Драбблы

АВТОР: menthol_blond

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ:
РЕЙТИНГ: R
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: general,

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Пейринги: снако, люцебилл, снюпин, Альбус/???, снейпоблэк, джеймсоблэк

Все в каноне с учетом седьмой книги

ОТКАЗ: Все права принадлежат Джоан Роулинг, а я ни на что не претендую




Снако

– Что это? – интересуюсь я, когда пальцы Снейпа начинают свой ритуальный танец – от изнанки моих коленей до промежности. Портреты в директорском кабинете давно перестали смотреть на нас с любопытством. Большинство из них просто сваливает на другие картины – ночью найдутся зрелища поинтереснее, чем встречи главы школы и семикурсника. А днем эти нарисованные болваны попросту дрыхнут...

Я думаю о закартинной жизни и не сразу замечаю, что сегодня пальцы Северуса удивительно нежны. От них пахнет не привычными зельями, а чем-то мускусно-карамельным, не очень липким и теплым...

– Смазка на основе верескового меда... – нехотя признается Снейп.

С ума сошел? Это ж раритет, такого и у выживших торгашей в Лютном переулке не достанешь. Тем более – на преподавательское жалование.

– Сев?

– Помимо лимонных долек, – голос Северуса течет по моим жилам не хуже, чем смазка по коже, – у нашего покойника были и другие стратегические запасы.



Люцебилл

Флер никогда не удивлялась, откуда Билл так хорошо знает французский постельный жаргон – стажировка в магической Сорбонне еще и не такому научит. Да и клык в его ухе давно перестал царапать плечи жены – Билл слишком часто хватался за серьгу-портключ, вот амулет и затупился.

Маленькая Виктория уже гордится тем, что ее папа немного оборотень. Но все равно ревет, когда раз в месяц Уильям запахивается в теплую мантию и аппарирует в ночной лес.

Флер слишком занята тем, чтобы правильно воспользоваться днями свободы. Впрочем, она прекрасно знает, что Запретный лес Билла, это на самом деле зимний сад Малфой-мэнора.



Снюпин

– Нокс.

Темнота убирает лишние детали, редактирует обстоятельства. В обманчивом мраке руку Ремуса можно нащупать, но обручального кольца на ней не разглядишь.

– Спасибо... – Люпин продолжает смотреть на плечо Северуса, хотя метку теперь тоже не видно.

Часы на Хогвартской башне отбивают полночь, и Снейп вспоминает старую маггловскую сказку. Он рассказал о ней Рему четыре года назад... Странное было время. «У всех бывает медовый месяц, а у нас – только сусальное новолуние» «Кучер из нашей крысы получился так себе, так давай я хоть тебя в тыкву трансфигурирую?»

– Они жили недолго... – Северус отмахивается от сказки привычным цинизмом.

– Беспорядочно...

– Встречались урывками...

– Но были счастливы... – о этот ремов гриффиндорский оптимизм. А за окном начинают шебуршать неумолимые майские птицы.

– Но умерли все равно в один день, – Снейп улыбается.

Люпин не отвечает. Он слишком хорошо помнит, что у Северуса всегда было «отлично» по Прорицаниям.



Снейпоблэк для Мэвис. В стихах...

Еблись благородно и чинно
Два парня у гриффов в гостинной...
Но Блэк изумлен,
Поскольку гондон
Налез Снейпу лишь вполовину.

– В подштанниках ты, как картинка,
– Блэк мантию снял и ботинки:
– Но, Нытик, послушай,
Не станет ли лучше,
Когда ты наденешь те стринги?

– Про Эванс сегодня не слова, –
Снейп рвет простыню как оковы:
– Но ей на помолвке
Ты спой втихомолку
Про золото для голубого.



Еще один Снейпоблэк для Мэвис. В стихах...

Гриммо, двенадцать. Я здесь. Что теперь?
Дама с портрета привычно беснуется.
Блэк, прекрати бросаться на дверь,
Будто и впрямь тебе надо на улицу.

Все несерьезно – на пару секунд.
Стены не выдержат жара и тяжести.
Мерлин, кого сюда черти несут?
Блэк, ты сопьешься быстрей, чем мне кажется.

Знать бы, что было последней мечтой,
Был черным псом, стал звездою падучею...
Блэк, это глупо. Теперь ты – ничто,
И огрызнуться в ответ не получится.

Дети – придурки. Что тот, что другой.
Один хочет мести, другой – моей смерти.
Блэк, если б я вдруг пришел за тобой,
Ты бы, наверно, не сразу заметил.

"Авада..." И все остается, как есть.
Лишь тело булавкой заклятья проколото.
Блэк, у тебя ведь теплая шерсть,
А за Завесой, наверное, холодно...



28.05.07





Дамблдор/???

– А как же моя душа, Альбус? – привычно скулит Северус.

Дамблдор молчит. Как можно более строго – так, чтобы Снейп понял все сам, не изводил директора нытьем, не... Чтобы он сам не передумал. Это было бы слишком заманчиво – принять смерть от легкой подростковой руки.

Он представляет себе силуэт Драко – выросшего ровно настолько, что на него сложно просто так смотреть. Тонкий черный силуэт и дыбом вставшие светлые волосы. Черты лица не видны. Только фигура, уже не мальчика, но не еще мужчины. Только вихрь знакомых волос. Только дефект зрения – если снять очки и прищуриться, то перед ним окажется семнадцатилетний Геллерт.

Альбус подтягивает дужку повыше и желает себе счастливой старческой смерти.



Джеймсоблэк

– Бродяга, вылезай! – Поттер мягко оттаскивает от двери кошку, пытавшуюся прошмыгнуть на улицу. В окно видно, как Лили разворачивает коляску, чтобы объехать глубокую лужу.

Тяжелая оконная портьера неподвижна, но хлопка аппарации Джеймс не слышал. Значит, Сириус здесь.

– Бродяга? – Поттер недовольно окидывает неприбранную комнату. Бутылочку Лили взяла, запасные ползунки тоже. Вряд ли она вернется за чем-нибудь во второй раз. И молоко, и теплый шарф наверняка найдутся у старухи Бэгшотт. Может и хорошо, что Гарри с утра капризничает: взвинченная Лили не обратила внимание на слишком встрепанный вид мужа. На расстегнутую рубашку и фатальное отсутствие носков. Да и одежду Сириуса удалось чем-то прикрыть. Непонятно только, куда спрятался он сам.

– Бродяга, ну? – у них не так уж много времени. Джеймс привычно смотрит на часы и не сразу замечает выступившую из-за портьеры темную фигуру с белесым пятном вместо лица.

– У-ууу...

– Ступе... – Поттер обрывает сам себя. Отставляет палочку в сторону и пытается завалить Сириуса на пол. Тот упирается спиной в стену, мотает всклокоченной башкой.

Дешевая маска упыря из магазинчика Зонко слетает с него раньше, чем оставшиеся шмотки.

– Не вздумай так шутить при Лили, – дружеская затрещина сменяется торопливым поцелуем.

– Хорошо, я потерплю до Хэллуина... – лицо Блэка продолжает оставаться удивительно серьезным.

Джеймс замирает. Тишина: ни скрипа коляски по гравию, ни раздраженного «акцио, зонтик». Что за...

– Мэрлин, ты запутал меня в занавеске, – ворчит Сириус и неловко падает в складки плюшевой тьмы.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni