Повторение пройденного

АВТОР: Мэвис Клер

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ:
РЕЙТИНГ: PG
КАТЕГОРИЯ: gen
ЖАНР: general, romance

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: отцы и дети.

Для Sige Vic.


ОТКАЗ: все – многодетной мамаше Роулинг.




Ро лениво потягивается и запускает пальцы в волосы. Сейчас она похожа на рысь, почему-то ему в голову приходит именно это сравнение. Он поглядывает на жену искоса, делая вид, что уткнулся в нескончаемый воскресный выпуск газеты. Хотя она наверняка знает, что за ней наблюдают.

Через пару минут, оставив в покое свою роскошную каштановую гриву, она начинает раскачиваться на стуле. Как девчонка. И это он тоже любит в ней – может, даже больше, чем природную кошачью грацию. Как она умудрилась сохранить такие детские движения спустя столько лет?

Он улыбается, скрывшись за газетой.

- Чего это ты смеешься?

А вот голос у неё обыкновенный – не низкий и не высокий, но именно такой, как ему нравится.

- А ты откуда знаешь?

- Тееееееееед, - тянет она. – Наверное, я могу догадаться.

Он откладывает «Пророк» и смотрит на неё с нескрываемым удовольствием.

Андромеда встает из-за стола и меланхолично изучает стопку немытых тарелок.

- Сейчас помоем и пройдемся?

- Конечно.

Можно и не спрашивать – уик-энды год за годом проходят по заведенному ритуалу, ленивые и тихие, прекрасные в своей самодостаточности. Особенно с тех пор, как Нимфадора...

...Почему-то по воскресеньям вина чувствуется особенно остро. И ему кажется, что кровь Блэков, неожиданно умиротворенная в его жене, бушует в Доре за двоих.

Отсюда и то, что она - метаморф. И то, что она – странным парафразом их собственной истории – почти не общается с родителями.

Они говорят о дочери в режиме «что нового у Доры?» Не то, чтобы они решили это согласно – так получилось.

И они не стали любить её меньше, о нет. Просто приняли её выбор – на этом настояла Ро, прекрасно памятуя о том, как не приняли – её.

Это был первый раз, когда они поссорились.

- Я – Тонкс, а не Блэк, - повторяла она, вот так же, воскресным днем, сидя напротив мужа за этим же самым столом, - я – Тонкс. И я никогда не позволю тебе ломать что-то в её жизни. Тед, ну неужели ты все забыл?

И он не знал, что ответить.

Так и пришлось принять то, что дочки могут уйти – в никуда. Не замуж даже. Просто во взрослую жизнь. Что, изредка навещая родителей, дочки морщат нос, оглядываясь на кухне или в столовой, где – для них – накрывают стол. Что дочки становятся похожими на райских птиц, и им тесно в твоем, таком не-разноцветном, доме.

Но Ро довольна. Он не знает, счастлива ли. Но им – довольна.

Сейчас она стоит над раковиной, наблюдая, как щетка оттирает кастрюлю.

А Тед Тонкс, давно и благополучно женатый на Андромеде Блэк, потихоньку любуется ею.

Сейчас они пойдут гулять – по тихой улице, и она начнет пересказывать ему местные новости, и он будет слушать, но не слышать – достаточно того, что она просто говорит и держит его за руку, опять как девчонка, а не под руку, как и полагается солидной даме.

И от её волос будет привычно и сладко пахнуть ландышем, он будет тихонько тянуть носом - когда она повернет голову, чтобы поздороваться с соседкой, и легкая волна запаха качнется вокруг них.

В понедельник начнутся привычные рабочие разъезды и хлопоты – отдел доставки «Флориш и Блоттс», может, и не самая престижная работа, но…весьма приятная. Не Министерство, не аврорат. Книги. Дора называла это серьезным словом «эскапизм» и недовольно морщилась, а Ро все время повторяла ей: «Ну не всем же дано быть аврорами, деточка. Я только прошу тебя: поосторожнее»

Тогда они поссорились во второй раз.

Потому что не дело девчонкам, - да, он так и сказал: девчонкам, - соваться в политику. И все эти интриги и разборки, - да, он так и сказал: разборки…

Дора сердилась, Ро плакала ночью, уткнувшись в его плечо – не из-за того, что он сказал, а потому что боится за Дору.

Поэтому она первой пролистывает «Пророк» по утрам, пока он бреется. Он бреется долго – чтобы не видеть её напряженного лица. Он малодушно и трусливо бреется долго – но он не может видеть её такой.

Потому что тогда ему больше всего хочется приволочь домой непослушную и своевольную райскую птицу – хоть под Imperio - и запереть здесь, чтобы не смела расстраивать мать.

- Готово. Тед? Мы идем?

- Да-да.

И они уже у двери – да только прогулка в этот раз не состоится, похоже.



Это она, ненаглядная райская птица. На пороге. Опять разноцветная и радостная.

И не одна.

- Ма, па, мы в гости. Привет.

- Дора, ну что же ты не предупредила!

- Сюрприз. Но это важно. Проходи, - кивает она спутнику.

Он – этот спутник – так странно смотрится рядом с ней. Такой… невзрачный. И усталый. И виноватый какой-то – почему?

- Ма, па. Это Ремус Люпин. Я выхожу за него замуж.

Вот так вот. С порога. В прихожей.

Ро щурится, изучая этого самого Люпина, словно припоминает что-то.

- А, - наконец, говорит она. И отчего-то сильно сжимает руку Теда. – Добро пожаловать, Ремус. Плохо, что вы без предупреждения – мы уже пообедали, но… Есть сладкий пирог. Проходите.



Ремус оказывается приятным собеседником и, похоже, приличным человеком, райская птица счастлива, Ро смотрит на неё задумчиво и немного тревожно – но что же делать, если дочки вырастают?

Тед еще не знает, что Ремус Люпин – оборотень. Андромеда скажет ему об этом ночью.

И тогда они поссорятся в третий раз.

Но это ничего не изменит, конечно.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni