Правда всегда торжествует

АВТОР: Liv Niggle

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Северус, Ремус
РЕЙТИНГ: G
КАТЕГОРИЯ: gen
ЖАНР: humour

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Гарри Поттер снова лезет не в свое дело.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: спойлеры по 7-ой книге.


ОТКАЗ: Всё - Роулинг!




- Профессор, откройте!

Молчание. Может, надо построже?

- Откройте немедленно дверь! Я знаю, что Вы здесь!

Молчание. Может, помягче?

- Профессор, пожалуйста, откройте!

Гробовая тишина.

- Откройте именем аврората! – рявкнул наконец Гарри Поттер, и тут из-за двери наконец ответили:

- Да хоть Папы Римского.

Не зная, как расценить подобный ответ, Гарри решил объединить варианты и произнес:

- Профессор, именем аврората и Папы Римского откройте, пожалуйста, немедленно дверь.

И дверь вдруг взяла - и открылась.

На пороге стоял профессор Снейп. Живой. Но, в общем-то, то обстоятельство, что он был жив и, кажется, вполне здоров, смутило Гарри куда меньше того, что профессор был в белом. Ну, не весь в белом, а по крайне мере в белой рубашке. С закатанными рукавами. И в серых брюках. Совсем не черных. И даже вместо черных ботинок на нем были тапочки. Да, тоже не черные. Но и, к счастью, не белые. Приятного глазу бутылочного цвета.

- Поттер, - приподнял брови Снейп.

- Профессор Снейп! – радостно ответил Гарри и протянул руку для приветствия.

- Профессор Снейп… Да, так меня звали, - задумчиво ответил профессор. – Был я профессор Снейп, а теперь я мистер Уайт. Северус Уайт.

«О Мерлин» - подумал Гарри, а вслух сказал:

- Профессор… эээ… а почему такая радикальная смена имиджа?

- Поттер, Вы что, теперь на посту Риты Скиттер? Зная Ваше чудовищное, не поддающееся описанию умение совать нос в чужие дела, я бы не удивился.

- Эээ… нет. Я просто узнал, что Вы живы…

Снейп закатил глаза и пробормотал «Вот об этом я и говорил»

- … И пришел сказать Вам от имени министерства, что Вы можете вернуться, не опасаясь преследований.

- О Боже, Поттер!

- Да, так меня теперь часто приветствуют, - скромно ответил Гарри. – Но можно без таких церемоний.

- Поттер, вы что, рассказали об этом всему министерству?!

- Нет, я просто говорю от его имени, ну что такого-то? Ведь если я говорю «именем аврората» - значит, это я и имею в виду… В министерстве считают, что Вас съела змея, никто же не видел своими глазами, а я не стал разубеждать…

- Заткнитесь, Поттер, - утомленно сказал профессор. – Так как вы все-таки меня нашли?

- А мы так и будем стоять в дверях?

- Да, - отрезал Снейп.

- Ладно. Ну, просто я потом вернулся в Визжащую Хижину, один, остальным-то было, если честно, плевать, что стало с Вашим телом…

- Спасибо, Поттер. Это очень любезно, - мрачно ответил Снейп.

- Ну и Вашего тела я не обнаружил. Было много крови, но тела не было, представляете?

- Да, я в курсе.

- Ну вот. Следы вели из Визжащей Хижины наверх и там обрывались. И я понял, что на самом деле Вы живы, просто инсценировали свою смерть и куда-то аппарировали, опасаясь преследований.

- Поттер, только не говорите мне, что Вы дошли до этого сами, без участия мисс Грэйнджер.

- Вы сомневаетесь?

- Да, если честно, мне всегда казалось, что логику Вам можно восстановить только путем хирургического вмешательства.

- Нет, вмешательства вроде не было, - задумался Гарри. - … Так вот: я отправился на поиски.

- Соскучились?

- Правда, - назидательно сказал Гарри Поттер. – Всегда должна торжествовать. Этому нас учат книги нашего детства. Все плохие герои должны погибнуть…

- И Вы еще спрашиваете, почему я не вернулся!

- Или исправиться. Вот Люциуса Малфоя в качестве исправительной меры мы заставили выращивать орхидеи в Малфой-Мэноре. А что? Места у них там много, земля хорошая. Будет выращивать в правительственных масштабах, куда он денется. Зато он прощен.

- Лучше б я сдох, - с гордой и мрачной иронией ответил Снейп.

- Вот и он то же самое говорит, представляете? А Нарцисса шьет мягкие игрушки. Госзаказ Министерства. Правда – вы бы видели, профессор, ну и рожи у этих игрушек! Только она неосторожно начала с шитья плюшевых змей, но их запретили и изъяли.

- А что еще говорит мораль книг нашего детства? – поинтересовался профессор.

- Хорошие герои должны пожениться.

- А, ну и как у Вас дела с Драко? – оживился профессор.

- Как Вы можете! – покраснел Гарри. – Это были ошибки юности. Он же плохой герой.

- Но это же не помешало Вам пользоваться его палочкой и даже убить с её помощью Темного Лорда, буквально две недели назад, не правда ли? Ну хорошо, тогда, думаю, достаточно хорошим героем может считаться мистер Лонгботтом. Вы, кстати, прекрасно друг другу подходите.

- Да что Вы говорите? – заинтересовался Гарри.

- То и говорю. Извините, кандидатуру мистера Уизли не предлагаю – это какое-то извращение. Из хороших остается мисс Грэйнджер. Надеюсь…

- Она выходит за Рона.

- Жаль. Она могла бы помочь Вам восстановить мышление. Ну и кто же тогда?

- Я женюсь на Джинни, - гордо ответил Поттер. – Свадьба через неделю.

- Извините, не могу поздравить, - скривился Снейп. – Так мы говорили о том, как Вы меня нашли.

- А, да. Я решил, что, возможно, Вы отправитесь за границу – там Вас будет труднее найти. И тут я – совершенно неожиданно – узнал, что у Люциуса Малфоя дом в Албании, куда он наезжал во время изгнания Темного Лорда. Ну, я и отправился сюда. Подумал: Вы же бывали здесь у него, значит, знаете, чей это дом и как его найти, обойдя магическую защиту. А поскольку хорошо знаете его – можете предположить, какими заклинаниями защищен сам дом. К тому же Вы в курсе, что Люциуса министерство не выпустит из страны ближайшие лет тридцать, чтобы он был под присмотром. Ну, я приехал и увидел, что в окне горит свет. Всё.

- Поздравляю, Поттер. Я потрясен, - и Снейп приподнял брови еще выше. – Впрочем, не могу посоветовать Вам учить албанский – я скоро уеду отсюда.

- Профессор... - тут Гарри вдруг засмущался. – Я хотел извиниться, что так плохо думал о Вас. Вы были благородным человеком.

- Вы говорите так, словно выступаете на моих похоронах. Хотя вроде всё ровно наоборот.

- Вы благородный человек, - пылко сказал Гарри, - Меня до глубины души тронула Ваша любовь к моей маме. И воспоминания Вы красиво смонтировали, ну прямо кино! Может, Вам режиссером стать?

- Я подумаю. – И он подумал немного, а потом сказал: - Ладно, Поттер, не держу на Вас зла. Вы просто безмозглый мальчишка, которому чертовски везет. Только будьте добры, держите язык за зубами.

- ОК, профессор! А можно зайти… ну… на чашечку чаю? Обмыть Ваше воскрешение? – обнаглел Гарри.

- Ну заходите, - хмыкнул профессор. – Только я не один.

Он повел Гарри в гостиную.

Гостиная была очень зеленая, со слизеринскими вымпелами на стенах.

В гостиной сидел Люпин.

Живой.

Не в белом, слава Мерлину.

В кресле сидел. И смотрел куда-то в камин. В камине плясало пламя.

Гарри открыл рот, но Снейп его перебил:

- Только умоляю, не разочаровывайте меня, не надо говорить избитую фразу «Ой, и Вы тоже живы?». Да, он жив. Это не мумия, если Вас это интересует.

Люпин повернул голову и улыбнулся:

- Гарри, рад тебя видеть!

Он подошел и пожал мальчику руку.

- Как, Вы тоже живы? - не удержался Гарри. Снейп закатил глаза.

- Да, - сказал Люпин и погрустнел. – Бой уже заканчивался, когда погибла Тонкс. В том углу коридора нас оставалось совсем мало, а Пожиратели всё прибывали, и тут мне в голову пришел план: я слышал слова Волдеморта, о том, что он будет ждать тебя в лесу. Я знал, что ты пойдешь, я был уверен в этом. И понял, как более разумно использовать свою жизнь. Мы были как раз недалеко от подземелий Северуса, я помчался туда, нашел многосущностное зелье – благо знал, где искать – и обменялся обликом с мертвым Пожирателем. И, оставив свой труп – по крайней мере, внешне – позади, я бросился в лес тебе на помощь. Но когда я выбегал из замка, в меня попало огущающее заклинание кого-то из своих же. Очнувшись, я понял, что всё уже закончено. Мы победили. Но зелье еще действовало, и до меня дошло, что надо срочно скрываться – иначе меня поймают как Пожирателя, и кому и что я буду доказывать? И я сбежал. А потом Северус нашел меня.

- Как? – спросил любопытный Гарри.

- У нас свои способы связи, - уклончиво ответил Люпин. – В общем, я здесь. Нам, правда, надо еще решить, как быть с Тедди, но… в общем, мы разберемся.

- Это что же получается? - медленно спросил Гарри. – Куда ни посмотри – все, оказывается, живы! Может, еще и Грозный Глаз жив?

- Не исключено, - веско заметил Снейп. – Просто погибли все как-то уж больно по-дурацки. Лично я не согласен. Может, у вас, в книгах Вашего детства, Поттер, и положено, чтоб по двадцать человек за книжку умирало, а в моем детстве сказки кончались хорошо. И я, кстати, почти уверен, что Ваша сова тоже жива. Уж больно постановочной выглядела её смерть. Думаю, это была инсценировка.

- Я об этом как-то не подумал, - растерялся Гарри.

- О животных вообще мало думают, - печально сказал Люпин.

- Профессор, а скажите все-таки, почему вы сменили имидж? И эти тапочки…

- Не суйте свой любопытный нос куда не следует, мистер Скиттер. А вообще, - после паузы сказал Снейп, переглянувшись с Люпином – тот еле заметно кивнул. – Хотел развеселить мистера Люпина. Гибель супруги очень опечалила его, а что может быть смешнее, чем когда человек, который всю жизнь ходил в черном, надевает зеленые тапочки?

- Тонкий у Вас юмор, профессор! – восхитился Гарри и, вдруг подумав о чем-то, вскинул голову: - Профессор Снейп, я принял решение…

- Поттер, вы начали таким голосом, словно продолжение будет «Я на Вас женюсь», - холодно ввернул Снейп.

- Нет! Я решил, что назову в Вашу честь своего сына! Альбус Северус Поттер – по-моему, звучит прекрасно! – воодушевился Гарри.

Брови профессора холодно вздрогнули, он еще раз переглянулся с Люпином и сказал:

- Благодарю, Поттер. Это очень трогательно. Ну, думаю, мы достаточно обменялись информацией и любезностями. Тебе пора, Поттер. – И, подумав и скривившись, прибавил: - Удачи. Мы больше не увидимся. Скоро мы уезжаем, мне не нравится этот дом.

Гарри размышлял над тем, что Снейп впервые в жизни назвал его на «ты», и слишком поздно увидел, что бывший профессор зельеварения выхватил палочку и нацелил на него. Гарри дернулся, еще было время ответить, но, сунув руку в карман, он палочки не обнаружил. В панике он обернулся и увидел, что Люпин стоит на другом конце комнаты с его палочкой в руке.

- Извини, Гарри, - тихо сказал он, и Снейп крикнул:

- Обливиате!

Взгляд Гарри расфокусировался, Люпин быстро подошел, сунул ему в руку палочку, потрепал по голове – и вдвоем они подтащили Гарри к камину.

Снейп бросил в камин пригоршню Летучего порошка, сказал: «Лондон, Министерство путей сообщения» - и Гарри исчез.

- Надеюсь, он быстро придет в себя, - озабоченно сказал Люпин. – И, надеюсь, то, что мы стерли воспоминания об этой встрече, не повредит его здоровью.

Снейп не отвечал. Он задумчиво сел в кресло, покачал ногой в бутылочно-зеленом тапочке, и медленно произнес:

- Нет, ну надо же такое придумать – Альбус Северус Поттер…

И, прикрыв лицо рукой, вдруг захохотал хриплым рыдающим смехом.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni