Остров Льюис

АВТОР: valley
БЕТА: Altea. ГАММА: Мерри.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Гарри, Северус
РЕЙТИНГ: PG
КАТЕГОРИЯ: gen
ЖАНР: general

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: История №1 из цикла «Кошмарные сны Темного Лорда».

АВТОРСКИЙ ЖАНР: в некотором роде кошмар. Хотя для кого как.

ПРИМЕЧАНИЕ: цикл «Кошмарные сны Темного Лорда» включает в себя 5 историй:1, 2, 3, 5, 6

ПРИМЕЧАНИЕ2: Фик написан для Олимпиады-2006 на Снарри-форуме по заданию № 9 «Последний хоркракс» Снарри джен.
Основная сюжетная линия этого фика придумана вместе с Цыцей, за что я безмерно ей благодарна. Я вообще благодарна за тот вечер. Он оказался до странности… плодотворным.)


ОТКАЗ: Все чужое. Ни на что не претендую.




Пусть свет и радость прежних встреч нам светит в трудный час…
Михаил Исаковский,
«В лесу прифронтовом»

I.

Полный недобрых предчувствий, профессор Снейп шел на ощупь по длинному темному коридору и с досадой думал, какой же отвратительный звук у дверного звонка. Снейп распахнул входную дверь, звонок оборвался, и в лоб бывшему шпиону уперлось дуло пистолета.

- Вы сдурели, Поттер? - собрав все отпущенное ему природой презрение, спросил Снейп, и тут раздался выстрел.

Рывком сев на постели, профессор с ужасом пялился в темноту и ловил воздух ртом.

- Вот чего вам не спится? - невнятно пробормотал Гарри, переворачиваясь на другой бок и забирая себе все одеяло. – Вставать же скоро…

* * *

В Лондоне выпал снег, и в «Ежедневном Пророке» мгновенно появилась очередная статья про смерть Волдеморта. Я честно пытался ее читать, но Гермиона отняла у меня газету, заявив, что это абсолютная чушь и смерть одного волшебника, даже такого, как Темный Лорд, не может повлиять на климат всей страны. Рон начал с ней спорить, и я поспешил сбежать. Терпеть не могу, когда они ссорятся.

В Хогвартсе было холодно даже для декабря, но радостная атмосфера, царившая в школе, не оставляла времени думать об этом. Я поймал снитч в первом матче с Равенкло, и Гермиона сказала, что это «символ мирной жизни». Мне совсем не хотелось нарушать размеренный порядок уроков и тренировок, который помогал не думать об очень неприятных вещах, но, двое суток проносив в кармане полученную прямо за завтраком в Большом зале записку от единственного человека, которого все еще искало Министерство, я с тоской понял, что никуда мне не деться.

«Тело необходимо закопать, иначе это не закончится никогда. Принц-полукровка».

Я совершенно точно знал, почему он подписался именно так. Подонок! Считает меня совсем слабоумным? И почему надо было обращаться ко мне? Я, что ли, буду это тело закапывать?

Позлившись пару дней, я так и не решился выкинуть записку, а, расспросив Драко Малфоя, расстроился окончательно.

- Что говорит твой отец?

- Радуется, что дома.

- Я не об этом.

- В прошлый раз то же самое было... – тоскливо зашептал Драко, быстро оглянувшись по сторонам. – Жив он.

Может быть, Дамблдор ошибся и хоркраксов было не семь? Ведь Волдеморт мог сделать их сколько угодно. Даже перед самой смертью мог создать еще один. Или два, или… Но это невозможно. Я просто чувствовал, что их больше нет.

Прорваться к Скримджеру было очень непросто, и если бы профессор МакГонагалл не пошла со мной, то вряд ли бы получилось. Я только сказал ей, что мне обязательно нужно повидать министра, и она ничего не спросила.

- Почему вы тянете с похоронами?

Он явно не ожидал от меня такого вопроса, но тут же взял себя в руки, и лицо его приобрело ласково-покровительственное выражение, с которым он взял привычку смотреть на меня после того, как я все-таки избавился от Волдеморта.

- Мы оборудуем в министерстве специальное помещение, Гарри. Мавзолей, и тело будет там лежать под усиленной охраной, и…

- Что вы сделаете?!

Если я хоть что-то в этом понимаю, то закапывать они его вообще не собираются...

- Тебе не стоит больше беспокоиться, Гарри, - Скримджер снисходительно похлопал меня по плечу. – У Министерства все под контролем.

- Его надо зарыть. Закопать в землю.

- Не надо. Люди должны быть уверены в своей безопасности. Теперь каждый волшебник сможет прийти и убедиться, что…

Я перестал его слушать. Почему Снейп написал мне? Он считает, что именно я должен доделать эту работу?

И как убедить Скримджера?

- Гарри, что случилось? – тихо спросила меня профессор МакГонагалл, когда мы вышли от министра. – Откуда такие фантазии?

- Мне не нравится, что труп не закопан.

- Ты понимаешь, что если тело не охранять, бывшие Упивающиеся смертью могут попытаться…

- Оживить его?

Так вот чего хотел Снейп!

Мне следовало отдать письмо министру. Я остановился, с сомнением оглядел светлые стены министерского коридора и подумал, что надо бы вернуться в кабинет. Потом вспомнил о разговоре с Малфоем и решил не торопиться.

Вечером я рассказал о письме и визите к Скримджеру своим друзьям.

- Снейп - чокнутый предатель, - заявил Рон.

- Считается, что труп лучше не хранить, - с сомнением произнесла Гермиона.

- Маггловские предрассудки, - фыркнул Рон, и я пожалел, что вообще все это затеял.

В целом Рон был согласен с профессором МакГонагалл, а Гермиона очень расстроилась. Но оба в один голос утверждали, что письмо Снейпа надо показать если не министру, то хотя бы директрисе.

Я не могу сказать, что именно мешало мне последовать их совету. Вместо этого я думал, стал бы Малфой меня обманывать или нет. Драко точно не хотел очередного пришествия Темного Лорда. Он слишком пострадал от предыдущего воплощения, ожидающего сейчас в Министерстве персонального мавзолея.

Нет, Скримджер все-таки идиот.

Но ведь тело действительно нужно охранять…

Не придя ни к какому решению, я лег спать и долго лежал с открытыми глазами. Снейпа слушать нельзя. Он предатель и убийца. Рон прав. Просто чокнутый убийца.

Я вспомнил, как Фадж объяснял сумасшествием поведение младшего Барти Крауча, и повернулся на бок. Дамблдор стоял по колено в снегу и протягивал мне лопату.

- Закопать, Гарри, закопать.

- Маггловские предрассудки, - фыркнул неизвестно откуда появившийся Снейп. – Что вы, господин директор, он и копать-то не умеет. Разве вы забыли, что он чемпион по безделью и бестолковости?

- Я пока на память не жалуюсь, Северус. – Дамблдор воткнул лопату в сугроб и уставился на меня с сожалением. – Неужели копать не умеешь, Гарри?

- Почему это не умею? – я обиделся. – Отлично умею, я каждый год Дурслям огород перекапывал.

- Вот видишь, Северус, - директор повернулся к Снейпу, – он умеет.

- Ну, не знаю. Вы видите здесь огород?

Они начали озираться по сторонам, но никакого огорода, естественно, не обнаружили. Мы стояли в заснеженном лесу, и вокруг не было больше ни души, даже птицы не чирикали.

- Он вас убьет, - громко сказал я Дамблдору и попытался подойти к ним, с трудом выбираясь из сугроба.

- Гарри, стой там! – закричал директор.

- Не двигайтесь, Поттер! – рявкнул Снейп и выхватил волшебную палочку.

Я рванулся к Дамблдору, упал и проснулся.

Приснится же чепуха такая…

Я встал, тихонько оделся и, засунув в карман мантию-невидимку, вышел в гостиную. Половина четвертого утра, холод собачий, и есть хочется.

Полная дама, поворчав, открыла мне дверь, я дошел до лестницы и накинул мантию. Теперь, конечно, можно послать Филча подальше, даже если я его встречу, но зачем лишний раз давать Малфою повод позубоскалить в Большом зале о том, как я горжусь своими подвигами? Ну их к черту.

Нагулявшись и до смерти замерзнув, я опоздал на завтрак. Рон и Гермиона уже сидели за столом с такими перевернутыми лицами, что сразу стало ясно – они снова поругались.

- Гарри, - прошептал Рон, – тебе опять письмо.

- От кого? – я не сразу понял, зачем он шепчет, но Гермиона ухватила меня за мантию, и я плюхнулся на скамью.

- Вот, - Рон сунул мне в левую руку скомканный пергамент. – Мы не читали. Хотя…

- Посмотри скорее, что там, - шепнула в правое ухо Гермиона.

Я развернул письмо.

«Что сказал вам Скримджер?»

- За кого он меня принимает!

Кажется, получилось слишком громко. Разговоры вокруг затихли, и все уставились на меня. Я вскочил и, стараясь не бежать, отправился в совятню.

«Вы трус, предатель и убийца, вас поймают и посадят в Азкабан. Потому что я вас ненавижу!»

Это был уже четвертый ответ, и его я тоже сжег волшебной палочкой.

Зачем, зачем Скримджер выпустил напавших на нас полтора года назад в Министерстве Упивающихся? Ах, «мы не можем их держать», ах, «нет доказательств». Я даже стал подозревать, что он боится Ордена Феникса больше, чем этих уродов. Наверняка их работа. И Снейп с ними заодно. Все, кому удалось отвертеться от Азкабана пятнадцать лет назад, в итоге сделали это и сейчас, а Беллатрикс Лестранг так и не нашли. Черт знает что такое. И посоветоваться не с кем.

Если я отвечу Снейпу, то это будет переписка. Если не отвечу, то он не отстанет. Но я могу… Я поймаю его. Раз он так настойчиво добивается внимания, что ж, я не против.

«Скримджер не станет хоронить труп. ГП».

Я очень тщательно готовился. Подготовка заключалась в том, что я пришел в Визжащую хижину на три часа раньше, чем мы договорились. Если хоть что-то пойдет не так, то я просто его убью. И потом, у меня есть мантия-невидимка, а у него нет.

Снейп спал в разодранном кресле. Он что, тут ночевал? Я стоял и раздумывал, будить его или сначала связать. Он до такой степени презирает меня, что не потрудился подумать даже об элементарной безопасности? Он действительно не боялся, что я приведу авроров?

- Нет, - сказал он и открыл глаза.

Я испуганно шарахнулся назад и направил на него палочку. Он не видит через мантию-невидимку, я точно знал, что не видит. Так какого черта?!

- У вас, Поттер, капюшон свалился, - ухмыльнулся он. – Уберите это, вы же видите, что я один.

- Зачем же ваши приятели прячутся? – спросил я, чтобы хоть как-то прояснить ситуацию.

- Вы перепутали меня со своим отцом, Поттер?

- Убийца и трус! Я сдам вас аврорам!

- Поттер, вы помните, как хотели убить Сириуса Блэка, будучи совершенно уверены, что это он виновен в смерти ваших родителей?

Я перевел дыхание.

- Петтигрю всех обманул!

- Я спросил вас не об этом. Помните или нет?

- Допустим.

- Теперь вы хотите убить меня.

С той поры, как я ненавидел Сириуса, казалось, прошла вечность. А ведь всего четыре года.

- Я сам видел, как вы убили Дамблдора!

- А как Сириус Блэк убил тринадцать человек, видели многие. На основе их показаний он и был осужден.

- Не смейте вспоминать о Сириусе! Уж кто-кто, а вы были счастливы, когда его отправили в Азкабан!

- Не могу отрицать. Его следовало посадить туда с рождения.

- Замолчите!

- Садитесь, Поттер, раз уж пришли.

Я остался стоять.

- Что вам от меня надо? И сразу предупреждаю - я не поверю ни единому вашему слову. У вас есть правдоподобное объяснение тому, что произошло на Астрономической Башне?

- Вас, Поттер, это совершенно не касается.

- Тогда что вам надо?

- Тело необходимо похоронить. Пока оно не в земле, Темный Лорд может вернуться.

- А когда оно окажется в земле, вашим приятелям будет намного удобнее его выкопать и оживить, верно?

- Ваш вопрос предполагает мой ответ?

- Говорите нормально.

- Дамблдора еще в первый раз больше всего расстраивало, что неизвестно куда делся труп Тома Риддла. «Avada Kedavra», отскочившая от вашего лба, не предполагала исчезновение убитого.

- Как вы смеете упоминать Дамблдора!

- Поттер, вы и вправду думаете, что мне доставляет удовольствие общаться с вами?

- За кого вы меня принимаете, если предположили, будто я вам поверю?

- Директор считал, что вы почувствуете, когда Темный Лорд исчезнет окончательно. Что скажете?

Я ничего не чувствовал.

- Покажите метку.

Он молча закатал левый рукав. Метка была на месте, как и у Драко Малфоя. Бледная, но вполне различимая.

- А вы… можете к нему аппарировать?

- Нет. Это было возможно, только когда он сам вызывал.

- И вы считаете, что если труп закопать…

- Его не просто так надо закопать, Поттер. Его надо закопать строго определенным образом. Вы же видели возрождение, это нельзя назвать телом нормального человека. Скримджер - идиот, если не понимает, как опасно тело, на котором больше месяца не появляется признаков разложения.

- Я думал… они его уже мумифицировали.

Как-то мне в голову не пришло, что труп попросту должен сгнить…

- Чем вы думали, Поттер, позвольте узнать?

Я решил не обращать внимания на его хамство. Он наверняка нарочно пытается вывести меня из себя. Ничего-то у него не выйдет, мне не одиннадцать лет. И даже не пятнадцать.

- Могу повторить еще раз: труп необходимо закопать, - сказал он после паузы.

- Вы считаете, что его должен закапывать я?

- Так будет лучше.

Это, что ли, «строго определенным образом»?

- Хорошо, я закопаю.

В конце концов, нет ничего невозможного в том, чтобы пойти с Роном и Гермионой, выкрасть труп из министерства и закопать его где-нибудь в чаще Запретного леса. Если попросить Хагрида нам помочь и показать наиболее недоступные места, то никакие Упивающиеся смертью потом этой могилы не найдут.

- Вылезет, - тихо сказал Снейп таким тоном, что у меня поползли по спине мурашки.

- Как это… вылезет? Куда вылезет?

- Вы ведь опять убили его в Хэллоуин. Новолуние было.

- Ну и что?

- При полной луне нужно хоронить.

Ничего, разберемся. При полной так при полной. И Гермиона еще выяснит, что ты тут мухлюешь.

- Хорошо, - с деланным равнодушием ответил я. – В полнолуние так в полнолуние. Надеюсь, ему осиновый гроб не нужен?

- Н-нет, - задумчиво ответил Снейп. – Осиновый ему точно не нужен. Я думаю, что из остролиста будет в самый раз.

Вообще-то я пошутил. Зачем ему гроб? И так хорош будет.

- Полнолуние через девять дней, Поттер.

- Скримджер сам тело не отдаст.

- Разумеется, не отдаст.

Я вдруг подумал, что если для нас нет особой проблемы стащить труп из Министерства, то уж для Снейпа и его дружков это точно не представляет никакой сложности. Чего тогда он все-таки от меня хочет?

- Труп нужно зарыть в полнолуние, - сухо сказал Снейп, поднимаясь на ноги, и я непроизвольно напрягся, – в месте, откуда он не сможет выбраться. Сделать это лучше вам самому, и желательно, чтобы никто ничего не знал.

- Вы имеете в виду конкретное место?

- Да. В Англии оно единственное. Кельты одно время использовали его как кладбище. Называется Стоунхендж. Слышали о таком?

Конечно, я слышал.

- Почему именно там?

- Там разрушается магия жизни и магия смерти, они превращаются в ничто и не могут больше вредить ни живым, ни мертвым.

- Там полно туристов!

- Ночью?

- Да и ночью тоже могут быть.

- Вы, Поттер, волшебник или кто?

Я даже не стал спрашивать, откуда он все это знает. Если хоть на секунду предположить, что он не обманывает меня, то его придется брать с собой. Не Гермиону, а именно этого любителя темной магии, знающего, как волшебство превращается в ничто. Труп ведь наверняка не просто зарыть надо. «Строго определенным образом» - это не лопатой копнуть. Может, его надо положить ногами на север или, наоборот, на юг…

В конце концов, я давно привык, что Волдеморт – это моя судьба. И Снейп, который шесть лет доказывал, будто я лезу не в свое дело, который сказал мне на пятом курсе, что считает эту проблему своей, все равно пришел ко мне, убедившись, что даже тело закопать должен именно я.

Хорошо. А потом я все равно сдам тебя аврорам. Вот с ними и будем выяснять, видел я, как ты убил единственного человека, который тебе верил, или ошибся, как те прохожие, что свидетельствовали об убийстве Сириусом тринадцати магглов. Но просто так я с тобой связываться не намерен, даже не надейся.

- Вы действительно думаете, что я соглашусь куда-то с вами идти?

- Сюда же пришли.

- Ну… вы можете поклясться, что не причините мне вреда.

Он посмотрел на меня с такой ненавистью, что я отшатнулся.

- Я клянусь, Поттер, что заставлю вас закопать эту тварь, - с чудовищной злобой прошипел он. – Даже если мне придется зарыть вас вместе с ним! Вы не сильно от него отличаетесь, как я погляжу.

- Мне плевать на мнение трусливого убийцы! – выпалил я. – Или вы считаете, что я похож на Волдеморта больше, чем вы сами?! Может быть, это у меня на руке его печать?!

- Заткнитесь!

- И не подумаю!

Мы стояли, направив друг на друга волшебные палочки, и тяжело дышали. Он даже не пытался скрыть, как сильно меня ненавидит, и правильно делал, потому что у него все равно ничего бы не получилось.

Никакой клятвы он не даст. Неважно, я все равно его не боюсь. Я всегда был сильнее. Он просто злобный, завистливый неудачник. Пусть только попробует напасть на меня. Если уж я справился с Волдемортом, то и Снейпа не испугаюсь. Дамблдор погиб не потому, что был слабее, а потому, что этому мерзавцу доверял. Со мной такой номер не пройдет. Я скорее себе ухо откушу, чем ему поверю.

На следующий день я отправился к Хагриду.

- В Запретном лесу есть остролист? – спросил я его после получасового распития чая.

- Найдется. А тебе зачем?

- Ты меня проводишь?

Столяр из меня, конечно, никудышный, но что вышло, то вышло. Гроб мы взяли с собой в Министерство, и я спрятал его за фонтан. Вдруг здесь есть кто-нибудь? Хоть и ночь, а мало ли.

Кем-нибудь оказался мистер Уизли, который неожиданно появился в коридоре. Я даже не заметил, откуда он вышел.

- Гарри? Что ты здесь делаешь?.. Ты знаешь, который час?

- Четвертый? – спросил я, чтобы не молчать.

- Четвертый…

Он осекся, потому что из-за угла показался Снейп, который волоком вытаскивал на лестницу труп Волдеморта.

- Снейп! – закричал мистер Уизли и, оттолкнув меня, бросился вперед, выхватывая палочку.

Первый раз в жизни я оглушил человека, ударив в спину. Очень близкого мне человека. И он всегда будет помнить об этом.

- Что вы там застряли, Поттер?

Я не мог оставить все как есть. Просто не мог. Ведь совершенно непонятно, что у нас получится…

- Давайте его свяжем, - неуверенно предложил я Снейпу.

Он отпустил Лорда, и тот глухо стукнулся головой о ступеньку.

- Зачем?

- Да идите же сюда!

Он нехотя подошел.

- Его найдут утром, пойдемте, Поттер.

- Нет, я не хочу так уходить. Свяжите его, вы же умеете.

Он пожал плечами и, выпустив из палочки несколько черных шнуров, вернулся к трупу своего бывшего хозяина.

- Enervate!

- Гарри, ты что вытворяешь, с ума сошел?

Я не хотел, чтобы Снейп слышал наш разговор, а потому ждал, пока он исчезнет с лестничной площадки.

- Да развяжи меня!

- Нет, я не могу. Да и лучше для вас будет так, ведь узнают, что вы были здесь ночью.

- Что Снейп тащит?

Я не был уверен, нужно ли объяснять, да и времени не было.

- Мы… тело Волдеморта забираем.

- Зачем?

- Все знают, что он не умер окончательно, - глядя в пол, зачастил я, - но Скримджер никогда этого не признает…

- Гарри, зачем Снейпу труп? Ты вообще соображаешь хоть что-нибудь? Упивающиеся смертью хотят оживить его! Развяжи меня немедленно!

- Нет, мы закопаем тело, и все это закончится.

- Да с чего ты взял, что он позволит тебе закопать тело?

- Я… я рискну. Я знаю, что такое некромантия.

- Откуда?!

- Мне… Мне Гермиона рассказывала. Снейп сам еще не понимает, что мы действительно его закопаем.

- Не выдумывай! Ты с ним не справишься!

- Вы так считаете? – мне стало противно.

Он волнуется за меня. И поэтому забывает про то, что я всего лишь убил тварь, которую они двадцать лет боялись настолько, что не смели называть по имени.

- Извините, я должен идти. - Я снял мантию, свернул ее и подложил ему под голову. – Тут точно никого нет? Я могу не завязывать вам рот?

Он кивнул, и я, больше не оборачиваясь, побежал догонять Снейпа.

- Зачем вы его тащите? Можно же левитировать.

- Нельзя, - буркнул он. – Я надеюсь, что вы уже решили все свои морально-этические проблемы и поможете мне наконец.

Вдвоем пошло веселее, и, когда мы достигли холла, я вытащил спрятанный за фонтаном гроб. Мы бесшумно опустили туда тело и приладили крышку. Надо было убираться отсюда, и чем быстрее, тем лучше.

* * *

II.

Тяжело дыша, профессор Снейп бежал по бесконечному коридору, стараясь скрыться в глубине незнакомого дома от разрывающего череп звука дверного звонка. Коридор закончился, профессор остановился, и ему в лоб уперлось дуло пистолета.

- Убирайтесь к дьяволу, Поттер, - простонал Снейп.

Выстрел слился с далеким трезвоном где-то позади, и профессор открыл глаза.

- Вам плохо? – равнодушно спросил Гарри, от нечего делать обстругивающий тупым перочинным ножом тисовую ветку.

- Я выспался, Поттер, ложитесь лучше вы, а я покараулю.

С этими словами мастер зелий бесцеремонно отобрал у Гарри нож, а ветку швырнул в тлеющий костер.

* * *

- Только пешком, Поттер. Вы представляете, что сейчас творится в Министерстве? Нас мгновенно вычислят. И вас, и меня.

Тащить гроб оказалось невероятно неудобно. Даже по снегу. Мало того, что это было тяжело, он еще и оставлял характерный след, от которого мне становилось не по себе, и Снейпу, кажется, тоже, хотя он и не признал бы этого никогда.

К рассвету мы выбрались из Лондона, а к одиннадцати утра вошли в какой-то городок. Я хотел есть, спать и дико замерз, потому что мантию оставил в Министерстве.

- Вам, Поттер, куртку нужно купить. И лопату.

Это были первые слова, которые он сказал мне после заявления, что нам все придется делать вручную.

- Я не взял денег…

- У меня есть немного.

- А позавтракать мы можем?

Он достал из кармана своего черного, наглухо застегнутого пальто несколько фунтов и протянул мне.

- Идите, лопату я сам принесу. Встречаемся на окраине через час.

Я купил буханку хлеба и сидел на гробе, отщипывая от нее по кусочку. Ни в одно кафе с этим ящиком зайти было невозможно, а оставить его без присмотра я не решился.

Снейп явился минута в минуту с лопатой и здоровым мешком. Мы молча стащили гроб с дороги в пролесок, после чего принялись разбирать мешок. Сначала он протянул мне поношенную черную куртку и клетчатый шотландский шарф, тоже далеко не новый.

- Вы это украли? – я скептически рассматривал его приобретение, хотя по сравнению со старыми вещами Дадли все было очень даже прилично.

- Вы невероятно догадливы, Поттер, одевайтесь.

Пока я натягивал куртку, он извлек из мешка большой моток веревки, топор, молоток, электрический фонарь, пакет с гвоздями и… три колеса на металлической основе. Несколько секунд я тупо смотрел на эти колеса, а потом меня разобрал дикий смех.

- Я… я не повезу это за веревку и на колесах, вы с ума сошли! – давясь хохотом, простонал я.

- Предлагаете все семьдесят миль тащить его волоком?

- Выйдем на дорогу, и нас кто-нибудь подкинет. Я не думаю, что это будет очень дорого стоить.

Он поднялся с гроба, на который присел, разбирая мешок, и протянул мне вынутую из кармана пальто газету.

С первой страницы на меня смотрели наши с ним портреты. Маленькие и нечеткие, но совершенно точно именно наши.

- Постойте, - мне сразу стало не до смеха. – Это же обычная газета! В смысле – маггловская!

- И наблюдательны не менее, чем догадливы, Поттер. Откуда что берется.

Это было ужасно. Я медленно свернул ее, даже не став смотреть, что там. И так все ясно.

- Вам не стоило откровенничать с Артуром Уизли, - брезгливо морщась, сказал мне Снейп. - Благодаря вам ни на какую дорогу мы выйти не можем. Вы ему сказали, куда мы собрались?

- Нет.

- Потрясающая предусмотрительность. Тогда берите молоток, и вперед. Семьдесят миль лесом наверняка превратятся в восемьдесят, а то и в девяносто.

- Нас же будут искать…

- Разумеется. Нас, разумеется, будут искать. И не только авроры. Информация о похищении трупа стала достоянием общественности. Она известна всем, раз Скримджер счел необходимым подключить маггловскую полицию.

В этот момент я впервые серьезно подумал, что, может быть, он и не обманывает меня. Он сейчас наверняка имел в виду выпущенных из Азкабана Упивающихся смертью. Или просто психов. Любой, кто захочет получить этот труп, станет теперь охотиться за нами. Любой.

Я прибил колеса, хотя плохо представлял, чем нам это поможет в зимнем лесу.

- Какое счастье, Поттер, что у вас страсть к завышению, - усмехнулся Снейп, укладывая в гроб, действительно получившийся широковатым для его костлявого обитателя, лопату, топор, молоток, остаток веревки и гвозди, а также мои полбуханки хлеба, которые он сам есть не стал.

- Мы не заблудимся?

- Идите вперед, - мрачно отозвался он.

Восемьдесят миль, с ума сойти. Я взялся за веревку и потащил гроб по снегу вглубь леса. Снейп шел сзади и приподнимал его, когда он цеплялся колесами за коряги. Долго я так не протяну. Мы оставляем следы. Нас обязательно найдут. Не авроры, так кто-нибудь другой. Зачем я в это ввязался? Свое дело я сделал еще в октябре. Меня ни каким боком не касается труп этого урода.

Хрясть!

Переднее колесо одиноко валялось в снегу. Я автоматически вытащил волшебную палочку и произнес «Reparo» прежде, чем вспомнил, что этого нельзя делать. После чего вызывающе посмотрел на Снейпа. Вот только попробуй что-нибудь сказать! Сам потащишь.

Видимо, он не хотел сам тащить, поэтому молча кивнул мне, чтобы я шел вперед.

Восемьдесят миль, до полнолуния шесть дней, нам нужно идти, что-то есть, где-то спать и… мы не сможем спать, мы должны теперь караулить гроб, не говоря уже о том, что я не решусь оставить его на Снейпа. Этот мерзавец запросто сбежит вместе с ним, и что тогда? Он и сейчас может в любой момент просто оглушить меня сзади. Зачем я с ним иду? Может быть, они опять хотят провести какой-нибудь обряд? Снова переселится в меня этот их красноглазый урод, как тогда в Министерстве. Но он ведь не смог в Министерстве. Он даже в Квиррелла залез только потому, что тот ему позволил.

Хрясть!

- Поттер! Вы не могли бы быть поаккуратнее?!

- Я устал! Сами его везите!

Снейп одарил меня зверским взглядом, стащил крышку, извлек из гроба молоток и почти полчаса молча пытался приделать отломанное колесо. Ничего не получалось.

Я доел свой хлеб и предложил использовать волшебную палочку.

- Не надо, - буркнул он.

- Но ведь я все равно уже колдовал.

- Мы были близко от города, там наверняка есть маги, иначе бы нас с вами уже нашли. А тут никого нет.

Я огляделся. Снег, ветки, сгущающиеся сумерки. Это было так похоже на мой недавний сон… Только Дамблдора нет. Зато есть я. Посреди этого леса с убийцей и трупом Темного Лорда.

Мне стало страшно.

- Может быть, просто аппарируем туда? Один раз, и все.

- Нас мигом там накроют. Если хоть кто-нибудь узнает, где именно мы его закопаем, то потом уже ничем не поможешь. Не стоит рисковать.

Он последний раз шарахнул молотком, промазал, плюнул в снег и поднялся на ноги.

Вообще-то теперь его очередь. Я и так тащил весь день.

Когда окончательно стемнело, стало ясно, что если не спать, то можно сразу умереть. Ничего караулить я уже не мог и, завалившись сверху на гроб, мгновенно отключился.

Проснулся я утром и, не находя причин стесняться сидевшего в отдалении на поваленном дереве Снейпа, стащил крышку, чтобы проверить, на месте ли тело. Труп выглядел, как вчера, и даже чуть-чуть лучше. Может, Снейп его подменил…

Ладно, это уже паранойя.

Я закрыл гроб и подошел к своему спутнику. Оказалось, что он не просто сидит, а разглядывает лежащую на земле карту.

- Мы вчера сбились немного, - он окинул меня равнодушным взглядом. – Вы готовы?

Я обрадовался, что он вообще заговорил. А то мог, как вчера, просто махнуть рукой, и все.

Это был очень тяжелый день. Мы тщательно обходили городки и деревеньки и не смели показаться на шоссе, вместо этого тащась вдоль обочин. К полудню я взбунтовался, заявив, что хочу есть и дальше не пойду. Причиной стал очередной населенный пункт, который мы старательно обошли, чтобы не попадаться лишний раз никому на глаза. Сколоченный мной ящик принять за гроб можно было, только обладая хорошим воображением, тем более что он был на колесах, но вчерашняя газета стояла у меня перед глазами, и глупостей делать не хотелось.

Снейп процедил, что за едой пойдет сам, а то я, как вчера, куплю хлеб и сожру его, заедая грязным снегом.

Очень хорошо. Я побаивался оставлять его с гробом. Ночью я спал, и он не мог добраться до трупа… Только если бы убил меня.

Было холодно, и хотелось есть. Я встал и принялся прыгать вокруг нашего ящика сначала на одной ноге, потом на другой, потом на двух сразу, а когда мне надоело, то решил слепить снеговика, но снега было мало, и скульптура получилась грязной. Я отошел, чтобы поглядеть со стороны, и обнаружил, что она еще и кривится, как будто пытается наклониться к гробу.

- Я издалека подумал, что он уже вылез, - Снейп неслышно подошел с бумажным пакетом в руках и разглядывал мое творение.

- Они не похожи.

- Во всяком случае, расцветка у них идентичная. Идемте.

А завтрак?!

Но Снейп решительно взялся за веревку и, не оборачиваясь, потащил гроб вперед, видимо, не находя нужным поделиться со мной содержимым бумажного пакета.

Я последний раз посмотрел на свое кособокое творение, которое как будто глядело Снейпу вслед, кланяясь на прощание, и, подпрыгнув, сорвал гроздь алой рябины. С красными глазками снеговик действительно чем-то отдаленно напоминал Темного Лорда. Вот растает, а глазки останутся. И носа, кстати, нет, как-то я не сообразил его сделать…

- Поттер!

Я вспомнил, что у Снейпа есть бумажный пакет, и побежал завтракать.

- Что вы купили? – я с интересом заглянул внутрь.

В пакете лежало две буханки хлеба. И ничего больше.

Разочарование было тяжелым.

- Там все закрыто, - он почему-то счел необходимым оправдываться. – Выходной.

Я плюхнулся на гроб и рванул хлеб зубами. Разочарование пропало. В конце концов, какая разница, пара дней всего. Ну, не пара, а, сколько там, три или четыре. Ерунда.

Я не знаю, спал ли он предыдущую ночь, но, видимо, нет, потому что ее целиком продрых я, а оставлять нашего красавца без охраны мы боялись оба.

- Давайте сначала я покараулю, а потом вас разбужу.

Он молча лег на неровную крышку гроба, сложил руки на груди, потому что их некуда было девать, и закрыл глаза. Вылитый покойник. Бледный, весь в черном… М-да. Один труп внутри, второй снаружи… А на спине ведь удобнее, это я, дурак, вчера все пытался на боку устроиться. То колени свисали, то попа, ни то ни се. А этот как лег, так и заснул. Если не притворяется, конечно.

К ночи намело сугробы, но я все равно был рад, что мы опять добрались до леса. У дороги ночевать совсем противно. Снег все падал и падал, я старался разглядеть звезды, но было очень холодно, и надолго отвлечься звездами мне не удалось. Болели ноги, и я стал искать, где бы присесть. Потом - куда бы прислонить голову, а потом - куда бы прилечь. Мысль о том, что пора будить Снейпа и я сейчас встану и разбужу, скорее всего, появилась перед тем, как я окончательно заснул, но точно не помню. Слишком уютный мне попался пенек с торчащими вокруг него кустами.

Проснулся я в темноте и сначала не мог понять, что именно меня разбудило. Потом расслышал тихие голоса, совсем близко, и мгновенно скатился за куст. Ни Снейпа, ни гроба на том месте, где я оставил их вечером, не было.

Все. Я доигрался. Он забрал труп, а голоса… Он не один!

Заледеневшими пальцами я попытался нащупать в кармане волшебную палочку, но ее там не оказалось. Все было ясно, кроме одного, почему я до сих пор жив. Хотя, с другой стороны, мне все равно деваться некуда…

Ведь мне говорили, предупреждали, и МакГонагалл, и мистер Уизли!

Если они его оживят…

Я пригнулся и потихоньку пошел на голоса. Нельзя так оставлять. Надо хоть посмотреть, что происходит.

На маленькой полянке горел костер, и в его свете было отчетливо видно, что все мои самые худшие подозрения подтвердились. Волдеморт стоял у костра и задумчиво взирал на волшебников в плащах и масках, которые нервно метались перед ним по утоптанному снегу.

Сзади раздался шорох, я обернулся, ожидая увидеть очередную маску, но это был Снейп, и никакой маски на нем не было. Если он не с ними, то… Я попросту проспал наш труп!

- Да что же это такое! – истерически выкрикнул голос Беллатрикс Лестранг. – Почему он молчит?!

Я обернулся, но в этот момент Снейп сильно нажал мне сверху на голову, и я понял, что высунулся из-за сугроба уже вместе с плечами. Он продолжал тянуть меня сзади за куртку, и мы вместе скатились в узкий овражек.

- Не лезьте, - выдохнул он мне в ухо.

- Мы не найдем его потом!

- Найдем, - тихо сказал он. – Куда вы прете, идиот несчастный?! Вы видели, сколько их?

- Неважно!

- Что именно вам неважно?

- Мне плевать сколько их! Я не позволю…

Он резко зажал мне рот и, всем телом навалившись сверху, прижал к земле. Я дернулся и в ту же секунду затих, услышав сверху низкий приглушенный голос:

- Вот они.

Снейп замер, а у меня душа ушла в пятки. Сейчас убьют… Он для этого лег на меня сверху?.. Я слишком громко орал… Что же я наделал… Может быть… надо… если он догадается… он может сказать им, что поймал меня… для них…

- Сейчас не пойдем, попозже, когда они угомонятся, - ответил первому голосу совершенно осипший баритон.

Они не за нами… Кто это?..

Снейп продолжал, почти не дыша, лежать сверху и, ничуть не ослабляя хватку, зажимал мне рот. Да понял я уже, что надо молчать, отпустил бы, задушишь ведь. Но я сильно подозревал, что если попытаюсь дернуться, то станет только хуже, а потому мы так и лежали, продолжая слушать два голоса, перешедших к обсуждению мечущейся по поляне Беллатрикс.

- Нервная какая дамочка, - басил первый.

- Тоща больно, - вторил осипший.

- Истеричка, они все такие.

- Не скажи, Боб, я знавал одну особу, очень в теле была барышня, а чуть что не по ней - верещала еще и не так.

- Хватит болтать, - резко прервал их третий голос. – Судя по описанию – это именно тот труп, что нам нужен. Как стемнеет, будем брать. Отходим пока.

Я принялся отсчитывать про себя секунды. Когда дошел до шестисот, Снейп ослабил хватку и начал потихоньку сползать с меня. Неужели тоже считал?..

- Вы не знаете, кто это? – спросил я, когда мы с ним отползли по дну оврага на относительно безопасное расстояние. – Зачем им наш труп?

Он молча вынул из левого кармана во много раз сложенный «Ежедневный Пророк» и бросил мне.

Что за идиотская привычка не разговаривать со мной! Думает, мне очень интересно слушать его злобное ворчание?

Я забрал газету и, стараясь поменьше шуршать, развернул…

- Пятьдесят тысяч галлеонов?!

- Заткнитесь, Поттер! – зашипел он.

На этот раз я сам зажал себе рот рукой. Орать, конечно, не стоило, но то, что я увидел на первой полосе, привело меня в состояние, близкое к шоковому.

- Скримджер спятил? – зашептал я. – Он о чем думал, когда напечатал это? Зачем?

- Ему нужен труп, - получил я крайне лаконичный ответ.

- Им следовало сделать это раньше! Если бы Петтигрю отнес его в Министерство, а не на кладбище, скольких бы несчастий удалось избежать.

- Сейчас бесполезно предпринимать что-либо. Они пытались его оживить, и у них ничего не вышло.

- Откуда вы знаете, что не вышло? Он же стоит там!

- Это еще не значит, что он живой. Дождемся утра. Они решат, что делать с телом, а мы - как нам поступить.

- Надо вернуться и следить за ними.

Он кивнул, и мы начали тихонько пробираться обратно.

Упивающихся смертью на поляне уже не было, Волдеморта тоже, зато дымились обгоревшие доски.

- Они сожгли гроб, - я сам не ожидал, что это может так меня расстроить. – И отдайте немедленно мою палочку! Это вы ее взяли! Зачем она вам понадобилась?

- Забрать вас вместе с ней я уже не успел, а палочка вам ни к чему. Здесь нельзя колдовать, нас сразу найдут.

- Я никуда без нее не пойду!

- Хорошо, только спрячьте подальше и не вынимайте, если мы не в городе.

Он опустил руку в карман пальто и вытащил оттуда несколько деревянных обломков.

Нам конец… Обоим.

- Неудачно мы с вами упали, Поттер, - он очень странно поглядел на меня и бросил обломки в снег. – За что не возьметесь, все вкривь и вкось.

- Я за что не возьмусь?! Может быть, это я украл у вас волшебную палочку, пока вы спали, а потом превратил ее в щепки вместе со своей?

- Если бы вы не полезли на поляну, мне бы не пришлось…

- Как вы посмели дотронуться до моей палочки?!

- Вы сами вызвались караулить!

- Это здесь ни при чем! – Я еще раз оглядел пустую полянку с засыпанным снегом костром. – Они сожгли мой гроб!

- Ваш? - Снейп откровенно глумился.

- Убирайтесь к дьяволу! – зашипел я на него, успев подумать, как быстро можно научиться вот так разговаривать, если несколько дней общаться только со Снейпом. – Сами будете новый делать! Я себе все пальцы отбил, пока его сколотил!

- Да ради бога, - он презрительно скривил губы. – Гроб за мной, а труп за вами. Приступаем?

Я развернулся и, не сказав ему ни слова, пошел по следам Упивающихся смертью. Пусть убирается к черту! Я сам справлюсь! Сжечь мой гроб! Я убью их за это, скоты! Сами, небось, двух досок сбить не умеют, козлы! Я охнул, провалившись в снег почти по пояс, и со злости ударил кулаком по насту, разбив руку об оказавшийся под ним железный штырь.

Господи, каким же надо быть ублюдком, чтобы оставлять в лесу такие вещи!

- Вас вытаскивать, или еще рано? – раздался сверху ненавистный голос.

- Я руку разбил, - повернуться к нему оказалось невероятно сложно.

- Она у вас одна?

- Что?

- Другую давайте.

Он вытянул меня из ямы и, даже не взглянув на мою окровавленную правую руку, пошел дальше по отчетливо видневшимся на снегу следам. Я потащился следом.

Хлоп! Чудовищная боль прорезала ступню, и я, сдавленно вскрикнув, повалился в снег. Господи, что это?! Волк?.. Медведь?.. Крокодил?..

- Капкан, – он успел подойти и равнодушно глядел на меня. – Поттер, вы неподражаемы. Боюсь, что вам придется подождать здесь, пока я схожу за Темным Лордом, сколочу гроб, отвезу его и закопаю. Тогда дойдет очередь и до вас.

Дойдет очередь до меня?!

Черт, как же больно.

- Убирайтесь, - процедил я сквозь зубы.

- Да с удовольствием, - он усмехнулся и пошел прочь. Вот просто пошел прочь, оставив меня с разбитой рукой, сломанной ногой, в ночном зимнем лесу и в капкане. Оцепенев от страха, я смотрел ему в спину и автоматически считал шаги. На каком он исчезнет? После какого шага он окончательно растворится в темноте? Ведь это будет последнее, что я увижу перед смертью, кроме снега. Как же холодно… Он уходил. Пять, шесть, се… Хлоп! Шесть.

В отличие от меня, он повалился в снег молча. Не вставая, закрыл лицо руками и… затрясся. Он что… плачет?.. Я не мог в это поверить.

Он убрал руки от лица и повернулся ко мне.

Ублюдок смеялся.

Над чем, ради Мерлина, тут можно смеяться?

- А с вами действительно опасно общаться, Поттер.

Я не знаю, выберемся мы отсюда или нет, но я навсегда запомню, что ты хотел бросить меня здесь. Убийца!

Он пытался освободиться. Упорно и совершенно бессмысленно. А я сидел, смотрел на него и боялся, что ему это удастся. И тогда он все-таки уйдет. Начинало светать, и у меня уже даже ничего не болело. До утра все равно не дожить. Немыслимо. Этот урод все еще трепыхался, а я лежал на боку и равнодушно смотрел на него, удивляясь, что до сих пор не уснул. Насколько я помнил, если сейчас уснуть, то все. Но не получалось… Зато начались видения.

Это был тестрал. Он сиял среди деревьев, медленно приближаясь ко мне, и я даже привстал от удивления. На тестрале, непристойно развалившись, восседала совершенно голая девица с абсолютно распутными белыми сверкающими глазами. Вейла?.. Или не вейла?.. Больше всего это полупрозрачное создание было похоже на патронуса. Оно медленно проследовало мимо меня прямиком к Снейпу. Он с трудом поднялся на одно колено, и девица, нагнувшись, чуть касаясь, погладила его по голове. Ну и глюки… Может, от голода?

- Что это? – слабо выкрикнул я, совсем не рассчитывая на ответ, которого, разумеется, и не получил.

Она уходила. Уходила, медленно покачиваясь на тестрале, все так же улыбаясь, и меня, признаться, бросило в жар от ее взгляда. От нее невозможно было оторвать глаз, она сверкала, переливалась, манила и наполняла измученное сознание такими мыслями... которых меньше всего можно было ожидать в моем положении.

Я сделал титаническое усилие и обернулся на Снейпа. Он так и стоял на одном колене, тоже глядя ей вслед, и улыбался. Если бы он хоть раз в жизни улыбнулся так – нет, не мне, хоть кому-нибудь, - я бы не думал о нем так плохо, как думал всегда.

Он тряхнул головой и недовольно окрикнул меня:

- Хватит глазеть, Поттер! И не лежите, а то и вправду замерзнете как последний дурак.

- Что это было?

- Вы, Поттер, окончательно мозги отморозили? Кто учил вас защите?

- Вы.

- Не видите, что это патронус?

- Я… вижу. Чей это патронус?

- Не ваше дело, - огрызнулся он, но как-то неубедительно.

Может быть, я уже умер и у них тут такие патронусы? Нет, стоп! Я что, здесь тоже буду в капкане и со Снейпом?!

Если я не умер и не сплю, и на свете действительно бывают люди с такими патронусами, то… нас нашли. Снейп явно был очень рад видеть эту не потрудившуюся завернуться хотя бы в простыню… леди. И совсем не удивился. Он знаком с ней. Значит…

Рассуждать я не мог. Не хотелось уже абсолютно ничего, даже есть. Последние инстинкты были задушены всеобъемлющим желанием узнать, у кого такой патронус. Ради этого стоило выжить.

У меня за спиной раздался хруст снега, я попытался обернуться и еще успел услышать начало оглушающего заклинания.

«Конец...» - пронеслась последняя осознанная мысль, прежде чем я ткнулся носом в снег.

Очнулся я в постели, с которой тихонько соскользнул на пол и только потом огляделся. Комната была хоть и большой, но неотвратимо напоминала о провинциальных гостиницах и ночлежках. В углу висел рукомойник, а за грязным окошком горел одинокий уличный фонарь и падал снег.

Так. Снейпа нет, гроба нет… Есть гроб. Он был задвинут под кровать, с которой я только что встал. Но есть ли в нем Волдеморт?

Я нагнулся и с трудом выволок ящик, занозив при этом пальцы. Он был явно не пустой и зачем-то забит гвоздями. Кроме того, это был тот самый гроб, который я самолично сколотил в Запретном лесу. Значит, Упивающиеся смертью жгли что-то другое…

К черту, я должен знать, что здесь происходит! У нас же был топор.

Мешок с инструментами валялся на полу за кроватью, и через минуту я уже просунул острие топора в щель под крышкой гроба. Дернул, раздался треск, крышка слетела, и Волдеморт поднялся оттуда мне навстречу.

Я ожидал чего угодно. Боялся найти в гробу кирпичи, разложившееся тело моего врага или труп самого Снейпа, но даже в воспаленном бреду мне не могло бы привидеться то, что случилось.

В ужасе шарахнувшись назад, я упал на спину, а Темный Лорд молча свалился сверху, мертвой хваткой вцепившись мне в горло. Мелькнула мысль, что и этот не хочет со мной разговаривать, раньше бы обязательно рассказал о своих злоключениях и только после стал бы душить, а теперь вот убьет и даже не похвастается перед этим.

Хлопнула дверь, раздался глухой удар, и мне удалось отцепить мертвые пальцы от собственной шеи. Надо мной стоял Снейп, с топором в руках и выражением чудовищной злобы на перекошенном лице.

- Идиот несчастный! – прошипел он, подхватив труп под мышки и укладывая его обратно в гроб. Я хотел было ему помочь, но комната поплыла у меня перед глазами и почему-то захотелось плакать. Сквозь туман я услышал два удара и понял, что Снейп гроб заколотил.

Может быть, это был бред… Я проснусь, и все будет по-другому?

Снейп похлопал меня по щекам и, когда я открыл глаза, зло зашипел:

- Черт бы вас побрал, Поттер, мне только двух трупов не хватало. Учтите, что я закопаю вас вместе с ним, мне без разницы. Надежнее будет.

- С вас станется.

- Закройте рот и пейте!

У меня не было ни сил, ни желания с ним препираться, но и промолчать было невозможно.

- С закрытым ртом пить?

Он с такой силой ткнул мне ковшом в зубы, что я подавился и закашлялся.

- Соску не приобрел, - ядовито сказал он. – Извольте пить, как все нормальные люди.

Я закрыл глаза и с трудом сделал два глотка.

Гроб у нас, труп у нас, меня заставляют пить какую-то гадость, но до сих пор не убили и даже не оставили в лесу. Все вместе было не просто хорошо, все вместе было отлично.

Я открыл глаза, когда Снейп взмахом волшебной палочки как раз загонял гроб обратно под мою кровать, которая, кстати, была в комнате одна. Он что, живет отдельно? А я с Темным Лордом? Вполне в духе этого негодяя - подселить ко мне труп.

- Вы говорили, что нельзя колдовать.

- Это Андовер. Город достаточно большой, здесь можно. Спите, утром пойдем дальше.

Было тепло, глаза слипались сами собой, а о завтрашнем дне даже думать не хотелось. Зато я спрошу его по дороге, как он умудрился отбить наш труп. И палочка мне тоже нужна. В этом городе наверняка можно что-то достать… Я улегся поудобнее и заснул.

Видимо, в том питье что-то было, потому что чувствовал я себя странно. Я не мог окончательно проснуться, но пытался, потом увидел в окошко, что еще темно, и просыпаться передумал. Однако в комнате раздавались тихие голоса, и мне больше всего на свете хотелось понять, о чем они говорят, потому что в неровном свете стоявшей на столе свечи было невозможно что-либо разглядеть. Пришлось изо всех сил напрягать слух.

- Но он теперь ходит, - услышал я тихий голос Снейпа.

- Скажи спасибо, что молчит, – насмешливо протянул другой, от которого у меня все сжалось внутри. Люциус Малфой! О черт!

- Закопать надо, - тоскливо отозвался Снейп, и я удивился, насколько по-человечески он может, оказывается, разговаривать. Это было так… странно.

- Так в чем проблема? Лопата, как я погляжу, у тебя есть.

- Его надо закопать в совершенно конкретном месте и обязательно в полнолуние.

- Это когда?

- Через два дня.

- Ты не успеваешь?

- Поттер должен закопать.

Раздался странный звук, и прошло некоторое время, пока я понял, что они смеются.

- Тебе достать вторую лопату? – наконец спросил Малфой.

- Зачем?

- Ну… он же теперь двигается. Пусть изнутри закапывается. Чтобы Поттеру было не так тяжело.

- Очень смешно, - недовольно, но совершенно беззлобно буркнул Снейп.

Что-то зашуршало.

- Аккуратнее, и не потеряй, Нарцисса меня убьет.

- О боже… А поприличнее-то у тебя нет?

- Зато маленькое. В карман спрячь и не разбей.

Раздался хлопок аппарации.

Он мне не лгал. Он действительно хочет, чтобы все это закончилось. Они все хотят, раз отдали Снейпу труп.

Я притворялся спящим и думал, что же мне теперь делать. Снейп вообще почти со мной не разговаривает. Он хотел бросить меня в лесу. Ему главное - закопать, а дальше хоть трава не расти. Пока я ему нужен, он будет меня беречь. Вон, вытащил, в кровать уложил, дрянью какой-то напоил, сволочь. А потом еще прибьет где-нибудь, как ненужного свидетеля. Он ведь сказал, что никто не должен знать, где могила. Он меня и в правду закопает вместе с Волдемортом, с него станется.

Ладно, еще посмотрим, кто кого закопает. Вот похороним наш труп, и я сдам этого гада аврорам. Пусть сами с ним разбираются.

* * *

III.

Держась правой рукой за мокрую холодную стену, бывший шпион на ощупь шел к входной двери, и его тошнило от звука звонка. С тяжелыми предчувствиями отпер дверь, и ему в лоб уперлось дуло пистолета.

- Как же вы мне надоели, Поттер, – тоскливо пробормотал он перед тем, как раздался выстрел.

Снейп выпал из гроба в сугроб и проснулся.

- Выспались? – радостно спросил его Гарри. – Теперь моя очередь.

* * *

Чтобы не думать о том, как сильно у меня болят ноги, я коллекционировал вопросы. Вопросов было много.

С какой стати Упивающиеся смертью отдали Снейпу труп? Чей патронус был в лесу? Как я собираюсь сдать Снейпа аврорам, если у него есть волшебная палочка, а у меня только лопата? Что принес ему Люциус Малфой и велел беречь?

Ответ на первый вопрос можно было предположить. Они забрали труп и то ли не смогли его оживить, вернув ему лишь способность двигаться, то ли не особо хотели, а желали, например, убедиться, что он не опасен в первую очередь для них самих. Дамблдор говорил, что они сами больше всего боятся возвращения Темного Лорда. А представить, будто Люциус Малфой просто так забудет попытки Волдеморта отправить Драко на верную смерть, было вообще немыслимо. Кроме психованной Беллатрикс Лестранг, никому очередное пришествие этого урода не нужно.

Со вторым вопросом было глухо, но он как раз был единственным, ответ на который интересовал меня из чистого любопытства. Если все закончится удачно, то я так или иначе заставлю Снейпа сказать мне, у кого такие странные способы защиты.

Отсутствие волшебной палочки было серьезной проблемой, но, в конце концов, Снейп тоже иногда спит. Если он украл мою, то не будет ничего зазорного, если я тоже что-нибудь у него позаимствую. Кстати, там же, в кармане его пальто, лежит неизвестный предмет, принесенный ему Малфоем. Ничего, разберемся.

Беда была в том, что мы опаздывали, и Снейп сказал, что останавливаться больше не станем. Вот завтра ночью закопаем, тогда и отоспимся. Если бы у меня не было коварных планов по поводу обследования его карманов, то я бы согласился, но планы были, а потому, как только стемнело, я уселся на гроб и заявил, что дальше не пойду.

- Мы не успеем, - безжизненным голосом сообщил он.

- Я не пойду в темноте.

- Но в темноте мы хотя бы сможем выйти на дорогу, получится быстрее и проще.

- Не пойду.

Он нахмурился, пытаясь понять, из-за чего я так уперся.

- Если вы устали, то я сам повезу, надо было сказать…

- Я не пойду.

- Поттер, в чем дело?

Он что, действительно не понимает? Или и вправду держит меня за полного дебила?

- Вы очень ловко оставили меня без волшебной палочки, господин убийца.

Он моргнул, бросил на меня какой-то невероятно тоскливый взгляд и молча протянул свою палочку.

Я схватил ее и направил ему в грудь.

- Что у вас в карманах? Вынимайте и показывайте!

Не сказав ни слова, он шагнул к гробу и начал выкладывать на его крышку содержимое карманов своего пальто.

Сто сорок маггловских фунтов, шесть галлеонов, носовой платок, тот самый «Ежедневный пророк», карту и… пудреницу.

Это принес ему Малфой?!

Судя по всему, да. «Нарцисса меня убьет», «спрячь и не разбей», «зато маленькая»…

- Откройте это, - сказал я Снейпу.

Он открыл. Самая обычная, зеркальце, подушечка… У Гермионы такая есть.

- Зачем вам пудра?

- Нос шелушится.

Абсолютно безжизненный голос. Он смотрел мимо меня, и на его лице невозможно было обнаружить ничего. Ни злобы, ни обиды, ни досады, ни даже той промелькнувшей во взгляде тоски. Совершенно пустые, потухшие глаза.

«Вы не так уж сильно от него отличаетесь, как я погляжу…»

Мне стало противно и страшно. У него наверняка было такое же отрешенное лицо, когда ему приходилось общаться с Волдемортом. Я просто уверен, что именно такое же.

Я придурок.

Было стыдно и хотелось попросить прощения. Но не у Снейпа же!

- Забирайте это все. И гроб дальше сами повезете, я устал.

Какую бы гадость ему сказать, чтобы он ответил? Нельзя же так! Наверняка есть какое-нибудь заклинание болтливости или еще что-то…

Я обернулся. Снейп, чуть прихрамывая, волок гроб по дороге, и физиономия у него была, как всегда, злобно-недовольная.

А можно просто наложить на него «Imperius», и пусть он мне до конца пути улыбается.

Я представил, как он будет мне улыбаться, и поежился.

- Послушайте, почему вы хромаете? – я подошел к нему и отнял веревку. – Я повезу.

- Отдохнули?

Презрения в его взгляде было примерно столько же, сколько я чувствовал к себе сам. Ну и к черту. В конце концов, достаточно того, что я вообще согласился на все это.

Я отвернулся и торопливо потащил гроб дальше.

А он прав на самом деле. Идти по дороге намного легче, колеса хотя бы едут, а не цепляются беспрерывно за торчащие из земли корни. Надо было днем отсыпаться. Вот если бы нам пришлось идти не пять-шесть дней, а, например, месяц, тогда именно так бы и сделали. Как ни странно, но мысли о подобных ужасах придавали сил и повышали настроение. Мы почти пришли. Кончится ночь, еще день - и все. Я оглянулся. Снейп, сильно хромая, ковылял за мной, и это явно давалось ему с трудом.

- Не отставайте, профессор, - злорадно крикнул я ему. – А лучше идите вперед, а то такое впечатление, что вы провожаете его в последний путь.

- Очень остроумно, Поттер.

Пришлось остановиться.

- Послушайте, он ведь все равно на колесах…

- И что?

- Ну… я подумал… только вы не подумайте…

- Поттер, прекратите мямлить. Внятно изъясняйтесь.

- Если вы ляжете к нему, то прекрасно выспитесь, а я могу везти обоих, мне не тяжело, - на одном дыхании выпалил я.

- Вы ополоумели?!

Да пошел ты!

- Как хотите. Я тоже не нанимался вас обоих катать, - я отвернулся и решительно двинулся дальше. Снейп потащился следом.

Когда начало светать, я снова остановился и предложил ему просто сесть сверху. В конце концов, нет же никого, ну кто его увидит. Вместо ответа он тяжело опустился на обочину дороги.

- Может быть, мне тоже попробовать закопать вас обоих? – неуверенно пошутил я.

- Вы для этого предлагали мне лечь с ним рядом?

- Мне кажется, что вам нужно отдохнуть хоть два часа, а то и вправду не дойдем.

- Хорошо.

Тащить двоих действительно оказалось не намного тяжелее, но меня смущала невозможность заколотить крышку. Я просто заткнул ее сбоку и все поглядывал, чтобы наш красавец не вздумал сбежать. Но труп вел себя спокойно. Может быть, магия, которой Упивающиеся смертью пытались его оживить, истощилась или совсем пропала, ведь мы уже достаточно близко к Стоунхенджу.

- Эй, пацан, тебя подбросить?

Я не услышал, как они подъехали. Открытый сельский грузовик с бортиками, два улыбающихся парня.

Согласиться? Или не стоит?.. А вдруг они меня узнали и отвезут в полицию?..

«Вы волшебник или кто?..»

- Спасибо, - неуверенно пробормотал я и, вспомнив, что у Снейпа в пальто есть деньги, решительно добавил: – Наверное, было бы неплохо.

Они уже стояли около меня, и надо было быть полным идиотом, чтобы их бояться. Вот Волдеморт как встанет, да как глазки откроет, пальчики-то как вытянет…

- Так мило спят в обнимку, - ухмыльнулся один из парней, указывая на гроб. - Не тесно им там?

Меня передернуло.

Они вообще оба ужасно милые. Что один, что другой. Даже затрудняюсь уже определить, кто из них милее.

- Не знаю, - я посмотрел на этих «милых» и с удивлением обнаружил, что Снейп действительно обнял труп и даже положил голову ему на грудь.

- А этот длинный какой страшенный. Физиономия совсем того… Лишай, что ли?

- Не знаю, - я совсем растерялся.

- Как бы не сифилис, нос-то совсем провалился.

- Так ты с ним не целуйся, Тед, и все будет в порядке, - заржал белобрысый.

- Слушай, парень, а у тебя еще такие марки есть?

- У него есть, - я подумал, что он спрашивает про деньги, и кивнул на Снейпа. – Мы можем заплатить.

- Да нет, не надо… - с явным сожалением протянул Тед. – Нам еще работать весь день.

- Давай возьмем, - зашептал ему в ухо белобрысый.

- Нет, - Тед решительно мотнул головой. - Бетси потом меня на порог не пустит, посмотри, на что они похожи, тоже хочешь вот так?..

Напиться они, что ли, боятся?

Я решился. Помог им затолкать гроб в кузов и сам залез следом. Ничего, хоть немного проедем, а то Снейп вон совсем чуть живой, не проснулся даже.

- Давай возьмем, - снова прошептал белобрысый, когда они уже шли к кабине.

- Не выдумывай. У нас есть нормальная трава, а это верная смерть.

Хлопнула дверь, и мы поехали. Я прислонился виском к бортику и беззвучно смеялся. У меня в гробу действительно «верная смерть». Вернее не бывает. Нормальная трава, конечно, лучше, не вопрос.

- Эй, пацан, - меня тихонько теребили за плечо. – Мы с шоссе сворачиваем. Ты как?

Я открыл глаза и невнятно ответил, что мне выходить.

Сколько же я проспал?..

Машина стояла у развилки. Узкая дорога сворачивала в запорошенное поле и спускалась под холм.

- Как скажешь, - они быстро спустили гроб на землю и на прощание вложили мне в руку большой бумажный сверток. – Удачи.

- Спасибо! – крикнул я им вслед, разворачивая бумагу.

Два бутерброда с сыром, два с ветчиной и одно яблоко. Если на свете есть счастье, то оно вот такое.

Я вытащил один бутерброд с ветчиной, а все остальное завернул обратно и с трудом запихал в карман куртки. Останавливаться не стоило. Снейп проснется - сам потащит. Сегодня последний день. Ночью мы закопаем этого никак не желающего умирать гада, и завтра можно будет вернуться в Хогвартс.

Гроб легко катился по дороге, под ногами хлюпал подтаявший снег, я жевал бутерброд, было рано, и неожиданных встреч не предвиделось. И потом, Скримджер ведь не знает, в какую сторону от Лондона мы идем. Может быть, думает, что к Хогвартсу. Наверняка на севере ищет. А мы на западе. Даже скорее на юго-западе. Так что не найдет.

Снейп проснулся к обеду, страшно удивился, что обед этот у меня для него есть, но хромать меньше не стал, хоть и очень старался. Мы свернули с дороги и заколотили гроб, предварительно вытащив из него мешок с инструментами.

К ночи пошел дождь, но я был счастлив, и мне не испортила настроение даже отвалившаяся в сумерках подметка правой кроссовки. Я хотел так и оставить ее валяться в чавкающей под ногами грязи, но Снейп зачем-то вытащил ее из лужи и убрал в мешок.

Мы пришли.

Вытащив фонарь, Снейп попытался осветить им разрозненные, вертикально стоящие камни и пошел искать место для могилы.

- Давайте прямо у алтаря зароем! – крикнул я ему вслед, но он даже не обернулся.

Ну и пожалуйста. Я сел на криво стоящий в грязи гроб и стал ждать, пока Снейп наконец определится.

- Идемте, - он неожиданно возник из темноты и, не дожидаясь, пока я встану, дернул гроб за веревку.

Вот и отлично. Хочет сам поработать - я только рад буду. Но колеса то и дело вязли в грязи, и мне приходилось приподнимать гроб, если не руками, то хоть ногой.

Мы подошли к небольшому холму, обошли его справа, и Снейп, заявив, что это северный курган, велел копать у подножия.

К счастью, потеплело, земля была не мерзлая и копалась довольно легко. Снейп светил мне фонарем, стараясь держать его прямо, но в этой грязи все равно ничего было не разобрать. Снег стаял, а вода и грязь для такого дела в любом случае лучше, чем лед. Даже хорошо, что с вечера дождь идет.

- Давайте быстрее, - Снейп раздраженно поглядел на небо.

- Не хотите сами поработать?

- Глубже копайте, - не удостоив меня ответом, огрызнулся он.

Хорошо. За каждое понукание ты ответишь, не сомневайся.

- Колеса будем снимать? – спросил я у него, когда все было готово.

- Можете оставить себе на память, - он ногой столкнул гроб в яму. – Если, конечно, захотите лезть туда за ними.

Ага. Непременно. Чтобы от тебя лопатой по башке получить?

- Рождество скоро, - ни к селу ни к городу вдруг сказал Снейп. – Что стоите? Давайте закапывайте. – И сам начал ботинком спихивать вниз комья земли. Недаром отказался у Малфоя вторую лопату брать, бездельник. А ведь он тебе предлагал.

Когда я закончил, мне хотелось лечь сверху и умереть. Радость радостью, но устал я за этот день, наверное, больше, чем за весь предыдущий год.

- Поттер, дайте мне волшебную палочку.

Начинается.

- Даже не надейтесь.

- Какие предложения?

- Вы скажете, что нужно делать, и я сделаю.

Он отвратительно ухмыльнулся.

- Зашейте себе рот и добавьте мозгов. Это для начала.

Хорошо.

Он сидел на корточках у самой могилы, а я стоял рядом с лопатой наперевес. При таких условиях пусть попробует не то что напасть на меня, а даже просто напугать чем-нибудь.

Я вытащил палочку из-за пояса и бросил ему, двумя руками подняв лопату у него над головой.

Он засмеялся. Не зло и даже не насмешливо, а просто смеялся, не размыкая бледных губ.

- Думаете, сможете ударить?

- Конечно, смогу! Вот как только мне что-то не понравится, так сразу по башке и получите. И как вы, интересно, собираетесь тут колдовать, если сами говорили, что мигом авроры примчатся.

- Я не собираюсь колдовать.

Он начал медленно выводить на могиле рисунки. Сначала изобразил христианский крест, потом кельтский, потом подумал немного, склонив голову набок, и криво нацарапал два лежащих друг на друге треугольника.

- Это что? – тихо спросил я.

- На всякий случай, - ответил он, пририсовывая рядом с двумя треугольниками не менее кривой месяц.

- Вы уж тогда и солнце изобразите.

- Зачем? – удивился он.

- Ну как, луну же нарисовали…

- Помолчите лучше, - фыркнул он. – Не позорьтесь.

Как отобрать у него обратно волшебную палочку, я не знал. Но раз все равно колдовать нельзя, то уходить придется пешком. Хотя бы до ближайшего населенного пункта.

- Все, идемте, - он встал и… всунул палочку мне в руки. – Не стойте, чем быстрее мы освободим это место от своего присутствия, тем будет лучше.

- Может быть, подметку мою привяжем?

- Хорошо.

Он с размаху отрубил мне кусок веревки, убрал обратно в мешок топор и стоял, дожидаясь, пока я разберусь с кроссовкой. Я крепко привязал подметку и поднялся.

- Куда теперь?

- До Эймсбери не более пяти миль, - бесцветно ответил он.

Я забрал у него мешок и пошел сзади. Во-первых, на всякий случай, неизвестно, что от него ожидать, а во-вторых, тоже на всякий случай. Еще свалится на дорогу, как вчера, а я и не замечу, он же все время молчит.

Эймсбери оказался маленьким, но приятным городком. А может быть, мне на тот момент показалось бы приятным любое место, где можно поесть, помыться и выспаться.

В целях экономии мы сняли одну комнату с большой кроватью, потребовали четыре одеяла, которых нам не дали, и завалились спать. Я еще подумал, что самое время послать весточку, хотя бы Рону, потом подумал, что мы еще слишком близко от Стоунхенджа и лучше сначала вернуться в Лондон, потом еще о чем-то подумал, а потом уснул.

Разбудили меня крики.

Снейп стоял посреди комнаты босиком, с открытой пудреницей в руках и, тараща глаза в круглое зеркальце, вопрошал у него с истерическими нотками в голосе:

- А гроб где?!

- Сев, он там без гроба! - неслось из зеркала. - Потерял, наверное!

- Объясни толком! – заорал Снейп. – Ты что, его видишь?

Сообразив, что все очень-очень плохо, я соскочил с кровати и подбежал к нему.

- Вот прямо стою и смотрю на него из окна! - надрывался из пудреницы Малфой.

- Что он делает?

- Рукой в пруду бултыхает.

- Ясно.

- Что тебе ясно, Сев?!

- Рыбу он там ловит. Жрать хочет.

- Он не может жрать хотеть, он мертвый!

- Ну, рефлексы-то остались. Люци, перестань орать… Поттер… - Снейп бросил на меня короткий злой взгляд, и я сообразил, что не стоит так откровенно пялиться на все это.

- Сев, ты мне обещал, что закопаешь его на каком-то кельтском кладбище! – вопил Малфой, ничуть не смущаясь моим присутствием. - И все это закончится! Почему я наблюдаю это чудо в своем пруду?!

- Он уже целиком в пруду?

- Да. По пояс залез и плескается.

- Гони его оттуда!

- Куда?! Сев, если ты не заберешь его прямо сейчас, я вызову авроров! Мне не нужны проблемы!

- Не надо! Люци, не смей!

- За него, между прочим, Скримджер пятьдесят тысяч галлеонов дает.

- Люци, не надо! Я сейчас приду!

- Давай приходи. И Поттера возьми. За вас по десять обещали, - ответил Малфой и прервал связь.

Ну мы попали…

- При чем тут Малфой? – спросил я, когда Снейп захлопнул пудреницу.

- Он здесь живет. В нескольких милях.

- И Волдеморт явился к нему?

- Наверное, по привычке пришел, он же часто в Имении бывал…

Снейп забегал по комнате, натягивая раскиданную одежду.

- Как?.. Как… он что…

- Я же вам говорил, что вылезет, если неправильно закопаем. Чего вы хотите, больше суток прошло. Поттер! Одевайтесь!

- Вы говорили, что знаете, как надо закопать…

- Никогда не говорил. Вы готовы?!

Я начал в спешке одеваться.

Может быть, это коварный план Малфоя? Проследил за нами, выкопал наш труп, притащил к себе, теперь напугал Снейпа, дождется, когда мы явимся, а там авроры. Семьдесят тысяч галлеонов на дороге не валяются, это огромные деньги.

- Не ходите к нему, - я дернул Снейпа за пальто. – Он наверняка уже сообщил Скримджеру.

- Есть предложения?

- Можно подождать, пока тело вернут в Министерство, и снова украсть. А за это время выясним, почему у нас ничего не получилось.

- Во-первых, у вас нет никакой гарантии, что Малфой действительно вызвал авроров. Вы не находите, что пребывание нашего трупа у него в парке не лучший ему подарок к приближающемуся Рождеству?

Он сделал паузу, но я молчал.

- Во-вторых, если тело вернут в Министерство, то, скорее всего, украсть его снова не получится. В-третьих, нам все равно нужен гроб.

- Гроб он наверняка там оставил, в Стоунхендже, он же не соображает ничего.

- Если бы он соображал, Поттер, он бы про него подумал. И тогда бы мы точно не нашли ни его самого, ни гроба. Волшебную палочку я у вас забрал. Вы отправляетесь в Стоунхендж за гробом, для этого она не нужна, а я - к Малфою за трупом.

- А потом?

- Посмотрите, там ли гроб, и свяжетесь с нами. Я расплачусь за гостиницу и буду ждать вас в Имении.

Он бросил мне пудреницу и вылетел за дверь.

Я взял зеркальце в руки и только в этот момент понял, что Снейп таким образом полностью исключил опасность моего попадания к Скримджеру, если Малфой нас сдал. У меня нет технической возможности оказаться в Имении, пока Снейп не скажет мне из этого зеркала, что все в порядке. Он хотел оставить за мной возможность доделать наше дело, даже если не сможет больше сам в нем участвовать.

Хлюпая по размытой грязи привязанной веревкой подметкой, я добрался до Стоунхенджа и понял, что мне придется ждать ночи. Палочки у меня не было, а туристы там были. Я, конечно, волшебник, но не до такой же степени.

Когда окончательно стемнело, я достал из мешка фонарь и пошел искать северный курган, который высматривал еще днем.

Видимо, Волдеморт отличался аккуратностью. Выбрался он из-под земли почти незаметно, яма была еле видна, а крышка чуть сдвинута прямо внутри.

Возился я долго. У гроба опять отвалилось уже трижды чиненное нами переднее колесо, но я очень надеялся, что мне не нужно будет больше никуда идти, и прибивать его не стал, а просто убрал в мешок и достал из кармана куртки пудреницу.

- Профессор Снейп?

Он мгновенно нарисовался в зеркале.

- Все готово?

Описать не могу, какое громадное облегчение я испытал, увидав его недовольную физиономию.

- Вас еще не продали Скримджеру?

- Сейчас приду за вами.

Хлопок аппарации раздался почти мгновенно, и первое, что он сделал, оказавшись рядом со мной, это протянул мне волшебную палочку.

- Возьмите, а то мало ли.

- А вы?

- У меня есть.

Он уменьшил гроб, кивнул, чтобы я собрал мешок, крепко взял меня за рукав куртки, и мы аппарировали прямо в холл большого дома.

А Дамблдор, между прочим, говорил, что это невежливо.

* * *

IV.

Профессор Снейп стоял в круглой комнате с зеркальными стенами и лихорадочно оглядывался по сторонам. Он точно знал, что это именно зеркала и их тут шестнадцать, но было совершенно непонятно, почему тогда из каждого на него смотрит не собственное отражение, а Поттер с направленным ему в лоб пистолетом.

- Стреляйте уже, - прошептал Снейп, закрывая глаза.

- Чем вы так недовольны, сэр? По сравнению с Волдемортом вы выглядите замечательно.

Профессор открыл глаза.

- Стреляйте.

- Как скажете.

От звука выстрела заложило уши. Снейп проснулся и вздрогнул от грохота следующего выстрела.

- Что это, Поттер? – испуганно выкрикнул он.

- Салют в Эдинбурге, - Гарри показал рукой на заливающее ночное небо зарево. – Праздник все-таки.

- Ах, салют... – профессор закрыл глаза и мгновенно заснул.

* * *

- Учитывая, что вы там аппарировали и уменьшали этот кошмарный ящик, Скримджер найдет вашу яму, и ему потребуется некоторое время для понимания того, что именно вы делали, зачем сначала закопали тело, потом выкопали и куда в итоге делись. - Малфой сидел, вытянув ноги к огню, а Снейп - с картой у стола. - Сев, я тебе там обвел.

- Да, спасибо.

Я подошел к столу, чтобы посмотреть, о чем они.

- В Англии два Стоунхенджа, - тихо сказал Снейп, ткнув пальцем куда-то на север Шотландии. – Это Каллениш.

- Как два? Вы мне сказали, что один! – выпалил я.

«Остров Льюис», - прочитал я присмотревшись. Как остров?.. Почему остров?..

- Сев, ты перепутал, - Малфой, прикрыв глаза, лежал в кресле. - Тебе наверняка нужен северный. Он далеко, он маленький, туда надо плыть, зато там нет туристов…

- Везде есть туристы, - с отвращением перебил его Снейп.

- Как остров? – заорал я, сообразив, что теперь нам придется делать. – Мы пойдем туда пешком?! Через всю Англию?!

- И Шотландию, - пробормотал Снейп.

- Там еще Грам-пи-анские горы, - театрально протянул Малфой. – Впрочем, я желаю вам удачи. – И этот мерзавец засмеялся.

- Сколько же мы будем идти? – я взял себя в руки и постарался успокоиться. Все равно выхода нет. Если Волдеморта надо закопать именно там, значит, его придется закопать именно там.

На Снейпа было жалко смотреть. Он как-то сразу постарел и ссутулился, медленно водя пальцем по карте и шепча что-то бледными губами.

- Сев, ты представляешь, за тебя предлагают столько же, сколько в свое время за Сириуса Блэка, - улыбаясь, издевался Малфой. – И почему ты не позволил мне тогда его продать?

- Продай вон лучше Поттера, - Снейп кивнул в мою сторону. – Его всего лишь вернут в школу.

- Гм… Он снова оттуда сбежит, и можно будет продать его снова… Сев, да ты гений. Так делают состояния.

- Подлости так делают, а не состояния! Вам как раз очень подходит!

- И это что, все время вот так? – не удостоив меня ответом, тихо спросил у Снейпа Малфой.

- Он спит иногда. Но редко.

- А «Silencio» ты не пробовал?

Они совсем обнаглели?!

- Люци, как ты думаешь, туда реально за месяц дойти?

- А почему нет? Только надо ехать, а не идти. И потом, вас же ловят повсюду. Ты очень зря расслабился. Просто Скримджер почему-то решил, что вы из Лондона отправились в Шотландию.

- Видимо, нам надо на север, - Снейп свернул карту. – Именно Каллениш строился в соответствии с лунным циклом.

- Угу, - кивком подтвердил Малфой. – А наш Стоунхендж уже давно стал достоянием магглов. Там и проклятья-то все поснимали, которые сами от времени не рассосались. Представляю лицо Скримджера, когда он увидит вашу яму.

- Нас еще искали какие-то аферисты.

- Их Белл в лесу убила. Они попытались отнять у нее труп до того, как она убедилась, что оживить его нельзя. Хотя пятьдесят тысяч на дороге не валяются, поэтому охотников, я думаю, будет достаточно. Но теперь вас здесь будут искать, а не на севере. И, кстати, ты бы оставил мне свою палочку.

- Это не моя, я сломал свою.

- Я понимаю, но ты сходи в кухню, эльфов погоняй, и уже твой магический профиль будет. А я потом этой палочкой немного поколдую. Пока Скримджер поймет, что его провели, время уйдет. Тут городков в окрестностях полно.

- Тебя поймают.

- Так я и прятаться не стану. Я же буду использовать пустячные заклинания. - Малфой усмехнулся. - Но странные. Сев, ты просто представь, сколько они еще в Стоунхендже будут возиться. Там наверняка следы остались от ваших колес. Нормальный человек в жизни не догадается, откуда три колеса и что это значит. У вас неплохая фора. Сядете на поезд и…

- Гроб не примут в багаж.

- Разберите его.

- Кого? – опешил я.

- Гроб. Вы же сами его сколотили, мистер Поттер.

- Люци, ты извини, ты забыл, что он не пустой?

- Кто?

- Гроб.

- Нет, не забыл. Но, насколько я понимаю, Шеф у вас вполне жизнеспособен, только не говорит.

- Слава богу, - пробормотал Снейп.

- Разумеется, в вашем случае это скорее плюс.

- У нас нет документов.

- Сев, ну ты как ребенок, честное слово. Обратись к Флетчеру, и будут у тебя документы.

- Я не стану иметь дело с Флетчером! – зашипел Снейп. – Ты его не знаешь, это первостатейный мерзавец!

- Отчего же? Я отлично с ним знаком. Почти год просидели в соседних камерах. Это, знаешь ли, очень сближает. Он может достать что угодно, только плати. А уж маггловские документы – не смеши меня.

- Мне нечем ему платить, - тоскливо отозвался Снейп, даже не взглянув на меня.

- Так давай сдадим Поттера Скримджеру! – радостно предложил Малфой. - Он заплатит десять тысяч галлеонов, и вам как раз хватит на похороны. Еще и на поминки останется. На такие деньги всю магическую Британию напоить можно.

Я не выдержал и начал смеяться.

- Вот видишь, Поттер согласен.

- Люци, перестань чушь нести, - снова уткнувшись в карту, проворчал Снейп.

- У меня есть деньги, - сказал я.

Они как по команде повернули ко мне головы и вопросительно подняли брови.

- В Гринготтсе, - объяснил я, уже понимая, что говорю глупость.

Они все так же синхронно закатили глаза, и оба тяжело вздохнули.

- Значит, у вас есть, - зло сказал я Малфою.

Снейп сразу напрягся, перестал сутулиться и неуклюже поднялся из-за стола.

- Ладно, - заявил он, сворачивая карту. - Не так уж много у нас времени на все на это.

Он что, собирается отправляться прямо сейчас?

Хотя, почему бы и нет…

На этот раз все было не так ужасно, но и путь нам предстоял неблизкий. И не на пять дней, а побольше.

Ни о каком поезде речи, конечно, не было, но двигались мы по шоссе и только ночью. Опять похолодало, несколько дней шел снег, и Снейп кутался в большой черный шарф, повязанный ему на прощание Малфоем. Хромать он перестал, по крайней мере пока, но разговорчивости ему это не прибавило. Я так рехнусь, пожалуй, за месяц.

Для начала курс мы взяли на Бирмингем, оставив слева Бристоль и «Уэльс с его неудобными подходами к морю». Во всяком случае, так сказал Снейп, а я с умным видом кивнул. Ясно, что нам лучше держаться шоссе, иначе мы и к лету не дойдем, а не то что до следующего полнолуния. По лесу мы этого урода уже тащили, хорошего было мало, а от воспоминаний о капкане у меня сразу начинала ныть щиколотка. Хотя ныть ей было не с чего. Я уходил от Малфоя в высоких зимних ботинках на шнурках, за которыми Снейп самолично смотался в Лондон. Особой благодарности я не испытывал, наоборот, мне было довольно неприятно, потому что чувствовал я себя при этом автомобилем дяди Вернона, когда он заливал в него бензин и масло или пылесосил салон. Утешало только то, что после первых похорон Снейп никаких страшных планов на мой счет не лелеял, а может быть, просто не успел их осуществить.

Под Вустером я неожиданно получил сову от мистера Уизли и совершенно растерялся. «Гарри, ответь мне, мы хотим помочь. Артур Уизли». Я немного подумал и протянул пергамент Снейпу. В конце концов, мы идем вдвоем. Он прочитал, презрительно кривя тонкие губы, и, не сказав ни слова, достал спички.

- Вы уверены? – спросил я.

- Это опасно.

Порыв ветра даже не дал пеплу осыпаться на землю.

Приближалось Рождество, и ожидание праздника буквально витало в воздухе. Каждый городок и деревенька, по которым мы проходили, таща за собой гроб, всем своим видом убеждали, что мы выбрали не лучшее время для путешествия на север Шотландии. Улицы празднично светились в темноте множеством разноцветных огоньков, а из витрин вслед нам смотрели Санта Клаусы, и некоторые качали головами, как будто осуждая нас за то, что мы проходим мимо. Деревья с оставшимися еще кое-где листьями, опутанные мишурой и мигающими гирляндами, махали ветками вслед, а венки из омелы на каждой двери напоминали о том, что за этими дверями нас никто не ждет. А ждет нас заснеженный остров у черта на рогах, и то только если мы туда дойдем.

- Манчестер обходим справа, - скупо проинформировал меня как-то к вечеру Снейп, и я даже обрадовался, что не увижу лишний раз витрин, гирлянд, маячивших за окошками наряженных елок и прочих атрибутов чужого праздника.

После Манчестера нам повезло, и нас, видимо в честь Рождества, подобрала старая машина с проржавевшим кузовом и веселой молодой парой. Девушка без устали трещала всю дорогу, но, к моему великому удивлению, Снейпа это не только не раздражало, а он даже пытался ей улыбаться. Особенно после того как она напоила нас чаем из большого железного термоса.

Когда мы остались одни, идти стало тяжелее. То и дело приходилось петлять между холмами и обходить подмерзшие озера, в одном из которых мы со Снейпом потеряли волшебные палочки, полночи вытаскивая оттуда Волдеморта. С какой радости нашему трупу пришла фантазия купаться, мы так и не выяснили, а вот потерю палочек пережили на редкость легко. Искать их в черной ледяной воде и полусгнивших листьях было немыслимо.

- К черту, - сказал Снейп, с отвращением глядя в озеро. – Все равно мы не можем ими пользоваться. Идемте.

Больше всего на свете мне хотелось в те дни купить в каком-нибудь городке красный колпак Санта Клауса и очки с большим красным носом, в который вставлена лампочка. От одной мысли, что сделается со Снейпом, когда он увидит меня в таком наряде, становилось теплее. Но купить я ничего не мог и просто мечтал об этом, когда мы в очередной раз проходили мимо ярких витрин.

На Рождество мы все-таки решили переночевать в гостинице, но насладиться благами цивилизации у меня не получилось, потому что я заснул, как только голова коснулась подушки, а произошло это, как только я увидел кровать.

Разбудил меня дикий крик:

- Я же просил вас запирать двери, Поттер!

Я сел на постели, спросонья не сразу сообразив, что случилось, и только потом увидел посреди комнаты пустой гроб и валяющуюся рядом крышку.

Мимо окна метнулась высокая тень, которую я не перепутаю уже ни с чем, а за ней вторая, которую я тоже сразу смог иденти… фици… Черт. Никогда не мог запомнить этих Гермиониных умных слов. В общем, Снейпа я теперь тоже кожей чувствую.

Я бросился к запотевшему стеклу, протирая его сразу двумя ладонями, но ничего не было видно.

Путаясь в джинсах, я одновременно натягивал свитер и на ощупь искал ботинки.

На нашей улочке их уже не было, и, свернув за угол, я выбежал на центральную. Праздник там был в полном разгаре, и нашему трупу, судя по всему, не терпелось присоединиться к общему веселью. Гордо выпрямившись, он направился прямо к шумной толпе, а Снейп крался за ним с лопатой наперевес и явно ждал удобного момента для решительного удара, но возможностей для такого момента становилось все меньше.

Толпа встретила Темного Лорда радостным улюлюканьем. Снейп опустил лопату и сделал вид, что он тут случайно, но старался не упустить Волдеморта из виду. Я подбежал к ним, и, взяв нашего соскучившегося по праздникам молчаливого спутника с двух сторон под руки, нам удалось отвести его обратно в гостиницу.

- Я же забивал гроб, - пробормотал Снейп себе под нос.

- Плохо забивали, - злорадно усмехнулся я.

- Вы так думаете? – холодно спросил он, и я понял, что нарвался. Теперь он объявит, что забивать я тоже должен сам, а то вот вылезает.

- Я думаю, что вы, как обычно, промазали по гвоздям.

- Отлично! Теперь будете заколачивать их сами, - прошипел он.

Так я и знал.

В течение следующих пяти дней мы шли только лесом, изредка выбираясь на шоссе, с которого быстро сворачивали, чтобы срезать дорогу. Я не был уверен, что так получается намного быстрее, но Снейп сказал, что «шоссе еще и представляет некоторую опасность», и я уступил, хотя тащить гроб по лесным тропинкам было невероятно тяжело. Снег мгновенно забивался в высушенные за ночь у костра ботинки, руки не слушались, колеса цеплялись за коряги, и мы даже подумывали снимать их на время, но в итоге решили, что они так долго не проживут. Шли мы теперь все-таки днем, а вечером разводили костер, грелись, сушили обувь и даже пытались спать.

За все пять дней он снизошел до разговора со мной один раз, хотя я все время старался если не заинтересовать его, так хоть задеть.

- Зачем его хоронить, да еще так далеко? Он же совершенно безвреден.

- Труп вполне безвреден, но пока он в целости, Темный Лорд, как и в первый раз, может возродиться.

- То есть это еще один хоркракс?

Снейп молча пожал плечами, и на этом разговор закончился.

С одной стороны, хоркраксы создают сознательно, но ведь и наш труп не случайно получился. И его действительно нельзя назвать обычным телом мертвого человека. Он вон ходит… Интересно, Волдеморт сам понимал, что у него получился такой нестандартный последний хоркракс, или ему не до того было? А еще мне бы очень хотелось знать, играет ли во всем это хоть какую-то роль тот факт, что я единственный оставшийся в живых человек, который присутствовал при создании этого хоркракса.

Раздумывая об этом весь день, к вечеру я все-таки спросил мнение Снейпа.

- Боюсь, что да, - ответил он, присаживаясь к костру. – Вы там были, все видели, наверное, ведь что-то чувствовали… Вам и закапывать.

Вот так. Оказался не в том месте не в то время - сам и закапывай. Мне стало грустно, а потом я подумал, что такой новогодней ночи у костра, скорее всего, уже в моей жизни никогда не будет. Во всяком случае, в такой компании - точно. Я хлопнул рукой по крышке гроба и засмеялся. Вот закопаем тебя, и все будет хорошо. У всех.

- Что вас так развеселило, Поттер?

- Мы больше не будем ничего чертить на его могиле, лучше я ему стихи напишу.

- Вы сочиняете стихи?- он удивленно поднял брови. – Давно?

Вообще-то я брякнул первое, что пришло мне в голову, я никогда не сочинял стихов, но раз Снейп, отогревшись у огня, в кои веки решил со мной поговорить, то глупо было упускать такую возможность.

- Нет, но ради этого трупа…

- И много уже сочинили?

- Здесь лежит Темнейший Лорд… Редкостный он был урод…

Дальше я не придумал.

- Это все, на что вас хватает, Поттер?

- Это я его зарыл…

Снейп скривил тонкие губы в подобии усмешки:

- Что б ночами не ходил.

- Не в рифму, - фыркнул я.

- Как будто у вас в рифму.

- Уж лучше, чем у вас! Вы вообще ничего придумать не можете! Давайте! Сочиняйте!

- Не стоит, Поттер.

- Потому что вы не умеете. Если бы вы хоть что-то могли, кроме…

- Темный Лорд и мальчик Гарри, две отвратнейшие твари, вместе надо их зарыть и навечно позабыть.

На секунду я забыл, как дышать. Просто вскочил и смотрел на него, понимая, что у меня дрожат губы, а потом принялся яростно засыпать костер снегом.

Больше вообще не буду с ним разговаривать! Никогда! Это надо же было такую глупость придумать - пытаться развлекать эту мерзкую гадюку!

Впрочем, развлечений нам и без того хватало. Сова бухнулась прямо на гроб, когда мы собирались укладываться спать.

- «Люциус Малфой больше не может вводить в заблуждение Скримджера. Артур Уизли», - прочитал я и передал письмо Снейпу.

Он оторвал кусок бумаги от нижнего края карты и, написав на нем извлеченной из внутреннего кармана пальто обычной маггловской ручкой: «Подробности», отправил сову обратно.

Подробности мы получили часа через два и долго изучали их в желтом свете фонаря, который я держал замерзшими руками.

«Гарри, у Малфоя конфисковали палочку, оставлявшую следы магии Снейпа. Он, конечно, выкрутился, но вам больше не помощник. На север идти нельзя, Скримджер приказал перекрыть все дороги, авроры прочесывают леса, вы не пройдете. Поверь мне, я знаю, о чем говорю. В каждом маггловском полицейском участке Шотландии есть ваши портреты, в Глазго вас тоже ждут. А.»

- Почему же он не подписался? – Снейп презрительно усмехнулся. – Если бы это перехватили, то все равно мигом определили бы авторство.

- Он подписался, - я ужасно рассердился. – Он же не вам писал, а мне.

- Ваши отношения так потеплели с его прошлого послания? Помнится, его он подписал полным именем. Как, оказывается, сближает переписка.

Я хотел ответить ему какую-нибудь гадость, но он уже разворачивал карту. Тратить время на препирательства было бессмысленно.

- В крайнем случае, можно было бы из Глазго уплыть, - с досадой сказал он.

- Он пишет, что Глазго контролируется министерством, нам не уплыть оттуда.

- Тогда… - Снейп медленно водил по карте тонким желтым пальцем. – Тогда нам придется вернуться в Ливерпуль.

- Вы с ума сошли!

- Есть другие предложения? - он свернул карту и вперился в меня тяжелым взглядом.

У меня было предложение наплевать на министерство и продолжать идти на север. Лесам и сугробам я доверял намного больше, чем людным городам и гостиницам. Но я сильно подозревал, что Снейп такой план не одобрит. Я сам в какой-то степени его не одобрял.

- До Ливерпуля больше двухсот миль. Мы на это убьем не меньше недели.

- В лучшем случае, - сказал он, переставая сверлить меня злым взглядом. – Но другого пути нет.

- Наверняка есть!

- Я внимательно вас слушаю, мистер Поттер.

- Что мы станем делать в Ливерпуле?

- Поплывем в Ирландию.

- На что? У нас же нет денег!

- Вы невероятно наблюдательны, мистер Поттер.

Я рассердился.

- Почему Малфой не помог вам? Ведь он притворяется вашим другом! Мог бы дать нам денег!

- С какой стати вы решили, что я бы их взял?

- Закопать эту дрянь важнее, чем все ваши идиотские предрассудки! Я бы потом ему вернул!

- Счастлив видеть, что вы полностью лишены идиотских предрассудков, Поттер, - и он зашагал вперед.

Мерзкий змей! Опять хотел выставить меня идиотом. Я докажу ему, что я сильнее! И тогда он заткнется! Ему можно доказать. У Дамблдора же получилось.

«Он убил Дамблдора», - ласково пронеслась в голове непрошеная мысль.

- У меня есть идея! – закричал я ему в спину.

Он остановился, обернулся и, поставив ногу на гроб, выжидающе смотрел на меня.

- Давайте его за деньги показывать.

- Кого?..

Я подошел и слегка стукнул подошвой по гробу.

- Вы сдурели, Поттер?.. – растерялся Снейп.

- А что, он же двигается.

Снейп нагнулся, чтобы счистить снег со своих ботинок, и, казалось, вообще перестал обращать на меня внимание. Я совсем расстроился, забрал у него веревку и тоже решил о нем забыть. Ну его к черту.

- Берите левее, Поттер, - потребовал он примерно через час.

- Там город какой-то…

- Вот именно.

- Нас же ищут!

- Тогда оставайтесь здесь.

И не подумаю. Раз он собрался в Ирландию и только посмеялся над всеми моими предложениями, значит, он знает, где достать деньги. Но объяснять он ничего не станет, так что уж лучше мне быть в курсе происходящего.

Улицы неизвестного мне маленького города были совершенно пусты. Черт, я и забыл, что сегодня первое января. В такую рань по-другому и быть не может.

К моему невероятному удивлению, Снейп направился прямиком к телефонной будке. Мне было так интересно, что я, наплевав на его недовольное фырканье, оставил гроб на улице и тоже залез в будку.

- Вы умеете этим пользоваться, Поттер? – раздраженно спросил он.

- Вы же сын маггла, - удивился я.

- С чего вы взяли? – кажется, он не рассердился, но одарил меня очень недовольным взглядом.

- В «Пророке» писали… Гермиона нашла статью про свадьбу вашей матери.

- И что?

- Там было написано, что она вышла замуж за маггла.

- Там еще писали, Поттер, что вас нужно держать в Мунго, как опасного шизофреника. И что вы по этому поводу предлагаете делать?

Было совершенно ясно, что следует прямо спросить, был Тобиас Снейп магглом или нет, но я не успел. Снейп раскрыл огромный телефонный справочник. Я на секунду представил, что он собирается звонить в службу спасения, потому что сейчас уже пора, и прикусил губу, чтобы не рассмеяться. Тем временем он небрежно хлопнул книгу ладонью. По страницам прошел шелест, как будто дунул ветер, буквы начали меняться, позеленели и чуть заметно замерцали. Я смотрел во все глаза. Вот это да… Это что же, по всей Англии они такие?..

Лихорадочно перелистав страницы, Снейп раздраженно ткнул пальцем в имя «Люциус Малфой». Я затаил дыхание, но ничего не произошло.

- Ну же! – его терпение явно было на исходе.

Книга еще немного подумала, и напротив фамилии Малфой медленно проступили сверкающие буквы: «Абонент временно в Азкабане, попробуйте позвонить позднее».

- Его же выпустили… - я чувствовал себя ужасно глупо. - «Позднее» - это когда?..

– «Ну, не знаю…» - попыталась ответить книга, но информации явно не хватало, поэтому нечеткие буквы, мигнув пару раз, погасли. Это было невероятно похоже на компьютер Дадли, который сгорел прошлым летом, вот так же помигав и погаснув. Я невольно хихикнул, и Снейп одарил меня таким взглядом, что я, вспомнив, как Дадли после этого шарахнул по монитору ногой, попытался сделать шаг назад. Но будка была тесная, и маневр не получился. К счастью, бить меня ногами никто не собирался.

- Не обновляют базу, бездельники! – Снейп захлопнул книгу и задумался, хмуря брови. – Ладно, идемте отсюда.

- Давайте напишем мистеру Уизли, - предложил я через минуту. – Или Малфою напишите.

- Ему нельзя, у него точно сейчас перехватят, раз Скримджер знает, что он помогал нам.

- Скримджер не смог ничего доказать.

- Достаточно того, что он знает. Перехватят.

Оставался мистер Уизли, но у нас не было совы.

Мы вышли из города, добрались до перелеска, и Снейп сдался, потому что сова у нас появилась. «Малфой спрашивает, где вы. А».

- У кого спрашивает? – удивился я. – У мистера Уизли спрашивает?

Снейп вздохнул, оторвал с верхнего левого угла карты кусок Атлантического океана, сел на гроб и почти пятнадцать минут карябал ответное послание так хорошо знакомым мне почерком. Потом отправил сову и снова оглянулся на только что покинутый нами городок.

- Придется вернуться.

- Это опасно.

- Я уже в полном восхищении от вашей наблюдательности, Поттер, - съязвил он, но как-то устало. – Хватит ее демонстрировать.

Мы сидели в грязной комнате какой-то малюсенькой гостиницы этого затерянного в снегах между Эдинбургом и Глазго городка, названия которого я так никогда и не узнал, и ждали Малфоя.

- Про Шотландию забудьте, - сходу начал он, почти незаметно проскользнув в дверь и тихо подкатив себе деревянный табурет. - Скримджер уверен, что вы рветесь в Хогвартс.

- Зачем? – с досадой спросил я. – Зачем нам в Хогвартс?

- Вы у меня это спрашиваете, мистер Поттер? – Малфой окинул меня холодным взглядом. – Изгибы сознания нашего министра мне недоступны по причине их… оригинальности.

- Мы вернемся в Ливерпуль.

- И что? Сев, что вы станете делать в Ливерпуле?

Снейп молча смотрел на него и грустно улыбался. Малфой нахмурился и тяжело вздохнул.

- Делать вам нечего. Выбросили бы где-нибудь или Скримджеру бы отдали.

- Вы бы, наверняка, именно так бы и сделали, - огрызнулся я.

- Я бы еще и денег за это получил, а вы только тратите, - Малфой поднялся из-за стола. – Глупость ты затеял, Сев, большую глупость.

Когда он ушел, Снейп, посмотрел на меня, ухмыльнулся и велел сходить купить спортивную сумку.

- Для чего? – я в сомнении взглянул на наш мешок с инструментами. – И так нормально.

- Для гроба, - еле сдерживая смех, ответил он.

- Доски ломать будем?

- Рубить. Потом собьете обратно.

- Малфой оставил вам денег?

- Хуже. У нас с вами теперь еще и маггловские паспорта есть.

- Может, не понадобятся, - мне почему-то стало неприятно.

- Очень на это надеюсь, Поттер. Идите.

Когда я вернулся, Снейп, усадив Волдеморта на кровать, пытался привести его в приличный вид. Получалось плохо. Несостоявшийся властитель мира изрядно пообтрепался с тех пор, как я его убил, и больше всего походил на медленно умирающего от сифилиса бомжа. Но раздумывать было некогда, и я с помощью топора принялся «разбирать» гроб. Ничего, гвозди есть, потом сколочу обратно.

Сложив доски в большую зеленую сумку, с какими обычно ездят спортсмены, я объявил, что готов. Мне досталась сумка с гробом, а Снейпу - мешок с фонарем и инструментами. Труп мы крепко держали с двух сторон под руки.

Заснеженные деревья проносились за окном, в которое я, не отрываясь, смотрел второй час, каждую секунду думая о том, что все это белое пространство мне грозило пройти пешком еще и обратно. Мелькающие за стеклом столбы и крыши раскрывали передо мной многообразие понятия «счастье», несмотря на то что у меня практически отнялся левый бок, потому что мы со Снейпом уселись очень тесно, зажав Волдеморта с обеих сторон, а он был как льдина. Я страшно замерз.

Напротив нас оживленно болтали две старушки из Лейленда, обсуждая прошедшее Рождество, соседок и шофера миссис Харди. Время от времени они бросали крайне заинтригованные взгляды то на Снейпа, то на Волдеморта. Я их не интересовал абсолютно, потому что постоянно крутил головой, а Снейп, в общем, ничем особо не отличался от своего дохлого хозяина: оба второй час сидели, глядя прямо перед собой. Снейп мерз наверняка больше меня, потому что перед посадкой в вагон снял с себя подаренный Малфоем шарф и по самые глаза замотал нашему красавцу физиономию. Но глаза-то остались. Вот их и разглядывали второй час любознательные старушки. Интересно, он хоть моргает?..

Когда мы выходили на платформу в Ливерпуле, уже смеркалось. Горели фонари, и медленно кружащиеся в их свете снежинки помогали забыть, что мы вернулись обратно, туда, куда нам совсем не надо, но где так невероятно хорошо и спокойно. Мы шли по перрону, крепко держа Волдеморта под руки, он дергался, пытаясь то ли сесть, то ли лечь, и Снейпу пришлось дать ему основательного пинка коленом под зад. Во время этой процедуры я заметил мешок с нашими инструментами у Снейпа в руках, и с ужасом понял, что забыл сумку с досками в вагоне.

- Гроб! – закричал я на весь перрон. – Я забыл свой гроб!

От меня в ужасе шарахнулись какие-то две девчонки, а пожилая леди обернулась и укоризненно качнула головой. Но мне было не до них. Поезд свистнул и поехал, а я помчался за ним, краем глаза заметив, как Снейп повис на руке Волдеморта и пытается помешать ему свалиться под колеса. Их молчаливая борьба не могла не привлечь внимания, и усатый полицейский уже поглядывал в нашу сторону весьма неодобрительно.

Потом разберемся.

Я вскочил на проносящуюся мимо меня на полной скорости подножку и, поскользнувшись, в последнюю секунду успел вцепиться в стоп-кран, повиснув на нем.

- Ты что делаешь? – удивленно спросил меня совсем молодой кондуктор. – Хулиганишь?

- Я забыл свой… багаж. В третьем вагоне.

Он смотрел на меня вполне снисходительно, и я уже надеялся, что все обойдется, когда за спиной раздался резкий свисток.

- Куда! – закричал Снейп, и стало ясно, что Волдеморт все-таки свалился на рельсы между восьмым и девятым вагонами.

- Пьяный, - звонко проговорила, проходящая мимо женщина. – Вот так помрет по глупости…

Сколько раз?

Снейп и усатый полицейский вдвоем стояли на коленях, пытаясь втянуть наш труп на платформу, а мимо них к первому вагону бежала женщина, отчаянно размахивая каким-то предметом, и я помчался за ней.

Поезд тяжко вздыхал, заставляя меня торопиться, и, вытащив сумку на платформу, я увидел, что Лорд со Снейпом мирно беседуют с тяжело дышащим полицейским. Точнее, беседовал с ним Снейп, а Волдеморт усиленно кивал головой. Вспомнив, как Люциус Малфой поздравил Снейпа с тем, что наш труп хотя бы не говорит, я смог наконец в полной мере оценить его черный юмор.

* * *

V.

Профессор Снейп сидел в снегу и мечтал, чтобы стало тихо, потому что пронзительный звук дверного звонка сводил его с ума.

- Что вам от меня надо, Поттер?.. – тихо спросил мастер зелий, даже не надеясь, что самодовольный мальчишка его услышит.

В лоб уперлось дуло пистолета.

«Зато звенеть перестанет», - почти с облегчением подумал Снейп.

Раздался выстрел. Профессор проснулся, вскочил на ноги, лодка опасно накренилась, и он быстро опустился на скамью, схватившись за борта обоими руками.

- Вы бы поаккуратнее, что ли, - равнодушно сказал ему Гарри, не переставая жевать хлебную горбушку. – Утонем ведь так. Я очень плохо плаваю.

- Я тоже, - пробормотал Снейп, стараясь побыстрее успокоиться. - Я тоже.

* * *

В Ливерпуле мы хотя бы никого не боялись, и это было замечательно.

- Здесь нас точно искать не станут. А уж мысль о том, что мы попытаемся вывезти тело Темного Лорда за пределы Англии, Скримджеру только в кошмарном сне может присниться.

- И то, если сильно выпьет, - мрачно прокомментировал мои разглагольствования Снейп.

Мы потеряли в этой гостинице почти сутки, только потому, что хотели хорошенько отмыться, подлечиться и выспаться. Я тихо радовался, что дальше мы поплывем, это все-таки не по сугробам гроб тащить. И даже не пешком топать.

- Арендуем катер?

- Боюсь, что придется покупать.

Все время, которое Снейп находился в номере, он просиживал над картой с деревянной линейкой в руках. Даже пока я спал. Меня это сердило, потому что, во-первых, эту карту уже давно пора было выучить наизусть, а во-вторых, когда он голодный и уставший, он в два раза злее.

- Зачем покупать? У нас же есть документы.

- Я бы не стал особо на них рассчитывать без крайней необходимости, Поттер. И вам бы не советовал. Вы гроб собрали?

- Собрал.

Я сколотил гроб через час после того, как мы вселились в эту гостиницу, и Снейп прекрасно об этом знал. Просто лишний раз не покомандовать не может. Ничего. Я еще не забыл, что Скримджер по тебе скучает.

Снейп купил не катер, а лодку с мотором. То ли сэкономил, то ли побоялся, что с катером мы не справимся, уточнять я не стал, чтобы он не злился. Пусть уж лучше молчит. Я за последний месяц тоже очень хорошо научился молчать. Конечно, не так, как он, но хоть что-то.

- В Белфаст заходить не будем, - сухо сообщил он мне на второй день плаванья.

- А заправляться?

- Заправимся в Портнахейвене и воды наберем там же, - даже не взглянув на меня, бросил он. – Оттуда поплывем сразу в Сторновей. Если останется лишнее время, там и переждем.

Мне это все ни о чем не говорило, и я занялся изучением карты. Настроение испортилось. Сам говорил, мол, в Ирландию поплывем, в Ирландию, я уже обрадовался, ведь я нигде не бывал. Кстати, благодаря Волдеморту. Вот теперь, благодаря ему же, хоть попутешествую немного.

Холодное зимнее море совсем не располагало к радости и веселью, но мне все равно нравилось. Мне нравилось, что мы двигаемся в нужном направлении, что идет не дождь, а снег, что у меня хоть и мокрые ноги, которые давно ничего не чувствуют, но зато ими не надо идти. Не надо тащить гроб, следить, чтобы от него не отвалились колеса, спать на еловых ветках, жечь костры… не надо бояться, что Снейп опять начнет хромать, как тогда, в самом начале. Всю дорогу до Эдинбурга я отгонял от себя мысль о том, что я стану делать, если он не сможет идти.

- Представляете, что будет, когда шторм начнется, - сдуру брякнул я как-то вечером, уже после того, как мы отплыли из Портнахейвена, оказавшегося малюсеньким грязным городком на шотландском острове Айлей.

Снейп уставился на меня с бешеной злобой.

- Идиот, - процедил он сквозь стиснутые зубы, и я испугался, что и вправду могу накликать беду. Волшебник все-таки, хоть и без палочки. Но, кажется, все обошлось, погода была хоть и отвратительная, даже для зимнего моря, но штормом это никак назвать было нельзя.

Беда пришла внезапно и совсем не с той стороны, откуда мы ждали. Утром меня разбудили грохот и треск, с кормы валил дым, я закашлялся, попытался встать, лодка накренилась, гроб медленно поехал к левому борту, с него свалилась крышка, и Волдеморт, не вставая, попытался поймать ее рукой.

- Сядьте! – рявкнул Снейп и тоже принялся кашлять.

Я так и не успел понять, кому он это крикнул, мне или вылезающему из гроба трупу, но Волдеморт встал в полный рост и тут же упал на левый борт. Купание в Гебридском море в январе месяце стало неизбежным, и я притянул колени к груди, потому что плавать толком не умел.

Это было невероятно больно. И страшно. Я с головой ушел под воду, вдруг с ужасом подумал, что если труп утонет, то мы не достанем его потом никогда, и открыл глаза. Ничего не увидев, забил руками и вынырнул, несмотря на пузырем надувшуюся куртку. А может быть, как раз именно благодаря ей.

Снейп молча барахтался рядом.

Я решил, что он тоже не умеет плавать, потому что он с помертвевшим лицом вцепился в крышку гроба и пытался развернуть ее к берегу.

Зато прекрасно умел плавать наш труп. Я глазам своим не поверил, когда увидел, что он уже почти на берегу. Сбежит! Нам еще гроб вытаскивать.

Ладно, раз Снейп не может без крышки, гроб придется держать мне.

Я сделал несколько больших гребков, схватился за дощатый борт и попытался навалиться на него животом. Ничего не получилось. Гроб накренился и начал переворачиваться.

- Ныряйте! – заорал мне Снейп.

Я испуганно разжал пальцы и устремился вниз, почувствовав сверху глухой удар по воде.

Когда я опять оказался на поверхности, Волдеморт задумчиво бродил по берегу, с нашим мешком на плече, а гроб кверху дном плавал справа от Снейпа. Надо было выбираться из воды, замерзнем очень быстро, каждая минута на счету.

Я добрался до гроба и, не пытаясь больше хоть как-то его использовать, принялся просто потихоньку толкать к берегу. Когда я добрался до суши, Снейп, уже успокоив наш труп, бодро прохаживался по хрустящему снегу.

- Давайте, Поттер, - с досадой сказал он, - всего ничего осталось.

Я выполз на берег и посмотрел на Снейпа с ненавистью.

- Вы совершенно правы, от меня уже практически ничего не осталось.

Он безразлично глянул на меня и принялся вытаскивать гроб из воды.

- Вставайте! Костер надо развести.

Вместо ответа я лег и закрыл глаза. Я хочу спать. Все. Не могу больше.

- Вы только и умеете, что хвастаться своими подвигами перед восторженными поклонниками! – зашипел он. – Так и подохнете здесь, ничего в жизни не сделав!

Так и подохну. Мне все равно.

- Хорошо, - сказал он, и снег захрустел под его ботинками.

Бросит. И не поморщится. Он хотел бросить меня в лесу. Я с трудом приоткрыл тяжелые веки. Снейп уложил Волдеморта в гроб, закрыл крышку и принялся ее заколачивать. Значит, он действительно собирается уйти без меня. Я бы его не бросил, я положил бы его в гроб. А он заколачивает крышку.

Ну и пусть. Я снова закрыл глаза, и через некоторое время мне вроде бы даже стало теплее. Интересно, он уже ушел?..

- Поттер, Поттер, - Снейп теребил меня за плечо, а в его голосе явно сквозило беспокойство. – Вставайте скорее, у меня не очень хорошие новости.

У него что? Я не знал, смеяться мне или плакать.

- Какие у вас новости?

- Не очень хорошие. Я бы даже сказал, очень-очень плохие, - у него чуть дрожал голос, и я все-таки открыл глаза.

Мне показалось, что он смеется.

- Что?

- У лодки сгорел мотор, и весь оставшийся путь вам придется грести.

Теперь он смеялся уже открыто и показывал обеими руками, как именно мне придется грести.

- Вплавь?! – я приподнялся на локте.

- Можно, конечно, и вплавь, но, учитывая расстояние, я все-таки предложил бы вам воспользоваться веслами.

- Почему мне?! Сами гребите!

Я страшно разозлился от такой наглости и встал на четвереньки.

- Поттер, если вы будете грести беспрерывно всю оставшуюся неделю, то мы как раз успеем.

Он говорил все это, давясь смехом, но так как я не мог понять, что тут смешного, то стал подозревать, что у него попросту истерика.

- Перестаньте, - я встал на ноги. – Вы знаете, где мы?

- Скорее всего, это остров Барра. Дальше или плывем на веслах, или идем пешком.

- Идем пешком, - быстро ответил я.

- Расстояние одинаковое, на лодке быстрее.

- Плевать.

- Поттер, мы не успеем. Хотите жить на этих островах до февраля?

Я не хотел. Но на веслах…

- А сколько нам плыть?

- Миль сто осталось.

Тогда почему неделю? Да еще и беспрерывно?

Поглядев, как он, уже со своим обычным вечно недовольным выражением лица, разворачивает для меня карту, я решил, что он все-таки шутил, никакой истерики у него не было.

- Надо одежду высушить, - сказал я, подходя к нему.

- Костер разведите, - бросил он, не глядя.

Этот гад меня обманул! Он начал с костра, как только я вылез на берег! Не удалось ничего добиться оскорблениями, так он обманул! Сам будешь «грести беспрерывно всю оставшуюся неделю», негодяй! А потом тебя ждет камера в Азкабане!

Эти мысли грели и утешали, пока я собирал ветки для костра и потом, когда мы уже сидели у огня, пытаясь досушить насквозь промокшую одежду или хотя бы обувь. Ботинки пришлось снять и практически сунуть в костер. В итоге я не уследил, и у меня обгорела подошва, но совсем чуть-чуть, потому что Снейп вовремя почувствовал запах и спас мой ботинок.

- Мы не дойдем на веслах, - сказал я ему, разглядывая карту. – Далеко. И еды у нас нет, все утонуло.

- Здесь полно прибрежных деревенек, будем останавливаться. Доплывем. Главное, успеть до полнолуния.

Деревеньки действительно были. Там можно было купить и рыбу, и хлеб, и молоко. Можно было даже пристать к берегу и согреть воды, что мы и делали хотя бы раз в день.

Время от времени у нас начинал подскакивать гроб, и тогда тот, кто не был занят веслами, пересаживался на него со скамьи. А так как он был выше и с него было забавно смотреть вперед, то на третий день я уже прочно на нем обосновался.

- Вам, Поттер, надо заниматься конным спортом, - ворчал Снейп. – Если уж вы это смогли оседлать…

Я почему-то сердился и зло отвечал ему всякие гадости, хотя ничего обидного в упоминании конного спорта не находил.

Больше всего мы боялись плохой погоды. Боялись настолько, что даже не обсуждали такую вероятность. Но это не помогло. Постоянно шел снег, а ветер упорно сносил нас к берегу, и в итоге на четвертые сутки мы прочно сели на мель между двумя какими-то островками. Дело было ночью, ледяная вода заливала в лодку, вдали маячили чуть различимые огни, и мы решили, что до утра оставаться здесь нет смысла.

- Может быть, пошлем его за помощью? – я стукнул костяшками пальцев по крышке гроба, на которой сидел, и мгновенно получил в ответ радостный стук изнутри.

- С мели мы сами лодку снять не сможем! - покричал мне в ответ Снейп. Слова терялись в шуме волн и вое ветра, но суть я улавливал. – Плавать толком не умеем ни вы, ни я!

- Он умеет! – крикнул я и снова стукнул в крышку.

Снейпу, видимо, надоело орать. Он достал веревку, обвязал ее вокруг пояса и кинул второй конец мне. Я уже собирался обвязаться тоже, но он помотал головой и принялся топором отдирать крышку гроба.

Он что, хочет пустить Темного Лорда вперед? Думает, Волдеморт стащит нас с мели? Нет, наш труп и при жизни, конечно, был не в меру энергичен, но что-то я сомневаюсь в успехе.

В этот момент очередная волна накрыла нас с головой, а когда схлынула, я увидел, что Волдеморт уже выбирается из гроба.

Снейп деловито стукнул его крышкой по голове, уложил обратно, бросил в гроб мешок с нашими инструментами и, просунув под крышку веревку, быстро прибил гвозди на место.

Мне ужасно понравилась эта идея. Плаваем мы с ним действительно для зимнего ночного моря совсем неподходяще, а еще волны такие и снег. Все это очень похоже на бурю. Точно утонем.

- Если мы сначала столкнем его в воду, то потом уже сверху не залезем, - крикнул я, вспомнив, как чуть не получил бортом этого гроба по голове. – Сначала надо!

Он кивнул, и мы перевернули наш ящик, поставив его поперек лодки на ее борта. Снейп протянул мне одно весло и уселся на гроб верхом. Я заткнул за пояс забытый им молоток и пристроился сзади. Мне даже не было страшно. Промокнем, конечно, вода совершенно ледяная, но огоньки на берегу видно, значит, доплывем.

Мы начали потихоньку сдвигаться вперед, лодка накренилась под нашим весом, я оттолкнулся ногами, и мы плавно съехали в воду. Нас тут же накрыла волна, но равновесие удалось удержать, и, быстро орудуя веслами, мы направились к берегу.

Несмотря на то что причалили мы очень неудачно, я был на седьмом небе от счастья. Мы добрались до этого чертова острова, который даже пытался как-то мне присниться. Пускай не там, где хотели, пускай нам еще почти сорок миль тащиться до Сторновея, пускай гроб разбило о прибрежные камни и я потом бегал за Волдемортом с топором, два раза упав, порвав джинсы и разбив колени. Это все ерунда. Снейп встретил его с половинкой от бывшей крышки в руках, и потом мы на ощупь, потому что намокший фонарь не работал, до утра сколачивали гроб заново, отбив друг другу пальцы. К рассвету наш труп мирно лежал в невероятно кособоком ящике, который и гробом-то уже назвать было нельзя, но он в нем лежал. Это сооружение, жалостливо кривясь, покоилось на тех самых трех колесах, которые Снейп принес, как только мы вышли из Лондона. И пусть все это было в прошлой жизни, не важно. У нас осталось три дня и сорок миль заснеженной дороги. Ну что такое сорок миль? Мы непременно дойдем. Как же мне было хорошо…

Я лежал на гробе и смотрел в огонь. Буря кончилась, небо стало ясным, и падал мелкий снежок. Кажется, я задремал, но ненадолго, и сквозь сон слышал, как трещит костер, шуршит картой Снейп и скребется под крышкой Волдеморт.

- Выспались? – Снейп уже убрал карту и засыпал снегом костер. – Идемте.

Гроб катился по проселочной дороге, оглашая окрестности отвратительным скрипом, труп скребся под крышкой в такт колесам, разбитые колени чудовищно болели и норовили подогнуться, Снейп плелся сзади, и я подумывал, что положить бы его опять спать рядышком с Волдемортом, да сил у меня нет обоих везти.

Ночевали мы в какой-то дыре, о которой я не запомнил ничего, кроме того что там пахло кошками, а из оконных щелей мне всю ночь дуло в ухо. С утра болела голова, ныло левое ухо, а про ноги даже думать не хотелось.

Погода испортилась. Снег валил стеной, и нам пришлось свернуть с дороги на лесную тропинку, чтобы оставить справа какой-то залив.

Хотелось есть, спать и умереть. Но из еды у нас был только замерзший хлеб, спать опять пришлось в лесу, а умереть даже не грозило. Разве что от усталости.

Последний оставшийся у нас до полнолуния день был ужасен. За ночь стало еще холоднее, снегопад все усиливался, и у нас активизировался труп. Гроб постоянно дергался, отчего его было сложнее тащить, но основная проблема была даже не в этом, а в том, как реагировал на активность Волдеморта Снейп.

- Видимо, мы все делаем правильно, раз он так нервничает?

- Разумеется, мы всем делаем правильно! – злобно зашипел он на меня.

- Что вы злитесь, мы почти пришли.

- Вы еще никуда не пришли, Поттер! – заорал он, уже не сдерживаясь. – Вы же только болтаете!

- На себя посмотрите! – и я кинул ему веревку. Пусть сам тащит.

В этот момент гроб буквально завертелся на одном месте, оставляя в снегу глубокие ямки от колес. Снейп бросил на меня злющий взгляд, поднял упавшую в снег веревку и быстро потащил норовивший вырваться гроб по дороге. Я побежал следом, потому что в довершение всего мы еще и опаздывали. Если до ночи не доберемся, то мне придется остаться на этом острове еще на месяц. С этим хамом, который со мной не разговаривает, и скачущим по дороге гробом.

Тропинка оборвалась, и Снейп окончательно завяз в снегу, провалившись в него по колено.

- У меня встали часы, - убитым голосом сообщил он.

- Наверное, ядом захлебнулись.

Клянусь, я не хотел говорить этого вслух. Я просто подумал.

Он гневно посмотрел на меня и прошипел:

- Вы лазили в мой кабинет и крали там ингредиенты для зелий!

Он сдурел? Нашел время!

- Никогда! Никогда не лазил! Но вы упорно желали в это верить!

Мы вдвоем тащили гроб за веревку по снегу, постоянно проваливаясь в какие-то обледенелые канавы, и злобно переругивались. Это помогало не обращать внимания на боль в ушах, осточертевший снег, отваливающиеся ноги и беспрерывно дергающийся гроб.

- Вы ничему нас не научили!

- Вас невозможно ничему научить!

- Дамблдор никогда не позволял себе так обращаться со студентами, как позволяли себе вы!

- И где он?

Подонок!

Я резко остановился, и гроб врезался мне в спину, повалив в снег. Снейп с размаху поставил на него ногу, припечатав к земле, чтобы не дергался, и, кривя губы, поглядел на меня сверху.

- А вы, - тихо и ядовито сказал он, вместо того чтобы помочь мне встать, - с четвертого курса мечтали запустить в меня Круциатусом и посмотреть, что будет. Еще скажите, что это неправда.

- А вы!.. – я задохнулся. – Вам никто не давал права читать мои мысли!

- Очень надо. У вас всегда все по лицу видно.

- И что же вам видно?!

- Что вы бестолочь и бездельник. Что вы тут разлеглись? Вставайте!

Быстро темнело, но мы почти пришли. Оба моих спутника сильно нервничали, но Волдеморт хотя бы молчал. Я был идиотом, когда переживал, что Снейп не желает со мной разговаривать.

- Давайте, давайте, Поттер, вспоминайте, - сказал он, когда я в очередной раз вытягивал гроб из сугроба. - Злость придает сил, неужели не знаете?

Теперь знаю.

- Вы всем рассказали, что Люпин оборотень.

- Вы чуть не убили Драко Малфоя.

- Я защищался!

- Вы украли мой учебник!

- Мне дал его Слагхорн!

- Но вы его не вернули!

- Что же я, по-вашему, идиот?

- А что, нет?

Я их увидел. Несколько вертикальных камней, которые буквально секунду помаячили вдали и тут же исчезли в сумерках за стеной снегопада.

- Вы отказались учить меня окклюменции!

- Вы залезли в мой думоотвод!

Господи, сюда вообще кто-нибудь ходит? Хотя бы летом?..

Снег был везде. У меня в ботинках, в джинсах, в куртке, на гробе, на Снейпе, абсолютно везде.

Я сделал еще два шага и снова провалился в какую-то огромную канаву, а за мной свалился гроб.

- Может быть, остановимся на этой яме? – спросил я Снейпа. – Вон и камни уже видно.

- Это фамильная привычка не доделывать необходимое до конца?

- Тогда прыгайте сюда и сами толкайте его вверх!

- Нет уж, раз вы провалились, вы и толкайте.

Я на секунду представил, что он потом уйдет с гробом, а меня не вытащит, и отогнал эти мысли.

- Ну же, Поттер!

Сил не было. Я даже приподнять этот ящик не мог, не то что выпихнуть его наверх.

- Не могу.

- Нельзя же быть таким бездельником!

- Убирайтесь к черту!

Он спрыгнул ко мне, и мы начали выталкивать дергающийся гроб вдвоем.

- Вы дразнили Сириуса!

- Должно же хоть что-то в жизни доставлять удовольствие… - он ухмыльнулся, и гроб завалился на меня.

Нет, так не пойдет, его надо злить, а не смешить.

- А куда вы дели свой думоотвод?

Есть! Гроб вылетел наверх, Снейп мигом выскочил следом и, сверкая глазами, уставился на меня, даже не думая протянуть руку. Ничего, я и сам еще могу выбраться. Попробовав подтянуться, я понял, что силы свои переоценил.

- Ваш пустоголовый крестный, Поттер, погиб исключительно по вашей вине, - ядовито сказал Снейп, ухватив меня за шиворот и вытаскивая наверх.

- А может быть, по вашей?! – заорал я на него, оказавшись рядом.

Гроб задергался и свалился обратно в яму. Наверное, тоже хотел с нами поругаться, да не мог, вот и обиделся.

Он торчал из снега, а мы тянули его на себя. Спускаться и опять толкать снизу никому не хотелось.

- Ваш отец, Поттер, слишком надеялся на своих друзей.

- Для человека, у которого настоящих друзей никогда не было, вы слишком придирчивы.

- Это вы Сириуса Блэка считаете «настоящим другом»? С такими друзьями и врагов не надо.

- Вы просто завидуете!

- Оборотню?

- И ему тоже.

- Или дохлому гриффиндорскому псу?

- Замолчите!

- Или вашему отцу, за неимением лучшего, связавшемуся с грязнокровкой?

- Я приказал вам заткнуться! – в бешенстве заорал я.

- Не сметь!

Мы сделали рывок, и гроб, вылетев из ямы, оказался на Снейпе, а я, не удержавшись, грохнулся сверху. Раздался сдавленный крик, я соскользнул в снег и очень неудачно стащил со Снейпа ящик, задев колесом по лицу.

Он лежал на спине, и снег вокруг него был в крови. Я попытался стереть кровь, хотелось извиниться, но он насмешливо посмотрел на меня и вдруг хрипло сказал:

- Ваш отец был таким же неудачником, как вы сами. Он и умер от этого.

Что?!

- На себя посмотрите! - Если бы он не был весь в крови, я бы его ударил. – Я убил Волдеморта! А вы…

- А я Дамблдора. Будем знакомы?

Ну все. Он сам напросился.

- Вы так и останетесь здесь, - сказал я дрожащим голосом. - На этом поганом острове. И вас никто никогда не найдет. О вас даже не вспомнят. А если вспомнят, то только поморщатся с брезгливым отвращением и постараются скорее забыть.

Я в бешенстве дернул гроб на себя, протащил его несколько шагов и остановился.

- Иди вперед! – закричал Снейп, чуть приподняв голову.

Я стоял, с тоской глядя на такие близкие и такие недостижимые камни, дразнящие меня в мутном от падающего снега лунном свете.

- Не смей стоять! Иди!

Я отвернулся от него и волоком потащил гроб вперед. Чертов придурок! Когда же ты наконец сдохнешь! Кажется, я плакал… Вперед! Он хотел бросить меня в лесу! Хотел бросить.

Чтобы дойти сюда…

Снег колол лицо, порывы ветра становились все сильнее. Почему же он в лицо? Если бы мы приплыли, как сначала хотели, то шли бы от моря и ветер дул бы в спину. А теперь в лицо… Я низко нагнул голову и по одной выкидывал из нее все мысли. Абсолютно все, потому что не мог я разбираться, какие из них лишние, а какие еще ничего.

Я должен дойти до этих камней. Снять крышку. Вынуть лопату. Закрыть крышку. Два гвоздя в левом кармане. Я изо всех сил гнал ненужные мысли, но та единственная, из-за которой я это делал, все равно прорвалась и с хохотом носилась в голове, радостно кривляясь и строя рожи.

Мне ни за что не выкопать могилы в этой мерзлой земле. Если бы у меня хотя бы была волшебная палочка… Но у меня была только лопата. И топор за поясом.

Я дотащился до ближайшего вертикально стоящего камня и бессильно оперся на него. Прямо передо мной возник человеческий силуэт, и я сначала обрадовался, потому что ну кто здесь может быть кроме Снейпа, потом вспомнил, что Снейпа я бросил в снегу, и выхватил топор. Малфой нас сдал. Только он знал, куда мы идем, только он. Но тогда почему силуэт один?..

Человек оказался мистером Уизли, но удивляться я уже не мог.

- Где Снейп? – быстро спросил он.

Я поднял на него мокрое от снега и слез лицо и молча указал рукой в направлении, откуда пришел. Он ничего не сказал и бросился в метель, а я сделал еще несколько шагов вперед и увидел огромную запорошенную снегом яму. Мы влезем сюда все. И гроб, и Снейп, и я…

Два гвоздя. В левом кармане.

Нет, сначала открыть. Надо достать лопату. Копать не надо. Надо открыть. Я поддел крышку топором и сбросил ее пинком ноги.

Он сел.

Как же я тебя ненавижу. За то, что я ушел. Ненавижу. Я тупо смотрел на него несколько секунд, а потом, всхлипнув, изо всех сил заехал ему в морду. Раздался отвратительный хруст, сильно заглушенный воем ветра. Кажется, там что-то сломалось. Он упал.

Достать лопату. Два гвоздя… нет, закрыть. Сначала закрыть. Крышка оказалась невозможно тяжелой. Если она ляжет как надо, это будет чудо. Мне больше не нужно никаких чудес, только это. Единственное. На всю оставшуюся жизнь. Два гвоздя. В кармане. В левом.

Забив один обухом топора, я сунул второй в рот и, ухватив левой рукой лопату, пополз вдоль гроба, волоча ее за собой.

Найти щель между досками. Вставить туда гвоздь. В левом кармане. Нет… во рту. Вставить. Топор я забыл в снегу… Но у меня есть лопата. Отползти от него… Надо встать. Я встал. Поднять лопату. Я поднял. Не видно ни черта. На удивление легко размахнулся и ударил. Все. Можно больше не стоять.

Я снова опустился на колени и начал пихать его к яме, надеясь, что не промахнусь. Все равно ничего не вижу.

Гроб, который сначала шел очень туго, вдруг поехал, как по льду, с размаху свалился в яму, и я, не удержавшись, грохнулся на него сверху. Не вылезу... Значит, не закопаю. Если забраться на гроб… Не такая уж там высота, все равно пришлось бы вставать.

Глаз я не открывал. Снег залепил очки, смысла никакого. Все белое. И я сам, наверное, весь белый. Стою на белом гробе в белой могиле и, уцепившись за ее белые края, пытаюсь вылезти в белое пространство…

Чьи-то руки сняли с меня очки. Я попытался открыть глаза и все равно кроме белой бесконечности ничего не увидел.

- А сами-то вы зачем к нему залезли, Поттер?

Он бросил меня в лесу.

Я тоже его бросил.

- Вы же обещали закопать меня вместе с ним, - губы слушались плохо, но я себе язык откушу, если ему не отвечу. – Облегчаю вам задачу.

- Я тронут.

Меня потянули вверх, и я с удивлением отметил, что наверху холоднее. В могиле не было такого ветра.

- Гарри, открой глаза, - напряженным голосом сказал мистер Уизли, надевая на меня очки. – Ты должен закопать яму сам.

Я открыл. Он, видимо, их заколдовал: снег больше не лип. И снегопад вроде бы стал поменьше.

- У вас для этого имеется даже две лопаты, Поттер. – Снейп опять надо мной издевался. – С какой начнете?

- Гарри, полнолуние не вечно, тебе лучше поторопиться, - мистер Уизли явно сильно нервничал.

Он не понимает, что нам все равно? Мы пришли. Мы пришли сюда вдвоем. Нет, втроем. Еще ведь с этим уродом…

- Поттер не может выбрать лопату, Артур, не будем его торопить. Вдруг в этом есть глубокий сакральный смысл.

Когда я закопаю эту яму, я возьму другую лопату и с сакральным смыслом дам тебе по башке. В конце концов, я это заслужил. В сакральном смысле.

Вообще-то это наглость! Почему я копаю, а этот ублюдок стоит и смотрит? Я знаю, что мы сделаем, когда вернемся. Я хочу ту вейлу на тестрале. В смысле, я хочу на нее посмотреть еще хотя бы один раз. Ради этого стоит выбраться отсюда. Только сначала надо закопать эту яму. Есть у меня подозрение, что мистер Уизли никогда в жизни не видел нормальных могил. Сюда мамонта можно затолкать при желании.

Тут я заметил, что Снейп, взяв вторую лопату, принялся помогать мне, поглядывая на небо.

- Северус, я не уверен...

- Ерунда, Артур. Символика. Ему достаточно горсть земли самому бросить, а он вон как старается, не оторвать.

- Да? – обрадовался мистер Уизли и, отобрав у меня лопату, принялся кидать вниз замерзшие комья земли.

Я отошел и сел на валун. Посидел немного и лег на него. Закрыл глаза. Гермиона наверняка с ума сойдет, сколько я пропустил, середина января…

- Зачем было так глубоко? – ворчал Снейп, орудуя лопатой.

- Да я нервничал, - зачем-то оправдывался мистер Уизли. – Уже и луна взошла, а вас все нет. А при деле все легче ждать. И потом, ты знаешь, я ведь никогда в жизни не пробовал копать землю… этим предметом.

- Понравилось? – насмешливо поинтересовался Снейп.

- Ты понимаешь… - замялся мистер Уизли, - снег со льдом все равно растопить пришлось.

Он здесь колдовал. Черт, я мог бы и раньше догадаться, он же привел в порядок Снейпа.

- Нас найдут! – крикнул я им, не открывая глаз.

- Не найдут, - мистер Уизли приподнял мне голову и влил в рот что-то обжигающее и до жути противное. – Здесь столько магии, что наше скромное присутствие обнаружить невозможно. Вставай, будем аппарировать.

- А он? – я посмотрел на утрамбовывавшего землю Снейпа.

- А за ним пусть Малфой приходит, я двоих взять не смогу. У меня одна палочка, да и далеко слишком.

Я больше его не брошу. Одного раза вполне достаточно. Разве можно рассчитывать на Малфоя?

- Я не пойду.

- Артур, в чем дело? – Снейпу надоело прыгать на могиле, и он подошел к нам.

- Гарри не хочет возвращаться…

- Что, раскапывать придется? – мерзко осклабился этот мерзавец.

- Почему? – не понял мистер Уизли.

- Профессор всю дорогу грозился закопать меня вместе с трупом, - объяснил я ему.

- Пошли отсюда, - мистер Уизли неприязненно глянул на Снейпа, крепко взял меня за рукав, и мы аппарировали.

Сначала я долго спал в Норе. Потом я до хрипоты объяснялся со Скримджером в Министерстве, вернее, объяснялся он, а я ссылался на боль в шраме, о чем успел поведать Рите Скитер еще перед визитом к министру, и полное отсутствие памяти. Потом я как на духу все рассказал МакГонагалл, а Дамблдор внимательно слушал меня из портрета и время от времени одобрительно кивал головой, из чего я мог сделать желанный вывод, что с его убийством не все чисто и, может быть, когда-нибудь Снейп все-таки расскажет мне правду.

Спустившись из директорского кабинета, я встретил Драко Малфоя, и он обрадовался этой встрече.

- Отец велел передать, что ты чертовски везучий придурок, - тихо сказал он, подойдя ко мне почти вплотную.

Я бы тоже мог передать Люциусу Малфою, что он чертовски везучий придурок, но у меня было сильное подозрение, что Драко немного исказил послание своего отца, если оно вообще было.

- Как Снейп? – так же тихо спросил я.

- Тебе-то что? – ухмыльнулся Малфой, но при этом медленно закрыл и открыл глаза, давая понять, что все в порядке.

Интересно, а он сам видел, какой у его папочки патронус?..

Я был бы абсолютно счастлив. Если бы не Гермиона. Ее совершенно не интересовали мои приключения, ее интересовали надвигающиеся экзамены.

- Ты столько пропустил! – ужасалась она. – Столько пропустил!

Я бы мог не обращать на нее внимания, но учеба действительно шла туго, а закончить Хогвартс с плохими результатами мне вовсе не хотелось. Последнюю точку в моих сомнениях поставила профессор МакГонагалл, которая предложила мне остаться в школе еще на год.

Я пришел в ужас. Я что, недоумок? Представляю, что напишут в «Пророке»! Даже Драко Малфой, не занимавшийся весь прошлый год вообще ничем, кроме попыток отправить на тот свет директора Хогвартса, окончит школу вовремя! А я, «победитель с больной головой», как написала осенью эта зараза Скитер, останусь на второй год.

Рон с Гермионой все знали. Не представляю откуда, может быть, догадались, но когда я, нагулявшись, вернулся в гриффиндорскую гостиную, меня встретили отвратительно сочувствующие взгляды.

В ту ночь я лежал без сна и думал, что мне делать. Гермиона не всесильна, она еле успевает справляться со своими заданиями и еще тащит Рона, ей не до меня.

Всем не до меня.

Утром я написал ему письмо. Написал, что меня хотят оставить на второй год и что я ни за что не останусь. Я написал, что завещаю ему сейф в Гринготтсе, если он выполнит свое обещание, отвезет меня на остров Льюис и закопает там в той же могиле. Я написал, что буду слушаться. Я был уверен, что он ответит. Я же даю ему возможность целых четыре месяца издеваться надо мной как угодно. Если он не клюнет даже на это, то мне не поможет уже ничто.

«Идиот», - написал он на следующий день.

Я был счастлив.

МакГонагалл меня отпустила. Обещала присылать все задания и даже навещать. Сказала, что если я захочу, то могу сдавать в июне экзамены, а если нет, то вернусь в школу в сентябре и пройду последний курс заново.

- Уверяю вас, Поттер, в этом нет ничего зазорного.

Это она так думает.

- В жизни случается разное, непредвиденные обстоятельства, болезни…

Я здоров! Я просто слишком много думал, и все не о том, о чем следовало. Мне следовало заставить его заниматься со мной, еще когда мы шли по лесу, он бы наверняка согласился.

Профессор МакГонагалл пожелала мне удачи, и в тот же вечер я переехал в дом Сириуса, а на следующий день, точно в три, как обещал, явился Снейп.

Нет, он по-прежнему не разговаривал со мной, обзывал недоумком и даже приноровился заставлять готовить. Я не возражал. В конце концов, он у меня в гостях. Но в целом все было намного лучше, чем можно было предположить, и с апреля я даже стал ходить в Хогвартс на некоторые уроки, особенно когда писали контрольные.

- Что вы собираетесь делать, когда окончите школу, Поттер? – спросил он как-то вечером, не поднимая головы от книги.

Я не знал. Вообще-то я всегда хотел стать аврором, я и сейчас этого хотел, но Снейп обязательно сказал бы по этому поводу гадость, он ведь и спросил специально, а мне не хотелось портить вечер.

- Вот подумываю открыть похоронное бюро…

Он поднял голову и секунду смотрел на меня, пытаясь определить, шучу я или нет, но я был убийственно серьезен. Мне это стоило невероятных усилий, но я так и не улыбнулся.

- Соединим два наших имени, Снейп и Гарри, и будет хорошая фирма. Я уже первую рекламу придумал: «Быстро и качественно закопаем любой труп в указанном вами месте!» Здорово?

Он молчал. Я нарочно предложил свое имя, а не фамилию, чтобы у него не испортилось настроение от неприятных воспоминаний. Вряд ли он когда-нибудь согласится хоть где-то фигурировать рядом с фамилией «Поттер». Но он молча смотрел на меня, и по лицу его нельзя было понять, о чем он думает. Да что же это такое! Улыбался же он Люциусу Малфою. И даже смеялся его шуткам. Так почему он не смеется моим?

Кстати, о Малфое.

- Вы мне так и не скажете, чей патронус был в лесу?

Он моргнул, и губы его дрогнули. Ну конечно, вот теперь мы улыбнемся!

- Как будто вы не догадались, Поттер, - усмехнулся он.

Я догадался.

- Так как насчет похоронного бюро?

- Я подумаю, - он снова уткнулся в книгу, и тут мы услышали дверной колокольчик.

Снейп вздрогнул, бросил на меня совершенно панический взгляд и захлопнул книгу. Потом взял себя в руки и медленно поднялся из кресла.

- Вы пойдете открывать? – бесцветно спросил он.

Я был под таким впечатлением от его реакции, что не сразу придумал, как ответить.

- Могу не открывать, но это кто-то из своих, дом-то спрятан.

Он нервно сглотнул, и в его коротком взгляде явственно проскользнуло недоверие. Первый раз, клянусь, первый раз с ноября, когда я обнаружил его безмятежно спящим в Визжащей хижине, мне пришло в голову, что он боялся меня все это время ничуть не меньше, чем я его. А может быть, даже больше. Если бы я сделал это открытие хотя бы в январе, оно бы очень меня порадовало. А теперь… «Темный Лорд и мальчик Гарри, две отвратнейшие твари…» Он меня боялся. Так же, как Волдеморта. И ненавидел за это.

- Не будем открывать, - я беспечно сел обратно за стол.

- Глупости, идите откройте, - спокойно сказал Снейп. – Нехорошо.

Никаких следов его секундного испуга в помине не было, и я подумал, что раз он вообще позволил мне увидеть свой страх, значит, еще не все потеряно, раньше-то не позволял, а сегодня расслабился… Колокольчик как назло продолжал звенеть, и я направился в прихожую. Снейп тихо шел за мной. Кого, ради Мерлина, он так боится? Он же знает, что авроры этого дома никогда не найдут.

* * *

- Если это Волдеморт пришел, то я повешусь, - весело пошутил Гарри, подбегая к входной двери. – Какой отвратительный звук…

- А если это опять вы пришли, то повешусь я, - в тон ему буркнул Снейп себе под нос. – Открывайте уже! - громко и решительно добавил он.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni