Житейские истории (цикл драбблов)

АВТОР: El

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри
РЕЙТИНГ: PG-13
КАТЕГОРИЯ: het-slash
ЖАНР: humour

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: В жизни невероятные вещи часто до смешного просты, а обыденные – до слез удивительны.






Слеш

Драббл «Ежедневная пресса к завтраку»

- И что пишут в газетах? - спросил Ремус у газеты, почти полностью закрывающей собой Северуса. - А дойти до холла и взять второй экземпляр уже возраст не позволяет? - ехидно отозвалась пресса. - Так вспомни, что ты волшебник. Хотя как же вспомнить... Склероз.

Ремус невозмутимо пожал плечами.

- Ты же знаешь, что я не слишком интересуюсь политикой, но мне нравится, когда мне об этом рассказываешь ты.

- Я не сказочник, чтобы рассказывать, - зло проскрипела газета.

- Ну, - протянул усмехающийся Люпин, - ты к себе явно несправедлив.

- Что? – из-за скомканной газеты показался Северус Снейп с подозрительно прищуренными глазами и плотно сжатыми губами.

- Я говорю, что ты прекрасный рассказчик, - Ремус поднял руки в жесте, означающем «Сдаюсь», и даже не пытался скрыть веселую усмешку.

- Ты надо мной смеешься? – возмущенно прошипел Северус. – Я тебя ненавижу, проклятое животное.

- Я знаю.

- Ты отнял у меня свободу и испортил мне 40 лет жизни!

- О да, - согласился Ремус, - я был так не прав. Лучше бы я испортил их Тонкс.

- Ах вот оно что? Ты жалеешь, что не женился на этой тощей курице? Я всегда это подозревал.

- Но Северус, будь справедлив. Ты ведь только что сказал, что я испортил тебе жизнь.

- И ты считаешь это достаточным поводом, чтобы мечтать о бабах в моем присутствии? Кобель!

Ремус уже открыто весело засмеялся.

- Знаешь, что меня всегда восхищало в тебе? – спросил он и, не дожидаясь ответа, сказал: – Умение выкрутить слова собеседника наизнанку без малейших угрызений совести.

- Я ничего никогда не выкручиваю. Я самый справедливый человек.

- О да! Это очень справедливое утверждение.

- Что ты хочешь сказать?

- Я хочу сказать то же, что повторяю тебе уже больше года – тебе пора смириться и начать использовать очки, которые тебе прописали. Поверь, ни для кого уже давно не секрет, что ты не можешь без них читать. Неужели ты считаешь, что лучше выглядишь с перевернутой верх ногами газетой, нежели в очках?

У Северуса покраснели уши, он с тоской посмотрел на газету и зло перевернул ее.

- Скажи, дорогой, у тебя самого не возникает ощущения, что ты впал в детство? – невинно поинтересовался Ремус.

- Знаешь, ты переходишь… - начал угрожающую речь Северус и был прерван появлением Гарри Поттера, который по обыкновению весьма неаккуратно выпал из камина.

- Привет, - воскликнул он, отряхивая сажу с поседевших волос.- Я ненадолго – мне на работу. Как у вас дела? Придете к нам на Рождество? – скороговоркой выпалил Гарри. – О, Северус, а почему ты газету верх ногами держишь? Опять строишь из себя – не хочешь очки одевать? – закончил он, переводя взгляд с гордо ковыляющего к двери Северусу на хохочущего Ремуса. – А что?

- Ничего, пройдет, - выдавил сквозь смех Ремус и махнул рукой. – Подуется – помиримся.

Через полчаса проходящему мимо библиотеки Ремусу открылась трогательная картина – сидя в уютном кресле, Северус увлеченно читал, поправляя сползающие на нос очки-половинки.



Драббл «О том, как Снейп нашел себе работу»

- Да ты что?

- Точно тебе говорю!

- Этого не может быть, Рон!

- Да, Гарри, клянусь!

- А может, все-таки это какая-то ошибка?

- Да ладно тебе! Я слышал, как папе рассказывал Наземникус – а он-то все сплетни знает. Они тоже смеялись. Я когда переспросил, правда ли это, так Наземникус аж икать начал – от смеха.

- Ха-ха-ха.

- Ха-ха-ха.

- Нет, ну это же надо. Снейп подрабатывает на каникулах! Ха-ха-ха.

- И не просто подрабатывает, а ТАК подрабатывает! Ха-ха-ха.

- Мальчики, что вы тут устроили – шум, как в аэропорту.

- Как в чем?

- Неважно.

- Рон рассказал, что Снейп подрабатывает на каникулах, представляешь?!

- Серьезно? И что он делает?

- Ха-ха-ха.

- Ха-ха-ха.

- За собаками… ха-ха-ха… ухаживает. По вечерам.

- Ой, ха… ой, не могу.

- Хм. А это точно? Что-то не верится как-то.

- Точно, я слышал от отца.

- Да, странно. Ой, подождите минутку – я совсем забыла. Сириус! Сириус!!

- Агов, Гермиона.

- Ты просил напомнить, что тебе куда-то уходить вечером.



Драббл «Обычное расставание»

- Ой.

- Ну что за неугомонный человек. Сколько раз тебе говорил, что ты уже не мальчик, чтобы вот так лихо по деревьям лазить?! Сильно ушибся?

- О-о-ох. А сколько раз я тебе говорил, что ты стал старым ворчуном и занудой? Да нет, совсем нет. Ой.

- Ага. Нет, ой. Ты разогнуться попробуй. А о том, что я ворчун и зануда, ты сообщаешь мне уже – дай Мерлин памяти – около сорока лет. Давай помогу.

- Так потому что зануда и есть. И склеротик. Сорок четыре года 11 месяцев и 23 дня. Не трогай, сам справлюсь.

- Ого, какая точность. То не помнишь, какой сегодня день, а то вон до минуты подсчитал.

- Да вот как-то подумал и решил подсчитать, сколько я с тобой мучаюсь.

- Ты хотел сказать, сколько Я с тобой мучаюсь. Ой, осторожнее. Да давай уже, гордый потомок своих родителей. Зоофил-любитель.

- А что ты предлагал? Оставить сову подыхать на дереве? Она же старая, она старалась. Ну, не долетела малость. Ой. Аккуратнее, изверг. И кто меня дернул связаться с таким жестоким, бессердечным, черствым…

- Ага, я сейчас всех тут оставлю подыхать – сову на дереве, тебя под деревом. И сидите тут сколько вам влезет, жалуйтесь на меня друг другу, а я пойду, найду себе кого-нибудь помоложе да посимпатичнее. Я вообще-то еще очень даже ничего. И сову новую куплю. Счастливо оставаться, Поттер.

- Драко, не уходи. Я пошутил. Помоги мне.

- Нет, ты мне надоел. Я ухожу.

- Драко. Вернись, я сам не дойду.

- Твои проблемы, Поттер.

- Драко, я люблю тебя.

- Тем более твои проблемы. Я уже ушел.

- Драко, через семь дней будет ровно сорок пять лет, как мы вместе. Я приготовил тебе подарок. Окажи мне последнюю услугу – прими его.

- А что ты мне подаришь?

- Ну, мне нужно зайти в дом, чтобы отдать его тебе. Я его хорошо спрятал.

- Хм. Ладно. Я тебе помогу. Но только в память о сорока пяти годах нашего… отвратительного совместного проживания. Пошли.

* * *

- Ох.

- Ну, и что ты разлегся, Поттер? Где мой подарок?

- Иди сюда.

- Зачем это?

- Я покажу, где искать.

- Ну?

- Наклонись.

- Нууу?

- А у меня нет подарка.

- Что???!!! Отпусти меня, подлый, грязный обманщик. Наследник Слизерина, Волдеморта и Джека Потрошителя. Ух. И откуда в тебе, старом пне, столько силы?

- У меня пока нет подарка, Драко. Честно. Букля должна была его принести. Я поэтому и полез за ней – боялся, чтобы с подарком ничего не случилось. Ну, и с Буклей тоже. А она, видно, по дороге заблудилась. Но я обязательно твой подарок заберу. Тебе он понравится, правда. Честно-честно. А сову и правда новую покупать надо.

- А что это?

- Что?

- Ну, подарок? Что ты мне купил?

- Не скажу.

- Я сейчас уйду.

- Угу. И не узнаешь, что я собирался тебе подарить.

- Ммм. Я тебя пытать буду.

- Ха-ха-ха. Как? Заставишь бегать трусцой вокруг дома? Голышом?

- А что, это идея. Весьма соблазнительная. Вот только соседи решат, что мы тестралов завели.

- Сам ты тестрал.

- Неа, я красивый.

- Красивый. И тебе придется терпеть меня еще как минимум семь дней. Иначе не видать тебе подарка.

- Эх. Придется. Зря что ли столько лет мучался. Должен же получить хоть какое-то вознаграждение за свои мучения. А подарок хоть дорогой?

- Угу. Тебе понравится.

- Тогда потерплю. Но потом сразу же уйду.

- Угу. Драко, а что у нас на ужин?



Драббл «Ты хотел бы увидеть будущее?»

Гарри проснулся утром с привычным ощущением дискомфорта, привычно постеснялся избавляться от него в общей спальне и отправился в ванную. Непривычно долго искал с закрытыми глазами вход – обшарил все стены, не желая открывать глаза. Поскользнулся на кафеле – потому что кто-то убрал коврик. Окатил себя холодной водой, сразу решив проблему дискомфорта, - потому что кто-то поменял местами краны с горячей и холодной водой. Мокрый, замерзший и злой вылез из душа и понял, что находится в чужой ванной.

Выходить стало страшно. То, что ванная чужая, автоматически означало, что комната тоже не его. А это в свою очередь означало, что нужно выйти в одних трусах и… А что там? Кто там? И где его вещи? Как он тут очутился? Вопросы сыпались, паника нарастала.

Так, надо тщательно вспомнить. Он вчера не пил. Сексом, к сожалению, не занимался. Спать лег в своей постели. Рон храпел, Невилл стонал, Симус с Дином еще не пришли – все как всегда.

Гарри сел на холодный пол и пригорюнился. А вдруг он в женской спальне? А вдруг… Что делать?

Дверь открылась, и в ванную вошел заспанный, трогательно помятый и совершенно голый Драко Малфой. Прикрыл глаза от яркого света и сонно буркнул:

- Гарри, ты чего в такую рань поднялся? И чего тут сидишь? Тебе плохо? Да уж, мы вчера переели. Зато вечер удался.

Драко зевнул и, не дожидаясь ответа, подошел и начал справлять малую нужду. Потерявший дар речи от такого бесстыдства и вообще наличия в ванной своего врага Гарри созерцания утреннего туалета уже не вынес и попытался пулей вылететь за дверь, снова поскользнулся на кафеле, не удержался, упал и под испуганный вопль Драко потерял сознание.



Гарри очнулся в темноте. Хотелось пить. И не хотелось вспоминать.

Гарри потянулся к тумбочке, на которой всегда стоял графин с водой. На полпути он спохватился, что даже не знает, где находится. Но додумать эту мысль не успел, наткнувшись на теплое, мягкое тело. Гарри замер. Тело что-то промычало, перевернулось и обняло его. «Малфой», - красным сигналом вспыхнула мысль. – «В моей постели! Обнимает меня».

Гарри выкрутился из объятий и скатился с постели.

- Люмос, - оказавшаяся невесть как в руках палочка осветила сидящую на постели удивленную Джинни в голубой шелковой ночнушке. – Гарри, дорогой, что с тобой? Тебе сон приснился? Плохой, да? Ну, иди сюда. Я же говорила, не надо было вчера переедать. Хотя вечер был замечательный. Так здорово, что мы все собрались. Гарри?!

Гарри пятился назад, обхватив голову руками и пытаясь втиснуть в нее разбегающиеся мозги. «Это какое-то безумие», - успел подумать он, перецепился через стул, упал и потерял сознание.



Гарри очнулся. Хотелось пить и в туалет, но он категорически отказывался открывать глаза и шевелиться. Он был уверен, что ему не понравится то, что он увидит или осязает.

Итак, что произошло? В первый раз он очнулся и оказался… Где? В комнате Драко? Или… И почему Малфой не удивился? Значит, он ожидал меня увидеть? Ночью? В ванной? В трусах? Бред. А Малфой… Хм. Бред.

Проехали. Дальше. Джинни. Если предположить, что потерял он сознание в комнате Малфоя, то как он оказался в комнате Джинни, которая обнимала его в постели, лежа в отвратительно голубой ночнушке. Кстати, в ней она похожа на свою мать. И что там она за праздник вспоминала? И Драко тоже какой-то праздник вспоминал.

Нет, все-таки надо сходить в туалет. И попить.

Гарри несколько раз глубоко вздохнул, собираясь с силами. Затем резко сел на кровати и храбро осмотрелся. В совершенно незнакомой комнате, на широкой кровати он лежал один. Этот факт его окрылил, и он сорвался с постели и выскочил в первую попавшуюся дверь.

За дверью было светло и дымно. Посередине комнаты над чадящим котлом склонился… Северус Снейп. Гарри замер, мучительно соображая, сможет ли он незаметно выскользнуть обратно.

- Гарри? – жестко осведомился профессор. – Почему ты так поздно не спишь? – Он оторвался от котла и стал приближаться к гриффиндорцу. Черты лица смягчились, и он почти с нежностью посмотрел на парня. – А ведь говорил, что после такого вечера проспишь трое суток.- Гарри в ужасе попятился. – Пришел за добавкой? – в голосе профессора сквозил какой-то намек, который понимать совсем не хотелось. С тоской вспомнился обнаженный и сонный Малфой. Даже Джинни в голубой рубашке показалась…

Гарри уткнулся в полку спиной и поморщился от боли.

- Какой ненасытный мальчик, - хрипло прошептал Снейп, и тут с полки упала колба прямо Гарри на голову. Вместе с ней упала благословенная тьма.



- О, Гарри, ты очнулся, наконец. Мы волновались, - знакомый мужской голос прорвался в сознание. Ничего общего с противным шепотом Снейпа. «Это Драко», - подумал Гарри и понял, что ничего против не имеет. И с готовностью открыл глаза. И тут же уперся взглядом в рыжую шевелюру лучшего друга. – Как хорошо! Мама уже панику подняла. Представляешь, ее любимый зять посреди праздника…

- Зять? – Гарри показалось, что он заговорил впервые за долгое время. Но с Роном ему было спокойно. Хотя с другой стороны… Значит, Джинни – его жена? С каких это пор? – И давно? – решил тактично выяснить он.

- Гарри, милый. Знаешь, я беспокоюсь. Может, вызвать колдомедиков? Мы вообще-то думали, что ты выпил лишнего. Но… Что значит давно? Ты вообще помнишь, что мы празднуем?

- Нет, - совершенно искренне ответил Гарри.

- Хм. Мы с тобой уже пять лет вместе, но я никогда не подозревал у тебя скле…

Для того чтобы потерять сознание, Гарри внешняя помощь не потребовалась.



Гарри очнулся и, не мешкая, открыл глаза. Внимательно посмотрел в обеспокоенные глаза Гермионы и спросил:

- Сколько лет мы женаты?

- Пять. Гарри, что с…

- Тогда я убью тебя, - рассудительно сообщил он, подался вперед и получил удар вазой по голове.



- Гарри.

Женский голос вывел его из состояния прострации. Гарри очнулся, испуганно дернулся и широко открыл глаза. Увидев заботливо склонившуюся над ним Макгонагалл, он, опрокидывая стул, вскочил. «Мерлин! Верни мне Джинни в ночнушке от миссис Уизли, верни мне Снейпа, даже Рона с Гермионой можно. А лучше верни мне Драко! Но только не это! Пожалуйста! Я убью Волдеморта, Дамблдора, тебя самого, только пожалуйста…!» Пятясь, он встретил удивленный взгляд Рона и предупреждающий Гермионы.

- Поттер, ты мне на колени сесть собираешься?

Гарри еще раз дернулся и обернулся. На него смотрел недовольный Драко Малфой.

Сзади открылась дверь.

- Профессор Макгонагалл, можно Гарри на минутку?

Гарри резко крутанулся – в дверях стояла Джинни в голубом платье.

Гарри зажмурился и глубоко вздохнул.

- Малфой, ты мерзавец и я хочу тебя убить, - сказал он, схватил пораженного Драко за грудки и на глазах у изумленной аудитории выволок из класса, отпихнув Джинни.



Цикл «Идут ли Малфоям трико»

Драббл 1 «Идут ли Малфоям трико»

- Дорогая, перестань так смотреть на Крама. Это неприлично – все прекрасно знают, что ты ничего не понимаешь в квиддиче.

- Дорогой, все знают, что ты прекрасно разбираешься в женских декольте, от этого твои действия становятся приличными?

- Дорогая, но это декольте – твое.

- Но я же не виновата, что ты никогда не носишь таких трико.

- Папа, посмотри, какая у Крама форма! А ты…

- Нет!



Драббл 2 «Идут ли Малфоям трико-2»

- Ты видел, какая у Малфоя форма?

- Ты видел… При чем здесь форма? Ты видел, какая у Малфоя метла?

- Метла? Нет. Какая?

- Ты…

- Мальчики, вы видели какая у Малфоя форма. Он в ней такая лапа.

- Какая лапа! Он бы еще голым играть вылез. Он что…

- Кто лапа?! Он слизеринец, Парвати! Он вообще Малфой!!! Ты что такое…

- …хочет, чтобы соперник не думал об игре, а смотрел только на его…

- Гарри, ты что? Ладно девчонки одурели все, а с тобой что?

- Ничего. А что? Рон, ты видел, в чем он сегодня тренировался?

- На чем он тренировался, ты хотел сказать? Шикарная метла. Тебе придется туго.

- Конечно, если он вздумает в этом выйти на матч! Как я смогу сконцентрироваться на снитче?

- Ммм. Гарри? Мы точно говорим об одном и том же?

- А что?

- Я говорил о проблемах, которые у тебя возникнут во время матча со Слизерином из-за того, что у Малфоя просто потрясающая метла.

- А я говорил… Забудь, Рон. Ты прав, у меня возникнут проблемы. И я должен об этом позаботиться.

- Гарри. Ты куда? Что…

- Мне нужно кое-что сделать. Увидимся вечером. Если не повезет.



Драббл 3 «Меры предосторожности»

- Малфой, что это за представление ты устроил?

- Эй, Поттер, ты чего?

- Сегодня на тренировке, а? В чем это ты вылез тренироваться? Только не говори, что ты собираешься в этом выступить на соревновании.

- А что завидно, Поттер? Понравилось?

- Что? Чему завидовать? Я в таком позорище даже спать не лягу!

- Ага, а сам покраснел. Завидуешь. А спать… Это смотря с кем.

- Чтоооооо?

- О, опять покраснел. Ха.

- Я не покраснел! И вообще – ты не наденешь это… этот кошмар на соревнование.

- Это еще почему?

- Нечего устраивать балаган из игры.

- А, по-моему, этот наряд мне очень идет. Не понимаю, что тебе не нравится. Куда ты смотришь? Я с тобой говорю.

- Никуда я не смотрю! Я возмущаюсь!

- Чем? Что тебе не нравится?

- Ты! Мне нр… не нравишься ты! В этом наряде.

- А без этого наряда?

- …

- Поттер, ты чего? Язык проглотил? Ладно. Это какой-то дурацкий разговор. Я чертовски привлекателен в этом наряде, и никто не заставит меня его снять.

- Снимай.

- Что?

- Штаны снимай, говорю.

- Поттер, ты чего? Успокойся. Не подходи ко мне. Мама! Поттер! Что ты делаешь?

- Снимаю с тебя штаны.

- Поттер, ты псих! Оставь меня. Ладно, я не надену эти штаны на матч.

- Договорились.

- Поттер. Мы договорились же?

- Угу.

- Тогда почему ты все еще стаскиваешь с меня штаны?

- Чтобы быть уверенным, что ты не передумаешь.

- Поттер, это… Ах. Осторожнее. Дай, я тебе помогу. Давай, вот так. Ох.

- Ммм.

- Ухм. Поттер, куда ты лезешь? Ну не в коридоре же. Я и так тут без штанов стою.

- Пошли.

- Ну, куда ты меня тянешь?

- Сюда.

- Это кладовая для мете… Умпц. Ммм.

- Угум.

- Ой.

- Рон?

- Уизли?

- Что ты здесь делаешь? В темноте?

- С моей метлой???



Драббл «О возможностях»

Гарри Поттер стукнул для приличия о косяк, не дожидаясь ответа, вломился в комнату и сразу стал шарить глазами по полу. То, что его появление вызвало бурную реакцию с подпрыгиванием на кровати, шорохом и еще какими-то громкими действиями, он просто проигнорировал.

- Сириус…

- Гарри, что ты здесь делаешь?

- … ты не видел мою сумку? Со школьными принадлежностями? – обшарив глазами пол, Гарри соизволил обратить внимание на хозяина комнаты. Тот лежал на кровати, красный и запыхавшийся, среди сбившихся в кучу одеял.

- Сириус? Почему ты в постели? Ты заболел?

- Эм. Да, что-то я неважно себя чувствую.

- О, я сейчас позову миссис Уизли! Или…

- Нет, Гарри, - поспешно остановил его крестный, - все в порядке – всего-то простыл, наверное, - Сириус картинно закашлялся. – Полежу немного в тепле – и все пройдет.

- Тебе что-нибудь принести? Чаю горячего или зелья какого?

Сириус вздрогнул и снова закашлялся, на этот раз нервно.

- Нет, зелья не надо. Ничего не надо, спасибо, Гарри. Я просто полежу – спокойно, - последнее слово Сириус многозначительно выделил.

- Ну, ладно. Давай я тебе хоть одеяло поправлю, - Гарри заботливо подошел к кровати.

- Нет!!! Не подходи! – Гарри удивленно остановился. – Вдруг это что-то заразное – ты можешь заболеть. Я забочусь о тебе и не могу подвергать опасности, – в комнате раздался странный звук.

- Ну, ладно. Как скажешь. Скоро будет собрание. Мне сказать…

- Нет, к тому времени я буду в норме. Мне нужно немного полежать – и все.

- Ок, - Гарри направился к выходу. – Да, Сириус, так ты не видел мою сумку?

- Нет, может, Кричер опять заныкал. А что?

- Хм. Там… у меня была… одна вещь… Ну, ладно. Понимаешь… - Гарри покраснел и отвел глаза.

- Гарри, возьми в тумбочке и проваливай.

- Спасибо, - скороговоркой пробормотал парень, бегом подбежал к тумбочке, выхватил из нее то, что нужно, и кинулся к двери.

- Гарри!

- А?

- Ты что, все забрал?

- Ну…

- Возьми, сколько нужно, остальное положи на место.

- Ладно.

Гарри уныло вернулся к тумбочке, подумал, оторвал две штуки и собрался положить их на место.

- Ты переоцениваешь свои возможности, - сказал Сириус, выхватывая большую часть и оставляя парню щедро выделенную пару.

- Пф, - обиделся Гарри и потопал к выходу.

- И чтоб к собранию духу малфоевского в доме не было! – крикнул Сириус закрывающейся двери. – Фух, пронесло, - с облегчением откинулся он на подушку.

Гора одеял хмыкнула, слегка переместилась, обосновавшись где-то в районе бедер Сириуса, и глухим голосом спросила:

- И сколько ты ему дал?

- Два. Остальное нам осталось, - гордо продемонстрировал Сириус свою добычу.

Гора хохотнула и обвалилась, из нее высунулся длинный нос, критически осмотрел количество презервативов и ехидно хмыкнул:

- Ты переоцениваешь свои возможности.



Драббл «Причина отказа»

- Я отказываюсь лишать тебя девственности!

- Это еще почему?

- Я был другом твоего отца.

- И поэтому ты хочешь, чтобы я шатался по притонам и подцепил какую-нибудь болячку? Еще причины есть?

- Я был любовником твоего крестного.

- Сириус и ты… О! Не знал. Но ты думаешь, что к моему походу в притон Сириус отнесся бы более благожелательно? Еще что?

- Я почти женат на Тонкс и считаю, что изменять невесте недопустимо.

- Веская причина. Сражен. Правда, Тонкс сказала, что помолвку ты разорвал еще полгода назад, но…

- Хорошо, я скажу тебе правду. Я сплю с твоим врагом – Снейпом.

- О! Так вот почему он отказался лишить меня девственности!



Цикл «Как представить любовника»

Драббл 1 «Знакомство с родителями»

- Драко, успокойся. Не дергайся. Оставь в покое мой галстук. И мантию оставь в покое. Зачем ты ее задираешь? Что ты делаешь со штанами? Прекрати немедленно! Это уже не смешно. Драко, перестань меня раздевать! Что? Ты меня приводишь в порядок?! Что ты называешь порядком? Мои расстегнутые брюки? Задранную мантию? Или эту удавку, в которую ты превратил мой галстук? Драко, солнышко, пожалуйста, расслабься, вдохни. Что ты опять делаешь? Драко, когда я просил оставить мою одежду в покое, я не имел в виду браться за свою. Драко, зачем ты рвешь свою мантию? Да еще на такие мелкие кусочки? Как ты вообще это делаешь? Драко… Нет, мне это надоело. Мистер Малфой, миссис Малфой, я думаю, мы в другой раз придем сообщить вам, что живем вместе – сегодня Драко слишком нервный. Пошли, милый. Да не дергайся ты! Не знаю я, что там упало!

Драббл 2 «Реакция лучшего друга»

- Гарри, ну чего ты психуешь? Я не понимаю, что тут такого. Гарри, ну не бегай ты по комнате – у меня от тебя мигрень. Я же не говорю, что вообще не понимаю, почему наши отношения должен одобрять какой-то нищ… Уизли. Что ты на меня так смотришь? Я тебе говорю, что не говорю этого. Для тебя это важно, и я все понимаю. Но ты же сам говорил, что Уизли – твой друг и желает тебе добра. Так в чем проблема? Я уверен, что он прекрасно воспримет наши с тобой отношения. Он все поймет. В конце концов не так уж у нас с ним было все серьезно.

Драббл 3 «Реакция лучшего друга-2»

- Послушай, Рон. Я должен тебе кое-что сказать.

- Да?

- Видишь ли…

- Ну?

- Понимаешь…

- Да, Гарри, что случилось?

- Рон, я… Я…

- Гарри, ты пугаешь меня. Тот-Кого-Нельзя-Называть? Это он? Он опять напал на кого-то из семьи?

- Нет, что ты!!! Это другое… Это личное…

- Ну, говори уже.

- Не могу – ты возненавидишь меня.

- Гарри, ты же знаешь, что я никогда не возненавижу тебя – я твой лучший друг. Что случилось? Ты не любишь Джинни? Ну что ж, не судьба. Жаль, конечно, но…

- Нет, Рон, хуже.

- Мерлин, тебе предложили после школы стать министром Магии?

- Гриффиндор-заступник! Конечно, нет! Как ты мог даже подумать о таком?! Гораздо хуже.

- О нет, Гарри! Только не это. Не говори мне этого! Ты не мог так поступить со мной!

- Рон, прости, я…

- Нет, никогда! Я тебя ненавижу!

- Рон, я не хотел. Просто так получилось.

- У тебя всегда ТАК получается!

- Рон, просто…

- У тебя всегда все просто! Ты это специально, да? Чтобы отнять у меня мечту?

- Нет, Рон, я, правда, люблю его!

- Конечно, любишь! Еще бы не любить! А еще больше любишь себя! И свои фотографии в газетах!

- Рон, никаких фотографий. Все будет тихо, скромно.

- Скромно?! Да об этом уже говорят все!

- Нет, никто не знает. Я тебе первому сказал.

- Да об этом уже месяц пишут в газетах! Что ты мне врешь!

- Этого не может быть!

- Может! Ты сам читал! Еще шутил по этому поводу! Лицемер!!!

- Рон, знаешь, я тут подумал, а мы об одном и том же говорим?

- Я вообще с тобой не разговариваю! Скрыть от меня, что это ты – новый ловец «Пушек Педдл»?! Негодяй!!!

- Рон, у меня и в мыслях не было профессионально играть в квиддич! Я встречаюсь с Драко Малфоем. Мы любим друг друга и собираемся жить вместе после школы.

- Так это ты об этом хотел мне рассказать?

- Ну да.

- Ну и что? Твое личное дело. Хотя если хочешь знать, он эгоист и хорек. Но ты же никогда не ищешь легкой жизни.

- Спасибо за поддержку, Рон.

- Всегда пожалуйста. Для чего еще нужны друзья.



Драббл «Мечты сбываются»

Невилл шел по коридору клиники и думал о том, как же его в последнее время раздражает бабушка. И главное, он никак не мог придумать способа хоть немного от нее отдалиться – до 21 года по каким-то там условиям он обязан был жить с ней. «Хоть бы похитил меня кто», - с тоской подумал Невилл ровно за секунду до того, как на него налетело что-то большое и очень сильное.



Из статьи в «Вечернем пророке» от ***:

«Вчера из клиники «Св. Мунго» сбежал Уильям Уизли, раненый во время недавнего нападения на Школу Магии и Волшебства «Хогвартс» вервольфом Фенриром Грейбеком. По утверждениям свидетелей, во время побега он похитил молодого человека по имени Невилл Логботтом, навещавшего в клинике больных родителей. Хотя, по утверждению врачей, мистер Билл Уизли не мог стать вервольфом, в последнее время он проявлял странную, ничем не объяснимую активность и раздражительность. Родители сбежавшего, Артур и Молли Уизли, его невеста, Флер Делакур, дата свадьбы с которой была назначена на сегодня, а также бабушка похищенного молодого человека, миссис Августа Лонгботтом, крайне обеспокоены. Авроры приступили к поискам».



Из письма Невилла Лонгботтома бабушке:

«Дорогая бабушка!

Не переживай, со мной все в порядке. Я живу хорошо и совсем не скучаю. Билл очень милый. Только немного грустный. По-моему, его беспокоит рана на лице. Ты помнишь, как рассказывала мне о чудо-мази? Напомни мне рецепт, пожалуйста. Пиши до востребования.

Твой любящий внук, Невилл».



Из письма Билла Уизли брату Чарли:

«Привет, Чарли.

Как жизнь, как дела?

У нас все в порядке.

Слушай, а у тебя больше нет знакомых, которые сдали бы нам временно жилье. Нет, ты не подумай, тут нам очень нравится. Просто жить уже нельзя – Невилл слегка переборщил с приготовлением лечебной мази для меня.

Пиши до востребования. И как можно скорее.

Твой брат, Билл»



Из письма Флер Делакур Биллу Уизли:

«Милый Билл!

Как твое здоровье? Надеюсь у тебя все хорошо.

Слышала о ваших проблемах с жильем – очень сочувствую.

Северус передает тебе лечебную мазь и привет Невиллу.

Целую, Флер»



Драббл «Кто сверху?»

- Милый, ужин на столе.

- Угу.

- Ты слышал?

- Да, сейчас.

- Любимый, ну почему нужно повторять – все же остынет.

- Сейчас, тут важные новости о квиддиче.

- Важные новости можно прочитать позже, а ужин разогревать я не буду.

- Да иду-иду, не нуди.

- Рон Уизли, я никогда не нужу, я лишь сообщаю, что…

Чмок.

- Все-все, Драко, я понял.



Тем же вечером. Позже.

- Ну, почему всегда ты?

- Что это тебе взбрело в голову?

- Это несправедливо.

- По-моему, ты никогда раньше не жаловался.

- То раньше, а теперь я понял, что это несправедливо?

- Что именно?

- То, что ты всегда сверху. Я тоже хочу.

- Тебя что-то не устраивает в наших отношениях?

- Ну… Нет… Ну… В смысле меня устраивает… Просто это несправедливо.

- Так, Рон, поворачивайся – не тяни время.



Драббл «Рождественская история с продолжением»

1997 год, Сочельник

- Ой, смотрите, смотрите! Рон вытащил кольцо! Ха-ха-ха! Ронни вытащил кольцо! Теперь он должен жениться.

- Заткнись, Фред!

- Но это же правда! Ма, правда ж?

- А что? Что случилось?

- Рону досталось кольцо?

- Досталось? Как это? От кого?

- Не от кого, а из чего. Из пирога?

- ???

- Ой, Гарри, я все время забываю, что ты плохо ориентируешься в традициях. В рождественский пирог обычно кладут всякие предметы, которые предсказывают судьбу на ближайший год тому, кто их вытащит. Ну, то есть в чьем куске пирога они окажутся. Например, монетка - к богатству, подковка - к удаче. А Рон вытащил кольцо – это к свадьбе.

- О, Рон, а ты не говорил, что у тебя есть невеста.

- Отстань.

- Ну, Рон у нас скрытник.

- Кто бы мог подумать, Рон и кольцо!

- Мальчики угомонитесь – ничего особенного в этом нет. И это же не стопроцентное профессиональное предсказание.

- А вот и есть. Ма, помнишь, к нам дядя Элиот приезжал на рождество – так он вытянул пуговицу. Ха-ха. И он так ведь и не женился.

- А что означает пуговица?

- Пуговица – к безбрачию, дорогой. А дядя Элиот был гомосексуалистом, Джордж, и не имел ни малейшего желания вступать в брак.

- Ха-ха-ха.

- А тетя Мэрион вытащила маленькую птичку – это к известиям – и через месяц узнала, что ее бухгалтер оказался вором и свистнул все ее денежки. Ее разбил паралич от расстройства.

- Тете Мэрион меньше надо было… хм… привечать молоденьких бухгалтеров у себя… хм… дома. Все, хватит. Оставьте брата в покое и не забивайте голову глупостями. Рон, детка, я знаю, это глупости, но ты же понимаешь, что тебе еще рано жениться. Ты разумный мальчик, но предосторожность не повредит.

- Да, мама. Я не собираюсь жениться. Отстаньте все.

- И правда, что вы все…

Раздался стук в окно и большая почтовая сова, впущенная Джинни, вкинула прямо в руки смущенного Рона толстый пакет.

- О, Ронни, кто это тебе пишет такие длинные письма? Не иначе невеста. Ха-ха-ха.

- Ха-ха-ха.

- Достали, идиоты! – И Рон пулей вылетел из-за стола.

Красный и злой он громко хлопнул дверью своей комнаты. Идиоты! Даже Гарри и Гермиона! О Фреде и Джордже и говорить нечего.

Он запер дверь и распечатал пакет. Внутри был вожделенный набор для чистки метел, очень дорогой, в красивом ящике из красного дерева, и письмо. Рон пробежал глазами ровные аккуратные строчки, и его лицо изменилось.

«… а теперь рассмешу тебя. Сегодня за ужином, когда разрезали рождественский пирог, оказалось, что в моем кусочке кольцо. Представляешь?! Мама забеспокоилась, что я влипну в какую-нибудь историю с беременной магглой (почему именно магглой?), и папа тут же прочитал мне нотацию о безопасном сексе. Но в целом все обошлось.

Очень символичное пророчество, не находишь?

Люблю…»

Люблю. Люблю. Люблю.

Рон украдкой поцеловал письмо и бережно спрятал в свой тайник, где уже лежала внушительная пачка.



Июль 1998 года

На стук дверь открыла Джинни и тут же ойкнула от удивления, чем привлекла внимание родителей.

- Джинни, кто там?

Миссис Уизли вышла посмотреть и нахмурилась.

- Э-э. Здравствуй. Какой сюрприз. Артур! Иди сюда!

- Добрый вечер. Надеюсь, приятный?

- Хм.

- Что, дорогая? О, Люциус, что ты здесь делаешь?

- Какое милое приветствие. Да вот проходил мимо и зашел проведать старого друга.

- Ошибся адресом?

- Отнюдь. Есть разговор. Наедине, - многозначительный взгляд в сторону Джинни.

- Джинни, детка, пойди погуляй.

Дочь недовольно кивнула и медленно вышла.

- Да, Артур, теперь я понимаю, почему ты не в состоянии добиться успеха на работе.

- Люциус!..

- Все дело в элементарном отсутствии воспитания. Хочу заметить, что я до сих пор стою в дверях.

- Заходи, садись, - буркнул уязвленный хозяин. – Зачем пришел?

- Вот так сразу к делу? Не угостишь чашечкой кофе? Впрочем, спасибо – я, пожалуй, воздержусь.

- Люциус.

- Я пришел поговорить о наших детях.

- И что общего может быть у наших детей?

- Ну, не скажи. Например, они учились на одном курсе Хогвартса.

- Так ты о Роне? Люциус, я не хочу слышать, что твой избалованный сынок наговорил на моего сына. Что Рон ударил его? Обидел? Оскорбил? Они дети – это естественно, что они ссорятся. И я не собираюсь вмешиваться в это.

- Хм. Насчет обидел-ударил-оскорбил ты прав – было дело, жаловался Драко. Но вмешиваться в детские дрязги у меня тоже нет ни малейшего желания. А вот в том, что они дети, ты глубоко ошибаешься. И я здесь не из-за того, что твой сын ударил моего, а из-за того, что он его… совершил с ним половой акт.

- Что?

- Что??

- Миссис Уизли, вы действительно хотите, чтобы я уточнил?

- Будьте так любезны.

- Ваш сын трахнул моего. Вернее, ваш сын трахает моего. В прошлом и настоящем. И судя по всему, не собирается прекращать в будущем.

- Что?

- Что?

- Хм. Я всегда подозревал тебя в тупоумии. Это у вас семейное? Какое из слов ты не понял? Секс. Они занимаются сексом. Тебя подробности и технология интересуют?

- Нет!

- Нет!!

- Хвала Мерлину! Вы готовы воспринимать информацию?

Супруги с несчастным видом кивнули.

- Итак, у наших сыновей бурный роман с отягчающими последствиями.

Миссис Уизли схватилась за сердце.

- Как это, - прохрипел ее муж. – Не может быть, чтобы…

- Увы, но может.

- Кто?

- Что кто? Они оба решили. Хотя я считаю, что это все идея вашего сына.

- Кто из них? – смахнула слезу миссис Уизли.

- Так, я утратил нить разговора. Что вы имеете в виду?

- Ну, ребенка… Кто?

- Какого ребенка? Миссис Уизли? Мерлин! У вас одно на уме! Они оба мужчины! Хвала Всемогущему.

- Тогда какие последствия? – слегка воспрял духом Артур.

- Они решили жить вместе – теперь, когда закончили школу. Так вот, я не собираюсь впускать в свой дом никого из вашего нищего семейства. И нечего возмущаться – я не оскорбляю, а излагаю объективный взгляд на ситуацию. Я вообще не знаю – может, ваш сын использует моего ради денег.

- Что?!

- Что?!!! Рон никогда!

- Ни за что!

- Ладно, я понял. Но суть не в этом. В общем, вашего сына принимать я не собираюсь, давать ему доступ к наследству Драко тоже. А поскольку мой сын уперся, то… Я изгнал его и лишил наследства.

- Я всегда знал, что ты бездушный, бессердечный, бесчувственный…

- Пожалуй, - Люциус задумчиво кивнул. - Еще злой, амбициозный, успешный, красивый… Впрочем, мы ведь не обо мне говорим.

- Как вы можете так с собственным ребенком? – всхлипнула миссис Уизли. – Вам ни капельки не жаль его?

- Жаль? – удивился Люциус. – Почему я должен жалеть его? Пусть поживут немного вместе, попробуют. Если у них ничего не выйдет, Драко вернется в семью. А выйдет – он уверится, что сделал правильный выбор и ничто не помешает ему быть счастливым. Что еще может пожелать хороший отец сыну, как не счастья и уверенности в своем избраннике? - Люциус пожал плечами, встал и подошел к двери. – Пусть еще переживет близкое знакомство с новыми родственниками, - не удержался он от сарказма, открывая дверь. – Драко! Заходи, - и вышел, оставляя на пороге совершенно несчастного парня.



Декабрь 1999 года

- Даже не вздумай!

- А что ты предлагаешь? Мы не можем всю жизнь жить с твоими родителями!

- Чем тебе не нравятся мои родители?

- Мне нравятся твои родители, мне не нравится с ними жить! Я устал натыкаться на твою маму, когда выхожу из ванной в одном полотенце. Хотя это, конечно, лучше, чем натыкаться на твоих братьев. И вообще – сколько можно!

- Мы что-нибудь придумаем. Но только не это!

- Но…

- Нет! Это мое последнее слово.



«Дорогие мама и папа.

Давно вам не писал – все дела, работа, учеба. Даже дома такой бардак, что трудно найти не только свободную минутку, но и место, где ее использовать.

А вообще с прошлого письма ничего не изменилось – все по-прежнему. Мы с Роном ссоримся и миримся, как всегда.

Как вы съездили во Францию? Надеюсь, с погодой повезло – слышал, там было наводнение.

Папа, афера со смещением Скримджера была просто гениальной. Тут все в шоке. Но, естественно, о тебе никто и не подумал. Ты – мастер.

Собственно, пишу я из меркантильных соображений. Проблема в том, что жить в этом доме становится все труднее. Мы собираемся подыскать новую квартиру, но вот с деньгами, естественно, туго. Как насчет помочь?

Любящий вас сын Драко»



«Дорогой Драко.

Не работай слишком много – это вредно для здоровья. А умеренные ссоры иногда полезны в семейной жизни. Рада, что у тебя все хорошо.

Поездка прошла прекрасно. Мы чудно отдохнули. И погода была превосходная – твой отец даже слегка загорел.

Ох, не говори мне про эти аферы – Люциус мне все уши прожужжал. Я уже устала от него.

О квартире. Мы давно уже говорили с твоим отцом. Тут недалеко есть чудный домик – маленький, всего три спальни, но вам хватит. Люциус собирался купить, но я уговорила его посоветоваться с тобой. В любом случае приезжайте на Рождество, съездим, посмотрим.

Целую, любящие мама и папа.

PS. Что там смотреть – прекрасный дом. Скажи Артуру в Сочельник.

Люциус»



Цикл «Любовь к… квиддичу»

Драббл 1 «Кто победил?» В слизеринской раздевалке было шумно, но не очень весело. Игра Гриффиндор-Слизерин закончилась, как обычно, не в пользу последних. - Да ладно, Маркус. По очкам мы бы точно победили. Если бы не этот Поттер! Маркус вздохнул. - Но ты ему здорово засадил, молодец, - команда захихикала, кто-то ласково приложил по спине. - Эээм… - Маркус поднял глаза и покраснел. - Да ты не переживай – подумаешь, не сработало. Идея была классная. - Кхм, - после еще одного дружеского тычка Маркус закашлялся. - Уверен, ты еще поимеешь этого Поттера. - Умф. - А он будет стоять на коленях и не рыпаться. Га-га. Раздевалку огласил дружный хохот. Быстро одевшись, Маркус выскочил из душного помещения на улицу. «Бл**. Что за идиотская манера краснеть не во время. И эти идиоты хороши – что за шутки дурацкие. И я тоже хорош… И что теперь…» - Больно, между прочим, - обиженно заявил голос из пустоты. Маркус остановился и оглянулся. – Иди сюда, - голос скрылся за углом. Маркус неуверенно шагнул следом. – На спине огромный синяк, придурок, - буркнул, появляясь из-под мантии, Гарри. – Я теперь спать не смогу. - А зачем тебе спать? – вздыхая от облегчения, расплылся в ухмылке Маркус. – Спать вовсе не обязательно. - «Не спать» я тоже не смогу, - ядовито сообщил Гарри. - Сможешь. Будешь стоять на коленях и не рыпаться, - прижимая его к стене, сообщил Маркус, принимая довольное мычание за знак согласия.



Драббл 2 «Куда смотрит Снейп»

- Профессор, этот Поттер просто ужасен! Он наглый, невоспитанный и… Ну, в общем, ужасный. А главное – шпион. Представляете, крутится возле слизеринской команды все время. И ведет себя ужасно самоуверенно. Я ему сто раз объяснял, что Маркус его просто убьет, а он хихикает, гад. И Маркус тоже странный. Я ему сто раз объяснял, что надо убить Поттера, а он матом ругается и говорит, чтоб я не лез. Даже чуть в ухо не дал, когда я сказал, что у них там с Поттером любовь, наверное. Но не дал, естественно. Его ж мой отец иначе со свету б сжил. Но с этим выскочкой точно надо что-то делать… Профессор! Ну, куда вы смотрите? Я же говорю о Пот... Ну, куда вы лезете? Я же еще не разделся?



Драббл 3 «Обучение Флинта»

- Итак, мистер Флинт, вы можете объяснить мне, что происходит? – Снейп навис над сидящим на краешке стула парнем, который, несмотря на немалый рост, пытался стать незаметным. – Я слушаю вас.

- Ээээ… Мы проиграли, сэр, - с полным на то основанием предположил капитан.

- Нет, мистер Флинт, вы не проиграли, - Снейп сделал паузу, позволив осознать всю важность произнесенного.

- Разве, сэр? – усомнился Маркус. – У Гриффиндора на 280 очков больше. Так что со всем моим уважением, - вздохнул он, - мы все-таки…

- Нет! – рявкнул Снейп, выходя из себя. – Вы не проиграли! Вы сдали игру!

- Но, сэр… - пробасил капитан злосчастной команды. – Мы…

- Да, мистер Флинт, именно вы! Я наблюдал за вашей игрой. Это и близко не было похоже на вашу обычную жесткую – иногда даже слишком, по мнению других преподавателей, - манеру игры. Вы вели себя как кавалер на балу, обхаживающий даму, а не как квиддичный вышибала.

- Но, сэр, это не…

- Не так? Вы хотите попытаться уверить меня, что играли как обычно? Что Поттер не летал как хозяин поля, даже не оглядываясь на бладжеры? Да в ожидании, пока появится снитч, он разве что ногти не полировал, чтобы убить время. А что делали в это время вы?

- Я… Я пытался сбить Уизли.

- Которого? У них в команде все Уизли. Кто не Поттер, конечно.

- Но сэр…

- Ладно, мистер Флинт, - Снейп вдруг сменил повышенно-шипящий тон на понимающе шипящий. – Я знаю, что с вами происходит. – Маркус вскинулся, покраснел, побледнел и снова покраснел.

- Сэр, я…

- Да, это очень щекотливая тема, и я сам ненавижу вмешиваться в подобные вопросы. Но я не могу позволить, чтобы из-за моей щепетильности, - Маркус скривился, - факультет проигрывал. Раз это нужно для общего блага, я готов вмешаться и помочь разрешить ваши проблемы.

Маркус шокировано уставился на декана.



Драко Малфой начальственно цыкнул на загулявшихся малышей, шумной толпой вбежавших в гостиную, и направился к выходу.

- Эй, Драко, ты куда? Опять консультироваться по зельям?

Драко про себя обозвал Забини самыми ужасными словами, которые знал, и крепче сжал учебник по зельеварению. Он ненавидел такие ситуации – когда надо выбирать между опасностью рассекретить тайные отношения и необходимостью выглядеть тупым студентом. А еще больше он ненавидел тех, кто ставил его в такие ситуации – чаще всего его собственные сокурсники, например, не в меру любопытные Паркинсон и Забини и не в меру ретивые Кребб и Гойл.

- А, по-моему, последняя тема была совсем несложная. Даже Лонгботтом худо-бедно чего-то наварил. Хи-хи, – подлила масла в огонь Панси.

Этого Драко вынести не смог.

- У меня с профессором Снейпом свои дела, - с загадочным видом произнес Драко. – А это… - он показал на учебник, - так, для прикрытия.

Сокурсники притихли, и Драко гордо удалился, оставив их обсуждать возможные тайные задания, которые передает ему Темный Лорд через декана.

Пребывая в прекрасном настроении, Драко подошел к комнате декана и, нарушая категорический запрет вламываться без стука и предупреждения, тихо произнес пароль. Конечно, он знал, что Северус слегка пошумит, но так хотелось сделать сюрприз. Драко вошел. Сюрприз был продуман до мелочей еще в предыдущую ночь, когда их встреча отменилась из-за маразматических выдумок директора. Сейчас он проберется в спальню, разденется, наколдует черные шелковые простыни… или белый мех. Драко остановился. Этот вопрос он не продумал. То есть продумал, оба варианта в подробностях. И оба ему очень понравились. Но сейчас-то надо было выбрать только один – самый лучший. На черном он будет смотреться эффектно. Но, пожалуй, слишком юным. А на белом…

- Нет, Маркус, это нужно делать нежнее.

Драко застыл, с ужасом глядя на приоткрытую дверь кабинета.

- Да, сэр, - просопел капитан квиддичной команды.

- И мягче – у вас слишком сильная хватка. Осторожнее, - сопение стало громче. – Вот так. Вы же любите меня, а не пытаетесь съесть на завтрак.

От этих слов сердце Драко провалилось куда-то вниз, а дыхание перекрыл огромный, ставший поперек горла ком. Хотелось медленно, гордо войти туда, иронично поднять одну бровь, как отец, и спросить что-нибудь вроде: «Северус, я вижу, у тебя вечеринка. Не пригласишь?» Очень хотелось показать, как ему все равно, высмеять их. Но он мог сейчас только разреветься, вбежать туда и колотить их обоих этой дурацкой книжкой, и кулаками, и пинать ногами, и побить все эти склянки проклятого зельевара, и… Он развернулся и выскочил в коридор. Из последних сил сдерживая слезы, он швырнул книжку в угол и помчался не разбирая дороги, оставляя позади себя в пустом коридоре гулкое эхо шагов и шипение «Хорек недобитый».



Гарри Поттер, согнувшись под мантией-невидимкой, шипел все известные ему проклятия в адрес мерзкого хорька, вознамерившегося убить его здоровенной книгой и лишь по счастливой (что весьма сомнительно) случайности всего лишь отбившего ему все пусть и не жизненно важные, но нежно любимые и лелеемые органы. Первое желание было - кинуться следом и убить каким-нибудь изощренным способом, но объективные обстоятельства его несколько задержали. Когда же перед глазами перестали плыть разноцветные круги и, казалось, ничто не спасет хорька от жестокой участи… Гарри заметил, что дверь в обитель Снейпа приоткрыта.

Началось все с того, что Гарри Поттер влюбился. Вернее… Впрочем, он и сам не знал, как это назвать. Он называл влюбленностью свое отношение к Чжоу, но это… Он желал. Причем желание вызывали самые отвратительные для него черты – жестокость и агрессия. И, как следствие, тот, кто воплощал все эти черты. Довольно долго ему удавалось игнорировать свои чувства, но сегодня… Сегодня произошло нечто выходящее из ряда вон. ОН вел себя совершенно нехарактерно. Вообще сегодняшняя игра была какой-то неправильной, и Гарри понял: что-то произошло. С НИМ! Помаявшись догадками в гриффиндорской гостиной, Гарри схватил мантию-невидимку и кинулся в подземелья – как раз для того, чтобы увидеть Маркуса Флинта идущим из слизеринской гостиной в комнаты декана.

Прохаживаясь по коридору, Гарри принял решение – он дождется, когда Маркус выйдет, и… Дальше все было сложнее. Например, он попадется ему на глаза и… нарвется на мордобой. Или… признается в любви и… нарвется на мордобой. В любом случае надо дождаться…

Или заглянуть и послушать, о чем это можно говорить со Снейпом битый час. Скорее всего получать нагоняй за проигрыш или…

- Маркус, вы совершенно не стараетесь. Как вы собираетесь завоевать сердце вашей возлюбленной с такими манерами?

- Э-э-э… Но сэр…

Громкий стук двери не дал Маркусу договорить. Студент и декан, не сговариваясь, выбежали из кабинета и подбежали к двери.

- Любопытный мальчишка! – процедил сквозь зубы Снейп, быстро соображая, кто был единственным человеком, который мог открыть эту дверь без его ведома.

- ***, - не стесняясь, высказался Маркус, глядя на парящую в воздухе черноволосую макушку, которая быстро удалялась.

- Теперь будут одни проблемы, - вздохнул Снейп.

- Теперь мне точно ничего не светит, - в унисон вздохнул Маркус.

- Не психуйте, Маркус. Поттер вам не соперник.

- Соперник? – удивился парень. Снейп внимательно посмотрел на него, затем на опустевший коридор.

- Маркус, пожалуй, настало время уточнить, правильно ли я понял, кто же является предметом вашей… вашего увлечения, - осторожно произнес Снейп и, глядя на покрасневшего студента, предположил: - Хотя думаю, я не хочу этого знать.



- Как декан факультета я обязан заботиться о физическом и душевном здоровье вверенных мне студентов, а также об успехах факультета, для чего я должен устранять все факторы, мешающие вышеназванным студентам их достигать, - монотонно объяснял Снейп, устало раздеваясь уже под утро. На кровати, застеленной фланелевым бельем в зеленый цветочек, извивался и брыкался связанный наколдованными путами зареванный Драко, найденный, как ни странно, вовсе не в объятиях такого же расстроенного Поттера, а в Запретном лесу. Несмотря на панический страх, Драко выявил желание напасть на «подлого профессора, растлевающего своих студентов направо и налево. Особенно налево!», вследствие чего был обездвижен, связан и доставлен в спальню. Там, связанный и раздетый, он очень отвлекал профессора от проводимой воспитательной беседы. И судя по блеску в глазах, был этим весьма доволен.



В это время в Гриффиндорской башне Гермиона отчитывала загулявшегося Гарри.

- Если тебя не пугает перспектива лишить факультет всех очков или вообще вылететь из Хогвартса, то подумай хотя бы о репутации несчастной девушки, кто бы она не была, - взывала она к совести парня, который совершенно бесстыдно и счастливо хихикал.

А в одном из коридоров Хогвартса Кровавый Барон читал лекцию «О вредном влиянии устного народного творчества на самочувствие некоторых не в меру любопытных полтергейстов» случайному и единственному свидетелю событий, на которые была так богата эта ночь.



Драббл «Выбор года»

- Ооо. Ооооо. Аааааах. О даааа. Оооо. Ооооой. Ай. Уй. Мерлин. ***. Северус, когда мы наконец поменяем диван?

- Давай поговорим об этом в другой раз. Не сейчас.

- Именно сейчас, потому что с противоположной стороны в меня входит здоровенная пружина. Я не согласен становиться вечным боттомом насильственным путем.

- Гарри, это несколько не вовремя.

- О, если бы ты знал, насколько это не вовремя! Завтра я иду покупать диван.

- Тебе еще не надоело ходить его покупать каждую субботу? К тому же послезавтра Новый год.

- Ну и что, я надеюсь, что завтра я наконец выберу то, что мне нужно.

- Хорошо, но сейчас, может, мы продолжим? У меня еще масса работы.

- Тогда иди работай – меня не расслабляет массаж в таких условиях.



- Северус, я пришел тебе сказать… Северус? Такое время, а ты в постели? Ты заболел? Что… Ремус? Ты тоже заболел? А почему в постели Северуса? Вы что, изменяете мне?! Да, я знаю, что у нас ничего не было, Ремус. Я говорю вообще. А ты! Жалкий, грязный, ничтожный, неблагодарный… Изменщик! Я потратил на тебя лучшие годы своей жизни! Ну хорошо, лучшие 3 месяца своей жизни. И не такие уж лучшие. А ты!!! Как ты мог так со мной поступить! Что? Какой диван? Ааа. Да, диван я купил. Почему так рано? Так я это, ну… По дороге случайно встретил Драко… Малфоя, помнишь? Помнишь, да? И мы с ним поговорили там, все такое и… В общем мы любим друг друга. И я решил переехать к нему. Да, диван мы уже туда отослали. А я вот пришел сказать тебе… А тут ты… И Рем… А я за вещами… Я так и думал, что ты не захочешь отдавать вещи, поэтому Драко их уже забрал – через окно. Прощай, Северус. Желаю тебе счастья.

- Эхм. Что это было, Северус?

- Поттер.

- Это я видел. А что вообще все это было?

- Я ж уже сказал – Поттер в своем репертуаре.

- Он это серьезно?

- Ну, на данный момент да.

- Ты так спокойно об этом говоришь. Тебе ни капельки не больно?

- Нет. Я же знал, что он не спроста каждую субботу ходит выбирать диван, - и заранее перепрятал его любимую метлу. Теперь можно совершить торжественный акт публичного сожжения.

- А ты об этом…

- Ну, и еще у меня есть ты, конечно.



Драбблы, написанные на новогодний фикатон на АБ "Мелочь, а приятно" для Menthol_blond.

Драббл «А поутру они проснулись…»

Он проснулся и попытался вспомнить, кто он такой и где находится. Получалось плохо. Зато осознание, что это похмелье пришло сразу. Сухость и неприятные ощущения во рту. Он попробовал облизать губы и понял, что у него полный рот чужих волос. Не открывая глаз, он стал плеваться, пытаясь избавиться от этой гадости. Попытался отвернуться, но при первом же движении сделал сразу несколько открытий: он дрался. И занимался сексом. Причем как минимум дважды. И как минимум один раз с мужчиной. Открыв один глаз, он увидел под носом блондинистую обсмоктанную макушку. Отбросив желание выяснить, кто это, он оглянулся – сзади, уперевшись головой в его поясницу, лежала другая, темноволосая голова. От движения голова слегка закружилась, и он посмотрел вверх. Над ним нависала роскошная, зеленая, присыпанная снегом еловая ветвь. «Мы в Запретном лесу», - мелькнула паническая мысль, однако была вытеснена более насущными потребностями. Он стал выбираться из нагретого «ложа», наступая на мягкие и твердые части тел спящих людей, составляющих ему компанию. Их было явно больше двух – если он не ошибся, то по дороге ему встретились три рыжих, две черных и одна шатенистая шевелюры. Наконец он выбрался, оглядел место действия и лежащие на нем обнаженные тела.

«Квиддич. Гриффиндор-Слизерин. Ничья. Первая за семь лет его учебы. Переигровка на каникулах с тем же результатом. И дружеская попойка. С Рождеством, Маркус», - подумал он после того, как его стошнило в углу Большого зала.



Драббл «Корпоративная вечеринка»

Билла Уизли мучили хандра, ностальгия и дурные предчувствия. Несмотря на все пережитое за последние месяцы, его не оставляло ощущение, что неприятности только начинаются. И как всегда, все то, что расстраивало Билла, повергало его невесту Флер в неописуемый восторг.

- О, когпогативная вечегинка в Ггинготсе – это пгосто замечательно. Шарман. Мы так давно никуда не выбигались вместе. Миссис Бгандбент сказала, что там будет даже багмен Санта Клаус. Пгедставляешь?! – Флер уже второй час, не умолкая, говорила о вечеринке, и все это время не отходила от зеркала. Само зеркало уже мечтало о медленной и мучительной смерти, и Билл его понимал. А ведь вечер еще даже не начался.

Биллу вовсе не было весело. Он не чувствовал праздничного настроения, всего этого возбуждения, метушни. Он ощущал внутри себя пустоту.

- Знаешь, - рассказывал он Санта Клаусу за барной стойкой, выпивая уже третий бокал мартини, - иногда я ловлю себя на мысли, что не хочу жениться. Вот только я не могу понять, вообще или конкретно на Флер. С некоторых пор мне стало как будто чего-то не хватать. Я попытался объяснить это своим. Мама сказала, что это последствия ранения и болезни – мол, слишком много лекарственных зелий, стресс и все такое. А отец сказал, что это предсвадебный мандраж, и долго рассказывал, как он ужасно себя чувствовал незадолго до собственной свадьбы. А на вопрос, когда этот мандраж прекратился, перевел разговор на другую тему. – Билл подвинул Санта Клаусу пустой бокал, тот изящным движением наполнил его. - Флер чУдная девушка. – Билл проследил за руками бармена в белых перчатках. – Красивая, умная, добрая. Вот только… Не знаю, может, это действительно последствия… ну, звериное что-то во мне пробуждается… но мне вдруг захотелось страсти в отношениях, безумия. А Флер… Она дала имя всем нашим будущим 9-и детям, прежде чем позволила себя поцеловать. И после… ну… первой ночи… подробно рассказала, где они все будут работать. А меня не оставляет желание уехать, что-то сделать такое… чего никогда не делал. Тянет куда-то, и я…

- Эй, Санта! Там штуковина такая типа маггловской приехала. Говорят, привезли что-то для праздника – вас спрашивают.

Санта Клаус кивнул и направился к выходу из зала. В это время Флер, танцующая с каким-то средних лет магом и щебечущая что-то ему на ухо, обратила внимание на жениха и двинулась к нему с недвусмысленным намерением.

- Я вам помогу, - вскочил Билл.

- Но…

- Пожалуйста, позвольте, - просительно сказал молодой человек. Санта Клаус пожал плечами.

- Билл, дрогой, пойдем танцевать.

- Извини, Флер. Я обещал помочь Санта Клаусу – надо кое-что разгрузить для праздника.

- Но, Билл, тебе нельзя перетруждаться.

- Да нет, я не буду разгружать – только покажу, где что.

- А-а. Ну хорошо, но ты не задерживайся – без тебя тут так скучно.

- Угу, - буркнул он, глядя на уже улыбающуюся неизвестному магу невесту, - невыносимо просто. – И поспешил за Санта Клаусом.

В темном коридоре, ведущем к хранилищам, Билл забеспокоился.

- А что вы разгружать-то собираетесь?

- А почему разгружать? Может, и загружать. – Санта Клаус резко остановился, подошел к молодому человеку и прижал его к стене. – Хочешь попробовать что-то новое?

Длинный коридор, тусклый свет, множество дверей, ощущение щекочущей бороды вперемешку с влажными поцелуями и горячим дыханием на теле. Тонкие пальцы стягивают с него рубашку. Кажется, будто он слышит шаги – сейчас сюда придут и застанут их. Увидят, как они… Как ему это нравится… Плевать. Опасность, мартини, неутолимая жажда ударяют в голову. Эти красивые изящные руки и густая белая борода, скрывающая лицо. Билл пытается стащить колпак, но его руки оказываются прижатыми к холодной стене.

- Тсс. Будь хорошим мальчиком. И Санта Клаус сделает тебе подарок на Рождество. Хочешь подарок от Санта Клауса?

- Да. Даааааа.

Через час с небольшим взъерошенный, нервный Билл вернулся в зал, пряча глаза и судорожно стягивая на шее рубашку.

- Дорогой, что с тобой? Тебе нехорошо?

- Да, морозит что-то. Я, пожалуй, пойду.

- Конечно, пойдем, милый.

В эту ночь, как, впрочем, и в предыдущие, Билл почти не спал. Но совсем по другой причине.

Провалившегося под утро Билла разбудил полный бедлам, который был не редкостью в Норе. Все бегали и кричали, вырывая друг у друга из рук единственную газету.

- Что случилось? – хмуро спросил Билл.

- Гринготс ограбили! - воскликнула миссис Уизли и сочувственно похлопала сына по плечу.

- Люциус Малфой сбежал! Еще 4 дня назад! А они только сегодня сообщают!!! – возмущенно крикнул мистер Уизли, комкая газету.

- Что за крик – мы ничего не сделали, - ввалились в кухню сонные близнецы.

- Надеюсь, - подозрительно прищурилась миссис Уизли. – У вашего брата проблемы на работе.

- Люциус сбежал – вот проблемы!

- Да я вообще-то решил уволиться, - вставил в секундную паузу Билл.

- Что?

- Как?

- Почему?

- Я хочу уехать. Попутешествовать, отдохнуть. Я скопил немного денег и…

- А как же Флер? Свадьба?

- Я вдруг вчера понял, что мой предсвадебный мандраж никогда не пройдет. А она… я уверен, она найдет свое счастье.

- Или уже нашла, - хмыкнула Джинни, услышавшая из-за двери конец разговора. – Во всяком случае она с таким энтузиазмом говорила о некоем мистере Сомерсете.

Билл благодарно улыбнулся.

- Но… - растеряно развела руками миссис Уизли. – Куда же ты поедешь?

- Хм… - замялся Билл.

От его ответа всех отвлек стук – серая почтовая сова настырно ломилась в окно. Мистер Уизли впустил ее и принял довольно плотный конверт.

- Для Билла Уизли, - прочел он.

Билл подошел, распечатал конверт и заглянул внутрь. Затем задумчиво посмотрел в окно и кивнул.

- Почему бы и нет, - пробормотал он и обернулся к остальным. – Думаю, я поеду в Швейцарию, - ответил он на вопрос. – Всегда мечтал научиться кататься на лыжах. А еще, говорят, в горах, где много снега, живет настоящий Санта Клаус, - неожиданно задорно рассмеялся он.



Драббл «Новогодние традиции»

- ***, - раздался из комнаты отборный мат.

Северус Снейп пошел на звук. В гостиной, под раскидистой елью, лежащей на полу, барахтался черноволосый мужчина и громко ругался.

- Блэк, что ты делаешь с елкой?

- На что ты намекаешь?! – возмущенно воскликнул Сириус, выбираясь наконец из-под дерева. Волосы и одежда были покрыты иголками. – Она упала на меня!

- Вот я и спрашиваю, что ты с ней делал, что она упала, - усмехнулся Северус.

- Пытался поставить, - буркнул Сириус, злясь от того, что не смог придумать в ответ какую-нибудь гадость.

- Да уж, руки у тебя явно не оттуда, откуда надо, растут, - съехидничал Снейп, устанавливая ель.

- Иди ты, Снейп… Туда, откуда у меня руки растут! - огрызнулся Сириус.

- Заманчивое предложение, - протянул Северус, наступая на собеседника.

Громкий стук в дверь застал мужчин значительно позже и под той же елью, но уже надежно установленной. Кое-как натянув одежду, Сириус отправился открывать, а Северус поднялся по лестнице.

- Сириус, штаны хоть застегни, - крикнул он, глядя сверху вниз.

- А, какая разница. Кто бы это ни был, я от него быстро избавлюсь, - зловеще улыбнулся Сириус. – А потом поднимусь и…

- Это твой крестник с шайкой елку наряжать пришли. Там дети!

Северус еще некоторое время наслаждался видом торопливо пытающегося привести себя в порядок Сириуса – елочные иголки в волосах и застегнутая не на те пуговицы рубашка, несомненно, обманут гостей. Под нервные крики «Уже иду», «Сейчас», «Еще минуточку», «Гарри, да не стучи ты так», «Все в порядке, я вот только…» Северус отправился в ванную, усмехаясь и размышляя, что новогодние традиции – все-таки чудесная вещь.



Драббл «Ностальгия»

- Да, как сейчас помню: мы с тобой подрались, а потом я тебя трахнул, - довольно потянулся Сириус. – Хорошее было время. Мы были молоды и…

- Пф. Ничего ты не помнишь! – насмешливо возразил Северус. - Мы с тобой разговаривали, и потом Я тебя трахнул. И не такое уж было хорошее время. Мы были молоды и…

- Вот еще! С чего б это я с тобой разговаривал? И уж тем более позволял себя трахать?!

- Ха! Если бы мы дрались, я б тебя победил и в жизни не подпустил к своей заднице!

- Что? Сейчас ты что-то не такой щепетильный!

- Ты тоже как-то не особо жмешься!

- Да я тебя…

- Это я тебя!

Грохот, раздающийся сверху, отвлек молодых людей от шахматной партии. Какое-то время они прислушивались, а затем вернулись к игре.

- Что у нас сегодня на повестке дня? – равнодушно спросил Драко, обдумывая следующий ход.

- Сириуса с утра потянуло на воспоминания, - Гарри нахмурился, глядя на ход противника.

- Хм, - скривился Драко. Наверху что-то громко упало, кто-то вскрикнул. – Может стоит им сказать?

- Не думаю, что это сильно упростит им и нам жизнь. Скорее наоборот. – Гарри сделал ход. – Да и Дамблдор взял с нас слово.

- Вот уже старая лиса! – Драко недовольно посмотрел на доску.

- Но согласись, что он гений. Это же додуматься – убедить каждого из них в том, что между ними были отношения, о которых они не помнят.

- Могло не сработать, - скептически хмыкнул Драко.

- Ха, - воскликнул Гарри, - чтобы они не воспользовались случаем выяснить отношения и доказать друг другу, кто лучше?! Беспроигрышный вариант. Шах.

- Нууу, - скептически протянул Драко и попытался спасти короля. Сверху снова раздался грохот, затем послышались звуки, указывающие на определенную перемену в настроении спорящих партнеров.

- И мат, - довольно откинулся на спинку кресло Гарри и задорно подмигнул.



Драббл «Пополнение в семействе»

Гарри Поттер, потягиваясь и зевая, спустился по лестнице.

- Ты идиот!

В холле на стуле сидел Драко Малфой и лениво жевал круасан, прислушиваясь к крикам, доносящимся из гостиной.

- Северус сегодня с утра так оригинален, - прокомментировал он с полным ртом, увидев Гарри.

- Из-за чего сегодня скандалим? - поинтересовался Гарри, пытаясь отобрать у Драко оставшуюся часть круасана.

- Не знаю, - прошипел Драко, отвоевав круасан и пряча его за спину. – И не узнаю, если ты не заткнешься.

- Да если ты думаешь, что я на это пойду, то ты… - Гари отправился на кухню, схватил со стола тост и недопитый кем-то – очевидно, Драко – стакан сока и вернулся в холл. - … при этом совершенно безумный, страдающий маразмом и склерозом идиот. – Гарри вопросительно кивнул на дверь, Драко отрицательно покачал головой.

- Но я думал, это было бы замечательно, если бы мы вместе воспитали его, - голос Ремуса звучал, как всегда, спокойно с примесью грусти и покорности судьбе.

- Вместе? Да вместе с тобой я … даже не знаю что не сделаю. Не то что кого-то воспитывать.

- Ну, Не-Знаю-Что, может, и не сделает, - хмыкнул Драко. – а вот Мы-Все-Знаем-Что делает вполне спокойно.

- И регулярно, - поддакнул с набитым ртом Гарри.

- Но он такой маленький, у него совсем никого нет. Ему так нужна семья. И мы…

- Мы не семья, и у нас и так полный дом детей, - Гарри и Драко одновременно фыркнули, посылая в воздух крошки, и возмущенно переглянулись.

- Гарри и Драко уже не дети, - ребята согласно кивнули. – Они уже закончили школу и не сегодня-завтра начнут устраивать свою жизнь. Без нас.

- Вот и прекрасно, давно пора, - пробурчал недовольно Снейп, сбавляя тон. – Я вообще не понимаю, что они так долго тут делают. Уже давно должны были…

Что же они должны были уже давно, ребята так и не узнали, потому что Гарри вскрикнул и подпрыгнул на месте от того, что кто-то сзади толкнул его ногу. Дверь тут же открылась, и на пороге грозно застыл Снейп. Из-за его плеча выглядывал озабоченный Ремус Люпин. По холлу, игнорируя удивленные и возмущенные взгляды четырех пар глаз, пробежал маленький черный и лохматый щенок. На паркете его лапы разъехались и он, распластавшись по полу, покатился, усиленно пытаясь подняться. Это ему не удалось, и он затормозил о ботинок Снейпа. Невозмутимо встал, посмотрел снизу вверх, деловито обнюхал ботинок, снова посмотрел вверх, затем спружинил и поставил передние лапы на ногу зельевара, наклонил голову набок и заглянул в глаза.

- Вот видишь, он тебя уже… - в этот момент задние лапы щенка заскользили, и он плюхнулся на пол, перекувыркнулся и обиженно фыркнул. Ребята прыснули и синхронно зажали рот.

- … тебя полюбил. Естественно, тебя нельзя не любить – ты такой милый. И он так похож на тебя, - с хитрой улыбкой из-за спины продолжил Люпин. Гарри и Драко стали отступать, зажимая рот уже двумя руками и трясясь от сдерживаемого хохота.

Северус наклонился, поднял щенка и поднес к глазам. Тот замер, доверчиво уставился и попытался лизнуть Снейпа. Тот нахмурился.

- Ну что ж… Я назову его Блэком и воспитаю из него человека, - грозно заключил он и опустил щенка на пол.

- О, Сириус… - Щенок радостно тявкнул и сделал лужу вокруг ноги своего нового благодетеля. Гарри и Драко с гоготом умчались наверх.



Хороший день пятница

- У меня болит спина.

Да уж, конечно. Ему ж все время жарко. Наделает сквозняков, а потом у него болит что-то – то горло, то спина, то еще что-нибудь.

- Ты слышишь?

Слышу-слышу. Прекрасно слышу, что ты наконец заговорил. Неделю не разговаривал, обиделся он, видите ли, на что-то там – то ли окно не так закрыл, то ли сказал чего под руку. Обиделся. Я к нему и так, и эдак. Нет. Уставится в одну точку и «не слышит». А тут, на тебе, вспомнил о моем существовании.

- Тебе наплевать, что мне плохо. Я всегда подозревал, что ты хочешь моей смерти.

- Ага, хочу. Ты все равно со мной не разговариваешь. Или разговариваешь только, когда тебе плохо. Зачем ты мне такой нужен?

И почему я не умею делать вид, что не слышу его? Вот не могу никогда сдержаться. Столько лет живу и никак не научусь.

- Вот-вот. Не нужен. А чего я буду с тобой разговаривать, если я тебе не нужен. Все, я ухожу.

- Куда это?

Можно подумать, он кому-то кроме меня нужен. Разве что сейчас начнет Люциусом пугать…

- К Люциусу. Он всегда меня любил.

Ну вот… Старая песня.

- Ага, Нарцисса будет рада. Будете жить втроем. Познаешь все радости семейного счастья.

Кому он голову морочит? Можно подумать, я не знаю, что он сам Нарциссу как огня боится. Даже одно присутствие при семейной сцене в семье Малфоев сделали бы гомосексуалиста даже из Дон Жуана.

- А Люциус давно мечтает бросить ее. Вот теперь и…

Ага, так давно, что уже и забыл об этом. Он об этом мечтает со дня свадьбы. И думаю, будет мечтать до дня смерти.

- Да, говорил мне Сириус…

Сейчас начнется…

- Не смей упоминать в моем присутствии имя этого кобеля! И не делай такое невинное лицо! Ты думаешь, я не знаю, что было, когда вы жили вместе? Целый год жили.

Ну, жили. Сто раз говорил – негде мне жить было тогда.

- Обнимались прямо на собраниях!

Ха! Ну, похлопал пару раз Сириус по плечу.

- Ты думаешь, я не помню, как пришел на собрание, а у тебя вид затраханый?!

Вот это что-то новенькое. Хотя… Может, и был. Я тогда мотался, как угорелый по делам ордена, а дома Сириус со своей депрессией на почве безделья. Вполне допускаю, что видок у меня был и правда затраханый. Вот только с сексом это и близко связано не было.

- Все ты придумываешь. Ты тогда не заметил бы, выйди я даже с рогами и копытами на собрание.

Ну-ну?

- Еще как заметил! И Блэк еще – «Рэми то, Рэми се… Рэми такой милый, уси-пуси…»

Хм… Этого даже я не помню. Хотя мне не до того было. А вот ты, старая скотина, помнишь. И хоть бы раз сказал, что ревновал тогда. А вот сейчас до тебя дойдет, и…

- Хотя какое мне было дело? Подумаешь! Я даже внимания не обратил.

Ха! Вот если сейчас не выдержу и рассмеюсь – точно ж уйдет.

- Что ты хихикаешь? Все, я ухожу!

- Ну, куда ты пойдешь? У тебя же спина болит. Иди ложись – я сейчас зелье принесу. И пояс из собачьей шерсти…

Ой, не могу… Это же надо видеть, как он дуется и пытается не смеяться. Сейчас лопнет, точно. Ха-ха-ха…

- Это ты… Кпфха-ха-ха… Ну тебя, Люпин, старый идиот.

- Сам такой. Иди ложись.

- Не хочу. Выпить есть?

- Есть.

Не болит у него никакая спина. Это он мириться пришел. Тоже мне, обманных дел мастер.

- Ну так налей, что ты стоишь?

- А есть повод?

- Нууу… Пятница.

- Хороший повод.

А и правда, чем плохой повод? Пятница - хороший день.



Гет

Цикл «Прелести семейной жизни»

Драббл «Планы на вечер»

- Дорогой, ты куда-то собираешься? – Нарцисса в светло-голубом костюме спускалась по лестнице, недовольно разглядывая надевающего мантию мужа.

- Да, - сухо ответил Люциус, поправляя воротник.

- Так поздно?

- Да.

- И далеко ты идешь? – Нарцисса подошла к мужу и смахнула невидимую пылинку.

- В Министерство.

- Но сейчас почти девять вечера! Дорогой, тебе не кажется, что уже несколько поздно для визита в Министерство? – удивленно захлопала ресницами женщина.

- Мне нужно кое с кем встретиться и кое-что забрать.

- Надеюсь, это не связано с твоими играми с Темным Лордом?

- Мы же, вроде, договорились, что ты не будешь вмешиваться в мои игры, - Люциус поджал губы, демонстрируя недовольство, и взял трость.

- Дорогой, я беспокоюсь. И не только за тебя. Это может плохо отразиться на Драко.

- Чепуха, - отмахнулся мужчина.

- Это опасно? – слегка обеспокоено спросила Нарцисса.

- Всего лишь отнять у ребенка игрушку, - многозначительно хмыкнул супруг.

- Это все так не вовремя. Я планировала сегодня партию в бридж с подругами, - разочаровано нахмурилась женщина.

- Надеюсь, ты не думаешь, что перспектива провести вечер с твоими куроподобными подругами удержит меня дома? – приподнимая бровь, язвительно спросил мужчина.

- Не смей обижать моих подруг. Ты не поздно?

- Как получится.

- Но ты потом домой? – настойчиво спросила Нарцисса.

- Нет, в Азкабан, - раздраженно съязвил Люциус и вышел из особняка.



Драббл «Семейный скандал»

- Все! Я намерена положить этому конец. Мне надоело! Ты не уважаешь меня! Ты предал меня! Я никогда не думала, что ты способен на такое. Как ты мог?! Ты клялся мне в верности! О, и не делай такое удивленное лицо. Я знаю… Я все знаю! Эти ежевечерение отлучки, загадочные пожатия плечами. Праздники в министерстве. Все это чепуха. Не надо делать из меня дуру. Ах, Темный Лорд? Можно подумать, я тебе поверю. Скажи на милость, зачем ты ему нужен каждый вечер?

Я долго терпела, но всему есть предел. У тебя есть другая женщина. Ты мне изменяешь! Как ты мог?! А ведь я всегда была тебе верна! Да, и не смотри на меня так – твои подозрения совершенно беспочвенны. Да, именно совершенно беспочвенны – все восемь раз. Какой девятый? Ты просто просчитался.

И вообще разговор не обо мне, а об одном мерзком, изворотливом предателе, который прикрывает свои грязные делишки то министерской работой, то всякими лордами. А мне плевать, что он темный. Это не повод забирать тебя с семейных ужинов, со светских приемов – когда ему вздумается. Если это он, конечно. В чем я сильно сомневаюсь.

Стук в дверь.

- Мама, мне показалось, я слышал твой голос. Ты с кем-то разговаривала?

- Нет, дорогой. Тебе показалось.

- Странно. Там отец пришел.

- О, иду.

Несколько взмахов пуховкой и быстрый спуск по лестнице.

- Дорогой, ты сегодня рано. Как чудесно. – Приветственный поцелуй. – Сейчас будем ужинать. О, тебе надо уходить? Встреча в министерстве? Конечно, я оставлю тебе твой любимый десерт. Не задерживайся, милый. – Прощальный поцелуй.



Драббл «Разговор с женой о политике»

- Это ужасно! - воскликнула Нарцисса, откинув газету и чуть не перевернув фарфоровую чашку из старинного сервиза.

Люциус напрягся. Он никак не ожидал, что жена воспримет это так. Он, конечно, не посвящал ее в подробности рейдов Пожирателей смерти, но и газеты от нее не прятал. Просто Нарцисса никогда не интересовалась политикой, войной и прочими «мужскими играми». Неужели он в ней ошибся? Люциус отложил газету.

- Дорогая, я уверен, что не стоит принимать это так близко к сердцу, - осторожно начал он.

- Не стоит?! – возмущенно сверкнула глазами Нарцисса. – А ты видел это?! – она снова подняла газету и швырнула через стол. Впрочем, газета далеко не улетела, зацепившись за многострадальную чашку, которая таки перевернулась.

Люциус вздохнул и посмотрел на недочитанную статью со списком жертв ночного рейда Пожирателей. Ситуация и так паршивая – не хватало еще проблем с женой.

- Дорогая, пойми, это необходимые меры…

- Необходимые?! Ты меня за дуру держишь?! Это отвратительно!

Люциус тоскливо посмотрел на фотографию в газете, на которой колдомедики суетливо хлопотали возле покалеченного аврора.

- Дорогая, - устало вздохнул Люциус, - мы сто раз уже это обсуждали. Темный Лорд…

- Дорогой, вот только не надо забивать мне мозги Темным Лордом! Чуть что – сразу Темный Лорд! Хочешь меня уверить, что запрет на ввоз норки из России – это его происки?! О чем вы думаете в своем министерстве?

Люциус потрясенно уставился на кричащие газетные заголовки и кровавые фотографии и впервые в жизни не нашел, что сказать.



Драббл «Подарки для семьи»

- Дорогая, поторопись. Мы опаздываем.

- Конечно, дорогой, я минуточку.

- Милая, это очень долго. Давай быстрее.

- Хорошо, вот так. Еще секунду.

Тишина. Через некоторое время ее прерывает напряженный голос Люциуса.

- Милая…

- Сейчас… сейчас… Я уже …

- Ну же…

- Люциус…

Дверь распахнулась, выпустив наружу громкий женский стон и впустив невоспитанного отпрыска.

- О-о-ох…

- О-о-ой.

Драко побагровел и резко отвернулся, осознав, что произошло. Доносящиеся звуки заставили его попытаться улизнуть. Уже в коридоре его нагнал окрик отца.

- Драко!

Парень замер. Возвращаться не хотелось панически, но пришлось. Он остановился в дверях, зажмурился и покраснел еще больше.

- Если бы ты не был моим собственным сыном, я бы спросил, где тебя воспитывали, - невозмутимо сказал Люциус, застегивая брюки и поправляя рубашку. – Врываться в закрытую комнату без стука – это верх невоспитанности. – Он помог жене застегнуть платье. – А уж поворачиваться спиной и краснеть при этом – вообще не имеет названия. Запомни, джентльмен никогда не даст знать, что действия другого джентльмена вызывают у него неловкость, если этим он скомпрометирует даму. Дорогая…

- Я уже почти готова, - Нарцисса легким движением поправила прическу и макияж. – И я тебя умоляю, не начинай свою песню про дурное наследие Блэков – Драко не имеет с ними ничего общего.

- Кроме предков, - из вредности напомнил все-таки Люциус.

- Все, мы можем идти, - проигнорировала его жена.

Уже у самого выхода Нарцисса не удержалась и, став на цыпочки, заглянула в гостиную.

- Ой, а можно мне посмотреть подарки?

- Дорогая, мы опаздываем.

- И мне, - тут же включился Драко и получил только испепеляющий взгляд родителя.

- Ну, дорогой, ну, пожалуйста. Ну, хоть один. Маленький-маленький. Пожа-а-алуйста, - Нарцисса знала, что мужа при всей его холодности умиляли ее кошачьи повадки, и беззастенчиво ластилась к нему при необходимости.

Люциус прикрыл глаза, чтобы скрыть искорки смеха, и сурово поджал губы.

- Хорошо, но маленькие и на мой выбор.

- Конечно, дорогой, - радостно улыбнулась Нарцисса, и они с Драко получили по небольшому плоскому, нарядно упакованному свертку.

Прямоугольная коробочка тут же навела на мысль о бриллиантовом гарнитуре, виденном ею недавно и с тех пор вожделенном. Выражение лица Драко говорило о том, что он подозревает в похожем по размеру свертке книгу.

Нарцисса быстро избавилась от обертки и… широко открыла глаза. Рядом закашлялся Драко.

«Терпение – наивысшая добродетель леди», - было выведено готическим шрифтом в красивой, украшенной ажурной резьбой рамочке.

«Выдержка – наивысшая добродетель джентльмена», - показал, скривившись, Драко свой подарок в похожей, но более строго оформленной рамке.

- Люциус, - укоризненно посмотрел на мужа Нарцисса, но тот проигнорировал ее взгляд, вызывая домового эльфа.

- Возьмите и повесьте подарок леди Малфой в ее туалетной комнате над зеркалом, а подарок сына – в его комнате над кроватью.

Домовой эльф покорно исчез.

- Вот теперь мы совершенно точно опаздываем. Пойдемте, - и, взяв под руку жену, он вышел из дома, не забыв поцеловать ее, проходя под омелой над входом. Сзади уныло плелся Драко. Дверь с громким хлопком отрезала от него комнату, полную подарков самых разнообразных форм и размеров.



Драббл «Семейная реликвия»

- Дорогой, ты же обещал!

- Что, дорогая?

- Не притворяйся, что ты не помнишь.

- Эмм… Конечно, мы поедем в отпуск в… М?

- Конечно, поедем. Если ты вспомнишь, куда. Но я сейчас не об этом.

- Дорогая, не могла бы ты хотя бы в общих чертах напомнить мне, о чем речь? – Люциус уже соскучился.

- В общих чертах? Легко. Свадьба, супружеский долг…

- О! – удивился Люциус. – Тебе не хватает внимания? Странно, мне казалось, что сегодня утром мы прекрасно провели время, но если ты настаиваешь… - он поднялся из-за стола.

- Я не об этом, - Нарцисса покраснела.

- Но ведь ты только что…

- Я о Драко.

- О, - разочаровано протянул Люциус. – А что с ним?

- Ты же обещал.

- Да что я обещал? – вышел из себя муж.

- Поговорить с сыном.

- Мы с ним говорили за завтраком,- снова спрятался за столом Люциус.

- О чем?

- Ммм… - о квиддиче?

- Да при чем здесь ваш квиддич дурацкий?! Ты обещал с ребенком поговорить… - Нарцисса смутилась. - …по-мужски.

- И что я должен ему сказать, - приуныл Люциус.

- Расскажи ему о прелестях семейной жизни, о любви, о том, как рождаются дети.

- Он все знает – я ему книжку давал, - попробовал выкрутиться любящий родитель.

- Видела я эту книжку, - недовольно сказала Нарцисса. – Какая-то ботаника про пестики и тычинки. После такой книжки неизвестно, чего больше ребенку захочется – пуститься во все тяжкие или дать обет безбрачия.

- Очень хорошая книжка. Семейная реликвия, между прочим, - надулся Люциус.

- Дорогой, ну пожалуйста. Ради меня, - Нарцисса подошла, села мужу на колени и ласково потерлась щекой.

- Хорошо, дорогая, - сдался Люциус и нежно поцеловал жену. Увлеченные друг другом, они не услышали тихий стук и вздрогнули, когда дверь открылась.

- Папа…- Драко осекся и остановился на пороге.

- Дорогой, - тут же взвилась Нарцисса.

- Да, сын? - строго спросил недовольный Люциус.

- Папа, - смущенно пробормотал Драко, - я хотел с тобой поговорить, но если вы…

- Да-да, поговорите, - обрадовалась Нарцисса. – А у меня масса дел. – И она выпорхнула из кабинета.

- Хорошо, Драко, - обреченно вздохнул Люциус, - думаю, нам и правда надо поговорить.

- Ну… - замялся Драко и покраснел.

- Я понимаю, это нелегкий разговор, - начал Люциус. – Видишь ли, человеку не свойственно быть одному. Он всегда пытается найти того, кто облегчит его жизнь и сделает ее светлее и радостнее. – Драко непонимающе уставился на отца. – Именно это заставляет каждого из нас вступать в некоторые отношения с другими людьми. И… Вот, например, мы с твоей мамой…

- Папа, у меня проблемы, - перебил Драко.

- Что?

- Панси беременна, - Драко горестно вздохнул.

Люциус вскинул брови.

- Я так понимаю, спрашивать, чей ребенок бессмысленно. И говорить с тобой о пестиках и тычинках тем более.

- Па, что теперь делать?

- Жениться, - вздохнул отец. – Вот, например, мы с твоей мамой… - задумчиво начал он.

- Я не могу, - совсем поник Драко.

- Почему? – насторожился Люциус.

- Я уже женат.

- Не на Панси, - уточнил без особой надежды отец.

Драко уныло покачал головой.

- Права была Нарцисса, - констатировал Люциус. – Зря я подарил тебе нашу семейную реликвию.



Драббл «Рожественская встреча»

Гермиона скептически рассматривала корешки книг, находящихся невообразимо далеко. Там они тоже неплохо смотрелись, но проблема была в том, что они нужны были ей здесь, в руках. Попытки позвать забеганного продавца не увенчались успехом – народу в лавке было больше, чем на ярмарке в праздничный день. Хотя день-то и правда праздничный – Рождество. Гермиона в очередной раз посетовала, что на каникулах нельзя колдовать, вздохнула и полезла наверх, цепляясь за верхние полки и нарушая при этом правила поведения в книжном магазине – благо, нужный стеллаж находился в самом глухом уголке. Она вполне успешно справилась с задачей, еле-еле, но вытащила нужную книгу и при попытке не упустить книгу и при этом не упасть с верхотуры, естественно, не удержалась и полетела вниз. И попала прямехонько в чьи-то сильные объятия. Ее буквально подхватили на руки и осторожно поставили.

- Мисс… Грейнджер, если не ошибаюсь, - протянули прямо над ухом. – Что же вы так… неосторожно.

Гермиона вся сжалась от звука этого голоса. Не самая приятная в данной ситуации встреча. Она медленно повернулась.

- Мистер Малфой, - нет, конечно, бояться Люциуса Малфоя ей и в голову не приходило, но… - Спасибо, с Вашей стороны было очень любезно… - что именно было так уж любезно, Гермиона проглотила.

- Какая приятная неожиданность встретить Вас здесь. Где же Ваши друзья – я не заметил в толпе ни одного рыжего.

- Я пришла с родителями, - Гермиона непроизвольно снизила голос и опустила глаза, говоря о них, и сама на себя рассердилась за малодушие.

- Ну, конечно, с родителями, - любезно улыбнулся Люциус. – Это не их я видел у входа в магазин? Почему же они не зашли с Вами? – слишком наивно поинтересовался маг. - Ах да, они же… - он выдержал чуть заметную паузу, Гермиона закусила губу, - не интересуются… «восьмьюдесятью пятью способами победить Темных Магов», - закончил Люциус с усмешкой, заглянув в название с таким трудом отвоеванной девушкой книги. – Это очень жестокая книга, мисс Грейнджер. Там описываются страшные ритуалы, поверьте мне.

- Я Вам верю. Не сомневаюсь, что Вы точно это знаете, - Гермиона не хотела хамить, но она страшно злилась на себя за то, что стеснялась родителей перед этим ужасным человеком, и на него за то, что он ни разу не сказав ей гадость, заставил так гадко себя чувствовать. «Лучше б мне Волдеморт встретился», - раздраженно думала девушка, отчаянно соображая, как избавится от назойливого собеседника.

- Именно. И я считаю, что столь очаровательные девушки не должны читать такие ужасы. Уверен, родители не одобрят Ваши увлечения.

- О, - обрадовалась подсказке Гермиона, - мои родители! Они, наверное, уже заждались. Извините, мне нужно бежать, - скороговоркой пробормотала она. – Спасибо за помощь, Вы были очень любезны и… - она уже по привычке проглотила конец фразы.

- Ну что Вы, не стоит благодарности. Помочь прекрасной даме – это честь для меня.

Гермиона снова покраснела и ощутила сильное желание пнуть себя. Или его.

- Я не могу Вас задерживать и заставлять волноваться Ваших уважаемых родителей, - естественно, это прозвучало как оскорбление. Гермиона сухо кивнула. – До свидания. Было приятно встретиться.

- До свидания, - буркнула Гермиона и поторопилась к выходу. Судя по шагам позади нее, Люциус шел следом. Она уже проходила спасительную дверь в главный зал, где можно было оплатить добытую с таким трудом книгу и быстро уйти, когда…

- Мисс Грейнджер.

Гермиона стиснула зубы, но повернулась.

- Да, мистер Малфой.

Он подошел вплотную.

- Как любопытно, - снова эта отвратительная полуулыбка, полуусмешка и взгляд сверху вниз. Совершенно ясно, что он смеется над ней, но над чем именно?

- Что? – Гермиона занервничала.

- Вы стоите под омелой, - почти по-детски радостно улыбнулся Люциус. Гермиона замерла. – И как мужчина… находящийся ближе всех к Вам, я просто не могу не выполнить свой долг.

- Но… - задохнулась Гермиона.

- Это традиция, - возмутился мужчина. – Вы не должны нарушать традиции. Это приводит к ужасным последствиям. Говорят, - Люциус заговорщически наклонился к самому лицу девушки, - Темный Лорд стал таким жестоким потому, что никто не привил ему уважение к традициям. - От такой наглости Гермиона окончательно потеряла дар речи и открыла рот от возмущения. Чем джентльмен не преминул воспользоваться. Он сократил и так небольшое расстояние и поцеловал девушку. Поцеловал глубоко, по-настоящему, быстро пробежав языком по губам и скользнув внутрь. И прежде чем Гермиона пришла в себя и стала сопротивляться, поцелуй уже прекратился.

- Еще раз до свидания, мисс Грейнджер, - сказал с усмешкой Люциус Малфой уже почему-то от самого выхода. – Счастливого Рождества. – И обернувшись куда-то вглубь зала, сказал: - Пойдем, Драко. Нам уже пора.



Драббл «Цветы для любимой»

Написано в рамках лотереи драбблов на Slash World

Драко Малфой истерично хихикал, прикрыв рот рукой и глядя вдаль. Внезапно голос рядом заставил его вздрогнуть.

- Что ты там такое смешное увидел, а, хорек? – Рон подозрительно уставился на слизеринца.

Драко глянул на суровые лица гриффиндорцев и зашелся в новом приступе смеха. «Хорька» он за весельем великодушно проигнорировал.

- Ну? – угрожающе поднял палочку Рон.

- Хи-хи. Да вот смотрю, что ваш зверолюбивый здоровяк с Крамом делает.

- Чтоооо? – Рон прицелился, но толчок в бок его отвлек от увлекательной попытки проклясть Малфоя.

Рон обернулся и проследил за взглядом Гарри. Зрелище было действительно занимательное: недалеко от домика Хагрида, на самой границе Запретного леса, задорно подпрыгивая, наматывал круги известный на весь мир ловец Виктор Крам. За ним на некотором расстоянии гнался огромный и неповоротливый профессор по уходу за магическими существами Рубеус Хагрид. Крам периодически дергался, оборачивался и посылал проклятие, Хагрид протягивал руки и пытался его схватить.

- Что… Что… Что… - Гарри понял, что заикается.

- Если я правильно понял, - глубокомысленно сообщил Малфой, - то ваш Хагрид пытается… - он наклонил голову вправо, затем влево, пытаясь лучше оценить ситуацию, - стащить с Крама штаны? – Драко прыснул и согнулся пополам.

Гарри и Рон в ужасе смотрели на действия Хагрида, действительно пытающегося схватить Крама за штаны. Затем, не сговариваясь, бросились к месту действия. Судя по истеричным икающим звукам за спиной, за ними по пятам следовал слизеринец.

Вблизи картина выглядела… иначе. Впереди по-прежнему бежал Крам в тлеющей мантии и с большой дырой в штанах… чуть пониже спины. За ним на неожиданно большой для столь неповоротливого существа скорости двигался… соплохвост, прицельным попаданием изрыгающий огонь по впередибегущей мишени. И замыкал процессию вопящий басом Хагрид, пытающийся не то поймать соплохвоста, не то содрать горящую мантию с Крама.

Сзади уже рыдал от смеха Драко Малфой.

Героическими усилиями собрав остатки самообладания, Гарри Поттер поднял палочку и произнес парализующее заклятие. Соплохвост обиженно замер. Крам отбежал подальше и остановился, пытаясь одновременно отдышаться и погасить мантию. Хагрид поспешил ему на помощь, но был остановлен яростным взглядом и длинной тирадой вполне понятного содержания, хотя и произнесенной на неизвестном языке. Затем Крам развернулся и поспешил прочь.

- Малыш сбежал, - расстроено сообщил Хагрид мальчикам. – Он же еще маленький – решил, что потерялся и испугался. А тут этот… здоровенный детина. Вот он и… - лесничий растерянно развел руками.

Гарри и Рон молча переводили взгляд с огромного соплохвоста на куски обугленной ткани, оставшиеся от «здоровенного детины». Сзади стонал и икал обессиленный Малфой.

- А что… - неожиданно тонко начал Гарри и откашлялся. – Что Крам тут делал? – закончил он почти нормальным голосом.

Хагрид уныло посмотрел на рассыпавшиеся ковром яркие, но уже порядком затоптанные цветы.

- Мальчики, что вы здесь делаете? Вы же собирались на тренировку? – Гарри, Рон и Хагрид уставились на запыхавшуюся, возбужденную Гермиону. - И что это с Малфоем? – все дружно повернули голову к уже молча трясущемуся слизеринцу, по щекам которого текли слезы. – А вы Виктора не видели?

Гриффиндорцы и лесничий замерли. А Драко Малфой внезапно взял себя в руки, вытер мокрые щеки ладонью и неожиданно серьезно сообщил:

- За цветами пошел.

Реакция Гермионы потонула в истерическом смехе и последовавших за ним воплях – Хагрид втихаря освободил соплохвоста.



Драббл «Семейные тайны»

- Да, не любят у вас в семье Перси, - задумчиво протянул Гарри. – Хотя как его – такого – любить, не представляю.

- А хочешь, мы расскажем тебе семейную тайну? – ухмыльнулся Фред.

- Однажды, много-много лет назад, - загадочным тоном начал Джордж, - взял Чарли Перси с собой…

- …в бордель, - радостно закончил Фред.

- Куда??? - Гарри аж подскочил на месте.

- В бордель, - хором возопили близнецы.

- Мама его присмотреть за братом попросила, - хихикнул Фред. – А Чарли куда-то на вечеринку подался. Ну, и Перси с собой потащил.

- Что уж там было, бордель-не бордель… - рассудительно начал Джордж.

- … но что-то таки было, - весело закончил Фред. - Потому что когда мама спросила: «Перси, детка, как ты провел день?»…

- …он очень серьезно ответил: «В борделе», - продолжил Джордж. – Мама одной рукой за сердце схватилась, в другую – сковородку и спрашивает: «Это кто ж посмел? Ребенка?»

- А тут отец входит на кухню. Испуганный Перси как заорет: «Папа!»

- Мама со сковородкой за отцом. «Ах ты, подлец, - кричит, - негодяй». Ну, и дальше пошло-поехало.

- Мама за папой со сковородкой по всему дому гонялась. А отец понять не мог, за что, – и с перепугу признался, что на работе смастерил летающий пылесос, который вылетел в камин и сожрал у кого-то на столе важные документы. Они потом всем министерством этот агрегат ловили.

Близнецы засмеялись.

- А когда поймали, нашли в нем лифчик личной помощницы зам. министра и еще что-то в том же духе – скандал был грандиозный.

- Папу чуть с работы не поперли и штраф заставили заплатить. Ой, что было.

- А Чарли где был? – с восторженным интересом спросил Гарри.

- Отсыпался, - смеясь, сообщил Фред. – Ночка, видать, бурная была.

- Вышел, - продолжил Джордж, - а там Перси ревет в три ручья. Чарли спрашивает: «Что случилось?». А Перси: «Мама папу сковородкой побила и из дома выгнала. А детей твоих, говорит, в приют отдам». Чарли: «А из-за чего скандал?».

- А Перси: «Я сказал, что ты меня в бордель водил». Ох, Чарли ему по ушам надавал!

- А потом жалко стало – и так ребенок в истерике бьется.

- И чем все закончилось, - Гарри наклонился вперед от любопытства.

- Билл пришел, - хмыкнул Джордж. – Надавал по ушам Чарли, чтоб не шатался где ни попадя. И Перси, чтоб меньше ябедничал.

- И сдал их обоих маме, - радостно закончил Фред.

- А миссис Уизли что? – поинтересовался Гарри.

- Билла похвалила, Чарли наказала, Перси пожалела, - все как всегда ухмыльнулся Фред.

- А с отцом помирилась. Сначала хотела не разговаривать, а отец… - рассмеялся Джордж, - сказал, что лучше б в бордель пошел – хоть было б за что.

- И?

- Мама опять за сковородку схватилась, - заржал Фред.

- И загнала папу в спальню, - подхватил Джордж.

- А Чарли и Перси?

- А Чарли с Перси всю ночь спорили, братик будет или сестричка, - хором закончили близнецы, и все трое рассмеялись.



Джен

«Моя любовь»

- Моя. Моя. Моя. Красивая. Умная. Помощница моя. Мой друг. Ох, какая же ты красивая.

- О, Рон.

- Да, Гермиона.

- Отпусти наконец метлу. Она от тебя не убежит – Гарри ее тебе подарил. А у нас есть дела поважнее.



Цикл «У стен есть уши»

- Минерва, а вы помните, в те времена, когда Мерлин…

- Альбус, вы бываете поразительно бестактны.

* * *

- О Мерлин! Бедный мальчик! Я ни на секунду не поверю, что это он выпустил чудовище.

- Я тоже, Минерва, но, увы, мне не удалось отстоять свое убеждение в Министерстве.

- И какое ужасное наказание. Бедный-бедный мальчик. Не мудрено, что он хотел утопиться в озере. Альбус, надеюсь, он не повторит попытку.

- О нет, Минерва. Мы с ним поговорили. Хагрид понял, что воспитывать Гигантского кальмара в домашних условиях весьма затруднительно.

* * *

- Профессор Дамблдор, этот человек подслушивал под дверью.

- Северус? Что ты здесь…

- Профессор, я…

- Северус, ты пришел?

- Сибилла, я не знал, что вы знакомы. Северус, думаю, ты понимаешь, что посещать порядочную женщину в такое время… Теперь, как честный человек, ты обязан…

- О, да!

- О, нет! Профессор, я и в мыслях не имел! Я шпионил для Темного Лорда!

- Хм, это очень плохо, Северус. Но, я думаю, семейная жизнь поможет тебе стать на путь истинный.

- А у вас не найдется для меня другого способа искупить свою вину?

- Тут надо подумать. Пойдем, Северус, поговорим.

- А как же я? Я опять осталась без мужа?

- А вас, Сибилла, я беру на должность профессора Прорицания. У вас определенно талант.



Драббл «О деловых качествах и взрослой жизни»

Джинни варила контрацептивное зелье и продавала старшеклассницам. Она делала это, потому что не собиралась после Хогвартса жить с родителями, - она хотела свободы, независимости и счастья. А поскольку она единственная (после близнецов), кто догадался делать деньги на тайных и явных страстях человечества, ее план очень скоро сработал.

Когда Джинни и Гермиона вскладчину купили небольшую квартирку в пригороде Лондона и поселились там, родители не сильно интересовались подробностями – их вполне устроило объяснение, что девушка летом подрабатывала, продавая печенье в защиту мира. Они блаженно верили, что девушки живут вместе в целях экономии, и ждали свадьбы Джинни. С Гарри Поттером.

Сам Гарри, успешно победив Волдеморта, весьма активно занимался благотворительностью – наставлял на путь истинный одного заблудшего слизеринца, который исключительно благодаря дурному влиянию родителей ступил на кривую дорожку. Для этой цели Гарри временно поселил Драко у себя в Годриковой Лощине – чтобы позитивное влияние лучше сказывалось. Правда, он опасался, что Рон не одобрит его благотворительных намерений, но последнему было не до того.

Рон Уизли готовился к свадьбе с Парвати Патил.

Потому что Джинни Уизли варила контрацептивное зелье по рецепту, подсмотренному у матери.



Драббл «Объединяющая сила»

Девушка медленно и нежно обхватила ручку метлы ладонью со словами:

- Малфой, даже не думай, что ты и в это раз прикроешься папочкиными деньгами и положением. На это раз тебе придется самому постараться, - Гермиона явно наслаждалась злым и расстроенным выражением лица слизеринца.

- Грейнджер, если ты думаешь, что…

- Так, старосты, быстро взяли метлы в руки, - скомандовал появившийся Филч, - и живо во двор. Каждый, кто будет отлынивать, получит дополнительные два часа уборки территории.

Гермиона, подхватив метлу, помчалась догонять друзей, а Драко, шепча проклятия и обещания страшной смерти директору-идиоту, опять придумавшему студентам пытку трудотерапией, уныло поплелся следом.



Драббл «Что такое не везет и с кем его разделить»

Помогите, пожалуйста, найти фики,
где Гарри вампир, вейла, оборотень
(встречено где-то на форумах)

Гарри уныло сидел на подоконнике и думал о том, что ему катастрофически не везет в жизни. Это же надо – вот так все свалилось в одночасье. А все эта война. И идиотский Магический мир, где все кричат о чистоте крове, а сами… творят с кем попало. Развели тварей полный зоопарк и потом резвятся: то натравят на кого-то, то сами попользуют. И все на его, Гарри, голову. Нет, конечно, во всем можно найти плюсы. Когда летом он поедет к Дурслям, будет очень забавно посмотреть, как они умрут долгой и мучительной и главное совершенно естественной смертью от шока, ужаса и чего-нибудь еще. Но до лета еще далеко, а проблем и теперь не оберешься. Взять хотя бы Рона и Гермиону, которые никак не могут определиться, что же им делать. Вот Рон вчера залез к Гарри в постель в чем мать родила, буквально насильно соблазнил, а в самый ответственный момент заверещал, как будто его режут, и выскочил в коридор. Учитывая, что было 10 утра, вся школа теперь обсуждает достоинство Рона и его (достоинства) недостатки. Или Малфой, который хотел тихо-мирно подраться, но по понятным причинам передумал и объявил Гарри любовью всей своей жизни, затащил в пустой класс, страстно сорвал одежду сначала с себя, потом с Гарри, произвел все необходимые подготовительные действия и… упал в обморок. Чем выгодно отличился от Рона, поскольку молчаливый, покорный и обнаженный Малфой оказался просто конфеткой.

Но все равно жизнь была ужасна. И кто его дернул лазить ночами по Запретному лесу? Мало ему предков – извращенцев? Да и ладно один раз. Получил свое – так угомонись. Нет. Опять пошел нарываться. Ну, и нарвался. Полегчало?

Гарри с тоской оглянулся на дверь, сотрясающуюся от стука охмуренных его обаянием вейлы поклонников, повел носом, чувствуя запах свежей крови возбужденных юнцов, провел языком по острым как иглы клыкам и со вздохом вернулся к созерцанию почти полной луны.



Драббл „Субботний вечер в Хогвартсе”

По мотивам услышанного на «Европе-FM» анекдота.

В этот субботний вечер в комнате девочек царило оживление. Старшекурсницы бегали от одной кровати к другой, примеряя все, что попадалось на глаза, не глядя, чье это и какого размера. Они все успевали: натягивая очередную мантию, дать совет подружке об использовании румян, заметить, что у соседки чулок пустил стрелку, а у кого-то размазалась тушь. Тут же бросали все – полуодетые, но готовые прийти на помощь – и подкрашивали, вытирали, затушевывали, штопали и подглаживали.

- Парвати, ты не дашь мне воспользоваться той чудной тушью с блестками?

- Конечно, Лаванда. Возьми у меня на тумбочке. Ой, Гермиона, ты же не собираешься так идти? Вот, возьми – это очень красивые тени, они пойдут к твоим глазам.

- Джинни, как хорошо, что ты пришла. Помоги мне – кажется, у меня подол оторвался. Нет? А мне кажется, что один край длиннее.

- Уй, по-моему, я переборщила с румянами. Гермиона, ты как думаешь? Что значит «вытри их вообще»? Я же буду бледная, как моль.

Девочки собирались в Хогсмит. Это был их первый поход в последнем году обучения.

Они не знали, что Гарри Поттер привез с собой найденный во время разбора вещей в доме на Гриммуальд ящик порнографии и организовал новое мероприятие - ежесубботний сбор ОБ (отряд Блэка) под девизом «Ударим знанием теории по отсутствию практики».



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni