Пари, или Крестный с Того Света

АВТОР: Svengaly

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Альбус, Северус
РЕЙТИНГ: G
КАТЕГОРИЯ: gen
ЖАНР: humour,

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: можно ли выдумать имя ужасней, чем «Альбус-Северус» или «Скорпиус?» Конечно, можно! Нет предела человеческой изобретательности, а уж нечеловеческой – тем более.

АВТОРСКИЙ ЖАНР: ночной кошмар.


ОТКАЗ: это все Роулинг!




- Темная ночь, только ветер гудит в проводах…

- Твоим голосом чертей хорошо пугать.

- Напугаешь их, как же. После стольких лет у котлов с грешниками они все глухие. А я-то, наивный, думал, что не может быть ничего хуже, чем преподавать зелья в Хогвартсе. Лишь Авады свистят по кустам, тускло Люмос мерцает...

- Тише. Ты их разбудишь.

- Это вряд ли.

Два призрака – высокий старик с длинной седой бородой и горбоносый мужчина помоложе, закутанный в черную мантию – витали над лужайкой, заглядывая в темные окна аккуратного особнячка.

- На этот раз у тебя ничего не получится, - Белый поднялся к окнам второго этажа. – Вот его спальня.

- Посмотрим.

- Он на это не пойдет.

- На что спорим?

Белый Призрак задумался.

- Если ты выиграешь, Фоукс споет тебе арию Фантома Оперы.

Черный пренебрежительно скривился.

- Предпочитаю авторское исполнение. Нет. В случае проигрыша вы организуете выигрыш слизеринской команды в очередном матче по квиддичу.

- Это каким же образом?

- Таким, каким вы подыгрываете гриффиндорцам, - отрезал Черный. – Отводите глаза загонщикам противника и гоните снитч на ловца.

- Но это нечестно!

- А почему вы вспоминаете про честность лишь тогда, когда вам это выгодно? Ну, не упрямьтесь. Вы же не верите, что я его уговорю.

- Гарри справится. Он – настоящий гриффиндорец.

- Ничуть не сомневаюсь, - ухмыльнулся Черный.

- Какова будет твоя ставка?

- Карточка Минервы в нижнем белье.

- Как тебе не совестно?! Да как ты мог такое предложить! Никакого уважения к коллеге, к женщине, проработавшей рядом с нами столько лет….

- На снимке ей тридцать.

- По рукам, - быстро ответил Белый Призрак. – Откуда у тебя колдография?

- Места надо знать. Приступаем?

Белый кивнул.

В мгновение ока они перенеслись в спальню, где сладко похрапывал утомленный дневными трудами хозяин дома. Черный Призрак уселся в изголовье кровати. Белый сделался невидим и устроился в ногах.

- Как удачно, что он спит один.

- Точно. Преждевременные роды нам ни к чему. Это могло бы все испортить. Поттер! -

Черный зажал ледяными пальцами нос спящего. – Восстань ото сна, Поттер!

- Что? – тот захрипел и резко сел на постели. – Кто здесь?!

- Это я, - скромно сказал Черный.

- Про… про… - Поттер трясущейся рукой надел очки.

- Проходил мимо, - подтвердил Черный, - и подумал: давно мы с тобой не виделись. Дай зайду. Тем более что мне нужно передать тебе послание.

- Проф… проф…

- Да, профессия у меня теперь такая – знаменовать и пророчествовать.

- Что вам нужно?

- Это не мне, - Черный отеческим жестом положил руку на полосатое плечо Поттера. – Это тебе нужно. Что, в пижамке спишь?

- Да уж не в ночнушке, - машинально огрызнулся тот, отползая от призрака подальше.

- Все такой же наглый, - грустно констатировал Черный. – О, как ранила меня твоя неблагодарность в дни жизни моей, отпрыск единственной моей возлюбленной, и сейчас, в ледяном чреве могилы, не нахожу я покоя…

- Простите, - жалобно пискнул Поттер. – Я не хотел вас обидеть. Так что вы собирались мне сказать?

- Желаешь ли ты славной участи младенцу, коего носит под сердцем твоя супруга? – высокопарно вопросил Черный. - Хочешь ли ты, чтобы он сделался великим магом и принес роду Поттеров славу, затмевающую твои свершения?

- Не знаю. Да, наверное.

- Что значит – наверное? – возмутился Черный. – Ты что, не желаешь своему сыну добра?

- Желаю, - грустно ответил Поттер. – Но что-то мне подсказывает – мне это дорого обойдется.

- Вздор, Поттер. Ты эгоист и себялюбец. Только о себе и думаешь.

- Вы прямо как Джинни, - заметил Поттер. – Она мне об этом с утра до вечера талдычит.

- Так тебе и надо, - злорадно хихикнул Черный, но тут же опомнился и молвил назидательным тоном:

- Почитай мать детей своих превыше самого себя. И если она ударит сковородой по левой стороне головы твоей, подставь ей правую.

Поттер вздрогнул.

- Но вернемся к нашим баранам… то бишь детям, - Черный откашлялся. – Славная участь ожидает твоего отпрыска, великие деяния он совершит, но… при одном условии.

- Каком? – насторожился Поттер.

- Ты должен дать ему подходящее имя.

- Нет, - Поттер замахал руками, как мельница. Черный шарахнулся в сторону. – Хватит с меня того раза! Я назову ребенка Энтони, и точка.

- Энтони, - Черный скривился. – Имя для клерка. Ты обрекаешь своего сына на прозябание.

- Да уж лучше прозябание, чем вечные насмешки.

- Поттер… - Черный драматическим жестом рванул воротник. - Не закрывай глаза, неблагодарный! Взгляни, что со мною сталось! О, Поттеры, вам имя – вероломство. Твою мать, Поттер… то есть, твоя мать – я любил ее! А она меня бросила! Покинула меня в час душевной смуты…

- Прекратите, сэр! - Поттер зажал уши руками и согнулся. – Я вас умоляю!

- Умоляйте теперь, что мне за дело до ваших мольб – мне, чья жизнь прошла впустую! - Черный Призрак повысил голос и добавил в него воющих интонаций. - Меня загубили Поттеры, преследуя меня, как злой рок! Но вообще, - добавил он задушевно, - привычка заботиться о вас, никчемных тварях, стала моей второй натурой. Времени у меня вагон, так что я всю ночь могу тебя уговаривать. И завтра. И послезавтра. Да хоть месяц кряду – уж если я решил кого облагодетельствовать, меня ничто не остановит.

- Хорошо! – вскрикнул Поттер. – Какое имя я должен ему дать?

- Вульфрик Тобиас.

- Сгинь, нечистый!

- Поттер, я любил, твою мать, а она…

- Хорошо, хорошо! Будьте вы прокляты.

- Я уже.

- Я буду звать его Тоби, - Поттер уронил голову на подушку. – Не так уж все и плохо…

- А одноклассники будут звать его Фрик, - злорадно прошептал Черный, делаясь невидимым. – Ну что, я выиграл. Ловко я его обработал?

- Да, - неохотно признал Белый. – Моя школа. Бедный ребенок.

- Ничего. Тяжело в учении – легко в раю. Куда сейчас, в Хогвартс?

- Ночь еще не закончилась, мой мальчик. Почему бы нам не навестить Малфой-мэнор?

- Это еще зачем?

- Говорят, Малфои тоже ждут ребенка. Девочку. Как насчет еще одного пари?

- Второй раз у вас этот номер не пройдет.

- По-моему, Сколопендра – чудесное имя.

Белый Призрак улыбнулся и погладил прозрачную бороду.

- Нет. Я вам этого не позволю.

- Но ты же уверен, что Драко справится?

- Эээ… да. Да, конечно. Он же слизеринец!

- Пари?

- Принято.



Когда хмурый, невыспавшийся Гарри Поттер спустился к завтраку, его супруга уже сидела за столом и неприязненно смотрела на масленку. Сделав глоток из чашки, она перевела взгляд на супруга. Судя по всему, сейчас он вызывал у нее не меньшее отвращение, чем масло.

- Доброе утро.

- Ничего доброго. Я ужасно себя чувствую.

- Плохо спала?

- Мне снились кошмары. Почему у тебя такие мешки под глазами?

- Я тоже не спал. Думал о нашем ребенке.

Лицо Джинни немного прояснилось.

- Ты знаешь, я решил, что Энтони – слишком прозаическое имя.

- Ну, конечно! – Джинни оживилась. – Я сто раз тебе об этом говорила!

- Нам нужно что-то более возвышенное, более звучное. Например, - Гарри печально вздохнул, - Вульфрик Тобиас.

- А что так вдруг? – удивилась Джинни.

- Это имя для настоящего волшебника, - с фальшивым энтузиазмом сказал Гарри. – Только вслушайся, как чудесно оно звучит!

- Вульфрик, - Джинни пошевелила губами. – Гм. Вульфрик.

- Мы можем звать его Тоби.

- В общем-то, неплохо. Конечно, «Перистальтус Аквамаринус» мне нравится больше…

- Через мой труп!

- … но так уж и быть, пусть будет Вульфрик Тобиас.

- Джинни, ты чудо, - с чувством сказал Гарри. – Ты просто жизнь мне спасла. Это ужасно - лежать без сна каждую ночь и слушать, как кто-то ноет, и брюзжит, и распекает тебя на все корки, потому что ты испортил ему лучшие годы!

- Что-о? Это ты про кого? Так ты поэтому решил спать отдельно?!

- Как ты могла подумать, дорогая? – Гарри прижал руки к груди. – Это мне сны такие снятся. Ты же мое золотце. Слушать тебя одно удовольствие, ты - как ночная птица…

- Как сова, что ли?

- Как соловей!

- Ладно. Хорошо бы ты сказал правду. Хорошо для тебя! - Джинни смерила мужа подозрительным взглядом.

Гарри некоторое время молчал, а потом вдруг спросил:

- Джинни, скажи: в твоей жизни никогда не было людей, которые бы имели на тебя огромное влияние, являлись бы, так сказать, властителями твоей души, а потом умерли?

- Нет, - твердо ответила Джинни.

- Тебе повезло, - уныло сказал Гарри. – Ты просто не представляешь, насколько. У некоторых личностей длинные руки. И с того света дотянутся.

- Вот как? - Джинни, хмурясь, ломала тост. – Гарри, а если у нас будет девочка?

- Я вздохну с облегчением, - пробормотал Поттер.

- Гарри, если у нас будет девочка, - Джинни обессиленно склонила голову и прикрыла покрасневшие от недосыпания глаза, - давай назовем ее Меропой.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni