разговаривали между собой на средневековой латыни, ему и то было бы легче. По меньшей мере, Билл мог подумать, что ему все послышалось.

- Профессор, простите, а что именно я должен решить?

- Уизли, послушайте меня очень внимательно и очень спокойно. Хорошо?

- Да, сэр. - Кажется, это были последние приличные слова, которые Билл произнес в своей жизни. Потому что через пять минут он матерился так, словно хотел компенсировать многолетнюю репутацию "хорошего мальчика". Ни Снейп, ни Люциус его не перебивали, только переглядывались между собой и выжидательно молчали. А выскользнувший неизвестно откуда Добби бесшумно накрывал на стол.

Материться было от чего. Но свое предложение профессор Снейп излагал так спокойно и неторопливо, будто это были какие-нибудь правила безопасности при работе с отваром волчьего лыка:

- Понимаете, Уильям, ваши визиты ко мне начали вызывать определенные опасения... у школьного начальства. Думаю, вы уже в курсе, что я не могу похвастаться безупречной репутацией. Именно поэтому любой новый человек, появившийся в моем окружении, сразу вызывает подозрения. Аккурат до тех пор, пока... наблюдатели не выяснят, что именно меня связывает с этим человеком. Вы меня понимаете?

Билл утвердительно кивнул.

- Именно поэтому, для того, чтобы мы с вами могли спокойно и беспрепятственно изучать то, что нас интересует, следует удовлетворить любопытство наших... наблюдателей.

- Эээ...

- Нет, Уильям, я не собираюсь им рассказывать о том, что мы делаем. Как вам известно, это не совсем законно. Я предлагаю Люциусу и, в первую очередь, вам, слегка запутать наших... преследователей. Если они убедятся, что ваши визиты ко мне носят исключительно личный характер, нас оставят в покое. В противном случае я не уверен, что на следующую тренировку не придет профессор МакГоннагал.

- Билли, ты помнишь, что директор пригласил тебя к себе? Дамблдор - очень сильный леггилимент. Он тебя досмотрит так, что ты этого просто не заметишь...

- Но...

- Билли, честное слово, ты не можешь сейчас поставить такую защиту. Я тебя столько раз проглядывал, а ты этого даже не заметил. А ведь я очень топорно работаю.

- Люци, не кокетничай. Уильям, вы действительно пока не можете создать ложную картинку или закрыться как следует. Но вы быстро этому научитесь, если мы будем заниматься дальше. А нам это позволят только в том случае, если Дамблдор своими глазами увидит, что я занимаюсь с вами исключительно...

- Что мы с вами ебемся, профессор? Блядь, Люк, вы что, охуели?

В тот момент, когда Билл, упомянув что-то типа "недоебанную саламандру вам в задницу", слегка закашлялся, раздался хлопок аппарации - Добби исчез.

Снейп скользнул глазами по накрытому столу и неторопливо произнес:

- Интересные предложения, Уильям. Правда я уверен, что мы сумеем обойтись без саламандр и прочих... дополнений. Просто несколько поз, можно даже без звука.

Нам нужна качественная картинка, такая, чтобы Альбуса передернуло.

- Люк, а может как-нибудь без этого?

- Ммм... Северус? - Люц в упор посмотрел на профессора зельеварения, а тот раздраженно поморщился:

- Да ради Мерлина. Это ведь ему нужны знания, а не мне. Уильям, можете считать, что ваше обучение закончилось.

- А если у меня не получится?

- А причем здесь вы? Ваше дело - не сопротивляться. Работать-то придется мне.

"Работать". Можно подумать, профессор Снейп собирается лекцию читать или серию опытов ставить. Работать - это мотаться по всей Великобритании, с пакетами и папками, как сова-переросток. Если бы не Люциус, он бы так до сих пор и пахал курьером. А Люк ни разу в жизни не упрекнул Билла. Люк для него столько всего сделал, а он просто тварь неблагодарная. А еще, если честно, Биллу совсем не хочется, чтобы профессор Снейп смотрел на него с тем же равнодушным презрением, как на всех остальных студентов.

- Люк...

- Билли, надо потерпеть. Ну, мы же с тобой решили...

- А ты на меня не будешь сердиться? За измену, - больше всего на свете Биллу хотелось, чтобы профессор Снейп куда-нибудь провалился. Но тот оставался на месте. И абсолютно спокойно разливал по трем приземистым бокалам виски из чуть запылившейся бутылки. Люциус когда-то говорил, что такой выдержанный алкоголь принято подавать на стол именно в паутине и специальной пыли. Только бы Люк на него не сердился из-за подобных капризов.

- Ну, что ты, ma belle. Это ведь...

- Ты ведь знаешь...

- Ну, конечно. Не бойся, Северус тебе не навредит.

- Я не боюсь, я просто не хочу.

- Уиз.. Уильям, а в случае опасности вы тоже будете кричать "я не хочу"?

- Сев, ну что ты говоришь?

- Я говорю то, что я думаю. А думаю я про одного из моих самых способных студентов, который никогда до этого не бросал задачи нерешенными. Уильям, похоже, вы слишком сильно изменились за последние полгода.

- Ничего подобного.

- Тогда докажите мне это.

- Когда?

- Люци, вы ведь никуда сегодня не торопитесь?



2.

Чертовы пятнадцать минут просто испарились. Профессор Снейп в очередной раз смотрит на часы, ставит на столик бокал и решительно направляется в сторону спальни. Их с Люциусом спальни. Елки-палки, у него что, вообще совести нет? Билл с ужасом думает о том, что самое лучшее место на свете буквально через полчаса потеряет для него всю привлекательность. Кажется, профессору удалось перехватить эту мысль. Он разворачивается на пороге комнаты и совершенно спокойно начинает расстегивать мантию. Билл прикусывает губу и впервые за последний час прижимается к Люку.

- Северус, ну ты бы хоть диван раздвинул...

- А что мне еще раздвинуть? Может быть, ноги?

- Профессор не хочет осквернять мной это действенное ложе, - неожиданно для себя выпаливает Билл.

- Какое ложе? - спокойно интересуется профессор Снейп.

- Девс..детс... девственное.

- О, с третьей попытки удалось. Действительно, дозу не рассчитали. Уильям, подойдите сюда.

А пол шатается... И свечки шатаются...

- А теперь сядьте ко мне на колени. Уиз... Уильям, вы не слышали, что я вам сказал?

Блин, у Снейпа такие костлявые ноги. И волосатые, вдобавок.

- Взгляните мне в глаза.

Глаза как глаза. Черные, блестящие, словно голенища старых отцовских резиновых сапог.

- Хорошо. А теперь попробуйте улыбнуться. Мерлин, да не смотрите вы на меня так, будто я - ваш зубной врач.

- Ma belle, все в порядке, все хорошо. Подумай о чем-нибудь...

- Люци, не мешай! Тебя здесь вообще нет. Уильям, ну в самом деле... Вы же умница, гордость курса, ну... Вот, правильно, а теперь положите руку мне на шею. Это не страшно, уверяю вас. Ну, что вы задергались?

- У вас руки холодные.

- Малыш, ну прости своего старого дурного профессора, я ж не хотел, - Снейп улыбается, развертывает свои губы так, будто это - резиновая перчатка.

- Что?

- Уильям, подобные слова вас раздражают или успокаивают? Мне это нужно знать.

- Северус, ну что ты ему говоришь?! Это же не лабораторный опыт!

- А разве нет? По мне, так именно он и есть. Правда, мистер Уизли - достаточно неумелый ассистент.

Сам ты, ассистент. Козел старый. Билли, неожиданно для себя, прикусывает зубами небритый профессорский подбородок. Ощущение такое, будто рот забили старым одеялом.

- Спасибо, что хоть не сравнили с носком, - спокойно произносит профессор зельеварения и прижимает Билла к себе. Неужели он и сейчас в состоянии считывать любые мысли?

- Это просто привычка, Уильям. Вы тоже так сможете, если будете тренироваться. А ведь на следующих занятиях может быть гораздо сложнее, чем сейчас, - аккуратное поглаживание по позвоночнику.

- Думаете, вам будет легко демонстрировать мне воспоминания собственного детства? Все эти сломанные игрушки и мокрые штаны? Но вы все равно сможете, - еще одно поглаживание, очень неторопливое и почти приятное.

- Вам это интересно, Уизли. Так что воспринимайте все происходящее как разминку, - профессор прерывает монолог и придвигает свое лицо к шее Билла.

А перед глазами плывет. А от Снейпа тоже вискарем пахнет.

- Уильям, вам помочь или вы разденетесь сами? - Равнодушные, непривычные губы несколько раз подряд упираются в его плечо. Похожим движением с помощью промокашки можно убрать с пергамента излишки чернил.

Билл вскакивает, довольно быстро стягивает с себя джинсы. Он двигается почти автоматически, как в квиддичной раздевалке, когда надо переодеться в форму перед началом тренировки.

- Ложитесь так, чтобы вам было удобнее. - Снейп вертит в руках палочку. - Надеюсь, я не оскорблю ваши... чувства, если воспользуюсь возбуждающим заклятием? Это сильно сэкономит время.

Билл вновь возвращается к дивану, забирается на него с ногами, поджимает колени к подбородку. Прикладывает все усилия для того, чтобы не смотреть в сторону Люциуса. И уж тем более не смотреть на Снейпа, который направляет палочку в собственный пах.

Спустя несколько секунд Билл совершенно неожиданно начинает "ловить" странное изображение: кабинет зельеварения, в который вваливается толпа студентов. Совсем мелкие, курс первый или второй. Скорее первый - вон с каким удивлением разглядывают шкафы и стенды. А вот и... Елки, да это же он. Билл вспомнил, до какой степени его тогда поразил огромный сосуд, в котором плавали заспиртованные саженцы мандрагоры - самая необычная гадость из всех, что ему приходилось видеть. Тот, одиннадцатилетний Билли Уизли из воспоминаний Снейпа, шмыгнул за первую парту и в упор уставился на стоящего за кафедрой преподавателя. Снейп. Только помоложе. Сам почти студент. И совсем не такой самоуверенный и равнодушный как сейчас - он слишком нервно переглатывает и все время складывает и разворачивает какой-то пергамент - наверное, список класса. С ума сойти, тогда Снейпа трясло почти так же, как Билла сейчас.

- Это что?

- Самый первый урок в моей жизни. Уильям, это поразительно. Вы способны считывать даже в таком состоянии. Удивительные способности. - Профессор придвигается поближе и довольно ловко пристраивает голову Билла на своих коленях. Блин, да у Снейпа даже член пахнет какой-то маслянистой дрянью. Когда Ронни в том году схлопотал осложнение на уши после свинки, мать весь дом провоняла похожей гадостью.

- Можете не глотать и особенно не стараться. Просто возьмите это в рот. - Одной рукой Снейп притягивает голову Билла к собственному паху, проводит свободной ладонью по напрягшейся, покрытой веснушками спине.

Это чем-то напоминает медицинский осмотр. Ага, только во рту вместо градусника - чужой хер. Билл несколько раз шевелит языком - просто ради приличия. А потом, мысленно усмехнувшись, слегка сжимает зубы.

- Уиз... Уильям, не увлекайтесь. Этого вполне достаточно. Для качественной картинки. Пожалуйста, уберите голову и ложитесь на живот.

Бляха-муха. Щеки заполыхали так сильно, как будто Снейп его ударил.

- Северус! Ну как ты можешь ему такое говорить?

- Люци, быстро вышел отсюда к мерлиновой матери. Я тебя сам позову.

- Не надо.

- Уильям, ну вы еще в обморок упадите. У вас же есть опыт, ну чего вы так боитесь? Если бы вам такое не нравилось, вы бы это не практиковали.

Билл почти с облегчением утыкается лицом в кожаную обивку дивана. Цепляется руками за подлокотник - как можно сильнее. Иначе он не выдержит и начнет сопротивляться. А этого делать нельзя. По идее, звук при таких картинках "не пишется". Но все равно, для подстраховки Билл попробует молчать. Потому как, если он испортит все дело резким движением или громким криком, это придется повторить еще раз. Ни за что.

Надо отвлечься. На что-то такое, трудное, типа французских глаголов третьей группы или.. О! Зелье беспамятства. Сложная технология, программа спец-курса.

"Чемерица сушеная, четыре унции" - Блин, щекотно-то как. Можно подумать, что Снейп в него не пальцы вводит, а запихивает какую-нибудь дрянь, вроде все того же блядского градусника. Все-таки хорошо, что у самого Билла почти не стоит. Иначе это было бы просто нечестно.

"Четверть толченого зуба барсука" - А профессор, оказывается, тяжелый. Навалился так, будто поставил перед собой задачу - размазать по дивану своего бывшего студента. Какое отвратное хлюпанье.

"Мешать по часовой стрелке четыре раза, а потом... потом... против часовой...еще семь..." Сперма попадает на кожу. Если ее сейчас не смыть, она подсохнет и будет очень неприятно. Интересно, кто сейчас так хрипло дышит - он сам или Люциус?

- Это сперва против, а уже потом по часовой... Уильям, это задание входило в экзаменационные билеты. Можете одеваться.

- Ну, все уже, да? - Билл старается произнести эту фразу спокойно, а получается как-то жалобно.

- Северус, по моему, у вас все получилось.

- Не уверен. Надо уточнить, - профессор Снейп неторопливо застегивает штаны.

Что еще уточнять? Кажется, еще немного, и Билл просто разревется. Сил на то, чтобы пошевелиться, нет.

- Каким образом, профессор?

- Люци, ты можешь в срочном порядке заказать боггарта?

- Где я его тебе возьму в третьем часу ночи?

- В Лютном переулке, тридцать галлеонов штука.

- Да шлюхи в Лютном и то дешевле стоят, - изумляется Люциус. И немедленно высылает сову с заказом.

В следующие полчаса Билл молчит. Лежит на диване, уставившись в потолок, и даже не собирается одеваться. Потом все-таки позволяет Люку отвести себя в душ.

- Билли, тебе помочь?

- Нет, спасибо...

Билл выходит обратно ровно через семь минут - случайно запомнил время. Если бы было можно, он бы так и остался в ванной, отгородившись ото всех стеной теплой воды.

- Билли, ну иди сюда. Акцио...

- Никакого виски, Люци. Уильяму скоро понадобятся мозги.

- Мне завтра вставать рано. То есть, уже сегодня - Билл все время смотрит на часы и на Снейпа. Циферблат - лицо профессора, циферблат - лицо профессора.

- Уильям, думаете мне самому нравится тут торчать? Знаете, сколько в моем кабинете лежит непроверенных рефератов? И между прочим, передайте Чарльзу, что у меня на редкость хорошая память.

- А что он сделал?

- Попытался сдать мне вашу работу трехлетней давности.

Ну Чарли и уродец. Пообещал же, что все перепишет и изменит.



Две совы с большим деревянным ящиком почему-то влетают в окно спальни, а не в кабинет. Люциус сам левитирует коробку на журнальный столик.

- А зачем нам боггарт?

- Для проверки. Уильям, вы должны были научиться заслонять одно воспоминание другим. Если на этот раз у вас все удалось, то вместо вашего обычного боггарта появится новый. С угрозой разоблачения нашей с вами... связи. И вы попробуете его отразить.

- Я не сумею.

- Мерлин мой, Билли, ну почему?

- Я боюсь.

- Билли, подожди, ты же на выпускных боггарта работал? Сев, у них ведь программа не менялась?

- Нет, конечно.

- Билли, какой у тебя был боггарт?

Билл продолжает изучать циферблат. Семнадцать минут четвертого. А в восемь вставать.

- Ну... Билли, я не буду смеяться, честное слово.

- Уизли, вам, кажется, задали вопрос.

- Профессор МакГоннагал.

- Что?

- Профессор МакГоннагал с моей итоговой ведомостью. А там - одни "тролли". Люк, ну ты же обещал, что не будешь ржать...

- Ох, ну извини, ma belle.

- Отлично. Уильям, подтасовывайте воспоминание, - в голосе Снейпа нет даже крошечной искры насмешки. Ему и правда плевать. Декан - так декан, кровавый мертвец - так кровавый мертвец. - На счет "три" будет боггарт. Люци, дай сюда мою палочку.

Через несколько секунд у Билла возникает дурацкое ощущение: как будто кто-то прижал ему ко лбу раскаленный утюг. Снейп. Резиновые губы. Запах виски. Так, нет, стоп... Ага. Голос мягкий, движения точные, "Уизли, вы такой способный, я вами так горжусь, вы мой лучший студент".

- Уильям, вы готовы?

- Да, сэр.

- Люци, выпускай.

В углу комнаты возникает женская фигура. Волосы собраны в пучок, но он не аккуратный и сухонький, как у профессора МакГоннагал, а рыжий и растрепанный:

- Билли, как ты можешь, мы с папой так тобой гордились? Я в жизни не думала, что в нашей семье может оказаться содомит! Это такой позор, Билли! Мальчикам еще учиться у твоего... Неужели ты еще в школе.. Так вот почему профессор Снейп так ненавидит Фреда и Джорджа! - крики становятся все громче и яростнее. - Ты мне больше не сын! У тебя больше нет семьи, ты меня слышишь, Уильям Уизли?

Это боггарт. Это просто задание. Настоящая мама, скорее всего расплакалась бы. И она бы все равно его простила. Это фигура, ее нельзя ненавидеть. Ну...

- Ридикюлос!

С кричащей женщины сваливается длинная юбка, под которой скрывались сиреневые панталоны в красный цветочек. "Молли" отчаянно визжит и растворяется в воздухе.

- Все, молодец, отпусти палочку, ну... Билли.

- Просто отлично, Уильям. Картинка очень четкая, читается легко.

- В цветочек... Блин, наверное еще бабушкины. Она ведь все носит аккуратно... Мы же.. гы.. экономим... Люк, нет, ты видел, они в цветочек. В розовеньк..кхи.. хи...

- Глотай, Билли, быстро.

Блядь, он же горький, он же теплый. Он же крепкий, этот виски. Голова болеть будет. Тьфу.

- Уильям, да успокойтесь вы. Люци, а ты-то чего смеешься? Дай сюда платок. Ну... А между прочим, боггарт мистера Малфоя - его собственная теща.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni