Страшная Месть, или Крестный с того света-3

АВТОР: Svengaly

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Северус
РЕЙТИНГ: G
КАТЕГОРИЯ: gen
ЖАНР: humour,

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: можно ли выдумать имя ужасней, чем «Альбус-Северус» или «Скорпиус?» Конечно, можно! Нет предела человеческой изобретательности, а уж нечеловеческой – тем более.

АВТОРСКИЙ ЖАНР: ночной кошмар.


ОТКАЗ: это все Роулинг!




Было так: пробило полночь, луна завалилась за крыши домов, ветер трижды хлопнул ставнями и тягостно завыл в камине. А потом появился он - черный, страшный, долгоносый, в длинном балахоне и со скорбным взглядом. Была бы коса за плечами, в точности бы походил… нет, не на Варвару-красу, а на Смерть.

Появился он и молвил человеческим голосом:

- Здравствуйте, мистер Уизли. Что это с вашей прической? Вы подались в хиппи?

Гермиона выпрямилась на стуле и сладко зевнула.

- Похоже, ваше зрение не улучшилось со времени нашей последней встречи, профессор. Тогда вы приняли меня за мою свекровь.

- Что? А. Гм. Добрый вечер, миссис Уизли. Нет, не улучшилось. Но некоторые вещи я замечаю хорошо.

- Например?

- Например, вам очень идёт эта пижама.

- Не пытайтесь быть галантным. У вас к этому столько же таланта, сколько у моего мужа – к зельям. Я прекрасно знаю, что в этой пижаме похожу на британский флаг.

Гермиона критически оглядела себя и печально добавила:

- Точнее, на воздушный шар, выкрашенный в верноподданнические цвета.

- Зачем же вы ее носите?

- Подарок Молли. Проще надеть, чем объяснить, почему не хочешь. Что вам нужно, профессор?

Черный Призрак облокотился о каминную полку, приняв живописную позу.

- Не что, а кто. Не объект, а субъект… Впрочем, это как посмотреть. Я хочу повидать вашего супруга.

- Для чего? – Гермиона сдвинула очки на кончик носа и сурово посмотрела на незваного гостя.

- Соскучился, - ответил тот с некоторым вызовом. – У нас на том свете мало развлечений.

- Не сказала бы, что Рон – это фейерверк веселья. Вам нужно обратиться к его брату.

- Я постоянно общаюсь с одним из его братьев, спасибо большое. Если вы найдете способ вернуть его в мир живых, Вельзевул будет вам очень благодарен.

- Ну уж нет!

- Даже за все царства земные?

- Рон ночует в Норе, - утомленно сказала Гермиона. – Ступайте, развлекайтесь.

- Угу, - Призрак не сдвинулся с места, внимательно разглядывая собеседницу.

- Вы все еще здесь?

- Как видите.

- Уходите, я спать хочу.

- Хотите, но не можете?

- Как вы догадались?

- Этот красный оттенок белков хорошо мне знаком. Много лет я его наблюдал…

- В зеркале?

- На морде Волдеморта. Вообще, не понимаю я этого предубеждения против красных глаз. Они смотрятся даже пикантно. Прекрасно оттеняют бледные опухшие щеки.

Гермиона повернулась к зеркалу на стене. Отвернулась. Подумала. Повернулась снова и швырнула в зеркало пресс-папье. Зеркало с печальным звоном раскололось надвое.

- Семь лет счастья не будет, - констатировал Призрак. – Сварите зелье сна-без-сновидений и не мучайтесь.

- Я пыталась, - Гермиона обхватила руками всклокоченную голову. – Но оно на меня не действует. Ни сновидений, ни сна. Испытала на Роне – он спал неделю без просыпу. Его шеф ужасно ругался и лишил его тринадцатой зарплаты. А мне – хоть бы что.

- У вас и не должно было получиться, - удовлетворенно заметил Черный.

- Почему?

- Вам не хватает фантазии. Выучить рецепт – это еще не все. В нашем деле без вдохновения не обойдешься. Элемент спонтанности необходим, если хочешь сварить не просто зелье, а зелье, которым будут восхищаться твои дети.

- Вашими зельями дети восхищаться не будут.

Черный Призрак плавно взмыл в воздух, его мантия раздулась и превратилась в пару крыльев, усаженных стальными лезвиями.

- Потому что у вас нет детей, - поспешно сказала Гермиона, закрываясь подушкой.

- Откуда вы знаете? – проворчал Призрак, принимая обычный вид.

- Вы же не были женаты.

- А что, это обязательно? Или вы, как хорошая католическая жена, думаете, что дети получаются только от законных мужей?

Гермиона покраснела.

- Я агностик, - ответила она с достоинством. – И не делайте такую мину. У вас и без того неприятная физиономия.

- Кому как. И вообще, если учитывать корреляцию между размерами известной части тела и носа…

- Которой не существует…

- Проверяли на практике? – Призрак издал ядовитый смешок.

- Вот именно, - сухо ответила Гермиона.

- Ну, исключения подтверждают правило. Вам просто не повезло.

- Убирайтесь. Немедленно. Я вас ненавижу. Передайте Рону, что его я тоже ненавижу. Бросил меня здесь одну - не нравится ему, видите ли, что ночами я люблю работать под Бетховена! Мне тоже не нравится его храп, но я же молчу. Включу «Аппассионату» погромче, и все. Так что пусть поставит себе рождественскую елку и повесится на ней вместо гирлянды.

- Он уважает вашу свободу.

- Не надо мне, чтоб он уважал мою свободу! И свободы мне не надо! И мужа такого – тоже!

- Хотите ему отомстить? – вкрадчиво спросил Черный Призрак.

- Да!

- Это очень просто делается. Дайте его сыну такое имя, чтобы оно все время напоминало вашему супругу о его недостатках.

Гермиона потерла лоб.

- Так. Подождите. Но это же будет и мой ребенок!

- Хорошо. Пусть у имени будет научный оттенок. Латинизм такой, понимаете? Например, Ляпсус.

- Как? Ка…

- Или Казус.

Гермиона поднялась медведицей, расправляя подушку и явно намереваясь задушить ею советчика. Черный Призрак не дрогнул, а только поглядел на разъяренную миссис Уизли взглядом, который долго перенимал у своего наставника. Взгляд действовал на гневливцев, как масло – на бушующие волны. Не подвел он и сейчас. Гермиона выдохнула и села, поддерживая живот.

- Вон отсюда. Теперь я понимаю, как Невиллу удалось убить Нагини. Укусив вас, она неделю блевала желчью и от этого страшно ослабела.

Черный Призрак поморщился и потер шею.

- Напоминать призракам об обстоятельствах их гибели – это моветон, миссис Уизли.

- Вы тоже не энциклопедия этикета, - проворчала Гермиона, но немного смутилась.

- Так что? Будете мстить или предоставите вашему супругу блаженно спать сном-без-сновидений, в то время как вы напеваете «Аппассионату» красноглазым зеркалам? Между прочим, - Черный сделал равнодушное лицо, - ляпсусы и казусы играют важную роль в науке. Сколько счастливых открытий было сделано случайно! И ваш сын, нареченный подходящим именем, совместит в себе ваш ум и удачливость вашего супруга.

- С чего вы взяли, что Рон удачлив? – осведомилась Гермиона.

- Ему же удалось на вас жениться, - ответил Призрак.

Гермиона слегка улыбнулась.

- Вообще-то, я тоже думала про подходящее имя, - призналась она. – Я хотела назвать ребенка Исааком.

- А почему не Авраамом? - ухмыльнулся Черный. – Самое подходящее имя для Уизли. И распространятся они по свету, как песок морской.

- Идите вы к черту, - расстроилась Гермиона.

- Мне далеко ходить не нужно. Я теперь сам некоторым образом черт. Ляпсус Уизли, - Черный превратился в Змия, подполз к стулу Гермионы и, обвившись вокруг него, зашептал ей на ухо, – вы только прислушайтесь, какое благозвучие!

- Ах, не уговаривайте меня!

- Он станет великим ученым…

- Нет, нет и нет!

- … его имя прогремит в научных кругах…

Гермиона поникла головой.

- … и приведет в отчаяние вашего мужа и все его семейство.

- Хорошо! – воскликнула Гермиона. – Пусть будет так!

В этот миг вспыхнуло пламя в камине, половинки разбитого зеркала зазвенели и соединились, ветер распахнул окно, скорбный глас провозгласил: «Ты сделала выбор!», а Черный Призрак расхохотался и вылетел в ночь.

- Помни, ты обещала, - донесся до Гермионы его крик.

И зарыдала белая тень длиннобородого мудреца, который продул пари и теперь был обречен на проклятие: отныне и до конца года придется ему подыгрывать слизеринской сборной и страдать, страдать, страдать…

Вот к чему приводят необдуманные обещания!



- Привет, Гарри!

Поттер обернулся. Рыжеусый мужчина крепкого телосложения помахал ему рукой и приветливо улыбнулся.

- Рад тебя видеть, Дадли, - Поттер внимательно взглянул на кузена, отметив романтическую бледность, не слишком идущую к его щекастой физиономии.

- Взаимно. Как дела?

- Лучше всех, - проворчал Поттер. – Никто не завидует.

- А у нас вот близнецы родились.

- Поздравляю.

- М-да. Отличные малыши, бодрые такие, и легкие хорошо развиты. У мальчика – бас, у девочки – контральто. С женой стало трудно общаться – не вынимает беруши ни днем, ни ночью. Зато соседские собаки рады. Как там у русских поется? Лишь мы затянем песню, как все псы в округе голосами своими поддерживают нас.

Гарри понимающе кивнул.

- Вам-то хорошо, - Дадли поглядел на него с завистью. – Можно накладывать эти… как их… заглушающие чары.

- Можно спрятать младенца в комнату с пробковыми стенами и запечатать ее железной дверью.

- Лучше – в бетонный бункер.

- В десяти метрах под землей.

Кузены скорбно улыбнулись друг другу.

- Как вы их назвали?

- Хорса и Хенгист.

- Как? – осторожно переспросил Гарри.

- Немного необычно, верно? Мне обещали, что они станут великими магами, - Дадли поскреб в стриженом затылке. – Я был не особенно счастлив, но надо так надо.

- Хорса – это мужское имя.

- Я знаю. Мы ждали двух мальчиков.

- Обещали? Постой-постой… к тебе часом не наведывался призрак черного человека?

- Нет. Ко мне прилетал призрак белой совы. Помнишь, у тебя была такая?

- О, Мерлин! Прости меня, Дадли.

- Да ладно. Ты тут не при чем. Надо ограничивать себя в пиве, хотя бы на ночь.

- А я вот пиво не пью, - горько сказал Гарри. – У меня даже такого оправдания нет.

- Да нормально все, - утешил его Дадли. – Жена посмотрела в «Интернете», кто это такие. Оказалось, какие-то древние вожди. Наши соседи дочку Пэрис-Хилтон назвали, вот где беда.

- Что такое «Пэрисхилтон»? – осведомился Гарри. – Какой-нибудь демон?

- Вроде того. Как только моя жена видит это чудо в каком-нибудь журнале, в нее тут же вселяется бес и она опрокидывается в шоппинг. Ладно, побегу я. Привет жене и детям.

- Передам. Дадли.

- А?

- Если еще раз увидишь сову, пришли ее ко мне. Я должен серьезно с ней поговорить.

Меж тем над их головами кружил невидимый призрак совы. Она пребывала в раздумьях: с одной стороны, у Дадли ей понравилось. Он оказался сговорчив и после того, как покончили с делами, даже спел с ней дуэтом «У любви, как у пташки крылья». Но ожидать скорого прибавления в его семействе теперь не приходилось. Бывшего хозяина плотно обложили другие крестные. Чем же теперь заняться?

Сова взмыла выше, и тут до нее донесся далекий голос: «Иногда совы бывают просто совами».

«Вы все еще в это верите? Тогда мы идем к вам!»



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni