Почему?

АВТОР: Sets
БЕТА: Galadriel

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Нарцисса,
РЕЙТИНГ: NC-17
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: pwp

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: почему Андромеда сбежала из дома.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: инцест, жестокость.


ОТКАЗ: ничего не вижу, ничего не слышу, ни на что не претендую.




Я ненавидела их всех. Родителей, ставящих чистокровность превыше всего. Вечно холодные и надменные, они едва замечали мое присутствие в доме. Нарциссу – совершенство, гордость нашей маман. Мерзлота в душе и кусок льда вместо сердца делали ее настоящей Снежной Королевой. Красавицу Беллатрикс, любимицу нашего отца. В отличие от Нарциссы она обладала страстной натурой. В ней бурлила жажда крови, рвущаяся наружу.

Такие разные, Нарцисса и Беллатрикс с детства были неразлучны. И, в первую очередь, их объединяло презрение ко мне, не унаследовавшей ни одной фамильной черты Блэков. Кроме, разве что, неестественно бледной кожи.

Я ненавидела их всех.

Я ненавидела это дом. Мрачный и холодный. Дом, в котором нет места любви. Дом, где имеет значение только чистота твоей крови.

Я не раз думала о побеге. Как было бы прекрасно – оказаться вдали от всего этого… и, наконец-то, согреться. Еще в детстве, даже в самый жаркий день, я замерзала в этом доме. С возрастом ощущение постоянного холода стало неотъемлемой частью моего существования. Как же я хотела убежать! Но у меня не хватало смелости сделать это. Мне некуда было идти. Я не знала, что буду делать, если решусь. И я была совершенно уверена, что мне не простят этого. Они отомстят.

А я так хотела жить!

Возможно, я смогла бы со временем убить в себе эти порывы. Стать такой же, как они. Возможно.

Если бы однажды я не увидела…

* * *

- Белла, этой ночью. Ты помнишь?.. – я едва услышала шепот Нарциссы. Еще бы. Нам запрещено разговаривать за столом. Ей очень не повезло бы, если услышали бы родители.

Я увидела еле заметный кивок Беллатрикс. Мне стало интересно, что они задумали. Глаза Нарциссы как-то странно сверкнули. Это было так не похоже на нее, всегда такую холодную, ничем не заинтересованную кроме собственной безупречности. Но сегодня, действительно, не простая ночь, вспомнила я. Это была ночь ее совершеннолетия.

Любопытство – еще одна черта, отличавшая меня от других членов семейства Блэков.

И именно оно подтолкнуло меня к действию, когда, уже засыпая, я услышала, как скрипнула дверь спальни Беллы, а потом и Нарциссы.

Если бы все было наоборот, то, возможно, ничего бы и не произошло. Я могла бы никогда и не узнать… не увидеть. Но случилось то, что случилось. Дело в том, что комната Беллатрикс была напротив моей, а комната Нарси – рядом. Наши спальни разделяла узкая, почти незаметная дверь, которая ни разу, на моей памяти, не открывалась. И лишь щель замочной скважины свидетельствовала о том, что дверь все-таки можно открыть.

Я бесшумно подкралась к двери и прислушалась. До меня донеслось странное шуршание, а потом приглушенный голос Беллы:

- Ну? Ты готова получить мой подарок, дорогая сестренка? Совершенство для совершенства!

К своему удивлению я услышала негромкий смех Нарциссы, звенящий, словно маленькие серебряные колокольчики на ветру.

- Ты не забыла о том, что подарила тебе я. Красота для красоты!

Ничего не понимая, я заглянула в замочную скважину и остолбенела. Они стояли друг напротив друга перед кроватью. Обнаженные, одинаково прекрасные. Лунный свет, проникающий в узкое окно, придавал их бледной коже серебристый оттенок. Красота и совершенство. Они обе сочетали в себе эти два качества, но каждая по-своему. Совершенство одной – красота ледяной глыбы в лучах холодного, мерзлого света. Красота другой – совершенство последнего глотка воздуха перед смертью.

Платиновые волосы смешались с эбеновыми. Беллатрикс не нужно было иного приглашения. Она яростно впилась в губы Нарциссы, которая уже не была похожа на Снежную Королеву. Скорее, на дикую кошку. Со стороны могло показаться, что они намеренно стараются причинить друг другу боль. Так все и было на самом деле, с той лишь разницей, что, делая это, они доказывали свою любовь. Длинные острые ногти царапали белоснежную кожу, оставляя за собой уродливые красные полосы. В глазах сестер светились восторг и наслаждение.

Мне хотелось бежать куда глаза глядят, но я не могла оторваться от этого завораживающего своей кошмарностью зрелища. Это было прекрасно и отвратительно одновременно. Впервые я осознала, что в моих жилах течет кровь Блэков.

Белла медленно отстранилась от Нарциссы, и я увидела, что с губ белокурой сестры стекает тоненькая струйка крови. Собравшись на подбородке в тяжелую каплю, она упала на грудь, оставляя на белоснежной коже алый след. Мне стало страшно, когда я увидела взгляд Беллатрикс. В нем горел восторг, смешанный с безумием. Когда красная дорожка достигла соска Нарциссы, Белла осторожно коснулась его языком и медленно заскользила вверх. Слизнув последние остатки крови с прокушенной губы, она подтолкнула Нарциссу к кровати.

Я затаила дыхание, даже не смея представить, что еще мне предстоит увидеть. Мое тело было напряжено, дыхание участилось. Я не чувствовала холод каменного пола, на котором сидела. Происходящее за этой дверью возбуждало меня. Эта мысль и отвращение к себе, последовавшее за ней, несколько охладили мой пыл. Хотела отойти от двери, но это было сильнее меня. Нарцисса покрывала, казалось бы, нежными поцелуями шею, плечи, грудь Беллы, оставляя на бледной коже следы укусов. Когда ее зубы сжали сосок Беллатрикс, та выгнулась, и я услышала сдавленный стон. Резко перевернув Нарциссу на спину и оказавшись сверху, Белла одарила ее градом таких же поцелуев-укусов. Нарси остервенело впилась ногтями в спину своей мучительницы, оставляя неглубокие кровавые дорожки. И тут же, выскользнув из-под сестры, она пробежала по ним языком, явно наслаждаясь вкусом крови и страсти.

Я замерла, не в силах пошевелиться. Желание обладать друг другом и жажда крови делали их секс жестоким. Но именно такой секс подходил им. Красота и жестокость. Совершенство и боль. Это было слишком восхитительно, чтобы оторваться; это было слишком отвратительно, чтобы смотреть. Я возненавидела кровь, текущую по моим венам. Кровь, жаждущую этого зрелища. Жаждущую чего-то большего. Я не могла заставить себя уйти, но и смотреть на это я тоже больше не могла. Я просто сидела рядом с дверью и слушала.

Через какое-то время, не знаю, прошел ли час или пять минут, я вновь заглянула в замочную скважину. Они лежали на кровати, любуясь друг другом. Меня даже передернуло от увиденного. А потом появилась непрошеная мысль о том, как же им будет жаль уничтожать все следы произошедшего, ведь родители вряд ли будут рады увидеть все эти синяки и кровоподтеки на их возлюбленных дочерях. Я даже посочувствовала им.

И тут я увидела, как Белла, прошептав что-то Нарциссе на ухо, встала с кровати. Та как-то странно засмеялась, потянулась к сестре и запечатала ее губы поцелуем. Оторвавшись от любовницы, Беллатрикс пристально посмотрела в мою сторону и презрительно усмехнулась:

- Тебе понравилось, Андри?

Я в ужасе отскочила от двери, которая в тот же миг распахнулась. На пороге стояла Белла, совершенно не стыдясь своей наготы. Скорее, упиваясь ею. И выражением моего лица. За ее спиной Нарси села на кровати скрестив ноги, также получая явное удовольствие от моего шокированного вида. Ее губы растянулись в холодной улыбке.

Окинув меня взглядом, Белла снова усмехнулась:

- Что, сестренка, тебе тоже хочется?

И, прежде чем я успела что-либо ответить, она уже впивалась в мой рот. Я была настолько ошарашена, что даже не сопротивлялась.

Горячие губы отнимали всякую способность мыслить. Жар обнаженного тела дарил столь желанное тепло. Все окружающее просто потеряло смысл. Только это тепло, эти губы, этот язык, задержавшийся на мгновение в уголке моего рта и стремительно проскользнувший внутрь. Поцелуй не был нежным, о нет. Он жестоко жалил, опьяняя, не давая опомниться. И мне это нравилось. Безумно нравилось. Я совершенно ничего не соображала, желая только одного: чтобы это тепло не покинуло меня, вытеснило холод, который я ощущала всю жизнь.

Очнулась я только в тот момент, когда Белла больно укусила меня. Я отпрянула от сестры, вырываясь из ее крепких рук. Мне стало страшно, когда я осознала смысл происходящего. Страшно и противно. Я почувствовала, как тошнота начинает подступать к горлу.

- Нарци, ты только посмотри. По-моему, она не в восторге от моего маленького подарка. Ей даже не хочется продолжать, - ее смех был жестоким и презрительным.

Именно в этот миг я приняла решение.

- Белла, милая, оставь ее. Я уже получила наслаждение от ее реакции. Теперь же она только раздражает. У нас и так есть, чем заняться, помимо этой дурочки.

Беллатрикс снова ушла в спальню Нарциссы, заперев за собой дверь на ключ.

Только теперь я поняла, что все это время дверь была открыта. И все было тщательно спланировано моими драгоценными сестрицами. Я должна была догадаться раньше, ведь им всегда нравилось издеваться надо мной. Они развлекались, глядя, как я прихожу в ужас от их выходок.

Я неправильно поняла слова Беллатрикс о подарке. Им было не ночное развлечение, наверняка не первое в их жизни. Подарком была я, притаившаяся за дверью. Как точно они все рассчитали…

* * *

Я больше ни секунды не останусь в этом доме. Вещи собраны, я одета. Все уже спят, и я могу беспрепятственно выскользнуть наружу.

Я не допущу, чтобы мои дети стали такими же чудовищами.

Эта мысль придавала мне смелости, когда я покидала фамильный особняк моих предков.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni