Слово за слово

АВТОР: Black Bird
БЕТА: Daria, Salome, Nereis

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Северус, Гарри
РЕЙТИНГ: G
КАТЕГОРИЯ: gen
ЖАНР: general,

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: разговор, который мог бы состояться в 6 книге, но которого не было.

ПРИМЕЧАНИЯ: 1. Не всё тут вписывается в канон. 2. Идею до меня придумали многие. Но в ГП, вроде бы не применяли.





В кабинете защиты от темных сил свет свечей терял обычную теплоту и плохо разгонял вечерний мрак.

- Поттер, я не устаю поражаться! Из всех эссе, которые я успел проверить, ваше - самое бездарное. Как вам удается ошибаться даже в элементарных вещах?!

- Не знаю, сэр, – ответил Гарри бесцветным голосом.

- А кто знает? – Снейп, до того прямо сидевший за учительским столом, подался вперед. – Вы провели в лучшей в Англии школе почти шесть лет – вдумайтесь, шесть! – и все что вы мне можете ответить: «не знаю»? Сколько еще времени вам надо, чтобы научиться отвечать за свои поступки? Сколько еще моего личного времени мне нужно потратить на надзор за вашими взысканиями?

- Но за моим взысканием изначально не вы должны были следить. И вы проверяете работы, я не…

- Не перечьте мне! Вы должны молчать и слушать, что я вам говорю. Когда вы собираетесь браться за ум? Чем вы занимались вместо того, чтобы нормально подготовиться?

– Вообще-то, у меня кроме рефератов проблем хватает… сэр!

– Ах, ну конечно, - театрально закатил глаза профессор, - знаменитый Гарри Поттер занят спасением мира, а глупые учителя пристают к нему с домашними заданиями. А вам не приходило в голову, что вы можете проиграть в этой борьбе? – он отодвинул стул и встал, опираясь двумя руками на столешницу. – Вы хоть представляете, какая гигантская пропасть лежит между вами и Темным Лордом в области знаний? Вы просто ничто, Поттер.

– Но до сих пор я побеждал его! – Гарри вздернул подбородок.

– О Мерлин, – на этот раз недовольство Снейпа было совсем не театральным, - вы и вправду так думаете? Вы выжили только благодаря своей удаче и поддержке более талантливых людей. Меня интересует, как вы, именно вы, собираетесь действовать, чтобы выжить? – казалось, что он хочет пригвоздить Гарри к стулу своим вопросом.

– Практиковаться. И учиться. К вашему сведению, я постоянно читаю книги по защите от темных сил и…

– …И даже учили других, я наслышан, – на лице Снейпа промелькнула его обычная презрительная ухмылка. –Вы жалкий дилетант. Не перебивайте, я скажу вам то, что известно любому волшебнику: магии не учатся по книгам. Лучшие книги полны лжи.

– Что? – Гарри даже открыл рот.

– Ах, какое недоумение я вижу у вас на лице, Лорду бы понравилось. О, теперь шок сменился подозрением, вы думаете, я обманываю… То, что я вам сказал о книгах, действительно знают все. Кроме вас, как выясняется, – ненавистный профессор был на удивление спокоен.

– А почему тогда мне никто не говорил?

– А это бесполезно говорить: если сам человек не понял, ничего не поделаешь.

– А может быть не поэтому, а потому что вы сочинили какую-то ерунду?

– 10 баллов с Гриффиндора за хамство.

– Но зачем тогда вообще книги?? – Гарри забыл о захлестнувшей его обиде и с нетерпением ожидал следующего удара противника, чтобы его отразить.

– Даже проведенное среди маглов детство не может оправдать ваше нежелание думать, – Снейп не сводил с него холодного внимательного взгляда. – Когда вы попали в Хогвартс, вам ничто не показалось странным? Например, мелкие ошибки, которые попадаются в учебниках? То, что мы пишем перьями, хотя это неудобно? То, как Дамблдор, великий волшебник, всегда недоговаривает?

– О чем вы?

– Слушайте, Поттер, другого шанса у вас может и не быть, – профессор вышел из-за стола, задвинул стул и скрестил руки на его высокой спинке, как будто стоял за кафедрой. – Начнем с простого. Есть мнение, что делать что-то следует только тогда, когда результат стоит потраченных усилий. Используя неудобные перья, мы сознательно ограничиваем себя только действительно необходимыми словами. В средние века на учеников накладывали специальные заклинания, заставляющие горло болеть, когда они говорили. Это делали, чтобы приучить их думать, прежде чем произносить что-то вслух, чтобы произносить только стоящее.

– Что, на весь семестр?!

– Семестры были изобретены позднее. До того в школе жили годами, – глаза Снейпа злорадно сверкнули.

– А… - потерев переносицу и поправив очки, Гарри спросил, - А почему не придумали такое заклинание, чтобы горло болело, только когда человек говорит ерунду?

– Потому что ерунда это или нет, зависит только от контекста, который невозможно предсказать. Вы же догадываетесь, что когнитивную магию тогда еще не открыли? Так, ладно, оставим это. – Снейп дернул плечом, словно отгоняя лишние мысли. – Я хочу, чтобы вы поняли главное. Волшебство можно загубить словами. Его существование почти неуловимо, оно таится на тончайшей грани, разделяющей реальный и желаемый мир. – Снейп говорил всё быстрее, как будто надеялся, что тогда Гарри ему скорее поверит. – Иногда, конечно, там бывают анклавы… но неважно, я упрощу объяснение, а то оно будет непонятно вам, Поттер. Слова заклинания выталкивают волшебство в наш мир, но другие слова могут подействовать в обратном направлении.

– Какие?

– Как это типично, – зло прищурился Снейп. – А вы не хотите знать почему? Или «как»? Вам подавай сведения о практической стороне вопроса.

– Я, в общем, то же самое и спросил, – пожал плечами Гарри.– Так почему?

– Поздно! Не узнаете теперь почему. Пусть это послужит вам уроком, –Гарри раскрыл было рот, но вставить хоть слово ему не удалось. – Но, так и быть, я расскажу какие. Любые, объясняющие как действует заклинание. Чем сложнее заклинание, тем более расплывчатым должно быть объяснение. Лишиться «Люмоса» можно, только если самым прямым и уверенным тоном заявить: «когда делаешь то-то, случается то-то».

– Вы сказали «лишиться»?

– Бывает так, что волшебник временно теряет способность творить заклинание, – Снейп не отрывал от Гарри взгляда.

– Когда рассказывает о нем?

– Боже, Поттер, вы еще не поняли, что надо следить за формулировками?! Я же вам как раз сейчас о том и говорю! Если я скажу «Волшебник потеряет способность творить заклинание, если произнесет вслух механизм его действия», то этот самый механизм, которые тоже волшебный, тут же перестанет работать для меня. И благодаря вашей глупости я только что был вынужден напутать эти взаимосвязи для себя уже на третьем уровне, – Гарри закусил губу. – Думайте, прежде чем говорить, а то мне придется поискать то средневековое заклинание.

– Извините, профессор.

– Похоже только угрозы на вас и действуют, – бросил Снейп и вернулся на свое место за столом, а Гарри наоборот встал, обошел парту, и в задумчивости присел на нее.

– Но как же тогда… сэр,… маги передают друг другу знания?

– О – не могу поверить своим ушам – первый проблеск мысли за сегодня… вы делаете успехи! И незачем смотреть на меня с такой ненавистью, я всего лишь говорю вам правду. Кстати, о правде. Горькая, а для вас поистине ужасная, правда состоит в том, что существует только два пути получить знания напрямую, первый и главный из которых – додуматься самостоятельно. Второй – услышать от другого мага, для которого возможность творить это заклинание или зелье будет потеряна. Не многие способны на самопожертвование, поэтому маги рассказывают свои секреты только… ну же, вы догадались? Это просто.

– Когда их заставляют?

– Должен сказать, я не ожидал такой версии от вас. Она верная, но я имел в виду другое.

– Когда они знают, что им оно самим не понадобится?

– Можно и так сказать… довольно. Я вижу, вы поняли смысл. И сядьте по-человечески. – Пока Гарри возвращался за парту, Снейп барабанил пальцами по столу. Потом он опять заговорил. – Заметьте, то, что мы обсуждали сегодня, относится не только непосредственно к заклинаниям и тому подобному. Попытайтесь напрячь свою фантазию. Например, я могу намекнуть вам, что самый главный дар провидца вовсе не в знании будущего.

– Но смысл…

– Вот именно, Поттер, смысл. Какой смысл в его предсказаниях, если он не может их произнести? Ведь произнесенная череда событий не должна сбыться. Не зря же мы стучим по дереву, когда говорим о желанных мелочах. А о своих серьезных желаниях вслух не заикнется никто, у кого есть хоть капля интуиции.

– Ох! Прорицатели могут! Получается, в этом их особенность?

– Дар, Поттер, дар – быть наполовину в другом мире. И осторожнее, это слишком важно – особенно в вашем случае – чтобы рассуждать на эту тему. Вернемся лучше к вопросу, который мы обсуждали ранее. Представьте себе последний вздох человека. Когда… – Снейп внезапно замолчал и опустил голову.

– Сэр?

– …когда человек знает, что… – после паузы продолжил он четко и медленно, – некое событие надвигается на него со всей неотвратимостью, он испытывает особое чувство. Он видит действительность такой, какая она обычно, – взгляд Снейпа упёрся в одну точку, как будто он с трудом разбирал текст в невидимой книге, – но одновременно эта неотвратимость создает другую действительность: ту, в которой событие уже произошло. Он попадает в другую реальность, там произносит слова… Подумайте молча о существовании законов этого мира в среде, находящейся за его пределами. – Почти сразу Гарри кивнул:

– Думаю, я понял, профессор.

– Хорошо бы, – каждая следующая пауза становилась все длиннее.

– Профессор…?

– Спрашивайте, – Снейп бросил на Гарри очередной внимательный холодный взгляд, который тот едва заметил, а только нахмурился и наморщил лоб.

– А что происходит с тем, кто слушает?

– Действительностью становится то, во что верят как минимум двое. Кроме того, он только слушает.

– А насчет книг, с чего мы начали… получается, написанные слова действуют так же?

– Да, и еще сильнее, особенно напечатанные. Здесь существуют отдельные нюансы, – Снейп откинулся назад, обращаясь не к Гарри, а куда-то поверх его головы. – Идеально ровные напечатанные буквы способны убить магию. С этим борются, или намеренно делая ошибки (и чем сильнее колдовство, тем менее очевидные ошибки необходимо делать в книгах), или уменьшая тираж, создавая рукописные книги. Еще один способ вы может наблюдать в Ежедневном Пророке: вы помните, как там расположены строки? – Он наконец перевел взгляд на собеседника.

– Так закручено, что не поймешь с непривычки! Так это, оказывается, не просто так… - Гарри даже улыбнулся.

– Да, и как вы не задумались на эту тему раньше, для меня непостижимо, – казалось, даже кривиться Снейпу было лень. Но теперь уже Гарри, занятый своими мыслями, едва замечал его.

– Сэр… вы говорили, что чем сложнее волшебство, тем запутаннее должны быть намеки, вы не боитесь, что сейчас… сэр?

– Чего я боюсь, Поттер, – злобно проговорил Снейп, – так это вашего навязчивого внимания ко мне, – от нового поворота разговора он оживился и выпрямился. – Такого я не позволяю даже директору, а уж тем более вам. Кстати о директоре, – добавил он чуть спокойнее, – вы теперь должны были понять, почему порой он говорит странно.

– Вы имеете в виду, когда он как будто что-то недоговаривает?

– Именно.

– Понимаю, – пробормотал Гарри, – только в последнее время, мне кажется, я понимаю всё что он говорит.

Снейп сощурился и наклонил голову:

– Что?

– Может, мне показалось… – Гарри пожал плечами.

– Ясно, – отрезал Снейп.– Во-первых, Поттер, учитесь быть наблюдательней. Во-вторых, скорее всего он просто использует какие-то еще методы, ведь то, что я вам рассказал – далеко не всё. В-третьих, я не собираюсь больше тратить на вас время, теперь только от вас зависит, будете вы впредь работать головой или продолжите упиваться своими мнимыми успехами. В-четвертых, вы мне безумно надоели, до свидания!



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni