Меч для Гриффиндора
(A Sword for Gryffindor)


АВТОР: Loki Mischeif-Maker
ПЕРЕВОДЧИК: Rendomski
БЕТА: Foxiney, svetlana_ste, Lady Nym
ОРИГИНАЛ: здесь
РАЗРЕШЕНИЕ НА ПЕРЕВОД: запрос отправлен, но автор не отвечает.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ:
РЕЙТИНГ: G
КАТЕГОРИЯ: gen
ЖАНР: humour,

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: о друзьях, женщинах и подобающих мечах :). Герои: Основатели.

ПРИМЕЧАНИЯ: Эпиграф добавлен переводчиком . Камины и прочие исторические несоответствия на совести автора. Переведён на конкурс «Веселые старты – 2» для команды Гриффиндора.


ОТКАЗ: Гарри Поттер, а также персонажи, имена и названия соответствующей вселенной являются собственностью Дж.К. Роулинг и компании Warner Bros. Entertainment Inc. Автор и переводчик не извлекают из их использования никакой материальной выгоды, только получают удовольствие.



Увидев в тексте слово "Sword"
Пишите сразу так:
"Он с честью умер, и враги
Запомнили навек
Его бесстрашный гордый взор
И длинный острый меч
И песни многие о том
Сложили все потом."
Н.Прохорова «Переводчику»

– Славный меч! – повторил Годрик по меньшей мере трижды, неловко вертя обсуждаемый предмет в руках и выискивая повод отложить его в сторону.

Он довольно натянуто улыбался Ровене, хотя та, похоже, ничего необычного не замечала. Или её это не беспокоило.

А вот Салазар понимал, что происходит. Подаренный Ровеной меч Годрику совершенно не подходил. Он был, мягко говоря, миленький, украшенный драгоценными камнями и, самое главное, декоративный. Опоясаться таким мечом означало бы отказаться от сражений. Никто ведь не захочет испачкать едкой драконьей кровью рубины величиной с яйцо. А Годрик был всегда готов без лишних размышлений испачкать едкой драконьей кровью и себя, и всё вокруг. Что уж говорить о мече?

Поэтому Годрик, взглядом умоляя Салазара помочь отделаться от Ровены, изо всех сил сдерживался, чтобы не обругать на чём свет стоит дурацкий подарок в её присутствии. А Ровена лишь улыбалась.

Меч явно был очень тонким намёком на то, что Годрик не молодеет, и, возможно, пора ему предоставить истребление драконов младшему поколению.

«Кто может – делает, кто не может – учит, в конце концов», – невольно подумал Салазар, наблюдая, как Годрик вымучивает комплименты искусной работе мастера. – Учителем Гриффиндор уже стал, а теперь все пытаются убедить его отказаться от битв, пока он не навлёк на себя гибели».

Во всяком случае, Салазар надеялся, что Ровена намекает именно на это. Гравированный, украшенный драгоценными камнями меч гоблинской работы стоил слишком дорого для того, чтобы с его помощью всего лишь отомстить Годрику за совет выйти замуж, пока не поздно. Ровена в тот раз аж побледнела от ярости, совершенно не замечая, что одна рука Годрика лежит на спинке её стула, а другая замерла над иссиня-чёрными кудрями. Но он так и не решился прикоснуться, опасаясь неизбежного проклятия с её стороны.

Ровена отличалась блестящим умом, но Салазар не встречал никого, с кем было бы тяжелее завязать романтические отношения. А уж мстительности её опасался даже он сам.

К счастью, Годрик, кажется, наконец исчерпал свой запас тактичности, – впрочем, запас этот никогда не отличался неисчерпаемостью.

– Ровена, не пора ли тебе на уроки? – прибег он к последнему средству.

– Нет, не пора, – ответила она. – Сегодня воскресенье.

– А с Хельгой у тебя никаких дел нет? – спросил Годрик, обращая к Салазару такой умоляющий взгляд, что тот не выдержал (хотя обычно утверждал, что на подобные дешёвые трюки не поддаётся).

– Я не верю, что тебе нечем заняться, Рейвенкло, – протянул он, обращаясь к ней по фамилии. Салазар называл так её и Годрика, только если хотел избавиться от их общества. Лишь к Хельге он никогда не обращался по фамилии, потому что она не только понимала более тонкие намёки, но и следовала им. – Боюсь, что мы с Годриком обсуждали кое-что важное, прежде чем ты вломилась.

Ровена одарила его мрачным взглядом. Она действительно ворвалась в комнату Годрика без стука, но застала мужчин в разгар спора о шахматной партии, что стояла теперь забытая на столе.

– Странное у тебя понятие о важном, Змеиный язык, – холодно заметила она. – Так и быть, я вернусь, когда вы будете более расположены к беседе.

Ровена вышла. Годрик уставился на дверь, задумчиво запустив пятерню в светлую гриву волос. Таким растерянным Салазар его ещё не видал.

– И как это понимать?

– Осмелюсь предположить, что она подарила тебе новый меч, и недостаточный восторг с твоей стороны её оскорбил, – отозвался Салазар, – или позабавил. Ровена не могла не знать, что меч не в твоём вкусе.

Годрик, по-прежнему пребывая в растерянности, поднял подарок, разглядывая его. Пламя очага высветило имя владельца, украшавшее серебряную рукоять.

– Зачем она заказала у гоблинов меч, если знала, что я не стану его носить?

Салазар закатил глаза.

– Ровена хочет, чтобы ты его носил, но не пользовался им. Она как можно тактичнее пытается втолковать тебе, что ты стареешь.

– Чушь, – ответил Годрик. Он вытащил палочку, подошёл к камину и простым заклинанием прикрепил меч над полкой. Отступив на шаг, полюбовался результатом. – Вот. Теперь в комнате будет посветлее, как ты считаешь?

Салазар задумчиво теребил бороду, пытаясь угадать реакцию Ровены. Не могла же она в самом деле ожидать, что Годрик станет носить эту безделушку! Салазар пожал плечами.

– А добраться до Хогсмида и купить какой-нибудь гобелен ты не мог? – сухо поинтересовался он.

Годрик закатил глаза. Не обращая внимания на шахматные фигуры, терпеливо ждущие следующего хода, он открыл сундук, достал другой меч, прикрепил ножны на пояс и обнажил оружие.

Этот меч тоже сделали гоблины, но из железа, а не из серебра. Он был дюйма на четыре длиннее, чем подарок Ровены, и, один из немногих, мог пронзить шкуру дракона. Рукоять верного меча Годрика не украшали драгоценные камни и золото – она была обёрнута простой кожей и запачкана кровью. Возможно, само оружие, простое и мощное, лучше подходило своему хозяину, или сказывались двадцать лет владения им, но этот меч несомненно и полно принадлежал Годрику Гриффиндору. А подарку Ровены до подобного родства было далеко.

Годрик на пробу взмахнул мечом несколько раз, заставив Салазара поспешно отступить к стене.

– Ты что творишь? – требовательно вскрикнул тот.

– Один ученик рассказал, что в Уилтшире завёлся дракон и питается, большей частью, скотом, – пояснил Годрик, пожимая плечами. – Мне все равно сейчас надо кого-нибудь убить, вот заодно и разберусь с этой неурядицей.

– Как благородно, – съехидничал Салазар. – Только... draco dormiens nunquam titillandus, – добавил он, помня склонность друга к безрассудству.

Годрик ухмыльнулся.

– Разумеется. Единственное, что подобает делать со спящим драконом – это ткнуть его в глаз очень острым мечом.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni