Как ты мог?

АВТОР: Tasha911
БЕТА: Tasha911

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Северус
РЕЙТИНГ: R
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: romance

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Короткая зарисовка на конкурсную тему.

ПРИМЕЧАНИЕ: Фик написан на конкурс "Spinner`s End" на "Астрономической башне".


ОТКАЗ: Все права на персонажей и сюжет "Гарри Поттера" принадлежат Дж.К. Роулинг. Автор фика материальной прибыли не извлекает.




Сочное зеленое яблоко, твердое, с блестящим боком, слишком красивое и жизнерадостное для убогого дощатого стола. Дому оно не нравилось. Он ворчал, разглядывая его. Такие вещи, пришедшие из солнечного дня, были не к добру в его темном пыльном чреве со сквозняками, давно не чищеным камином и паутиной на потолке. Дом верил в магию имен. Он знал, что хорошее место Тупиком не назовут. Так что ни к чему здесь было это яблоко. Лишним оно казалось, чужим. Когда тот человек пришел впервые - с гневом и болью, дом принял его куда охотнее, чем сегодня с этим идиотским яблоком.

* * *

- Ты! – палочка в руке, направленная на кровать. – Ты! Вставай, мерзавец! - Тупик только усмехнулся, скрипнув половицами и хлопнув форточкой в ванной. «Не встанет он, три дня уж как не встает: тебя ждет». Дому было жаль хозяина, его, такого же заброшенного и неухоженного, как стены, он даже любил. К тому же его называли Тупиком, а не Могилой. Смертей он за свой век и так навидался, еще одной он не хотел. Хозяин с трудом привстал и развел в сторону руки: «Ну, мол, давай, что же ты». Тот, гневный, посмотрел на его бледные щеки, на легкую дрожь рук и тени под глазами, такие же черные, как потухшие матовые зрачки.

- А черт с тобой, - Гневный поправил очки, опуская палочку. – Сам сдохнешь.

Хозяин кивнул.

- Да, Поттер, я, как вы изволили выразиться, сам сдохну. Так что сделайте одолжение - извольте не присутствовать при этом.

- Не буду. Так и должно быть. За то, что ты убил его. Умрешь в одиночестве.

- Не желаю ничего иного.

Гневный ушел, хлопнув дверью. Больно так хлопнул, даже щепки полетели, но дом не обиделся. Хозяин встал с постели, довольно посмотрел на свое лицо в зеркале, усмехнулся отражению. Тупик взвыл ветром в каминной трубе, почти нежно хихикнув. Вот так вам! Гневный был не первым мстителем, врывавшимся сюда. У хозяина больше не было палочки, его приговорили к лишению магии, но он и без нее мог себя защитить. Дому он нравился еще мальчишкой, а вот родители его не нравились совсем, но они мертвы и бог с ними, зато хозяин вернулся, и дом чувствовал, что теперь они расстанутся не скоро. Хозяин спустился в гостиную, налил себе стаканчик виски, взял с полки книгу. Дом знал, что за продуктами он отправится ночью, тайно, чтобы соседи не прознали. А пока и почитать можно. Дом зевнул и погрузился в сон.

* * *

Гневный оказался настырнее других. Он вернулся. Хорошо хоть утром хозяин еще не успел встать с постели.

- Знаешь, - сказал он, - это ведь то, чего ты хочешь - умереть вот так, в одиночестве?

- Решил испортить мне последние дни, Поттер? – хозяин, должно быть, был озадачен.

- Да, Снейп, покоя ты не заслужил. Как ты мог? Я уйду, если ты ответишь. Как ты мог? Я читал его завещание. Да, он просил тебя об этом, но ты…

Хозяин промолчал и, изобразив смертельно больного, с трудом, словно преодолевая боль, отвернулся к стене. Он молчал. Гневный сел на стул в углу комнаты и просидел там три часа, потом ушел. Хозяин тут же вскочил и кинулся на кухню, убрал все съестное и виски в свой детский тайник под кроватью, в который прятал от отца книги по магии. Довольно усмехнулся каким-то своим мыслям и снова лег в постель.

* * *

Гневный вернулся с чемоданом, своевольно занял вторую спальню, похозяйничал на кухне, притащил наверх чай и тарелку с овсянкой.

- Ешь, Снейп.

- Зачем, Поттер? Ты же, кажется, приходил меня убить?

- Еще рано. Я не получил ответ на свой вопрос.

- И не получишь.

Гневный поставил на тумбочку тарелку и чай и ушел в другую комнату, где долго сидел, глядя на стену, пока хозяин, скривившись, понюхал кашу, отнес ее в маленькую ванную рядом с комнатой и выкинул в унитаз, потом достал из тайника пачку печенья и с удовольствием выпил чай.

* * *

- Как ты мог?

Тишина, каша на стол и хлопок дверью. У дома от этих постоянных пинков уже мигрень началась, и он мстительно осыпал Гневного штукатуркой. Хозяин тяжело вздохнул и взялся за кашу. Припасы под кроватью кончались.

* * *

Скрип двери… Хозяин, только что разминавшийся, быстро опускается на пол в ночной сорочке и начинает ползти к туалету. Бросает на вошедшего Гневного полный злости и одновременно унижения взгляд. Тот на миг кажется смущенным, потом хватает его под руки и тащит сам.

- Поттер, не смейте.

Гневный кажется довольным.

- Тебе, Снейп, и помыться не мешает, ты воняешь. Он сажает хозяина на унитаз и начинает наполнять ванну. Тот выглядит так, словно скорее умрет, чем еще раз примет помощь. Гневный доволен доставленными ему неудобствами.

- Скажи, как ты мог убить его, Снейп, и я уйду.

Тот молчит и Гневный отворачивается, наливая в ванну пену. Хозяин насмешливо улыбается, глядя ему в спину, довольно скользит взглядом по сильным, стройным ногам и откровенно любуется крепкой задницей. Но стоит Гневному обернуться, он злобно шипит:

- Поттер, подобное унижение я тебе никогда не прощу.

- Тогда ответь.

Снова молчание. Дом замирает в предвкушении.

* * *

Ванна становится ежедневной традицией. Дом с насмешкой наблюдает за тем, как хозяин разыгрывает злость, сидит, обиженно уставившись в одну точку на кафеле. И однажды это случается. Должно случиться - ведь утром хозяин намеренно пренебрег старым "Ведьмополитеном" с серией довольно откровенных снимков игроков сборной Англии по квиддичу. Страница с их последним капитаном Оливером Вудом там вообще была изрядно потрепана. Эрекция возникает, когда Гневный трет ему спину. Тот мог бы и не заметить, в воде много пены, но хозяин как бы случайно смахивает ее рукой, и тут же на его щеках появляется бледный румянец.

- Убирайтесь, Поттер! – тот, кажется, смущен еще больше.

- Я…

- Вон!

Гневный идет к себе в спальню и опять гипнотизирует стену. Потом достает из чемодана фотографию рыжей девушки и плачет. Только через час он вспоминает, что хозяин без его помощи не может выбраться из ванной, и идет ему помогать. Остаток вечера они молчат.

* * *

Ванны возобновляются только спустя неделю. Купая хозяина, он больше не задает ему никаких вопросов и не говорит злых слов, а когда все повторяется, Гневный не прислушивается к крикам, он заканчивает свою работу, вытирает хозяина, приносит свежую ночную сорочку, а потом тащит его в перестеленную постель. Тот шипит и упирается всю дорогу, но когда Гневный уходит, довольно запускает руку под подол и томно закрывает глаза.

* * *

Прожив в доме три недели, Гневный привел колдомедика, пухлую молодую женщину. Хозяин только хмыкнул в подушку: и не таких обманывали. Что дама потом молодому человеку наговорила, дом не слышал, но, судя по ее лицу, хоронить хозяина надо было завтра. Когда Гневный вернулся, тот спросил:

- Зачем, Поттер?

- Не хочу, чтобы ты умер до того, как получу ответ. Скажи, почему? Как ты мог убить единственного человека, который тебе доверял? Друзья так не поступают. Они скорее сами умрут, чем предадут друга.

Дом решил, что это он о той девочке. Хозяин молчал в ответ.

* * *

А потом появилось то яблоко, заботливо порезанное, позже оно украсило собой кашу. Дом заподозрил неладное - и был прав. Вечером хозяину стало совсем плохо. Он потерял сознание, когда Гневный вел его из ванной, и тот вынужден был нести его на руках. Он места себе не находил, когда начался жар из-за того зелья, что хранилось в маленьком флаконе в тумбочке. Флакон был брошен на пол в ванной. Гневный нашел его, когда отправился смочить полотенце: хозяин метался в бреду, пытаясь сорвать с себя рубашку. Прочитав название на бутылочке, Гневный вскрикнул и с хлопком исчез, но вскоре вернулся и сунул хозяину в глотку какой-то камень. Потом он сидел до рассвета у его постели, сжимая его ладонь, и грустно улыбнулся, когда в бреду хозяин простонал: «Гарри».

* * *

- Как ты мог?

- Я же сказал…

- Я про яд. Снейп, как ты мог? – откуда ему, в отличие от дома, было знать, сколько таких вот ядов владелец Тупика перепробовал в свое время, вырабатывая иммунитет? Хозяин попытался отвернуться, но Гневный удержал его за плечо, глядя в глаза. – Я не отпущу тебя, пока не получу все ответы. Запомни.

Когда он ушел, хозяин выглядел грустным.

* * *

Во время следующего случая в ванной он больше не ругался, просто прикрылся руками и отвернулся к стене. Гневный покраснел, сжав его плечо.

- Снейп, я…

Хозяин молчал. Гневный, словно показывая, что не станет говорить ничего плохого, погладил его по мокрым волосам, а потом отдернул руку и спустил воду. Вытер худое некрасивое тело хозяина полотенцем, отводя взгляд. Потом потянулся к рубашке и замер, закусив губу, кивнул, словно сам себе, и, просто подхватив хозяина на руки, понес в постель.

- Нет, Поттер… - но тот не слушал, снимая с себя одежду. Дом ухмыльнулся, а спрятанный на чердаке живой портрет старого волшебника довольно сунул в рот лимонную дольку и хихикнул, обращаясь к дому: «Подглядывай дальше, потом расскажешь».

Почему нет? Дом с любопытством наблюдал, как руки хозяина, сначала отталкивающие и царапающие накрывшее его стройное загорелое тело, беспомощно поникли, а потом заскользили по ребрам - сперва нежно, потом даже дерзко. Худые ноги обвили молодые и сильные, а дыхание стало рваным и тяжелым. Дом стыдливо зажмурился, фыркнув разожженным Гневным камином. Хозяина он любил больше, чем портрет старого извращенца наверху. А хозяин в тот день впервые действительно счастливо улыбался поверх темной растрепанной шевелюры своего любовника. Но нахмурился, едва тот посмотрел на него.

- Занялись благотворительностью или осваиваете роль шлюхи, Поттер?

- Я никогда…

- Не жалели меня? Не хотели со мной трахаться? Да ладно вам. Уже три года, как вы похоронили единственную девушку, с которой…

Гневный зажал ему рот рукой. Потом встал, подошел к двери и обернулся на пороге.

- Какое же ты дерьмо, Снейп. Как ты мог?

Дом подумал, что речь шла не о смерти старика с портрета, и сочувственно скрипнул под его ногами половицами. Хозяин улыбнулся, едва за ним закрылась дверь.

- Конечно, Поттер. Но я то дерьмо, которое в итоге получит всё.

* * *
*

Они не разговаривали три недели, Гневный не ушел, он собирался, но дом приоткрытыми дверями заманил его на чердак. Ему хотелось, чтобы хозяин снова улыбался. О чем тот всю ночь проговорил с портретом, дом не знал. Отвлекла щекочущая нутро крыса в подвале. Но Гневный остался и что-то затеял. Он уходил на целые дни, потом возвращался с какими-то людьми, что придирчиво ощупывали и осматривали дом, а хозяин притворялся выздоравливающим. Они больше не делали занятных вещей, но Тупик не терял надежды.

* * *

- Что?

- Ты слышал, что я сказал. Но могу повторить. Я подарил дом в Годриковой лощине Рону с Гермионой. И буду жить здесь.

- Спятил, Поттер?

- Нет. Альбус сказал мне, почему ты смог.

- Устраивал сеанс общения с духами?

- Нет, с портретом, что ты хранишь на чердаке. Он сказал, что ты сделал это, желая спасти человека, который был тебе намного дороже, чем он. Что ты в итоге согласился только потому, что не мог умереть вместе с директором и оставить его одного. Ты хотел помочь ему, чем сможешь. Без тени надежды на взаимность, зная, что он никогда не будет с тобой.

Хозяин презрительно рассмеялся, но эта ложь вышла, по мнению дома, не очень убедительной. Как, впрочем, и это «без тени надежды» Гневного. Надеяться хозяин умел, и редко упускал свой шанс.

- Альбус вообще много чего говорит. Это редко бывает правдой.

- Редко, - кивнул Гневный. – Но в этот раз я ему верю. Так что ремонтная бригада прибудет в пятницу.

- Нет, - сказал хозяин.

- Да, - сказал Гневный.

- Никогда!

- В пятницу.

Дом радостно захлопал форточкой, впуская весенний ветерок.

* * *

Он горделиво смотрел на своих облезлых соседей и злобно обещал кошке миссис Кокс всевозможные кары, если она посмеет нагадить на его зеленый газон, на котором росла единственная яблоня.

- Вы слышали, - сказала миссис Кокс миссис Дербиш, – старую фабрику сносят, будут строить на ее месте новые дома.

– Хорошо, - сказала миссис Дербиш. – Вдруг будет у нас не тупик Прядильщиков, а улица.

Дом решил, что не станет менять имя - ну Тупик и Тупик. Он зевнул, потрясая новыми шторами. Внутри на диване, читая книгу, сидел хозяин; положив голову ему на колени, теперь уже Смирный листал журнал, а над починенным камином висел портрет старика, жизнерадостно посасывающего лимонную дольку. Дом снова зевнул. Что-то в сон клонит, должно быть, наступающая осень. И дом подумал, что он уж точно сможет ответить на вопрос о формуле любви: немного лжи, еще меньше правды и два человека, которые на вопрос «Как ты мог?», задаваемый им слишком часто и друзьями, и врагами, в ответ всегда только молчали. Это была их тайна.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni