Just a Perfect Day

АВТОР: Salome

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Северус
РЕЙТИНГ: G
КАТЕГОРИЯ: gen
ЖАНР: general

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: экзистенциализм.

Посвящается Корнелии и Лиамен.





Сова с приглашением прилетает хмурым утром, и стряхивает с крыльев октябрьскую морось. Он не изнывает от предвкушения и не чувствует досады, что его предупредили так поздно - просто откладывает в память мысль о том, что они встретятся, в ящичек с ярлыком "Сегодня вечером".

День проходит как обычно: хаффлпаффцы раздражают своей тупостью, а гриффиндорцы - наглостью, собственный факультет дает слишком мало поводов начислить баллы, Пивз пытался заминировать дверь в кабинет, Макгонагалл явно ищет повода поругаться, а директор за обедом сообщает вовсе не неожиданное "пренеприятное известие" о визите представителя Попечительского совета.

Сразу после окончания уроков - контрольные заперты в столе, слизеринцы отданы на попечение Синистры и Кровавого Барона - даже не переодеваясь, он выходит за двери Большого Зала. Минуту размышляет, не взять ли метлу - но нет, несмотря на мерзкую погоду, это было бы просто глупо. Он идет в Хогсмед пешком, ботинки скользят по жидкой грязи, и к тому времени, как он, уже затемно, добирается до «Трех Метел», его плащ, несмотря на все водоотталкивающие заклятия, пропитан влагой.

Анна дожидается у барной стойки, заметив его, соскакивает с места - высокий бокал из-под коктейля так и остался зажат в руке - приветствуя его кривоватой улыбкой и обидным прозвищем из детства. Розмерта машет рукой в сторону заказанной кабинки, он направляется прямо туда, ловко увернувшись от поцелуя в щеку, садится, и наконец позволяет себе улыбнуться в ответ.

Эван как всегда опаздывает, и они успевают заказать выпивку и наложить бОльшую часть заглушающих и маскирующих заклинаний. И когда Розье аппарирует прямо ко входу в их кабинку, они обмениваются понимающими взглядами: "Весь - дешевые эффекты". Эван едва ли не светится от восторга, но это, впрочем, для него обычно в начале вечера, как и черная меланхолия - в конце.

Они разговаривают о работе (Уилкс устроилась в очень перспективную исследовательскую фирму, она недавно опубликовала статью в «Вестнике медимагии»; Розье снова поменял работу, теперь его занесло аж на Шетланды, он занимается переговорами с людьми-тюленями), о политике ("А я думаю, - выдает вдруг Анна, - все это было правильно про грязнокровок и извращенцев!" - и замолкает, сама больше всех удивленная своей тирадой), об искусстве (никто из них его не понимает, и это их, в общем, устраивает). Анна курит крепкие сигареты, а Эван - эстетскую трубку на длинном прямом черенке. Сам он не курит ничего, бросил в восемьдесят втором году, потому что в Хогвартсе это делать попросту негде.

Кувшин пустеет, и беседа сползает на все более сомнительные темы, такие как личная жизнь, свобода и будущее. "Мы могли бы быть великими", - роняет Эван со странным блеском в глазах, и он отвечает, что еще не поздно, но его тону недостает искренности.

"А могли и сдохнуть, - заключает Анна. - Снейп, женись на мне, а?" Он замечает складки у губ - реакция непроизвольная и ничем не обусловленная, он прекрасно понимает, что она не всерьез - и морщинки, и усталость в потускневших глазах. А впрочем, кто бы говорил. Эван выглядит лет на десять моложе их обоих - и кашляет отвратительным, глубоким, с присвистом кашлем.

"Зачем тебе старый зануда и сырые подземелья?" - отвечает он. Розье роняет голову на руки.

Пора возвращаться. "Я т-тебя пара... првожу, - заявляет Анна. - Не дело, чтобы... этот... декан уснул под дверью...П'мушта не сможет сказать пароль". Он пытается возразить, и обнаруживает, что действительно не сможет. Ну и что, жалко ему, что ли - она уже много раз у него ночевала. Тем более, уже так поздно, что ему самому не имеет смысла ложиться – лучше потратить оставшуюся пару часов на зелье от похмелья, завтра оно пригодится.

Они играют в эту игру уже, наверное, лет двадцать. И каждый раз кто-то из них в последний момент шел на попятный, боясь разрушить что-то гораздо более хрупкое и драгоценное, чем секс. С Эваном - это было другое, потому что каждый имеет право на Экспериментальную Фазу в жизни, и потому что это не накладывает Определенных Обязательств. Да и потом, это было так давно, что практически уже и неправда.

Он протягивает ей руку и пытается поднять бровь, но, судя по всему, получается не очень: Анна фыркает.

* * *

Наутро... он очень жалеет, что утро настало. Классная доска плывет перед глазами, от скрипа мела голова пытается лопнуть. Он садится, прикрывая рот рукой, замечает вдруг, что мантия застегнута криво. "И зачем, - думает он мучительно, мысль словно гранитная глыба с острыми краями ворочается внутри черепа, - зачем было вчера так напиваться?" И другая: "Чтоб я еще хоть раз - в четверг..."

Ничего, вот зелье подействует... Но нет, тогда станет только хуже: вечером ожидается Поттер-старший из Попечительского совета - неужели проклятый гриффиндорец до конца дней будет отравлять ему существование? И Дамблдор отказывается понимать, как важно равновесие - а значит, сегодня он снова будет выслушивать оскорбления и бросаться оскорблениями в ответ. Ничего нового.

* * *

Он просыпается, и сразу же понимает, кто он и где он. Декан Слизерина, оправданный Упивающийся Смертью, боец Ордена Феникса, шпион в стане возрожденного Вольдеморта. В мире, где больше нет Джеймса Поттера, зато его звездный отпрыск известен всем. В мире, где от Эвана остался только изуродованный нос Хмури, а от Анны не осталось и такой малости. В мире, где сам он не страдает никакими излишествами - и действительно, он прекрасно помнит, как - совершенно нормально - прошли четверг и пятница, но это не значит, что очередная катастрофа не случится уже сегодня. В мире, где он является чем угодно, но только не неудачником.

Он откидывается обратно на подушку и крепко зажмуривает глаза, пытаясь, хотя бы на миг, сделать так, чтобы его не было.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni