Профессор Живоглот

АВТОР: hao_grey
БЕТА: КП, Алисия, juliete

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Северус
РЕЙТИНГ: PG-13
КАТЕГОРИЯ: gen
ЖАНР: humour, angst

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: За лето Северус сильно изменился...

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ:
1. OOS (out of shape – вне формы) Снейпа.
2. Присутствуют сцены психологического насилия (в рамках рейтинга).
3. Присутствует необходимый минимум цитат из канона, в частности некоторые диалоги.
4. Автор знает, что кота на самом деле зовут Криволапик (Косолапус). Но автор считает, что «профессор Криволапик» звучит издевательски, а «профессор Живоглот» - гордо.

ПРИМЕЧАНИЕ: фик написан на конкурс «Хроноворот». Номинация: авторский фик.


ОТКАЗ: Все права на персонажей и сюжет "Гарри Поттера" принадлежат Дж.К. Роулинг. Автор фика материальной прибыли не извлекает.




Глава 1,

в которой реальность встаёт на дыбы и переворачивается с ног на голову, но всё же в итоге приземляется на четыре лапы

Зелёные глаза встретились с чёрными,
но через секунду в глубине этих чёрных колодцев
что-то исчезло, они стали застывшими,
пустыми и слепыми

Гарри Поттер и Смертельные реликвии,
конец 32 главы

Зелёные глаза светили сквозь туман. Лили, ты пришла? Твой сын – прости, не уберёг. Не уходишь? Я всё равно в раю? Нет, вряд ли, в рай с окровавленными руками не пускают...

Ну, конечно! Рядом с глазами – что-то чёрное. Ясное дело: чёлка мальчишки Поттера. Мерлин, неужели я выжил и снова вынужден терпеть этого оболтуса? Или черти нынче зеленоглазы?

Северус Снейп попытался вяло махнуть рукой. Не получилось.

- Мяу? – сказал Поттер.

«Десять баллов с Гриффиндора за неуместные шутки», - попробовал прошипеть Снейп, открыл рот...

- Ма-а-а-ау мфф!

Ошалелый Поттер исчез из поля зрения. Не менее ошарашенный произошедшим, Северус проморгался...

На него испуганно глядел чёрный котёнок. Профессор потянулся было успокоить животное, погладить... и растянулся на полу, пребольно ударившись подбородком.

Котёнок ретировался, по пути сбив несколько мешочков и со звоном что-то расколотив.

- Мерлин всемилостивый, опять дерётесь? Ладно Цезарь, он маленький, но ты-то, Живоглот, не стыдно?

Гулкие шаги сотрясли пол, и перед Снейпом возникли гигантские ноги. Профессор припал к холодному каменному полу, чувствуя, как волоски на теле встают дыбом...

- Живоглот, да что с тобой?

Великанша! Огромная носатая великанша в длинном, до щиколоток, платье! Странно, обычно женщины этого народа обходятся шкурами... Где палочка?

Рука привычно скользнула в карман мантии – и профессор вновь позорно шлёпнулся на каменные плиты.

- Да ты не болен ли?

Болен. Определённо. Конечности отказываются служить. Видимо, яд Нагини так странно действует, надо будет исследовать на досуге. Если он появится, этот досуг...

Северус покосился туда, где по идее обреталась заветная палочка – и оцепенел.

Никакой мантии. Вообще никакой одежды. Бок покрыт тусклой, свалявшейся рыжей шерстью.

И уже проваливаясь в обморок, профессор Снейп увидал когти, выдвинувшиеся из подушечек его лап.

- Совсем плохой стал, – озабоченно покачала головой ведьма, поднимая распластанное кошачье тело.



Владелица небольшого магазинчика «Магический зверинец» на аллее Диагон ошибалась. Кот после этого случая пошёл на поправку.

Сам Северус пребывал в жесточайшей меланхолии, сетуя любопытному Цезарю на превратности судьбы и без звука позволяя мадам Вайлд – так звали остроносую ведьму – расчёсывать рыжую шерсть и гладить себя по голове. Персефона Вероника Вайлд дивилась кротости прежде строптивого животного и даже перестала запирать его на ночь в клетке. Северус не возражал. С некоторых пор он не терпел небольших замкнутых помещений.

На самом деле профессора интересовало лишь несколько вопросов: чем завершилась битва за Хогвартс? Выполнил ли несчастный глупый мальчишка свою миссию? И кто нынче у власти: Тёмный Лорд или очередной безмозглый ставленник Дамблдора?

Только ради этих ответов Северус соглашался ещё немного времени просуществовать на обрыдшем свете. Можно даже в рыжей шкуре, до тошноты напоминающей окрас шевелюры представителей семейки Уизли.

Шпионские привычки, однако, никуда не делись, и приобретённая во времена оные паранойя требовала по крайней мере осмотреть помещение. Чем Снейп и занялся, едва научился твёрдо стоять на четырёх лапах.

«Магический зверинец», как быстро понял профессор, не был самым популярным зоомагазином. Цены за аренду помещения на аллее Диагон кусались не хуже керберов, вынуждая хозяев лавок драть с покупателей три шкуры. Богатые и влиятельные магические рода держали собственные совятни и псарни, в крайнем случае обращаясь напрямую к элитным заводчикам. Тем не менее, мадам Вайлд удавалось пока держаться на плаву. В основном за счёт диплома колдоветеринара (с правом продавать лекарства для животных) и разведения особой породы крыс.

Чёрные юркие создания, клетка с которыми была заботливо выставлена прямо на прилавок, напоминали Северусу Упивающихся Смертью. Вот только серебряных масок не хватает, а лоснящаяся шёрстка вполне сойдёт за плащ. Умны, живучи, легко дрессируемы, у каждой крысы – родословная, перечисляющая не менее десяти колен предков. Ну чем не УпСы? Экс-зельевару нравилось вспрыгивать на прилавок и немигающим взглядом следить за копошением в клетке. Животные нервничали, начинали судорожно прыгать через собственные хвосты и выполнять другие трюки. Северус никогда не трогал этих крыс, но они всё равно до колик его боялись и всячески старались задобрить. Забавно, право же.

Помимо этого, в магазине продавались морские свинки, гигантская, равнодушная к окружающему миру черепаха, ядовитые улитки (три штуки на галлон воды, предварительно очистив от панциря; применяются в некоторых лекарственных зельях) и жутко дорогой белый кролик, умеющий превращаться в чёрную шёлковую шляпу. Кролика Северус про себя называл Торфином: жирного белобрысого здоровяка Роула тоже можно было научить одному, максимум двум трюкам, а мнил он о себе невесть что.

Изучив ходы и выходы «Магического зверинца», а также его обитателей, Снейп заскучал. Целыми днями просиживал на подоконнике, глядя в окно и прислушиваясь к разговорам на улице. Ни слова, ни полсловечка про Сами-Знаете-Кого! Ну как так можно? Или Тёмный Лорд наложил на всех конфундус? Или это сделали тупицы и бездари из Министерства, чтобы очередной раз «развеять панические настроения»?

В середине июля купили Цезаря, и тоска из просто зелёной превратилась в болотную, засасывающую с утробным чавканьем. Глупый котёнок постоянно теребил Северуса, пытался с ним поиграть, легонько покусывал за хвост и спать ложился, непременно уткнувшись в рыжий бок. Словом, отвлекал от мрачных мыслей и заполнял скучные будни.

Цезаря приобрела почтенная сухопарая ведьма, кутающаяся в пуховой платок. Снейп уныло наблюдал, как покупательница гладит урчащего котёнка, угощает его витаминными шариками и уносит в специально подобранной корзинке. Таковы дети, билось в голове. О них заботишься, их воспитываешь – а затем они убегают во взрослую жизнь, даже не обернувшись.

Профессор зло высмеял себя за идиотские сентиментальные бредни, но настроения это не улучшило. Скорее, напротив.

А на следующий день мадам Вайлд закатила скандал работникам Министерства.

- Здесь продаются магические животные! Звери, птицы, насекомые – понятно вам? Их изображения украшают мои стены! Здесь не продаются преступники! Вешайте свои дурацкие плакаты на собственных домах!

- Но Персефона, - вяло защищался немолодой волшебник в серой, насквозь пропылённой мантии, - ты же должна понимать: у нас циркуляр Министерства...

Мадам Вайлд была непреклонна:

- Я сорок семь лет Персефона, слышишь, Атарксеркс? И никто не прикажет мне повесить на магазине гадость, мешающую бизнесу. Такая гнусная рожа отпугнёт всех покупателей, верно тебе говорю!

Заинтересованный Северус подобрался ближе. Невзрачный министерский Атарксеркс мял в руках написанное огромными буквами объявление: «Разыскивается живым или мёртвым!»

С фотографии на ошеломлённого профессора смотрел Сириус Блэк.

«Из Азкабана бежал опасный преступник...»

Буквы прыгали перед глазами. Северус рассерженно зашипел и пару раз хлестнул воздух пушистым хвостом. Блэк мёртв, и мёртв давно! Не без его, Снейпа, попустительства.

У вины когти поострее кошачьих.

«Пособник Сами-Знаете-Кого... Тринадцать убитых... Награда...»

Что за чушь происходит?!

Успокойся, Северус. Успокойся и подумай. Очисти мозг от эмоций, беспристрастно рассмотри одни лишь факты. Блэк жив и бежал из Азкабана; его разыскивают. На страже магической тюрьмы, как упомянул только что спутник Атарксеркса, до сих пор дементоры. О Тёмном Лорде даже сплетен не ходит. Какой из этого следует вывод?

Тебя занесло в прошлое, Северус.

В первую минуту профессор Снейп попросту обиделся. Пять лет ждать результатов битвы? Да за кого его принимает растреклятая судьба?!

С другой стороны... Дамблдор ещё жив, верно? И он, Снейп, тоже. Преподаёт зелья, время от времени изрыгая на студентов потоки желчи и не зная, что это и есть счастье, что потом станет только хуже. Разыскивает своего заклятого врага Сириус Блэк, поскрипывает протезом мрачный Шизоглаз...

Ремус Люпин получил приглашение занять должность профессора ЗОТИ.

А Северусу Снейпу предоставлен шанс изменить будущее.

Как – ещё неизвестно. Но профессор был не из тех людей, которые плюют на подарки Провидения.



Глава 2,

в которой профессора Снейпа продают, изумляют и пугают,
но всё искупает внезапно вспыхнувшая надежда

Рыжая шерсть была густой и пушистой,
но сам кот страдал криволапостью,
а морда у него была свирепой и удивительно плоской,
словно он треснулся ею о кирпичный забор.

Гарри Поттер и узник Азкабана,
середина 4 главы

За лето Северус сильно изменился. Тщательно расчёсанная рыжая шерсть лоснилась, движения обрели уверенность и сноровку, пушистый хвост торчал, словно боевой стяг. Снейп научился прыгать на пару метров, карабкаться по шкафам, презрительно фыркать на прочих обитателей «Магического зверинца», вылизываться и точить когти. Последние два пункта он считал необходимыми для всякого здорового кота.

Корм, выдаваемый Живоглоту хозяйкой магазина, аккуратно съедался подчистую, хотя Северуса каждый раз передёргивало. Привык он в Хогвартсе к профессорским харчам... Приходилось вспоминать голодное детство, когда едали и не такое. Обычно помогало. В конце концов, привыкнуть можно даже к лимонным долькам! Кошачьи консервы по крайней мере не сладкие.

Ближе к началу учебного года аллея Диагон оживилась. Ученики расхаживали по ней в одиночку и группами, в сопровождении родителей и без. Пару раз Снейпу показалось, будто в толпе мелькнула сливочно-белая голова Драко Малфоя.

Владельцы лавок спешно завозили всякую всячину, стремясь всучить её праздношатающимся бездельникам. Так, в «Магическом зверинце» появилась клетка с воронами, парочка ярко-пурпурных жаб («Хит сезона! Не пропустите! Порадуйте ребёнка!») и целых восемнадцать котов – восемь самцов и десять самочек. Снейпу пришлось угробить несколько дней на выяснение отношений с новоприбывшими, но бурное детство вкупе со слизеринской изворотливостью помогли одержать блестящую победу. Авторитет Живоглота стал непререкаемым.

А затем небеса смилостивились над несчастным профессором.

- Простите, это моя крыса, - услыхал Северус очень знакомый голос. – После Египта у него очень нездоровый вид.

- Положи его на прилавок, - велела Рональду Уизли мадам Вайлд.

Снейп лениво отмахнулся от любопытного ворона и полез вверх по стеллажам. Чем лучше обзор – тем больше шансов применить легилименцию к тупому мальчишке.

Беспалочковая магия поначалу профессору не давалась, да и сейчас шла туго. Но Северус строго-настрого запретил себе панические мысли о том, что коты не колдуют. Прекрасно колдуют, только не знают об этом. Зачем, говоря по правде, хвостатым клубкам шерсти магия? Им нужна полная миска еды, немного хозяйской ласки да пространство для пакостей. Чистые гриффиндорцы, как ни посмотри! А вот ему, Северусу, позарез надо заново овладеть приёмами волшебства. Ну, надо – значит, надо. Справимся.

Бытовые заклятья без палочки, похоже, были недоступны. Также профессор всерьёз сомневался в реальности применения Непростительных без точки концентрации луча. Но ментальная магия, будучи не столь сильно привязанной к артефактам, понемногу возвращалась. Да, негусто, но скажем небесам «спасибо» и за это, поскольку колдующий кот... стоп, запретная тема.

Так или иначе, легилименция, пусть и не в полном объёме, Северусу вновь оказалась доступна, и он пользовался данным обстоятельством без зазрения совести. Мысли крыс и ворон были Снейпу, честно скажем, малоинтересны. У мадам Вайлд он почерпнул несколько любопытных, но, увы, бесполезных сейчас соображений по поводу использования толчёных когтей тестрала в лечении от птичьих паразитов, а посетители лавки по степени интеллекта показались ему чем-то средним между кроликом Торфином и Гилдероем Локхартом после использования сломанной палочки Уизли. Но гриффиндорец мог оказаться полезным.

Нет, Северус не питал иллюзий относительно умственных способностей мальчишки. У рыжего дружка Поттера где-то в неизведанных глубинах головы, возможно, притаился мозг... но проявлять себя не спешил. Как и у самого Поттера, впрочем. Все они одинаковы, красно-золотые: главное – ввязаться в драку, а там посмотрим... Девиз факультета – и пусть Макгонагалл даже не отпирается!

Дело в другом: любой из учеников – это пропуск в Хогвартс. Пусть в качестве домашнего животного, неважно. Унизительно? – ерунда! Главное – добраться до кого-нибудь из легилименторов. Лучше, конечно, до себя, но сойдёт и Альбус. Рассказать, предупредить...

Тем временем мадам Вайлд разглядывала крысу, которую приволок рыжий недоумок:

- А сколько же ему лет?

- Не знаю. Он довольно старый, мэм. Раньше принадлежал брату.

- И что он умеет делать?

- Э-э-э...

Естественно, ничего, хотелось сказать Снейпу. И Уизли, и их питомцы всегда тупоголовы, бездарны и не приспособлены к жизни... Их друзей, разумеется, всё сказанное выше тоже касается в полной мере!

О, и Поттер здесь! Тем лучше, шансы увеличиваются вдвое. Втрое, учитывая мисс Грейнджер. Кстати, о сове очкастой неприятности слыхал даже Снейп, у Уизли, оказывается, имеется крыса, а кто у...

В этот миг сознание Северуса коснулось мозга маленького дрожащего зверька с подранным левым ухом.

Последний раз профессор так искренне ненавидел сразу после смерти Лили. Чистое, незамутнённое, безумно яростное и бесконечно тёмное чувство.

Ну, здравствуй, Питер.

Мадам Вайлд привычно пыталась разрекламировать чёрных крыс, Рональд вяло отпирался, бормотал: «Выкаблучиваются только!» - а Северус Снейп готовился к прыжку. На рыжую голову, оттуда – на прилавок...

Промазал совсем чуть-чуть.

Крыса выскользнула из рук мадам Вайлд, прошмыгнула между растопыренных когтей, шлёпнулась на пол и помчалась к выходу из магазина. Уизли вскрикнул, Северус напрягся для последнего прыжка...

- Живоглот, не смей!

У Снейпа не было палочки, а у мадам Вайлд – была. И Stupefy на своих питомцев хозяйка «Магического зверинца» накладывала быстро.

Профессора швырнуло с прилавка на пол. Он лежал нелепой меховой тряпкой, наблюдая, как Поттер и Уизли бегут разыскивать и утешать Питера Петтигрю, убийцу Лили. Шанс упущен, мир снова сыграл злую шутку...

- Мэм, ему очень больно?

Обеспокоенный взгляд тёплых карих глаз. О да, мисс Грейнджер, падать всегда больно, а вы не знали, глупая девчонка? Хотя... ну-ка, Северус, изобрази мучения понатуральнее! Тебе ведь не впервой, верно? Тёмному Лорду нравилось, как ты корчишься и вопишь. И раньше, мерзавцам-Мародёрам, помнишь?

Можно даже мяукнуть для пущего трагизма.

Звук вышел воистину душераздирающим. Даже мадам Вайлд обеспокоенно нагнулась и прощупала Живоглоту задние лапы, хотя секунду назад уверяла, что с котом всё в порядке.

- Я хотела купить сову... но здесь ведь нет сов, верно?

Северус подавил тяжкий вздох. Мисс Грейнджер, ну когда вы уже научитесь мыслить самостоятельно? Почему вам обязательно нужно получить подтверждение от взрослых или вычитать его в книге?

- Нет, я не держу сов, - чопорно кивнула мадам Вайлд, - но если вы пройдёте квартал...

- Спасибо, мэм. Полагаю, мне не так уж сильно нужна птица – в Хогвартсе есть школьная совятня. А сколько стоит этот кот?

Кажется, удалось. Пять баллов Слизерину за успешную вербовку мисс Грейнджер.

Интересно, кстати, может ли он набавлять факультетам очки? Формально ведь профессор остаётся профессором, даже будучи засунут в рыжую меховую шапку с когтями!

Мисс Грейнджер подхватила Северуса – девчонка совсем не умеет носить котов на руках! – и направилась к выходу. Снейп повозился, занимая позицию поудобнее. О да, теперь значительно лучше...

- Ты купила этого монстра? – ну конечно, у младшего мистера Уизли интуитивная неприязнь к декану Слизерина. Что там Рональд выбрал для изучения, пророчества? Ему должно понравиться.

- Он великолепен, правда?

Спасибо, мисс Грейнджер. Весьма польщён.

Дети препирались – кажется, по поводу техники безопасности – а Северус искал взглядом Петтигрю. Нос подсказывал – крыса где-то рядом. Впрочем, Рональд Уизли буквально пропах Питером. Карманы истрёпанной мантии воняли особенно сильно. Мерлин и все его бабы! Он, Северус, тоже не блистал в новёхоньких нарядах, однако слово «стирка» было ему, по крайней мере, известно!

Мерзавка-память тут же подсунула встречу с Мародёрами возле озера, хихикающего Петтигрю, откровенно ржущего Блэка... Тогда шли экзамены, резко возразил себе Северус, и последнее, о чём я думал – чистота штанов! Память недоверчиво хмыкнула, однако спорить не стала.



Девчонка Грейнджер приятно порадовала Снейпа. Перед тем, как пойти к друзьям, она заказала прямо в комнату порцию хорошо прожаренной печёнки («Я понимаю, Живоглотик, тебе больше нравится сырая, но ты даже не представляешь, сколько гельминтов может отложить туда яйца!»), суп с куриными потрошками и кольцо ливерной колбасы. Северус жалел лишь об одном: что не сумеет отложить немного еды про запас. Хотя стоит попробовать договориться с юной мисс. Потыкаться носом в продукты, со значением мяукнуть...

А пока устроим пир.

Наевшись, профессор запрыгнул на кровать. Сколько времени его голова не касалась подушки? Да, нынче он может уместиться на подушке весь – кстати, весьма удобно – но разве это повод не использовать великое изобретение цивилизации?

Мисс Грейнджер пришла поздно. Будь девица слизеринкой, непременно огребла бы замечание не от декана, так от старост... Опомнись, Северус, о чём ты? Твоё деканство то ли в прошлом, то ли вообще не твоё, да и учебный год начнётся завтра... Перекладывать кота Гермиона не стала. Улеглась на краешек кровати, подложив руки под голову.

Северус немного подумал – и потеснился.

Утро принесло суету, крики, сунувшихся в комнату и столкнувшихся в дверях близнецов Уизли: «Вау, классный котяра! Дашь подержать? Киса, хочешь конфетку?» Подсунутый бурый шарик и выглядел, и пах подозрительно; Северус аккуратно отпихнул его лапой к ботинку одного из близнецов, вызвав новый шквал восторга: «Да он у тебя умник!» Мисс Грейнджер вздохнула, выпроводила Фреда с Джорджем и попросила «милого Живоглотика» кушать побыстрее. На сей раз подали уху: не слишком вкусно, однако в целом приемлемо. И уж всяко лучше кошачьих консервов.

Затем Северуса запихнули в плетёную корзинку, сопровождая это простое действие тысячей извинений. Разумеется, профессор осознавал необходимость перевозки таким образом обычных четвероногих любимцев. В памяти моментально всплыл скандал с мисс Нимуэ Хайкасл, слизеринской второкурсницей. Она наотрез отказалась ехать в Хогвартс, пока её драгоценного котёночка не разыщут и не отдадут безутешной хозяйке. Проблема заключалась в том, что безмозглый комок шерсти удрал ещё на вокзале, и обычное Акцио в толпе не срабатывало. Публиус Хайкасл, отец упрямой Нимуэ, чуть в Азкабан тогда не загремел – готовился накладывать Империо на начальника вокзала для организации поисков. Да и сам Кингс-Кросс чудом уцелел: подчинённые мистера Хайкасла соглашались здание по кирпичику разобрать, а поезда – по винтику, лишь бы шеф успокоился. Спасла ситуацию, помнится, Минерва: обернулась кошкой, вынюхала маленького идиота и приволокла за шкирку. На «Хогвартс-экспресс», разумеется, опоздали, добирались через каминную сеть...

Профессор Снейп сидел в плетёной корзине и громко фыркал, а перед глазами стояло смущённое лицо Публиуса, счастливая Нимуэ, едва не задушившая любимца в жарких объятиях и разъярённая профессор Макгонагалл, отчитывающая Хайкаслов.

Вокруг корзинки царил бардак, – естественный, когда в одном месте собирается столько гриффиндорцев, особенно Уизли. По ступенькам «Дырявого котла» грохотали чемоданы, Персиваль на всю улицу объяснял матери, почему испорченный значок старосты наверняка дело рук близнецов (тут Снейп склонен был согласиться), совы раздражённо ухали, а Рональд Уизли орал. От нечего делать Северус прислушался. Похоже, мисс Грейнджер собирается выпустить «Живоглотиньку» в поезде, а её рыжий одноклассник опасается за жизнь и здоровье своей крысы. Что ж, иногда даже у последних кретинов дают о себе знать зачатки интеллекта.

На Кингс-Кросс ехали в министерских машинах. Разумно, учитывая любовь мистера Поттера на ровном месте влипать в неприятности. Хотя да, они же все боятся Сириуса Блэка...

Смерть на самом деле – это очень интересный жизненный опыт. Незабываемый, можно сказать. Из собственного убийства Северус вынес массу уроков, и первый из них гласил: ничего нельзя оставлять на волю случая.

Гарри Поттер и Альбус Дамблдор выяснили, что Блэк невиновен? Отлично, хотя господин директор мог бы и проинформировать об этом небезынтересном обстоятельстве своего лучшего агента не спустя год, а малость пораньше. Но Питера развесёлая гриффиндорская команда упустила. Между тем Северус не сомневался: окажись Петтигрю в кошачьих когтях – вернулся бы в человеческий облик, как миленький. Даже в присутствии остальных Мародёров и половины Хогвартса впридачу. Страх творит чудеса отнюдь не хуже воспеваемой Дамблдором любви.

Из года в год сдающие экзамены по зельям тупоголовые студенты тому живой пример.

А дальше всё просто. Любвеобильный Альбус ради такого случая не задумываясь применит и легилименцию, и веритасерум, и очень злого Северуса Снейпа. В ипостаси же главы Визенгамота Дамблдор очень быстро терял душевное тепло – зато обладал крайне полезными связями. Нарцисса Малфой, опять же, вмешается чуть ли не сразу. Кузена она не любит, но счистить пятно с репутации семейства Блэков не откажется. В общем, блохастую скотину оправдают, не успеет мерзавец тявкнуть. А убийцу Лили прикончат. И с плотью слуги у дорогого Лорда возникнут проблемы.

Всего-то и надо – прижать как следует Питера Петтигрю.

До Кингс-Кросс ехали недолго. Молли Уизли устроила слезливое прощание с Поттером – ну конечно, мальчик обязательно скончается в Хогвартсе, главным образом от перенапряжения мозга! – а мисс Грейнджер, как существо куда более разумное, отправилась занимать места. Но тут её окликнул рыжий недоумок, и она – увы – оказалась втянута в малосодержательную беседу о квиддичной команде Гриффиндора этого года. Снейп в который раз мысленно проклял неумение юной всезнайки правильно выбирать друзей.

Поттера, запрыгнувшего в последний момент на нижнюю ступеньку вагона, явно распирала очередная тайна. Посему неразлучная троица отогнала Джиневру Уизли и всё-таки решила поискать свободное купе. Северус тяжко вздохнул. Наивность гриффиндорцев иногда казалась ему чем-то сродни тяжкому душевному недугу. Дано: в «Хогвартс-экспрессе» семь вагонов – по одному на курс – плюс вагон старост и преподавателей. Дано: каждый год с Поттером едут сокурсники, и их количество ему известно. Внимание, вопрос: на что надеется очкастый кретин? На Выручай-купе?

Естественно, все места оказались заняты. За некоторыми дверями обнаружилось по пять и больше студентов. Причина этой тесноты стала понятна, когда гриффиндорцы заглянули в последнее купе. Там у окна сидел и крепко спал изнурённый мужчина в латаной мантии. Да, представьте себе, мистер Поттер, у большинства учеников хватило совести и такта оставить незнакомца отдыхать в одиночестве! Но вас подобные тонкие материи, само собой, не касаются...

- Это ещё кто такой? – шепнул сверхделикатный Рональд Уизли так громко, что не проснулся бы только глухой... и Ремус, который, разумеется, пробудился, стоило двери скрипнуть. Или ещё раньше – слух и обоняние оборотней недаром вошли в поговорки.

- Профессор Р.Дж. Люпин, - прошептала в ответ мисс Грейнджер.

- Откуда ты знаешь?

- Так написано на его портфеле.

Браво! Маггловская наблюдательность, помноженная на любовь лохматой гриффиндорки ко всякого рода письменным и печатным значкам. Честное слово, Северус иногда отчаянно жалел, что мисс Грейнджер учится не в Слизерине.

Мистеру Поттеру тем временем не терпелось изложить, в какую неприятность он намерен влипнуть в этом году. Снейп определённо не понимал логики шрамоголового проклятия всей его жизни. Зачем прогонять из компании Джиневру Уизли, если собираешься делиться секретами в присутствии незнакомца? Неужели гриффиндорское трио действительно верит в безмятежное посапывание Ремуса?

Да уж, надо было как-нибудь задремать посреди гостиной красно-золотых. Узнал бы массу интересного.

Впрочем, ещё не поздно.

Разговор крутился вокруг Сириуса Блэка. Этого следовало ожидать. Естественно, дети сделали те же выводы, что и взрослые. Чего там – Северус сам не рассматривал других вариантов. Да и Дамблдор...

Нет, мозги гриффиндорцев всё-таки устроены крайне вывихнуто. Они же почти кричат! Кто сможет спать в подобном гаме?

Даже Блэк сказал бы – лишь тот, кому выгодно казаться спящим.

Конспираторы, Мерлин всемогущий...

Северус изнемогал. Раньше он недооценивал собственный нос. Длинный, хищно трепещущий – этот орган иногда бывал полезен, но большую часть времени лишь занимал место на лице. Сейчас же... Арагог и все его дети! Запахи несли море информации – только успевай анализировать.

Вот Ремус. Зельевар не раз и не два читал о реакции на оборотня котов и собак, но лишь сейчас понял, почему они так пугаются. Люпин пах... особенно, и подобрать определение исходящей от него волне опасности Северус затруднялся. Люди видят невысокого задохлика с ранней сединой в светло-каштановых волосах; животные чуют хищника, находиться с которым в одном небольшом помещении почти невыносимо. Хочется забраться под сиденье, а ещё лучше – удрать на крышу вагона и там громко заорать, выплёскивая ужас. Нельзя. Тут Петтигрю. Интересно, почему Ремус его не вынюхал? За двенадцать лет успел позабыть запах?

Питер. Из кармана младшего Уизли просто воняет паникой. Закогтить бы... рано. Если Северус сейчас прыгнет, вряд ли удастся поиздеваться над крысой всласть. Запихнут в корзинку и ограничат передвижение в будущем. А Ремус может и не увидеть предателя. Мы же нынче дрыхнем, давая милым деткам возможность выболтать планы!

Очень познавательно смотреть, как гриффиндорец облапошивает своих. Когда доберёмся до Хогвартса, нужно не забыть рассказать всё самому себе в мельчайших подробностях. Пригодится для работы.

Примерно в половину второго на огонёк заглянул Драко со свитой. Северус испытал двойственные чувства. С одной стороны, хорошо, что у мальчишки хватило мозгов не лезть на рожон в присутствии учителя. С другой – да сколько можно цепляться к Поттеру? Наличие в мире восхваляемого всеми недоумка не повод для уподобления ему! И для затяжной войны тоже не повод. В конце концов, восстановление справедливости – прерогатива Гриффиндора.

«Хогвартс-экспресс» мчал на север, Ремус Люпин изображал праведника, чей сон, как известно, крепок, Поттер смотрел в окно, а Северус Снейп не спускал глаз с кармана, где прятался Петтигрю. Разговоры стихли. Дождь бил в стекло, и даже стук колёс не мог заглушить завывания бури.

Внезапно поезд начал тормозить.

- Мы ещё не приехали, - взглянув на часы, заметила мисс Грейнджер, и профессор мысленно с ней согласился.

- Чего же тогда стоим?

Хороший вопрос, мистер Уизли. Помнится, именно в этом году дементоры решили явить студентам великолепие своей неземной красоты? Поттер даже в обморок упал, не вынеся столь грандиозного зрелища.

А ведь нынче Северусу доведётся посмотреть на эту сцену вблизи!

Если, конечно, сам не сомлеет. С дементорами Снейп встречался в Азкабане, куда его посадили во время расследования по делу Упивающихся Смертью. Воспоминание заставило выгнуть спину дугой и сердито зашипеть.

У бывшего зельевара в прошлом хватает мерзости. Стычка с Мародёрами, свадьба Эванс, первое убийство, первое убийство женщины, первое убийство ребёнка...

Так. Похоже, эти твари уже близко.

Внезапно погас свет. Под вопль мисс Грейнджер: «Рон, тут моя нога!» профессор Снейп скользнул ближе к выходу. Да, он нынче кот; да, с магией у него огромные проблемы – но здесь ученики Хогвартса, драклы всё заешь, а значит, их следует защищать.

Знать бы ещё, как...

Дверь открылась. Невилл Лонгботтом шагнул вперёд, споткнулся о ботинок Поттера и свалился под ноги Люпину.

- Изви... А что происходит? Ой! Простите...

- Привет, Невилл, - а очкастое чудовище ничего держится. Пока. Голос спокойный, ироничный даже. Вот мальчишка нащупывает Лонгботтома, помогает ему подняться...

- Гарри! Это ты? Да что стряслось?

- Понятия не имею. Давай, садись рядом.

Северус не успел отскочить. Выцарапываясь из-под Лонгботтома, подумал: эх ты, горе-защитник! Уберись на верхнюю полку, не мешай деткам самим выпутываться. А то ещё хвост отдавят ненароком.

Кстати, идея неплохая. Оттуда в крайнем случае можно прыгнуть на дементора.

Сверху намного удобнее было наблюдать за столкновением в дверях купе мисс Грейнджер, решившей сходить к машинисту, и Джиневры Уизли, которой приспичило разыскать братца. Младшую представительницу рыжей семейки кое-как втиснули между Поттером и Лонгботтомом, причём она умудрилась отдавить ноги обоим... А затем Северус услыхал знакомое сиплое дыхание. Резко похолодало.

И оборотень проснулся.

С замиранием сердца Северус глядел, как Ремус Люпин встаёт и загораживает собой учеников. Тьма против тьмы. Хаос готовится встретить хаос.

Но могут ли зубы и когти сдержать воплощённое отчаянье? Да и до полнолуния ещё далеко.

Профессор Снейп еле слышно мяукнул и занял более удобную для прыжка позицию. Кто знает, вдруг у Люпина не окажется в рукаве нужного туза?

Дверь снова открылась, на этот раз медленно. Стало трудно дышать. Лили, я готов ночевать возле Полной Дамы... но ты снова мне откажешь... и снова... Как прикажешь, моя леди... как прикажете, мой Лорд...

Глухой стук. Поттер валится на пол. Соберись, Северус, здесь дети... ты должен их защищать... защищаться... Лили, я только защищался, поверь, прости меня! Простите меня, мой Лорд! Хорошо, Северус, прощаю... Круцио!

- Никто из нас не прячет Сириуса Блэка под мантией. Убирайся!

Что это? Кто это? Ремус... Ты должен ему помочь, тут дети... какие дети? Неважно. Ты должен помогать Ремусу Люпину защищать детей. Альбус одобрил бы... Кто такой Альбус?

- Экспекто Патронум!

И к Северусу Снейпу вернулась ясность мышления.

«Хогвартс-Экспресс» давно уже катил дальше, дети шумно обсуждали произошедшее и набивали рты шоколадом, а бывший шпион сидел на верхней полке, съёжившись, и дрожал от холода и стыда. А потом сильные руки сняли его оттуда, и перед мордой оказался кусок шоколада.

- Я знаю, коты такого не едят, - с усмешкой сказал Люпин, - но сейчас особый случай. Может, попробуешь?

Северус надменно фыркнул, задрал хвост и прошествовал на колени к Гермионе.



Глава 3,

в которой надежды умирают, зато профессор Снейп обогащается новыми знаниями, что тоже хорошо

Мы с профессором Макгонагалл всё уладили

Гарри Поттер и узник Азкабана,
начало 6 главы

- Поттер! Грейнджер! Вы мне нужны.

Северус, до того успешно изображавший умирающего пусть не лебедя, но кота, а посему путешествующий на руках у гриффиндорской всезнайки, едва не мурлыкнул. Никогда ещё профессор Макгонагалл не казалась ему такой... обаятельной. Милой. Как же хорошо вернуться в Хогвартс. Пусть даже в виде кота...

Кота!

Осторожнее, Северус. Это не твои чувства. Это, если можно так выразиться, наследство Живоглота. Очевидно, в анимагической форме Минерва... привлекательна.

Профессор нервно выпустил когти – и тут же убрал их, осознав, что делает мисс Грейнджер больно. Личная жизнь гриффиндорского декана никоим образом не должна касаться его, Северуса. В конце концов, Макгонагалл не лезла в частные дела Снейпа!

- Не волнуйтесь вы так! Я просто хочу поговорить с вами в кабинете. А вы, Уизли, ступайте в зал.

Забавно, а ведь мальчишка Поттер боится своего декана! С чего бы, интересно? Уже успел провиниться? Вроде, нет...

Снейп затих на руках у Грейнджер, понимая, что его в любую минуту могут отослать с эльфом в спальню девочек. А ведь ему позарез нужна информация! Эх, если бы тогда, в своём теле он не счёл излишним пролегилиментить гриффиндорскую троицу... Ладно, ещё не поздно всё переиграть. Добраться до Северуса Снейпа, изложить ему ситуацию... Уж сам с собой он договорится!

И больше никаких соблюдений идиотских правил. Что значит «запрещено применять легилименцию к ученикам»? Думаете, эти маленькие паршивцы выложат вам свои секреты по первому требованию? Да скорее Люциус Малфой удалится в маггловский монастырь, предварительно раздав фамильное состояние благотворительным обществам! Тоже маггловским, естественно.

Тем временем вокруг Поттера, как обычно, началась суета. Ах-ах, Люпин прислал сову, ох-ох, наша Надежда магического мира изволила шлёпнуться в обморок! Лучше бы первокурсников проверили: лично он, Снейп, помнится, успокаивал трёх слизеринских девчушек с нервными срывами. Одна полгода заикалась, другой и на втором курсе продолжали сниться кошмары. А Мальчик-Который-Меня-Уж-Точно-Переживёт здоров, как коров и красив, как свинтус! Оставьте уже великого борца с чем попало в покое!

С удивлением Северус почувствовал, как его раздражение вошло в резонанс с чьим-то ещё. Ого, мистер Поттер тоже мечтает побыстрее убраться от назойливой опеки! Занятно, занятно. Нашей звезде надоели поклонники... Наконец профессор Макгонагалл получила очередное: «Да!» в ответ на сто первое: «Ты уверен, что с тобой всё в порядке?» и велела мальчишке подождать в коридоре. Скорость, с которой приказ был исполнен, оказалась вполне достойной гриффиндорского ловца.

- Теперь, мисс Грейнджер, займёмся вашей проблемой. О, вы завели кота! Превосходный экземпляр...

Минерва Макгонагалл порылась в столе и протянула Северусу витаминный шарик. Он уже видал подобные в магазине у мадам Вайлд. Нехорошо отказываться от угощения, особенно если какое-то время планируешь пожить в гриффиндорской башне. Профессор осторожно потянулся и слизнул лакомство с ладони. Вкусно! Впрочем, чего ещё ждать от анимага-кошки.

Девчонка Грейнджер лепетала что-то о «героическом» Живоглотике, пострадавшем от дементоров. Северус старался не прислушиваться: жёг стыд. Минерва, напротив, внимала истории и несколько раз участливо вздохнула.

- Ужасно, просто ужасно. Однако же вернёмся к текущим делам. Вы записались сразу на все новые предметы, и я обещала вам помочь. Не передумали, мисс Грейнджер? Вам предстоит, не побоюсь этого слова, кошмарный учебный год!

Гриффиндорская всезнайка решительно замотала головой. Нет, она не передумала. Да, она осознаёт возникшие трудности. Да, ей этого хочется...

Любимое занятие красно-золотых – портить нервы окружающим, пытаясь осуществить свои идиотские желания.

Почему девчонке все потакают? Снейп бы в приказном порядке запретил подобное издевательство над собой! Есть, в конце концов, возможность сдать предмет позже, экстерном. То же маггловедение, к примеру. Уж Грейнджер точно не грозит ничем пропуск практических занятий, она каждые каникулы с головой окунается в маггловский мир. Если что девчонке и нужно подучить, так это традиции мира магического!

Мерлин подери, она же с ума сойдёт, пытаясь как можно больше вызубрить!

- Отлично. Раз вы не боитесь тройной нагрузки, давайте я покажу прибор, с помощью которого у вас появится возможность присутствовать на всех необходимых лекциях.

Северус непроизвольно дёрнул ушами. Надо же, у Минервы имеются тайны...

- Это хроноворот, мисс Грейнджер.

Хроночего, простите?

Профессор Снейп мягко вспрыгнул на диван и прищурился, разглядывая неизвестный ему артефакт. Тот напоминал крохотные песочные часы. Внимание Северуса привлекли неестественно блестящие песчинки. Интересно, что за кристаллы содержатся в колбах? И как они воздействуют на реальность?

- Не крутите его без нужды, мисс Грейнджер: каждый оборот переносит вас в прошлое ровно на час, запомните это. Вы окажетесь на том же самом месте, но часом ранее. Понятно?

- Да, профессор Макгонагалл!

Голос у девчонки подрагивает, и экс-зельевар вполне разделяет чувства юной гриффиндорки. Какие возможности! Что за перспектива!

И ради чего будет использован сей бесценный предмет? Для самоистязания и стремления вызубрить побольше бессмысленных строк из идиотских книжек, не заслуживающих гордого наименования «учебник»! Прямо не знаешь, смеяться или плакать... Да уж, логика красно-золотых не раз загоняла Северуса в тупик.

- Учтите, мисс Грейнджер, что пользоваться хроноворотом опасно, поэтому допуск к нему ограничен Министерством магии. Мы с профессором Дамблдором решили ради вас сделать исключение...

Ага, добрый господин директор в очередной раз нарушает правительственные инструкции. В принципе, Снейп его понимал: некоторые чиновничьи опусы хотелось свернуть в трубку и засунуть составителю в... ботинок. Но если бы Альбус шалил с запретами не только ради своих драгоценных гриффиндорцев!

Мечты, мечты, розовые грёзы...

- Слушайте внимательно, мисс Грейнджер: существование человека в двух телах одновременно разрушает реальность, а пребывание старшего экземпляра там же, где и младший, крайне дурно влияет на время. Очень многие волшебники считают, что в целях безопасности окружающих двойника следует незамедлительно убить – причём неважно, какого! Поэтому вы должны тщательно скрывать сам факт своих путешествий по времени.

Как мило. Запомни, Северус, эту трогательную подробность. К Дамблдору лучше не соваться, даже если очаровательную шуточку с перемещением в кошачью шкуру устроил он. Весельчак-директор должен был понимать, чьё имя окажется крайним в списке Тёмного Лорда – том самом, в котором значатся предыдущие владельцы Старшей палочки. Предыдущие, несомненно: следующим и единственным должен остаться Сами-Знаете-Кто. Столь... неординарное спасение жизни лучшего агента вполне в духе пропахшего лимонными дольками интригана. Вот только непонятно, когда сия светлая идея залетела во многомудрую голову старого придур... волшебника? Вряд ли ещё в девяносто третьем году. А значит, можно и нарваться. Дескать, извини, Северус, но безопасность Хогвартса – превыше всего. Нет, сначала Альбус, разумеется, выслушает. Заавадит потом.

И какая кому разница, что хроноворот переносит на то же самое место? Хроноворот, если верить Минерве, и в котов порядочных людей не превращает!

Зная господина директора – никакой разницы.

Жить хотелось.

- Вы не должны встречаться с собой взглядами, разговаривать вслух или жестами, оставлять записки и совершать иные действия, направленные на контакт с двойником. Я не шучу, мисс Грейнджер: подобные выходки могут привести к самым плачевным последствиям!

- Можно подробнее, профессор Макгонагалл?

Да-да, Минерва, крайне интересно.

- Полагаю, вам не понравится километровая воронка на месте Хогвартса?

Сто драных драклов! К себе тоже нельзя зайти на миску валерьянки!

Впрочем, Северус, тебе ли отчаиваться? В этом мире не существует невозможного; если не веришь – взгляни на собственный рыжий хвост! Просто нужно время, чтобы обдумать ситуацию.

Слизеринец всегда сумеет извернуться. И, учитывая нынешние реалии, упасть на четыре лапы.

- Не стоит так пугаться, мисс Грейнджер. Соблюдайте инструкцию – вот она – не делайте глупостей, и новый учебный год окажется плодотворнее предыдущих. Я уверена в вашем благоразумии. Ступайте.

Уверенная в благоразумии своих подопечных Минерва! Вот уж действительно: ничего нереального в мире нет...

Распределение уже закончилось. Между прочим, Северус помнил, что в девяносто третьем первокурсников, как обычно, привела Макгонагалл. Проверка хроноворота? Скорее всего: не могла же декан выдать студентке неопробованную вещь!

Профессор Снейп забился глубоко под гриффиндорский стол. Не хватало только устроить локальный Армагеддон, нечаянно поглядев на места преподавателей! А куриные ножки, подсовываемые то мисс Грейнджер, то братьями Уизли, оказались весьма неплохими. Равно как и гусиный паштет, тихонько спущенный рукой Поттера.

Совместное путешествие и впрямь сближает.



Глава 4,

в которой профессор Снейп удивляется себе и гриффиндорцам, а также вспоминает босоногое детство – и всё в интересах дела

- Столько галдежа вокруг этого Хогсмида, но поверь –
там нет ничего особенного, - важничая, сообщил он. –
Ну, парочка классных магазинов со сластями,
магазин розыгрышей «Зонко», куда, если честно,
и заходить-то опасно. Ну и ещё, само собой, Визжащая
Хижина – вот и всё, больше там не о чем жалеть.

Гарри Поттер и узник Азкабана,
середина 8 главы

Мисс Грейнджер оказалась куда лучшей хозяйкой, чем Тёмный Лорд или Альбус Дамблдор. Первый вообще не кормил, второй каждый раз предлагал тошнотворные лимонные дольки. Владелица «Живоглотиньки», наоборот, старалась побаловать питомца. Супы, паровые котлеты, нежное куриное филе, печёночный паштет... Снейп с ужасом осознал, что толстеет.

Пришлось, правда, выдержать небольшую войну с гриффиндорской всезнайкой, вообразившей, будто коты любят сырое мясо. Может, и любят, но он, Северус, решительно предпочитает хорошо прожаренный бифштекс! Два дня профессор упорно отворачивал рыжую плоскую морду от говяжьего фарша, мелко нарезанной свинины, стейка форели... На исходе вторых суток мисс Грейнджер позорно капитулировала и со слезами на глазах предложила Живоглотику вожделенную грудинку с ароматной хрустящей корочкой. Вгрызаясь в особо сочный кусочек, Северус довольно урчал. А затем его посетила странная мысль: возможно, Поттер и Уизли ведут себя точно так же? Дрессируют лохматую подружку, и та безропотно даёт им списывать?

Что ж, в этом году очкастый любимчик мисс Грейнджер перетопчется. И рыжий веснушчатый недоумок – тоже. У хозяйки Живоглота и без них есть, чем заняться. Записалась сразу на все предметы, подумать только...

Страшно не хватало кофе. Но убедить гриффиндорку заварить чашку эспрессо для кота... наверное, можно. Просто Северус ещё не знал, как.

Другие юные мисс, живущие с Грейнджер в одной спальне, Снейпа раздражали. Ни Лаванда Браун, ни Парвати Патил не отличались развитым интеллектом, зато уже начали интересоваться мальчиками – кошмарное сочетание! Уж лучше куча книг, готовая рухнуть в любой момент, и всклокоченные волосы, которые не берёт ни одна расчёска. Зато мозги в порядке. Хотя ещё неизвестно, что будет в конце года, при таком-то расписании. Хроноворот исправно вертелся, и у девчонки уже начали появляться первые признаки недосыпа. Как же не хватает рук, а на них – пальцев! Сейчас бы сварил зелье крепкого сна...

О Петтигрю Северус тоже не забывал. Однако проклятую крысу требовалось закогтить на глазах у всех – толку в тихом убийстве? Снейп выжидал.

Тем временем мисс Грейнджер изводила себя, не пропуская даже прорицаний. Трелони недаром не спускалась из своих эмпиреев к общему столу обедать. Когда язвительный декан Слизерина объединяется с фыркающей, словно кошка, Минервой, пасует даже Дамблдор, чего уж говорить о мнительной, комплексующей алкоголичке!

Кстати, о Трелони. Первый же урок прорицаний завершился ссорой между Девочкой-Которая-Хочет-Всё-Знать и рыжим придурком, увидавшим среди чаинок то ли овцу, то ли Грима. Ну, предвестника смерти Уизли вряд ли разглядит, даже если тот оближет парню веснушчатую физиономию. Удивительно, что на овцу фантазии хватило. Важно другое: оказывается, Поттер летом повстречался с чёрной псиной.

Итак, Блэк вышел на тропу войны. Вскорости надо ожидать его в Хогвартсе. Небось, уже мотается по окрестностям, собирает блох и репьи на шкуру.

Самому, что ли, прогуляться до Хогсмида и обратно?..



Утро выдалось на диво солнечным. Профессор Снейп выгнул спину, потянулся и заурчал. Хозяйка тут же, не просыпаясь, протянула руку и почесала кота за ухом. Хорошо!

Теперь – проверить, всё ли девчонка Грейнджер собрала на занятия. Северус сунулся в расписание, скользнул взглядом по заранее приготовленной стопке книг и полез в россыпь пергаментов. Раскручивать их, используя только лапы и нос, было трудновато, ну да чего не сделаешь ради бестолковых девиц, которые не в состоянии позаботиться о себе!

Северус с маниакальным упорством затыкал ехидный внутренний голос, вопрошавший: «С каких пор проблемы гриффиндорок тебя волнуют?» Грейнджер – не обычная гриффиндорка. Она не хихикает, увидав мало-мальски привлекательного мальчишку, не интересуется модными покроями мантий... волосы, правда, всё же не мешает расчёсывать, но куда ей с таким графиком занятий! Эта девушка увлечена наукой, а не идиотскими побасенками из пособий типа «Соблазни за десять дней волшебника своей мечты!» Когда Северус увидал гадкую брошюрку на тумбочке мисс Браун, он не удержался и ночью засунул тонкую книжицу в домашнее задание девчонки по зельеварению. Пришлось повозиться, но результат того стоил. Бывший зельевар прекрасно помнил, в какую ярость пришёл, увидав столь своеобразный довесок к реферату про омолаживающее зелье.

Итак, сегодня у мисс Грейнджер зелья, ЗОТИ, чары, арифмантика, прорицания – драклы их раздери! – маггловедение (и зачем оно магглорожденной?), руны, уход за магическими животными и основы астрономии. Аккуратно выуживаем из кучи восемь пергаментов – хвала Мерлину, Хагрид не мучает детей многофутовыми опусами! Самый тяжёлый свиток предназначен профессору Снейпу... что-то надо поменять в методике преподавания! Придумать, как достучаться до самого себя без последствий – и поменять.

Время будить хозяйку.

Северус вспрыгнул на кровать, прошествовал вдоль одеяла и плюхнулся на лицо мирно спящей гриффиндорки. С добрым утром, мисс Грейнджер!

- Уф... фм... Живоглот!

Пора вставать, мисс Грейнджер. И нечего злиться на милое домашнее животное: вы сами выбрали такое расписание. Терпите – и воздастся. Может быть.

Выпроводив гриффиндорскую зубрилку из спальни, Северус решил спланировать путешествие в Хогсмид. Размышляя, он спустился по лестнице. Всё ещё пребывая во власти раздумий, увернулся от пинка Грега Гойла и молниеносным движением разодрал ему мантию. Знал бы негодный мальчишка, на кого поднял ногу! Тут поток сознания пришлось прервать: выяснилось, что Люпин – великий педагог, и даже в абсолютно свободную от мозгов голову может вдолбить парочку боевых заклятий. А слизеринцев пирожными не корми – дай упомянутые заклятья на ком-нибудь продемонстрировать. Желательно на гриффиндорцах или их имуществе.

Удирая от вошедшего в раж Гойла, Снейп вылетел на залитый солнцем школьный двор, удачно проскользнув между ног первокурсницы-хаффлпаффки. О, профессор Макгонагалл, какая удача! За спиной раздавалось азартное сопение бывшего воспитанника...

- Мистер Гойл, чем это вы заняты?

Спасибо, Минерва! Можно расслабиться. И извини, Грегори: сейчас я ничем не сумею тебе помочь.

Всё-таки ужасно неприятно оказаться по другую сторону баррикад. Жаль, весьма жаль, но обстоятельства вынуждают.

Пора, кстати, заняться упомянутыми обстоятельствами вплотную.

Дорога до Хогсмида на четырёх лапах заняла куда меньше времени, чем на двух ногах, пусть и достаточно длинных. Летучая мышь, конечно, справилась бы ещё быстрее, но жалеть о несбыточном Снейп не привык. Разве что мимолётно, с ностальгией вспоминая утраченные возможности...

Хватит, Северус. Прекращай оплакивать прошлое и займись делом.

Воровать профессор умел. Жизнь в трущобах без навыка стянуть плохо лежащее добро быстро становится кислой. Высший шик – умыкнуть добро, которое лежит хорошо: на видном месте, под охраной. Маленький Северус владел и этим искусством, пользуясь заслуженным уважением у однолеток и пацанвы помладше. Мать ругалась, если случайно узнавала о выходках сына, зато отец ухмылялся и одобрительно бурчал: «Добытчик растёт!» Тобиасу Снейпу казалось, что малец, воруя, убережётся от колдовских мерзостей...

Словно нельзя совместить магию и кражи!

Да, были когда-то и мы рысаками... Правда, давно. Последний опыт тайного незаконного изъятия чужого имущества имел место... хм... кажется, на третьем курсе. Точно, на третьем. А как иначе узнать, чем занимаются в свободное время Мародёры? Северус знатно тогда пошарился в сумке у Блэка. И весьма озадачился, выудив из потёртого рюкзака «Теорию анимагических превращений». Вот тут-то Поттер и Люпин его застукали. С ними двумя Снейп бы ещё, может, и разобрался по-свойски. Он, собственно, и начал сводить счёты, но на вопли гриффиндорских неженок прибежал Магнус Бэддок, староста Слизерина... До сих пор стыдно – так глупо попался!

Больше Северус не воровал.

А нынче придётся. Ибо в гости следует приходить с подарками.

Ладно, первым делом следует осмотреться. Кондитерская отпадает, нужно хапнуть что-нибудь посущественнее. «Медовые руки»... всегда ужасался вкусам студентов... «Зонко»... не то. Может, заглянуть в «Три метлы»?

Снейп покрутился у заведения мадам Розмерты. Бывало, и он сюда забегал пропустить стаканчик-другой. Потом словно отрезало. Лили, да когда же это закончится?

Никогда. Сам ведь знаешь.

Впрочем, сейчас не до пафоса. Давай-ка займёмся другими вещами. Например, поищем вход в подвал, где хранятся колбасы.

А не попытать ли счастья в «Кабаньей голове»? Блэку не до разносолов, схарчит любую дрянь, лишь бы она хоть отдалённо попахивала мясом. Зато охранных заклятий на порядок меньше. Не спеши, Северус, осмотрись для начала здесь. Так, это у нас от мышей, это мешает заводиться личинкам в муке, а вот тут, кажется, ловчие сети... Ну, удовлетворительно. Расположение ловушек неплохое, но магия уже немного выдохлась. Или ставил неумеха. Вполне возможно, что сама Розмерта постаралась. Учишь людей не экономить на безопасности, учишь, а спохватываются только оставшись раздетыми в подворотне.

«Кабанья голова» не дождётся сегодня визита рыжего воришки. Ничего, справлюсь. В конце концов, мне эту гадость в зубах нести.

Северус прижал уши, нервно огляделся. Угу. Отсюда веет заклятьями, значит, и оттуда. Рассчитано на человека. Упущение, дорогая Розмерта. Цель? Пожалуй, вон та аппетитная связка сарделек. Можно её потом на шею намотать... А если и запачкается продукт – не беда: Блэк нынче не привередливый.

Азарт захлёстывал, как в старые добрые времена. Тело поджалось, готовое взвиться в воздух. Ну, начали... Прыжок! Когти впиваются в сочную мякоть, зубы клацают, перегрызая верёвку. В падении извернуться, приземлиться на четыре лапы, отпрыгнуть от выстреливших с трёх сторон сетей. Готово! Теперь быстренько подцепить лапой сардельку, потянуть, вытащить связку из-под бесполезного нагромождения верёвок... Надо торопиться: у Розмерты сейчас наверняка заливается звонок или ещё что-нибудь. Сделано. Пора уходить. Добыча тяжёлая, дотащить её до маленького окошка трудно, пропихнуть – ещё труднее. Как же не хватает волшебной палочки! Давай же, Северус, ты слизеринец, ты добьёшься своего любой ценой! За дверью слышны шаги... Ну, поднажми!

Влетевшая в погреб запыхавшаяся, разъярённая мадам Розмерта увидала лишь прощально махнувший рыжий хвост. А спустя секунду окрестности «Трёх мётел» огласились гордым: «Мя-а-ау!» Северус Снейп праздновал победу.



Он великодушно сделал вид, что не заметил доносящихся из окна погреба причитаний вперемешку с проклятьями. Женщины! Так всегда: их учишь, а взамен благодарности одни упрёки.

Куда идти, было понятно. Засел, мерзавец, в Визжащей Хижине, истребляет поголовье местных грызунов. Не очень успешно, надо сказать, истребляет: мышами пропахла вся округа. Сардельки, небось, за милую душу проглотит.

Сириус Блэк... Думать о нём категорически не хотелось. Надо. Северус, встряхнись: тебе с этим гриффиндорским кобелём взаимодействовать, причём, тесно. Ради Лили. Ради мальчишки Поттера. В конце концов, ради того, чтобы не лежать на полу треклятой халупы с разорванной глоткой.

Крысу нужно поймать. Остальное вторично. Если получится обойтись без Блэка – замечательно, но если нет... Псина должна довериться рыжему котяре.

Сардельки орденской лентой пересекали грудь и волочились сзади по земле.

Гриффиндорец упрям. Довольно находчив – иначе до сих пор полировал бы тощей задницей азкабанские нары. Что ещё? Абсолютно чокнутый, причём с раннего детства, а дальше болезнь лишь прогрессировала... Не о том думаешь, Северус.

До чего же сложно искать хорошее в старом враге!

У вас теперь общий враг. В прошлом ты не сумел упрятать куда подальше чёртову гордыню – и чем всё закончилось, Северус? Не повторяй ошибок, учись на них, ты же змей... в смысле – кот...

Уфф, до двери дотащились. Теперь поскрести дерево когтями мяукнуть пару раз дурным голосом... И замереть, прижавшись к земле, глядя на воздвигшегося на пороге человека.



Глава 5,

в которой профессор Снейп убеждается, что ему не быть кинологом,
впрочем, одна чёрная псина относится к нему крайне дружелюбно

Грязные спутанные волосы свисали ему до пояса.
Если б в глубоких и тёмных глазницах
не поблёскивали белки глаз,
мужчину можно было бы принять за труп –
кожа цвета воска так сильно обтягивала кости лица,
что оно напоминало череп.
Жёлтые зубы оскалились в усмешке.
Это был Сириус Блэк.

Гарри Поттер и узник Азкабана,
середина 17 главы

- Заходи, красавчик, - хрипло пробормотал Блэк и посторонился.

«На себя посмотри, чучело!»

Серьёзно: видывал Снейп инфериев, сохранившихся получше, чем иссохшая мумия, когда-то числившаяся первым красавчиком Хогвартса. Но пугало не это. В конце концов, доводилось наблюдать ходячие трупы и в куда более поздней стадии разложения. Только у них не блестели из-под свалявшихся волос абсолютно безумные глаза.

М-да, к июньской встрече с Поттером гриффиндорский кобель, похоже, немного пришёл в себя. И слегка откормился.

А ему, Снейпу, что сейчас делать?

И почему придурок Блэк торчит здесь в своём истинном облике? Жить надоело? Так по Хогсмиду шляется масса желающих исправить это досадное недоразумение!

Одно слово – Гриффиндор...

- Давай же, проходи!

Голос звучал хрипло и больше походил на кашель или лай, чем на сладенький баритон, которым смазливый парнишка околдовывал семикурсниц. Иду уже, недоумок блохастый, иду. Закрывай дверь поскорее.

Северус ждал от себя знакомой вспышки ненависти. Раньше ярость слепила глаза, стоило Блэку появиться, а рука дёргалась к волшебной палочке с первыми же звуками его голоса, обзывался ли проклятый гриффиндорец, смеялся ли... Сильнее мог взбесить лишь Поттер.

Поттер мёртв. Его сын, конечно, редкостный оболтус, да и воспитанность Надежды Магического Мира достойна лишь сожалений... но всё же Гарри – не Джеймс. Браво, Северус, тебе понадобилось семь лет и собственная гибель, чтобы осознать это.

Джеймс Поттер мёртв, и его предал не Сириус Блэк. Дурная собака двенадцать лет заживо гнила в Азкабане... ради чего? Какие мысли бродили в странно устроенном гриффиндорском мозгу? Если, конечно, вообще бродили...

Ненависть умерла. Здесь, в Визжащей Хижине, вместе с директором Хогвартса, который так и не научился считать себя директором. Растеклась кровавой лужей и сдохла. А рыжий кот смотрит на сидящего перед ним человека – и ощущает сдержанную неприязнь. И ещё – холодное любопытство исследователя.

Счёт будем Питеру Петтигрю выставлять. Можно совместный.

Блэк тем временем захлопнул дверь и привалился к ней спиной. Взгляд не отрывался от изрядно уже разлохмаченной связки сарделек. Было видно, как ходит выпирающий кадык.

Слюной собака давится, что ли? Похоже...

- Я... тебе оставлю...

Вот уж спасибо! В Хогвартсе меня голодом морят, прямо бока ввалились!

А интересно: будет гриффиндорец руками с пола жрать или постыдится?

Ещё миг – и у дверей сидит огромная кудлатая псина. И впрямь Грим: глаза сверкают, с клыков капает слюна... Пёс одним прыжком подминает груду сарделек и с остервенелым рычанием вгрызается в неё.

У него заворота кишок не случится? Ещё один просчёт в плане. Остаётся лишь надеяться, что раз не доконала нужда, изобилие тоже не прикончит. Гриффиндорцы, если соблюдают хотя бы примитивную осторожность, живучи.

Ты погляди на этого лохматого придурка, Северус! Где здесь осторожность?

Снейп фыркнул. В любом случае, он не будет тем ненормальным, который попытается отнять добычу у огромного озверевшего кобеля.

Трагедии не произошло, хотя глаза у Блэка затуманились. Его явно мутило. Говорила профессор Макгонагалл своим питомцам: «Жадность – зло!»

Превращаться обратно гриффиндорец не стал. Свернулся клубком и закрыл глаза. Рыжий котяра иронически поглядел на оставшуюся от трапезы пару сарделек. Честный ты мой... Так и быть, оставим собачке на завтрак.

Где тут подземный ход в Хогвартс? Угу, вот здесь. Но открыть его – никакой возможности: механизм рассчитан на человеческие пальцы. Понять можно, однако до чего же обидно!

Северус вздохнул, вспрыгнул на ветхий подоконник и, обдирая бока, протиснулся в щель между досками. Надо будет Блэку подсказать, чтобы расшатал заколоченный ставень на южной стороне. А лучше пускай держит проход в школу открытым.

Пора возвращаться к мисс Грейнджер. И стоит поторопиться: девчонка способна в поисках «драгоценного Живоглотиньки» перевернуть Хогвартс вверх дном.



Пауки – изумительные создания. Можно часами наблюдать, как они ткут паутину, а затем аккуратно накрутить её на палочку, высушить под луной или под солнцем и использовать в разнообразнейших лекарствах и косметических зельях. А сушёные паучьи конечности – необходимый ингредиент ранозаживляющих и снотворных препаратов! А великолепные паучьи яды! В общем, Снейп обожал пауков.

Увы, сейчас возможность использовать столь ценных созданий была недостижима. Зато появилась масса способов просто поохотиться.

Чем Северус время от времени и занимался. Сшибал с осенних цветов белых крошек Misumena vatia, когтил обычных пауков-крестовиков и подолгу любовался жёлто-бело-чёрным брюшком осовидного Argioppe Bruennichi. Гордился, что может опознать любого встречного паука с точностью до рода, и сожалел об упущенном шансе обсудить с шестикурсниками магические свойства волосков с задних ног Araneus piramidatus. После С.О.В. остаются более-менее пристойные студенты, понимающие очарование высших зелий...

С наступлением холодов охота не прекратилась, лишь переместилась под крышу. Некоторые образчики добычи Северус приносил мисс Грейнджер – отчасти для ознакомления ученицы с фауной Шотландии, отчасти ради удовольствия послушать визги мисс Браун. Последняя, впрочем, скоро привыкла. А мисс Патил с самого начала заинтересовалась мёртвыми представителями класса Паукообразных, в основном проводя сравнительный анализ с индийскими родичами покойных. Профессор не возражал – лучше членистоногие, чем шрамоголовые. Если бы Падма ещё не путала пауков с насекомыми, а то мисс Грейнжер замучилась поправлять!

У Поттеров шрамоголовых необыкновенных тем временем начались тренировки по квиддичу, и это не замедлило сказаться на успеваемости. Отдуваться, как обычно, приходилось хозяйке Живоглота. Сказать, что Снейпа бесила такая ситуация, значило не сказать ничего. Слабое утешение приносила лишь мысль о зимнем затишье в Кубке Хогвартса. И ссора мисс Грейнджер с Рональдом Уизли. Против Поттера, ладно уж, профессор не слишком возражал: когда придёт срок, гриффиндорскому оболтусу позарез окажется необходим ясный ум подруги. Но рыжее недоразумение... зачем оно? От него одни беды!

Избавиться от балласта, пока не поздно.

Блэк особенных проблем не доставлял. Сидел в Визжащей Хижине, отъедался – договориться с парочкой эльфов не составило труда: мыши перестали гадить в кухонные запасы, а Снейп получил беспрепятственный доступ к мозговым костям – и все силы тратил на переговоры с удивительным котом. Северус являлся к блохастому знакомцу ежедневно. Вёл себя осторожно: чем больше стараний приложит Блэк для достижения цели, тем крепче привяжется. Слово «дружба» вызывало горький смех: знал бы гриффиндорец, с кем связался, чью благосклонность пытается завоевать... Потруднее задачка, чем с Поттером, верно? Но и на кону стоит не праздное времяпровождение. Давай, лохматый, виляй хвостом...

Ментальные упражнения, начатые ещё в «Магическом зверинце», сослужили хорошую службу: общаться удавалось, хотя и со скрипом. Психика собаки была намного проще человеческой; впрочем, Снейп подозревал, что мозг Блэка и без того устроен крайне примитивно. Настоящий гриффиндорец. И как мисс Грейнджер угораздило распределиться на красно-золотой факультет? Не иначе, Шляпа решила смухлевать и нечестно усилить последователей Годрика. Она столько раз опускалась на слизеринские головы – могла и вынести оттуда пару-тройку дельных мыслей.

Со всеми этими заботами времени на пауков почти не оставалось. Но однажды, ближе к полудню, Северус оказался, что называется, не у дел. Мисс Грейнджер отправилась на занятия, запихав хроноворот под мантию. Блэк ещё вчера сообщил, что обязательно должен отлучиться по каким-то своим собачьим делам. Снейп рассерженно зашипел, псина попятилась... Сошлись на торжественном обещании, что пресловутые «дела» никоим образом не коснутся Хогвартса и его обитателей. Оставалось уповать на гриффиндорскую честность. В башке у Блэка только крыса и осталась – если не считать кучи тараканов, угнездившихся там ещё до Азкабана. Но, помнится, один из этих тараканов гордо возносил над головой плакат: «Гриффиндорцы не лгут!»

Как бы исхитриться и внедрить сей достойный девиз в мозги Поттера-младшего?

Тем не менее, даже Поттер нынче вёл себя пристойно. И Северус решил слегка расслабиться. Почему нет? Уж кто-кто, а он заслужил небольшой отдых! Вдобавок, момент выбран удачно: Дамблдора не будет в школе почти до пресловутого матча «Гриффиндор против дементоров», а профессор зельеварения покидает свои лаборатории только ради занятий. Перечную настойку ещё можно сбросить на семикурсников, но комбинированное шестидесятидвухкомпонентное зелье, смягчающее последствия Империуса, никто, кроме Снейпа, для Мунго не сварит. Помнится, он даже спал возле котла. А рядом, в другой посудине, булькала антиликантропная настойка.

Иногда быть котом удобнее, чем профессором. Хлопот на порядок меньше.

Некоторое время Северус блуждал по безлюдным, заброшенным коридорам восточного крыла школы. Дёргал ухом в ответ на сонное бормотание выцветших портретов, скрёб когтями плесень на запертой двери – надо бы привести сюда миссис Норрис... С кошкой завхоза у Снейпа сложились превосходные отношения. Да он и раньше умел найти к ней ключ.

Раньше... Юный Северус любил гулять вот так, без цели. Разыскивать новые проходы, угадывать забытые пароли... Низачем. Тогда ещё – низачем.

А нынче студенты вздрагивают, когда за их спиной бесшумно вырастает фигура, затянутая в чёрную мантию.

Где-то раз в месяц он зазывал с собой на прогулку Лили. И радовался её весёлому изумлению. Старался выискать в хогвартских лабиринтах что-нибудь эдакое, и почти всегда удавалось. Лили ахала восхищённо, взахлёб расспрашивала о находке, а он важничал, задирая длинный нос высоко-высоко. Потом не выдерживал, хохотал вместе с рыжеволосой гриффиндоркой – над выдуманной наспех мрачно-готической историей, над собственным чванством, над обиженно всхрапывающими рыцарями... Над тем, что у него есть Лили, а у других нету.

Рыжий кот брёл наугад, слегка пошатываясь, затерявшись во времени и в себе. Редкие неспящие портреты провожали странного зверя недоумёнными взглядами.

Наверное, Северуса спасла именно эта внезапно накатившая рассеянность. С другой стороны, будучи в нормальном состоянии, он бы ни за что не налетел мордой на штору и не потревожил бы тамошнего обитателя.

Между полуистлевшим бархатом и стеной имелся зазор. Паук выпрыгнул оттуда, целясь в глаза.

Кошачье тело отреагировало само: мелькнула лапа, и гигантский – сантиметров семь в диаметре, если считать ноги – представитель рода Tegenaria шмякнулся об стену. Снейп моментально выпустил когти и пригвоздил к полу ядовитую тварь.

Так. Вроде, мёртв. Однако, какой великолепный экземпляр Tegenaria duellica, он же – Tegenaria gigantea, он же – гигантский домовой паук! Сейчас, когда длинные ноги не согнуты, в нём и десять сантиметров будет! Самка, определённо.

Интересно, как данная особь попала на территорию Хогвартса? В Англии Tegenaria duellica встречается, но в Шотландии её не видели ни разу. Поздравляю с очередным открытием, Северус!

Снейп одёрнул себя. Тоже мне открытие, тестралы его заешь! Ученики тащат в Хогвартс горы барахла, две трети которого остаётся нераспакованным. А дальше всё просто: в чемодане пауку не понравилось, и он побрёл искать себе уютную норку, чтобы оплести её паутиной и жить припеваючи. Вот, нашёл. Если бы не дурной котяра, сидела б Tegenaria duellica тихонечко, жрала местную живность. Нет, «тихонечко» вряд ли, она же из прыгающих.

А студенту-скопидому повезло: мог бы в вещи и бродячий домовой паук залезть. В Tegenaria agrestis, конечно, не десять сантиметров, но и характер у него посквернее, и яд поядрёней. Это duellica на людей не нападает, старается, по крайней мере, а бродяги – существа одинаковые, что паук, что Сириус Блэк...

К Мерлину блохастого! Завтра разберёмся, куда он шастал.

Тушку Снейп осторожно пошевелил лапой, а когда убедился в отсутствии признаков жизни, взял в зубы и потащил в гриффиндорскую башню. Экземпляр, несомненно, заслуживает демонстрации в девичьей спальне. Возможно даже удастся напугать мисс Браун.

Должны быть у скромного кота какие-то радости?



Судьба – неплохой легилиментор; в этом Северус убедился ещё в годы учёбы. Все последующие события лишь укрепляли его позицию в данном вопросе.

Полная Дама чуть-чуть отодвинулась, пропуская рыжего гуляку. Из гриффиндорской гостиной доносились возбуждённые голоса: ага, уроки уже закончились... Уизли кричит. Его обычное состояние.

- Блэк не такой дурак! Зачем ему заварушка посреди Хогсмида? Гарри, спроси Макгонагалл – может, она тебе разрешит? Когда ещё наступит «следующий раз»!

Ясно. Обсуждаем грядущие выходные. У Рональда Уизли, как всегда, ни малейшего представления о предмете разговора, зато апломб с гриффиндорскую башню. Сириусу Блэку плевать, в Хогсмиде состоится заварушка, в Отделе Тайн или на Сатурне. Главное – ввязаться, а там посмотрим.

И уж собственного-то декана можно было назвать профессором!

- Рон! Гарри должен оставаться в школе!

Умница, мисс Грейнджер. Так и быть, два балла Гриффиндору. Всё равно не начислят, кота рубины с изумрудами не слушаются. Снейп пробовал. На Слизерине, разумеется.

- И что ему – куковать здесь в одиночестве? Давай, Гарри, спроси Макгонагалл...

- Ладно, я попробую, - наконец соизволил открыть рот герой магического мира. А таким умным выглядел, когда молчал!

Довольно. Голос здравого смысла не в почёте в Гриффиндоре – как, вы не знали, мисс Грейнджер? Прекратите заботиться о недостойных, это давно уже моё дело... И не спорьте с дураками, не тратьте время попусту.

Лучше поглядите, кого я принёс.

Если бы Северус мог, он бы мрачно ухмыльнулся, заскакивая к хозяйке на колени. Да, мистер Уизли, мне известно о вашей маленькой фобии...

- Он что, будет жрать прямо здесь? Перед нами?!

Вот верите, мистер Уизли – не собирался. Но раз вы настаиваете...

- Живоглотик, умничка моя, неужто ты сам его поймал?

Нет, мисс Грейнджер, послал на охоту Рональда! Что за глупые, недостойные вашего интеллекта вопросы? И, надеюсь, вы успели в подробностях разглядеть Tegenaria duellica?

Ну-с, время приступать к трапезе.

Похоже, мистера Уизли тошнит. Хорошо бы это случилось прямо сейчас: гриффиндорцы не умеют прощать друзьям слабости. Насколько вы гриффиндорка, мисс Грейнджер? А вы, мистер Поттер?

Дружок Мальчика-Которому-Давно-Пора-Поумнеть судорожно сглотнул, уткнулся взглядом в карту звёздного неба и выдавил:

- Ты его придерживай, у меня в портфеле Скеберс спит.

Поттер украдкой зевнул, принимаясь за домашнее задание; мисс Грейнджер тоже углубилась в чтение рун. А Снейп не мог отвести глаз от латаного-перелатаного вместилища скудных роновых знаний. Итак, крысёныш прячется там.

Изначальный план, Северус, помнишь? Обойтись без Блэка. Пускай его потом ловят или оправдывают – тебя это уже не коснётся. Главное – предатель получит своё.

В гриффиндорской гостиной масса свидетелей. Подумаешь, дети! Уж на то, чтобы связать одного невесть откуда взявшегося человечка, их умений хватит. Хаффлпафф застопорился бы, Рэйвенкло на месте всадил бы в пришельца с десяток взаимоисключающих заклятий – эксперимента ради, а красно-золотые всегда действуют инстинктивно, не думая. Вот и славно: инстинкты потребуют схватить чужака.

Ну же, Северус! Сопляк Уизли наверняка будет мешать: жаль, нейтрализовать его не выйдет. Ты просто должен успеть...

Снейп прыгнул.

Он терзал портфель, даже когда Рональд размахивал проклятой торбой в опасной близости от стены, даже когда Ли Джордан схватил за рыжий хвост и с силой потянул... И тут Петтигрю вылетел из несчастной сумки.

- Ловите кота!

Голова кружилась. Неважно, вперёд! Через стол, под ноги маленьким паршивцам – не стойте на пути! – на ковёр, за комод... Сто драных нарглов, не пролезть! Ну хоть лапой достать мерзавца... Нет! Мисс Грейнджер, что хотите, сто баллов Гриффиндору, только не надо...

Рыжий кот безуспешно извивался в цепких руках хозяйки. Можно, конечно, укусить, но... поздно.

- Ты погляди на него! – Уизли размахивал извлечённым из-за комода Питером и орал на подругу. – Кожа да кости! Не подпускай близко своего котяру!

- Живоглот не знает, что это плохо! Все коты ловят мышей!

Мисс Грейнджер, ну зачем так переживать? Бестолочь, опекающая фальшивую крысу, того не стоит...

- Этот котяра с приветом, - ого, у мистера Уизли в кои-то веки проснулась логика! – он услышал, как я говорил, что Скеберс в портфеле.

Нет, логикой там и не пахнет. А вот наблюдательность поистине гриффиндорская. И выводы в целом верны.

Осторожнее, Северус.

- Что за бред? Живоглот его учуял, Рон!

Увы, мисс Грейнджер, на сей раз задача решена неправильно. Бывают случаи, когда логика пасует, а интуиция правит бал.

В спальне лохматая гриффиндорка долго и безуспешно пыталась растолковать любимому коту, что мыши и крысы – это плохо, что они грязные, вонючие и ну совсем не годятся в пищу порядочному животному. Северус слушал вполуха. На душе скрёбся легион Питеров Петтигрю. Снова не получилось. Сорвалось. Не вышло.

- Ну хватит, Гермиона, - впервые Снейп был рад услыхать голос мисс Патил. – Ты же сама сказала: он кот. Нечего зря его мучить. А вот паука ты рассмотреть успела? Есть у меня подозрение, что... Да ты сама взгляни!

Мерлин великий, спасибо!



Глава 6,

в которой профессор Снейп совершает ещё одну кражу,
а также делает Гриффиндору рождественский подарок

Ох и жуткий же тип этот Сириус Блэк!

Гарри Поттер и узник Азкабана,
Конец 8 главы

Кретин! Шавка подзаборная! Кобель безмозглый гриффиндорский, одна штука, умеет жрать и всё, что к этому прилагается. Дрессуре не поддаётся: между ушами исключительно черепная кость!

Ведь просил же, как человека просил! Уговаривал, объяснял: не лезь, хуже будет, давай придумаем план действий... И черномордая псина соглашалась! А потом тараканы в мозгах Блэка в очередной раз сплясали джигу, и азкабанское угробище решило самостоятельно восстановить справедливость.

Иногда Северус Снейп всё-таки ненавидел чокнутого гриффиндорца.

Портрет Полной Дамы спешно отправили на реставрацию, её место занял вспыльчивый параноик сэр Кэдоган. Пришлось ограничить прогулки: ненормальный рыцарь был готов разглядеть Блэка в жабе Лонгботтома. Утешало одно: псина переживала, что огорчила друга. Искренне переживала, между прочим.

Надо разделаться с проклятой крысой как можно скорее.

В ночь перед трёхсторонней встречей «Гриффиндор-Хаффлпафф-дементоры» Северус не спал. Он слонялся перед спальней мальчишек, отчаянно пытаясь найти лазейку: к Питеру, к будущему, к самому себе... Не может всё быть предопределено! Просто выход ещё не виден. Стоит хорошо присмотреться – и обнаружится щель в двери...

Северус удивлённо сморгнул. Дверь действительно открывалась! Не раздумывая, он ринулся вперёд – и зашипел от боли в хвосте.

- А Рон, похоже, прав, - Мальчик-Которому-Всё-Неймётся стоял абсолютно одетый, сжимая в левой руке метлу. Неужели собрался полетать с утра пораньше?

Снейпа передёрнуло. Ветер, дождь, холод... Помнится, перенеся игру по первому же более-менее пристойному поводу, декан Слизерина был счастлив. А после матча стал ещё счастливее.

Да отпустите же мой хвост, мистер Поттер! Укушу, в конце концов!

- Тут кругом полно мышей! Почему ты их не ловишь? Брысь отсюда! – негодный мальчишка ногой вытолкнул Снейпа на ступеньки винтовой лестницы. – Оставь Скеберса в покое!

Гриффиндорская жалость – второе по опасности для судеб мира чувство. Первое место, разумеется, делят гриффиндорские же храбрость и благородство.

И всё-таки, мистер Поттер, куда вы собрались в пять ночи?

Оказалось – никуда. Засел в гостиной, поочерёдно разглядывая то языки пламени, то струи дождя за окном.

Джеймса никогда не хватало на столь долгую хандру. Впрочем, Поттер-младший отличается от папаши, это Северус уже выяснил. И прямо сейчас разница характеров отца и сына очень сильно мешала: проскользнуть на лестницу не удавалось. А потом крыса уехала в кармане Рональда Уизли. Северус слышал, как маленький бездельник бормотал: «Вот пусть теперь попробует найти...»

Разумеется, попробую. Только не Питера – я уже понял, мистер Уизли, что его здесь нет. Зато есть список паролей, который вчера так старательно составлял юный Лонгботтом. План номер два – запустить Сириуса Блэка в спальню мальчиков.

В прошлой жизни у лохматого кретина сорвалось. Но можно ведь провести воспитательную работу, проконтролировать исполнение...

Ага, вот он, список – торчит в толстенном «Атласе редких магических растений». Ну почему мальчишка, великолепно знающий гербологию, столь безобразно не успевает на зельях? Понять этого Снейп не мог. Ну и ладно. Сейчас Лонгботтом совершенно точно не является первоочередной задачей.

На матч Северус не пошёл. Спасибо, одного раза хватило. Он помнил, как защемило сердце, как хлынули мутным селем воспоминания... Патронуса декан Слизерина сумел выпустить лишь после просиявшего в небесах феникса.

Отголоски отчаянья долетали и до гриффиндорской башни. Там, на поле, сейчас ад... А здесь терпимо. Северус закопался поглубже в одеяло. Здесь дементоры его не достанут.

Он в безопасности.

Долго снились кошмары.



«Я никуда не пойду. И не надейся».

Чёрный кобель глядит умильно и – Мерлин задери! – действительно виляет хвостом.

«Пожалуйста, рыжий. Очень, очень надо».

Имена для мысленной беседы с собаками – чересчур сложная вещь. Ограниченные песьи мозги отказываются их воспринимать. «Чёрный» и «рыжий» - предел возможностей.

Одно хорошо: можно совершенно законно позволить себе высказывания вроде «щенок твоего друга» и «молодняк из красной башни». В человеческом облике Снейп выдал бы подобное Блэку разве что очень желая драки.

В голове тут же вспыхивают непрошеные картины: гриффиндорец, яростный, отрицающий упрёки в трусости, схватившийся за палочку... Знатное вышло развлечение, да, Сев?

Это был последний или предпоследний раз, когда ты видел Блэка живым? Шалость слишком хорошо удалась.

Не шали так больше.

В конце концов, разве блохастое недоразумение многого просит? Малфоя, определённо, начало слишком заносить на поворотах. Если хотя бы треть услышанного от гриффиндорской троицы правда – а с чего им врать друг другу? – мальчик заигрывается. Хороший урок ему не повредит.

А кубок... что ж, пускай о кубке заботится тот, другой Снейп. Коту сложно исполнять обязанности декана Слизерина.

Кроме того, кретин Блэк может и сам потащиться на почту, наведя там шороху. Ума, точнее, безумия хватит.

Снейп вздохнул и подцепил лапой бланк-заявку на метлу класса «Молния» от мистера Поттера Г.



Рождество выдалось суматошным. Балбес со шрамом наконец-то выяснил, что хвостатый балбес приходится ему крёстным, и теперь терроризировал этим сакральным знанием окружающих. Северус неоднократно пожалел хозяйку, дивясь её терпимости и самопожертвованию. Казалось бы: у тебя есть фотографии, есть имена, есть дата смерти. Есть библиотека, подшивка «Ежедневного Пророка» и масса свободного времени. Вперёд, выясняй о своих родителях все факты, слухи и сплетни! Нет, мы предпочитаем дуться на педагогов и бегать в Хогсмид в самоволку! А когда правда таки догоняет несносного мальчишку и лупит его под копчик – считать голову Поттера уязвимым местом Снейп отказывался категорически – пацан истерит и тиранит подвернувшихся под руку. Дескать, почему вы не поднесли мне знания на блюдечке с красно-золотой каёмочкой? А потому, мистер Поттер, что мисс Грейнджер – магглорожденная и сама не в курсе, от Рональда Уизли ожидать разумных действий бессмысленно, а остальные считали вас взрослым, достаточно самостоятельным волшебником, умеющим не только красиво гарцевать на метле и орать время от времени разные глупости.

Остальные ошибались? Ну надо же...

И ладно бы, если б мальчишка не умел работать с информацией! Так нет: сидел, как миленький, листал толстенные фолианты, разыскивая прецеденты по гиппогрифам! Или Поттер просто не может думать о двух предметах одновременно – мозги слишком забиты квиддичем?

Метла, кстати, прибыла в срок, вызвав вполне предсказуемый фурор. Но когда это дела Блэка обходились без сложностей? На сей раз виновницей переполоха стала мисс Грейнджер. Больно видеть столь умную голову в Гриффиндоре – она здесь совсем не к месту! Выводы сделаны моментально и почти верны. Пожалуй, хозяйка Живоглота – единственная, кому не затуманивает мозги проклятый квиддич. Нет, мерзкая всё же игра! А если учесть, кто загребёт кубок школы в этом году, а главное, благодаря чему свершится сие непотребство – совсем тошно делается. Так и хочется прилечь на чью-нибудь палочку и попытаться наложить на Мерлином драную «Молнию» парочку заклятий. Разумеется, после возвращения метлы от Флитвика. Ничего серьёзного, паршивенький Замедлятус вполне сойдёт...

Естественно, мальчишки на Грейнджер взъелись. А чего ожидать от Поттера и Уизли? Ну ладно, Северус в ссоре тоже был замешан. По самые кончики пушистых ушей. Но право же, ставить полудохлую крысу выше умницы-подруги – это надо иметь действительно гриффиндорский склад характера!

Поразмыслив, Снейп решил прекратить атаки на Петтигрю. Судьба ясно давала понять: в одиночку с задачей не справиться. Время от времени Питер являлся в кошмарных снах: скалился, корчил рожи и грозил лапой, на которой не хватало одного пальца.

Рыжий кот беспокойно ёрзал на простынях и постанывал.



Глава 7,

в которой профессор Снейп кое-что понимает,
вот только рассказать никому не может

Но скажу по правде, я... того...
думал, что друзья вам поважнее
мётел и крыс будут, так-то

Гарри Поттер и узник Азкабана,
начало 14 главы

- Гляди! Ты гляди, не отворачивайся!

Снейп, задремавший у камина, подскочил, выгнулся дугой и сердито зашипел. Ничего себе голосище у Уизли!

Что ему на этот раз надо?

- Скеберс! Посмотри! Скеберс!

Рональд Уизли тряс пододеяльником перед побледневшим лицом мисс Грейнджер, а потом бросил белую тряпицу на толстенный рунический словарь. Северус принюхался. Определённо...

- Кровь! – верещал рыжий полудурок во внезапно наступившей тишине. – Он исчез! А знаешь, что валялось на полу?

- Н-нет...

Рыжие шерстинки плавно опустились на перевод, который делала мисс Грейнджер.

Ясно. Пора сматываться.

Удивлён Северус не был. Огорчён – да, раздражён сверх всякой меры, но изумляться хитрости противника? – увольте. Скорей уж, досадовать на собственную глупость.

Петтигрю уже разок симулировал своё убийство, обвинив другого. Преступный почерк налицо: у крысы не хватит ума придумать что-нибудь новенькое, но почему бы не использовать удачную находку из прошлого? Сработало. Браво, Питер. Увидимся – сочтёмся.

Заточение в четырёх стенах тоже не способствовало оптимизму. Нет, на людях мисс Грейнджер защищала Живоглота, особенно усердствуя с друзьями. Но профессор фактически оказался заперт в девичьей спальне. «Извини, мой хороший, но так будет лучше».

Конец домашнему аресту Снейпа положила, как ни странно, мисс Патил. Однажды, глядя на ожесточённо чешущего о кресло когти рыжего кота, она насмешливо спросила:

- Гермиона, может, объявишь амнистию?

- О чём ты? – мисс Грейнджер торопливо упихивала в сумку домашнее задание.

- О Живоглоте. Чего ему здесь торчать? Всех, кого хотел, он уже слопал.

- Он никого не ел!

Патил пожала плечами.

- Тогда я вообще не понимаю, с какой стати ты его не выпускаешь...

- А и в самом деле... – волосы взлохматились с необычайной яростью, а в глазах появился решительный огонёк. – Живоглотик, миленький, прости меня! Конечно, ты можешь побегать...

Да здравствуют логика и здравый смысл!

Выходя из комнаты, мисс Патил потрепала кота за загривок и подмигнула:

- С тебя пауки, пушистик! Тот, последний, был великолепен...

Северус про себя обещал отыскать какой-нибудь экземпляр пороскошнее.

Первым делом – убедиться, что все ушли, и заскочить в спальню мальчишек. Бельё уже поменяли, да и натоптано изрядно, но, может, запах Петтигрю ещё сохранился? Уизли говорил, что его крыса только ела и спала, не разгуливая по комнате...

Есть! Едва заметный след вёл к одной из стен. А вот и нора... Северус уткнулся в красные обои плоской мордой, пытаясь вынюхать, куда ведёт мышиный лаз. Бесполезно. Эх, ну почему всё вышло так по-идиотски?

Отставить истерику. Не время. Нужно побежать, рассказать обо всём Блэку. Соваться в Хогвартс этой псине пока не следует.



«Зачем? Зачем ты туда попёрся?»

Молчит. Смотрит виновато.

«Не доверял мне?»

Громкий вздох, когти скребут по полу Визжащей Хижины. Да, не доверял.

Северуса охватывает бешенство.

Вопль Уизли разбудил половину Гриффиндора; вторая половина проснулась от топота и криков первой.

- Кто шумел?

- Что стряслось?

- Профессор Макгонагалл велела всем спать!

- О, мы продолжаем вечеринку? – это Фред. Или Джордж. Удивительно оптимистичные господа.

- А ну немедленно наверх, гриффиндорцы! – ещё один Уизли. Исключение из правил. Чистоплотный, педантичный... Даже Снейп не может отыскать изъянов в нынешнем старосте красно-золотых.

- Перси... Сириус Блэк! В нашей спальне! С ножом! Разбудил меня!

Рыжий кот уткнул нос в лапы и тяжело вздохнул.

Он верил Рональду Уизли. Чего же не верить, если лично отдал блохастому придурку список паролей на неделю? Мистер Лонгботтом пострадал зря... хотя нет: записывать столь важную информацию по-любому не следовало. Даже среди Мародёров нашёлся один предатель...

«Ты понимаешь, что испортил жизнь не только себе, но и щенку своего друга?»

Пёс вскидывается, пытается протестовать. Но Северус безжалостен. Достаточно с него выбрыков тупой собаки, которой искренне пытаешься помочь, а в результате получается только хуже!

Впрочем, хуже ли? В этом году никто не умер, наоборот: спасся невинный...

И крыса.

Каким образом Петтигрю ускользнул из Визжащей Хижины? Он там был: Северус видел мерзавца своими глазами. А потом идиотские дети с трёх сторон ударили Экспеллиармусами...

Но нынче Северус Снейп, пусть и в кошачьем облике, останется до развязки! И лично проследит, чтобы криворукие гриффиндорцы не упустили отличного шанса!

Может, его миссия заключается именно в этом? Дать событиям развиваться своим чередом, а затем нанести заключительный удар? Мягкое движение лапой, совсем незаметное, такое слизеринское – и история сворачивает в другую колею, и чёртов Блэк женится, обязательно назвав сына Джеймсом, и Дамблдор директорствует до второго пришествия Мерлина, и рычит на всех Аластор Муди, и Диггори честно завоёвывает Кубок...

И ты что-то размечтался, Северус. А у тебя, между прочим, масса незавершённых дел. Вон одно из них сидит, подметает хвостом пол.

«Чёрный, ты хочешь поймать крысу?»

«Да!»

«Хочешь вышибить из неё дух? Она жива, я знаю. Хитрая крыса. Думает, будто обманула всех. Прячется. Хочешь подержать её в зубах, откусить голову?»

В тёмных собачьих глазах – восторг, из горла вырывается низкое рычание.

«Да!»

«И тогда тебе разрешат быть со щенком. Тебе его отдадут. Будешь учить. Будешь играть. Будешь любить. Хочешь?»

«Да!!»

Гриффиндорцы... Как же с вами одновременно легко и безумно сложно...

«Значит, слушайся меня, плохая собака! Плохим собакам не доверяют щенков. Только хорошим. Послушным, умным. Спокойным. Понял?»

Тихий виноватый скулёж.

«Да, я понял».

«Согласен слушаться?»

«Согласен...»

«Хорошо. Я выведу тебя на крысу в начале лета».

Возмущённый, протестующий лай. Почему так долго?

«Плохая собака!»

Успокоился, притих. Вот и славно. Напряжённо думает, мысли скачут...

«Мы могли раньше встречаться?»

Сюрприз. Гриффиндорская наблюдательность в действии.

Ответ максимально саркастичен:

«Ты бывал в местах, где люди продают котов?»

Ироническое фырканье.

«Не доводилось».

«Тогда мы не виделись до этой осени никогда. Я всю жизнь провёл в одном таком месте».

Извини, Блэк, но правда сейчас только повредит.

Уходя, Северус ещё раз напомнил гриффиндорцу о крысе, о мальчишке Поттере, о необходимости слушаться рыжего приятеля, накрепко увязывая понятия в сознании гриффиндорца. Проделанной работой остался доволен. А на обратном пути усиленно не думал о том, что, возможно, судьба, Мерлин или маггловский дьявол просто жестоко подшутили, и теперь ему предстоит по второму разу проходить через смерти, глядя на них с высоты кошачьего роста.

Это неправда.

А если и правда – он изменит предначертанное.



Глава 8,

в которой профессор Снейп объявляет войну профессору Снейпу;
профессор Снейп об этом, впрочем, не догадывается

- Что делала в Хогсмиде твоя голова, Поттер? –
тихо спросил Снейп. – Твоей голове запрещено
там бывать. Ни у одной из частей твоего тела
нет разрешения появляться в Хогсмиде.

Гарри Поттер и узник Азкабана,
конец 14 главы

Когда Северус увидал летящего по коридору самого себя – мантия развевается, выражение лица предгрозовое – он, не задумываясь, шмыгнул за гобелен и затаил дыхание. Только бы обошлось!

Разгневанный профессор зельеварения скрылся за поворотом, и в следующий миг память услужливо подсказала, кому и за что предстоит нахлобучка. Поттер, конечно же! Мальчишка кидался грязью в Малфоя, а затем не сумел справиться с собственной одеждой! Так глупо попасться надо ещё суметь. Но герой магического мира всегда проявлял недюжинные таланты в делах подобного рода. Если бы за идиотизм начисляли баллы, Гриффиндор просто не сумел бы избавиться от кубка школы!

- Иди за мной, Поттер.

М-да, когда зельевар по-настоящему злится, голос у него тихий и вкрадчивый... Рыжий кот еле слышно фыркнул. И давно ты начал отделять себя от слизеринского декана, Северус?

Да пожалуй, давненько.

Ладно, здесь больше делать нечего. Все углы обшарены, приличных пауков для мисс Патил нет. Завтра стоит наведаться в южную часть замка...

Ступени гриффиндорской башни стали уже привычными, почти родными. Стареешь, что ли? Привязываешься к ало-золотой гамме? Может, в следующей жизни полюбишь лимонные дольки и станешь носить мантии в звёзды и полумесяцы?

Снейпа передёрнуло. Мерлин упаси!

Да, гриффиндорские ступени... В конце пятого курса он провёл на них четыре ночи. А потом Лили вышла – и сухо подвела черту под любовью и дружбой.

В следующий раз Северус побывал возле портрета Полной Дамы уже когда стал преподавателем.

Нет, он действительно стареет! Как завороженный, идёт за маячащей впереди рыжей башкой...

Минуточку, а что Рональд Уизли здесь делает? Разве шестой отпрыск чокнутой семейки не должен со всех ног мчаться выручать дружка?

И почему так жарко? Неужели только от того, что именно сейчас возможна развилка? Ведь если Северус Снейп не придумает, как притащить рыжую бестолочь в подземелья, то...

То, скорее всего, ничего не изменится. Поттеру попадёт чуть сильнее, на обратном пути он встретит кого-нибудь... Или нет.

Предсказания – не самая сильная твоя сторона, да, Северус?

Ну же, решай. Действуешь или плывёшь по течению? Времени мало.

- Мя-а-афф!

Пушистая молния ударила снизу вверх – с серых, выщербленных ступеней в чёрную мантию Рональда Уизли.

- Ах ты ж... – мальчишка задохнулся, не находя слов. Казалось, его негодование полыхает почище огненных волос.

- Ты... убийца... Ничего, я сейчас... мы не в спальне девочек... не уйдёшь!

Как страшно. Весь дрожу, вы заметили, мистер Уизли? Грязно-белый луч протыкает лестницу, камень с шипением испаряется – да, Люпин хороший педагог. А говорил ли вам кто-нибудь... увернуться от Ступефая... что колдовать в хогвартских коридорах запрещено? Неужто прохлопали ушами? Встретите преподавателя – любого, мистер Уизли! – и проблемы обеспечены... Ну и при чём тут Таранталлегра?

Четвёртый этаж. Третий. Второй. Первый. Да придите же в себя, глупый гриффиндорец, здесь намного больше народу, чем в вашей башне! Не слышит. Раскраснелся, шевелюра торчком... Ничего, в подвалах охладится немного.

Поскорей бы добраться – Мерлин, да он скоро к Непростительным перейдёт! – до своего кабинета. Вот как налетим сейчас на Малфоя... Впрочем, нет: Драко наверняка рассказывает толпе обожательниц о геройском изобличении Поттера перед серьёзными людьми. Но староста Слизерина поблизости ошиваться очень даже может... Оставьте в покое мой хвост! Чуть не подпалил, дрянной мальчишка!

- Неужто? – м-да, голосок у зельевара нынче... Таким любые, самые твёрдые корни нашинковать в один момент можно. Но как же хорошо, что он общался тогда на повышенных тонах! В коридоре прекрасно слышно. Рон при звуках знакомого, явно ненавистного голоса просто оцепенел.

- Ты думаешь, подобное продаётся в магазинчике розыгрышей? Мне кажется более вероятным, что Поттер получил это непосредственно от производителей!

Уфф. Успели. Мистер Уизли весь обратился в слух, а рыжий кот наконец сумел отдышаться. Не те уже его годы, увы, не те. Пусть молодые носятся, словно им в штаны скипидару налили...

Они и носятся, но смысла в этих телодвижениях? Сам дела не сделаешь – никто не поможет. Бестолковое юношество пошло.

- То есть, от мистера Червехвоста и его коллег? – вступил в разговор Люпин. Да, Мародёры, разумеется, были бессердечными мерзавцами и клиническими идиотами, но всё же поумнее нынешних... шалунов. – Гарри, тебе знаком кто-либо из этих людей?

- Нет, - слишком быстро отвечаете, Поттер, неужели не слышно? Люпин, помнится, даже поморщился от горячечной торопливости протеже.

- Вот видишь, Северус? Ясно, товар из «Зонко»...

Мистер Уизли, ваш выход.

- Это я... дал... Гарри... эту штуку. Купил... её... в «Зонко»... давно...

Да, забавная штука жизнь. Снейп великолепно помнил свою злость, сквозь которую отчётливо проступало недоумение: откуда здесь взялся Уизли? Не узнал собственный почерк, Северус? Впрочем, пакостить себе ты не привык...

Люпин тем временем разорялся насчёт того, как же здорово, когда всё известно и не вызывает подозрений. Старый... Мародёр! Лиса в волчьей шкуре!

- Гарри, Рон, ступайте со мной, я должен сказать вам пару слов о реферате про упырей. Ты уж извини нас, Северус.

А ведь он и вправду просит прощения. За идиотскую выходку мальчишки. За несвойственную гриффиндорцам ложь. За ситуацию, в которой честен был только слизеринец Снейп...

Тогда зельевар не понял оборотня.

Тогда Северус вообще многого не понимал.

Рыжий кот торжественно задрал так и не опалённый кретином Уизли хвост. Зачем ему понадобилось топать за гриффиндорской троицей – он и сам не знал. Интуиция сработала, наверное. Или обычное любопытство. В конце концов, интересно, надерёт Люпин зарвавшимся наглецам уши или погладит по голове и похвалит за шалость?

Ох...

Так вот как выглядит взбучка по-гриффиндорски!

На первый взгляд – ничего особенного. Тихий голос, почти ласковый тон. Но Поттеру, похоже, очень хочется обратно, в кабинет зельевара! И пусть его там вздёрнут на дыбе или дадут выпотрошить три мешка жаб...

И что замечательно – Северус согласен почти с каждым словом оборотня! Особенно там, где речь зашла о Лили. Ладно, о Джеймсе тоже. О жертве, которую принесли родители Гарри в ту ночь. Как смеет негодный мальчишка пускать её на ветер ради мешочка с магическими приколами?

Люпин ушёл, а гриффиндорские проказники стояли, не зная, куда девать руки, ноги и глаза. Потом занялись самобичеванием, а Снейп слушал и наслаждался. Жаль, недолго.

Ну почему во всех неприятностях у Рональда Уизли обязательно виновата Грейнджер?

- Что, пришла над нами поиздеваться? Или, может, настучала?

Уизли, вы идиот! У мисс Грейнджер такое лицо... такое... Северус почувствовал огромное желание совершить какую-нибудь глупость. Скажем, подойти и потереться о ноги хозяйки. Нельзя. Надо выжидать.

- Нет. Просто я подумала, что вам нужно это знать. Клювокрыла приговорили к смерти.

Мерлин, Северус совсем забыл о проклятом гиппогрифе! Нет, любовь мисс Грейнджер к слабым и обездоленным переходит всякие разумные границы. Так переживать из-за дурацкой зверюги... Которая, к тому же, выживет и унесёт на себе идиота Блэка.

Но гриффиндорке судьба Клювокрыла пока неизвестна. Мисс Грейнджер едва сдерживает слёзы... Что делать?

Спустя миг Северус осознал: в успокоении красно-золотых он вряд ли достигнет невиданных вершин. Раззадорить, обозлить – всегда пожалуйста, направлять и использовать – тоже... Но осчастливить – это не к нему.

Пока мысли лихорадочно метались в рыжей кошачьей голове, Поттер и Уизли предприняли решительные шаги.

- Они его не убьют! Не посмеют. Клювокрыл абсолютно безопасен.

- Ох, Гарри... Люциус Малфой запугал весь Комитет... у меня нет никакой надежды... приговор не изменят...

- Изменят! Теперь ты не будешь заниматься этим всем сама. Я тебе помогу, Гермиона.

Какая самоотверженность, мистер Уизли! А главное – сколько пользы вы принесёте своими куриными...

- Ой, Рон!

Северус потрясённо глядел, как умница мисс Грейнджер рыдает, повиснув на рыжем недоумке. Как одним махом уничтожаются месяцы кропотливого труда. А в голове вертелось только одно:

«Да обними же её, идиот!»

- Рон, мне очень... очень жаль Скеберса...

- Ничего... он был уже старый... может, родители мне теперь купят сову?

Мозги, мистер Уизли. Вам нужно срочно прикупить мозги. Килограмма два. А вообще – чем больше, тем лучше.

Они у вас быстро изнашиваются.

Ладно уж. Живите... пока.

Когда Гарри и Гермиона направились в гриффиндорскую башню, Рон задержался. Постоял немного, вглядываясь в полумрак вестибюля, затем негромко сказал:

- Ты... я знаю, ты здесь. Ты не думай, я тебя не простил. Но... спасибо. За Гарри и вообще...

Ну-ну, мистер Уизли. Особенно привлекателен пункт «и вообще». Вершина логического мышления.

- Так что я тебя трогать не стану. Возвращайся в башню спокойно. Но ко мне лучше не подходи!

И, секунду помолчав:

- Это чтобы между нами не было неясностей.

А они, значит, между нами были!

Гриффиндор...



Глава 9,

где происходит то, что должно было произойти, отчасти благодаря, отчасти вопреки стараниям профессора Снейпа

В следующее мгновение появился гигантский,
лохматый чёрный пёс, который старался
незаметно пересечь поляну.
Живоглот семенил рядом с ним.

Гарри Поттер и узник Азкабана,
середина 15 главы

Экзамены в Хогвартсе – это много шума и головной боли для всех, от директора до первокурсников. В суету вовлечены завхоз, домовые эльфы, совы, которых забыли покормить, коты, жующие шпаргалки... Северус лично с большим удовольствием разодрал магически уменьшающиеся конспекты мисс Браун по зельеварению. Помнится, на третьем курсе профессор Снейп поймал юную гриффиндорку с поличным, Минерва еле замяла дело... Как бы выяснить, прошло изменение реальности, или дрянная девчонка успела выколдовать запасной экземпляр?

А ещё экзамены в Хогвартсе – это чокнутые третьекурсники, вознамерившиеся во что бы то ни стало спасти бешеного гиппогрифа.

И крыса. Северус не забывал о Питере Петтигрю ни на минуту. Да и забудешь тут – Блэк, похоже, считает не только дни, но и часы до поимки предателя.

Понять можно. Злиться на странное взаимопонимание тоже можно, но нерационально.

Шестого июня, вечером, Снейп торчал в гриффиндорской гостиной и мурлыкал, успокаивая мисс Грейнджер. Выходило препаршиво: глаза девчонки были полны слёз, она то и дело вытирала их аккуратно сложенным носовым платком, третьим по счёту. Предыдущие два сохли в девичьей спальне.

Торопиться некуда – в прошлый раз дружная гриффиндорская компания завалилась в Визжащую Хижину в полном составе. Вряд ли следует ждать изменений в сценарии.

Блэк предупреждён. Наверняка уже нарезает круги вокруг Гремучей Ивы, играет с ней в салки. Занятие абсолютно бессмысленное и довольно опасное – в самый раз для гриффиндорского психа.

И когда в гостиной успел появиться Рон? Молча прочитал подсунутую мисс Грейнджер записку, неловко обнял подругу. Забормотал что-то про старую шарлатанку Трелони. Надо же, года не прошло, а мистер Уизли успел разобраться в характере дорогуши Сибиллы. Взрослеет юноша.

Ну, где же заводила команды? Время идёт, Блэк нервничает...

Поттер не вошёл – ворвался в гриффиндорскую башню. Глаза горят, дыхание прерывистое... Увидал прямо на лестнице снитч и исхитрился поймать новым способом? Например, сел на него с размаху?

- Профессор Трелони... мне сказала...

... что ей, старой дуре, давно пора лечиться от алкоголизма. Вы на друзей своих поглядите, Поттер! Им явно не до душевных терзаний трёхглазой нашей провидицы.

Рон Уизли заговорил – глухо и неохотно, будто продираясь сквозь сон:

- Клювокрыл проиграл. Хагрид прислал записку.

И в этот миг профессор Снейп понял, какого лысого дракла в гриффиндорском трио главным стал именно Гарри Поттер.

Экие тонкие и одновременно экономные движения... На зельях бы так! А горящие решимостью глаза! А ставшая необычайно прямой спина!

Сын Джеймса – прирождённый лидер. Каким был и сам Джеймс.

Но почему же младший Поттер это усиленно скрывает?

«А он не знает, - фыркнул внутренний голос, - или не хочет. Может, обе версии верны. Просто его зовут Гарри, Северус. Не Джеймс».

- Мы должны пойти. Нельзя, чтобы Хагрид сидел там один и ждал палача!

Уизли заколебался.

- Но казнь состоится на закате. Нам никто не разрешит... особенно тебе, Гарри!

Интересно: уткнуться головой в колени – жест отчаянья, или просто мальчишка так размышляет?

- Нужен плащ-невидимка...

Встрепенулась мисс Грейнджер:

- А где он?

О, Мерлин. У девочки, похоже, нервный срыв. Слишком сухо блестят глаза, слишком выразительно подёргиваются губы... Как далеко она сможет зайти? Судя по её прежним эскападам – очень далеко.

Получив инструкции, мисс Грейнджер не стала дослушивать призывы к осторожности (разумный Поттер – звёзды нынче явно криво встали!). Просто поднялась и вышла из гостиной, оставив подельников в растерянности. Минут через пятнадцать вернулась с плащом. Легонько улыбнулась в ответ на восторги Рона.

И троица направилась ужинать. Плащ был надёжно спрятан под мантией Поттера.

Снейп, не раздумывая, кинулся за детьми.



Как всегда, он оказался прав. Эти разбойники в башню уже не вернулись. Переждали толчею в пустой кладовке возле вестибюля, накинули плащ и по гриффиндорским меркам осторожно (то есть, сопя, пихаясь и наступая друг другу на ноги) вышли во двор. Даже если бы Снейп не вынюхивал удравших учеников, он сумел бы их выследить – на слух профессор ещё будучи человеком не жаловался, а у кота уши намного чувствительнее.

Солнце уже садилось, закат позолотил верхушки деревьев в Запретном лесу. Идиллическая картинка. Тогда тоже был красивый закат, пылинки танцевали в умирающих потоках света, а Сибилла Трелони пророчествовала...

Довольно, Северус. Ты просто не любишь это время суток. А ведь объективно оно ничем не хуже ночей, когда приходят кошмары, или утра – одинокого и стылого, погружающего тебя в суету очередного бессмысленного дня, заполненного идиотами-учениками... И ещё раз довольно, Северус. Поттер с компанией уже далеко. Прибавь ходу.

Минуточку, если гриффиндорская троица там, то кто здесь?

А это, похоже, гриффиндорский дуэт. Значит, вот как они выкручивались. «Ты же не допускаешь, что Гарри с Гермионой обладают способностью находиться в двух местах одновременно?» Эх, господин директор...

Разумеется, Снейп не предполагал, а знал совершенно точно. Ещё с пятого курса. У Джеймсового отпрыска в голове хранился целый склад воспоминаний о проделках, за которые того же Драко моментально вышвырнули бы из Хогвартса. Кто там утверждал, будто «не пойман – не вор» девиз Малфоев? Да у Поттера вся жизнь – иллюстрация этого сомнительного постулата!

Просто одно дело – чужие воспоминания, и совсем иное – личный опыт. Краски ярче, чувства сильней.

Гриффиндорцы паршиво выглядят, заходя на второй круг ночных приключений. Но сейчас нет времени их разглядывать. Первый Поттер с друзьями уже скрылись в хижине Хагрида.

Живоглот нырнул в кусты и оттуда пронаблюдал, как сладкая парочка уводит Клювокрыла. Не пойман – не вор?..

Крыса с ними? Нет. И Сириус Блэк, похоже, заперт в кабинете Флитвика.

Означает ли это, что игра проиграна? Зачем иначе детям гиппогриф?

Ты с ума сошёл, Северус? Они просто привыкли к летучей твари, хотят её спасти... Беги лучше за первыми номерами. Чуешь? Ты чуешь крысу?

Профессор вяло перебирал лапами. Кому он врёт? Петтигрю наверняка радостно помахал всем хвостом. Зачем идти куда-то, зачем разыгрывать последний акт идиотской, ненужной пьесы?

«Да ты, никак, разнюнился, Сопливус?»

Голос Блэка прозвучал прямо в голове. Северус подскочил. Не может быть... Тебя здесь нет, гриффиндорец, ты наваждение...

«А хоть бы и так – мы сейчас не обо мне толкуем. Ты слабак и рохля, Сопливус, я всегда это знал».

Снейп взвился.

Ни одной галлюцинации не позволено оскорблять его безнаказанно!

«А то что, Сопливус? Разрыдаешься на моей широкой груди?»

Рыжий кот не ответил. Яростно нахлёстывая бока хвостом, он мчался делать своё дело.

И плевать на шуточки судьбы!

- Скеберс, успокойся! Да что с тобой, дурная крыса? Сиди тихо... Ой! Он меня укусил!

Естественно. Ты слышишь мои шаги, Питер? Чуешь мой запах? Я не слишком скрываюсь, иду с наветренной стороны...

- Рон, не кричи, Фадж вот-вот выйдет.

- Да он не хочет... сидеть... на месте...

- Живоглотик, нет!

- Скеберс, нет!

Да, Питер, да. Беги, как оглашенный. Лапы сами ведут тебя по знакомому маршруту, верно? У Гремучей Ивы под корнями всегда найдётся место для маленькой крыски...

Мистер Уизли, ну почему?! Чего вам под плащом-невидимкой не сиделось?

- Живоглот... прочь! Скеберс, а ну сюда!

Умно – упасть и дать предателю укрытие. Гриффиндорский ум... всегда... был чем-то особенным. Но неужто вы думаете, что я отстану?

- Прячься! Пшёл, кошатина вонючая!

Не вопрос, мистер Уизли. Теперь – не вопрос.

На поле боя появляется тяжёлая артиллерия. С ума сойти, маггловские словечки из детства вспомнились!

Ты уже давно сошёл с ума, Северус.

Как завороженный, Снейп смотрел на действия Блэка. Гриффиндорец против гриффиндорцев. Битва рефлексов. Собака прыгает, Поттер тянется за палочкой, но опаздывает, получает тяжёлыми передними лапами в грудь. Удержаться на ногах невозможно, исландский волкодав, даже истощённый, весит больше мальчишки раза в полтора. Пёс мягко перекатывается через жертву, рыча, разворачивается для нового прыжка. Нет-нет, мистер Поттер, на сей раз мишень другая: Рон Уизли как раз вскочил на ноги. Блэк отталкивает крестника – ювелирная работа, гриффиндорец! – и челюсти смыкаются на тонкой детской кисти, вытянутой вперёд. И ведь даже не укусил толком, блохастая зараза! Герой со шрамом думать не умеет, посему героически кидается зверюге на спину, пытаясь оттащить собаку – исландского волкодава, Мерлин, прости убогих! – от друга. Результат, естественно, нулевой. Грейнджер стоит в ступоре – ну да, всерьёз тренироваться на ЗОТИ она начала уже на четвёртом курсе. Не после этой ли стычки?

И тут просыпается Гремучая Ива.

Малолетние вояки получают своё – через четыре года им предстоит столкнуться с Пожирателями, но пока детки беспомощны, словно новорожденные котята. Поттеру достаётся по физиономии, Грейнджер охаживают по спине. Блэк же ориентируется моментально. Ловко уклоняясь от веток, он тянет Уизли в подземный ход. Не захотел отдавать крысу добровольно, глупый мальчишка? Уйдёшь под землю вместе с объектом обожания. Это вам не добрый профессор Снейп, это осатаневший гриффиндорец...

- Люмос!

Браво, мистер Поттер, наконец-то вспомнили, зачем существует волшебная палочка. А до того, видимо, считали её зубочисткой?

- Рон!

Ну конечно, герой спешит на помощь. Между прочим, на втором курсе Помона Спраут читала лекцию о свойствах Гремучей Ивы. И о том, что ночью дерево атакует источник света. Мисс Грейнджер, подскажите Мальчику-Который-Получит-«Тролль»-По-Гербологии!

Хруст. Сухой и жалкий. Нога Рональда Уизли сломана, он полностью скрывается в секретном лазе. Ваш ход, мистер Поттер.

- Гарри... надо бежать, звать на помощь...

Дурной совет, мисс Грейнджер.

- Ты что?! Эта тварь его загрызёт, времени нет!

Запишем: в критических ситуациях Поттер соображает более-менее адекватно.

- А как мы туда попадём?

- Если эта псина сумела туда пролезть, значит, и мы сможем.

Логично. Но свет лучше всё-таки погасить.

- Спасите, помогите... – тихий, отчаянный шёпот. Э, да вы совсем расклеились, мисс Грейнджер.

Дети. Спасители волшебного мира, соплохвоста им в... союзники!

- Спасите, пожалуйста...

Рыжее тело метнулось к стволу дерева. Кажется, этот сучок... Да.

Путь свободен, господа гриффиндорцы.

И знаете что – я пойду впереди. С такой Надеждой магическому миру совсем не нужен Сами-Знаете-Кто. Тут и Петтигрю справится.



Глава 10,

в которой остаётся надежда,
хотя не все это осознают

- Нет, не крыса, - спокойно подтвердил Люпин.
- Это волшебник.
- Анимаг, - добавил Блэк, - а зовут его
Питер Петтигрю.

Гарри Поттер и узник Азкабана,
конец 17 главы

Наконец-то закончились подковёрные игры. И началось самое сложное.

Ты ведь хотел знать, что сумасшедший Блэк наплёл малолетним гриффиндорцам, да, Северус? На пятом курсе выбить эти воспоминания из Поттера не удалось. Теперь у тебя появилась грандиозная возможность...

Вот только интерес пропал.

Туннель, ведущий в обитель юного Люпина, был плохо приспособлен для людей. Снейп жалел Поппи Помфри, которая пользовалась им два раза в месяц, провожая и встречая оборотня. Не самые весёлые прогулки.

Гриффиндорцев, пыхтящих сзади, Северус не жалел.

Сами напросились.

Надо бы поторопиться, перемолвиться словечком с Блэком, прежде чем тот увидит своего драгоценного Поттера.

Рональд Уизли валялся на полу возле роскошной кровати с грязными, подранными занавесками. На миг Снейпу представилось, как Люпин в волчьем облике рвёт ажурную материю, и как затем всё здесь чистят и меняют.

Каждый месяц. Чтобы худой, изнурённый мальчишка пришёл в уютное местечко.

Наверное, так правильно, хотя и глупо.

Кот вспрыгнул на простыни, огляделся. Уизли, похоже, без сознания. Но крысу прижимает крепко к сердцу. Гриффиндорский парадокс...

«Чёрный, ты где? Убей, и покончим с этим».

«Нет. Нужны свидетели».

Однако! Блэк, умеющий строить связные логические цепочки... Караул, мне подменили кобеля! Или всё-таки дрессура приносит плоды?

«Тогда готовься. Сюда идут щенок, которого ты любишь, и его подружка. Учти, ты их напугал».

И, помедлив:

«Ещё жди своего знакомого волка».

Блэк задрожал. Хвост застучал по полу в бешеном темпе.

Рональд Уизли открыл глаза.

«Как думаешь, мне превратиться, или?..»

Северус тяжко вздохнул. Мерлин, дай сил!

«Если хочешь разговаривать – несомненно, придётся стать человеком».



Спустя десять минут экс-зельевар уже не был уверен в своём совете – когда отчаянно царапал руки Поттера, а затем пытался первым достичь волшебной палочки. Нет, правильно Люциус говорил: слизеринцам не следует лезть в гриффиндорские потасовки. Клубок тел, никакого изящества, грубая сила... А мисс Грейнджер, тихоня-то наша, какова, а? Блэк после её пинка отпустил добычу – и любой на его месте отпустил бы! В уличных драках лучше быть заодно с такой девчонкой. С репродуктивными органами у кобеля сейчас большие проблемы...

Пинок отшвырнул кота к стене. Я вам это обязательно припомню, мистер Поттер. Вот только отдышусь...

Северус беспомощно наблюдал за крестником Блэка – яблочко от яблони... Вот мальчишка поднял палочку. Вот подошёл к беглому заключённому, нацелился ему в сердце. Сколько пафоса. Да вы хоть одно боевое заклятье знаете, мистер Поттер? Или будете Ридикулусом боевого мага щекотать? С другой стороны, а вдруг малолетний идиот случайно разбирается в том, что делает?

И вообще, сто Ступефаев в область грудной клетки примерно равны по силе одному Кардио финитем. Хотя уж заклятье остановки сердца пацану точно неизвестно...

Или нет?

Бредовый гриффиндорский диалог между Поттером и Блэком. Каждая последующая фраза глупее предыдущей. Но пусть болтают – это помогает выиграть время...

Снейп прыгнул. Прямо на грудь бывшему врагу. Хочешь научиться убивать, Поттер? Это легко, когда имеешь дело с незнакомцем. Но убьёшь ли ты зверюшку, которую иногда кормил с рук, которую гладил, которую привык считать котом своей подруги?

Думай, мальчишка. Выбирай.

- Отойди, - ну какие же мы герои! Извини, Блэк, сегодня я не настроен дать тебе умереть. И не спихивай меня, пожалуйста! У меня имеются когти, забыл? Напоминаю!

Северус вцепился в мантию гриффиндорского кобеля всеми четырьмя лапами. Не отдерёшь. Ну, мистер Поттер, долго вы собираетесь изображать жену Лота?

Где-то сбоку всхлипнула мисс Грейнджер. А Снейп уже повёл ушами, встрепенулся... Шаги. Люпин, как же тебя не хватало!

И... ты, надеюсь, выпил зелье?

- Мы тут! Мы наверху... Сириус Блэк... Быстрее!

Действительно, поторопись, чёртов оборотень, потому что в ушах уже шумит, и очень хочется прилечь... расслабиться и просто вытянуться половым ковриком...

- Экспеллиармус!

Отлично. Люпин здесь, он разберётся. А Снейп уплывал куда-то в тёплое марево, где можно было мечтать о прогулках с Лили, и где не имели ровным счётом никакого значения крики, удары заклятий... даже Питер Петтигрю.

Судьба – огромная шутница.

И беспросветная дура.



Когда Северус очнулся, он ещё раз сумел оценить дипломатические таланты Ремуса Люпина. Все участники дискуссии пришли к консенсусу, даже Питер заткнулся. А декан Слизерина валялся под стенкой и никому не мешал.

Идиллия.

Поттер так и не научился убивать своих. Глупый мальчишка. Что ж, придётся оберегать его и дальше. На пару с обеспамятевшим носатым типом, который, если настоит на своём, умрёт через три года.

Северус презрительно задрал хвост и возглавил процессию, направляющуюся в Хогвартс.

Может, ситуация не настолько глупа, как кажется. Живой Питер заинтересует Дамблдора, а тот сумеет убедить Фаджа. Дементоры наверняка обезопасят мир от Петтигрю так же надёжно, как собачьи клыки или старая добрая Авада.

В глаза плеснул лунный свет.

- О, Боже... Он же не выпил сегодня зелье! Он опасен!

Да, мисс Грейнджер, похоже, вы правы.

- Бегите! Прочь отсюда, немедленно!

Мистер Поттер, почему вы не слушаетесь крёстного?

- Оставь это мне... Беги!

Снова драка гриффиндорцев, надоело прямо... Ну, вы собираетесь удирать, мистер Поттер?

Бах! Рональд Уизли теряет сознание. Когда Петтигрю успел добраться до волшебной палочки?

Бабах!

«Похоже, Петрификус», - очень отстранённо подумал Снейп, падая на землю.

- Экспеллиармус!

Молодец, Поттер! Пять баллов Гриффиндо...

Крысиный хвост проскальзывает через наручники. Насмешливо шелестит трава. Кот разевает пасть в беззвучном крике, а может, звук просто затерялся в вое оборотня, это неважно, сейчас ничего не имеет значения, кроме...

Мышцы неохотно поддаются яростным приказам мозга. Давай же, Северус, на животных Петрификус Тоталус действует слабее, ты ведь знаешь, ты всегда знал... Становись на лапы, хорошо. Первый шаг, второй, третий... Вперёд!

Крыса пытается ускользнуть в Запретный лес – боится, что в подземном ходе её настигнет Блэк? Петтигрю боится старых друзей, боится панически... а ещё опасается рыжего кота. Живоглоту достался второй удар: гордись, Северус!

И беги быстрее, соплохвоста тебе в печёнку!

Кусты. Ветки больно бьют по носу. Ерунда, главное – не потерять запах!

Поляна. Тусклое пятно Луны. Вой и рычание откуда-то издалека.

Звёздное небо перечёркивает тень летящей совы. Извини, охотница, эта крыса – моя.

Невысокий толстяк с лысиной на макушке прислонился к дереву и пытается отдышаться.

Северус напал молча, без гудения, без боевого клича, сосредоточившись на горле врага. Плевать на свидетелей. Теперь уже на всё плевать. Цель жизни – пульсирующая артерия.

Добраться. Перегрызть.

Кажется, Снейп выдрал у Петтигрю изрядный кусок мяса на руке. А потом полетел в дерево, ударился позвоночником и затих.

Толстяк дважды пнул кота под рёбра, убедился, что тот не шевелится, и побежал прочь, ежесекундно охая.

Холодно. Кажется, на шкуре неопрятным узором застывает иней.

Дыхание вырывается изо рта слабым облачком, тут же растворяется в темноте.

Отец, оставь маму в покое! Ах ты ж, щенок! Пьяные безумные глаза, бутылка со звоном разбивается о столешницу, «розочка» опасно поблескивает. Ну, иди сюда, гадёныш! Се-ве-рус...

Северус, ты верен мне? Да, мой Лорд. Ваш наивернейший слуга. Что прикажете? Я прикажу... прикажу... Убей...

Лили Поттер оседает на пол. Это не я, Лили, это не... я не хотел... я...

Северус, ты верен мне?

Нет, мой Лорд.

Северус, мальчик мой... Круцио!

Северус...

Что-то прохладное, серебристое, невозможно живое маячит перед глазами, и рыжий кот со стоном приподнимает морду.

Светящийся олень склоняет увенчанную рогами голову. Мерцающее копыто роет скопившуюся под деревом прелую листву.

Джеймс?

За что?

Плата за твоего дружка? За сына? За попытку?

Баш на баш и жизнь за жизнь?

К чёрту этот обмен, Джеймс! Я, кажется, понял. Судьбе и Лорду не победить, потому что... потому что...

Я понял, Джеймс. Честное слово.

Я...



Эпилог

Рональд Уизли поднёс маленькую сову, похожую на пушистый снитч, прямо к морде профессора Снейпа.

- Что скажешь? Она настоящая?

Северус хотел фыркнуть, но передумал и мягко заурчал. К чему третировать детей? Им и без того досталось.

«Хогвартс-экспресс» вёз учеников на каникулы, а Снейпа – к нерешённым задачам. Весело стучали колёса.

Проехали мост, на котором почти год назад мистер Поттер впервые повстречался с дементорами. Гриффиндорцы, разумеется, не заметили. Ну и пусть их...

Сейчас, когда воспоминания ещё не утратили красочность, но уже снизился накал страстей, Северус отчётливо осознал: другие выходы были. Были. Довериться Люпину: оборотень-гуманист, конечно, звучит смешно, однако мозги в этой невзрачной голове имеются, а жажда убийства отсутствует начисто. Поговорить с Блэком: вот кто обожает нарушать запреты! Да открыться той же мисс Грейнджер, в конце концов!

Но он не сумел. Потому что Мародёры. Потому что гриффиндорцы. Потому что ученики. Потому что...

Масса причин – таких больших, таких важных. Таких нелепых по сравнению с грядущими смертями.

Впрочем, у него есть ещё год.

Рональд Уизли радостно поглядел на кота:

- О, ему можно верить! Сова – моя!

Можно верить, говорите? Что ж...

Северус пристально уставился на сумку, где хранились чернильница и пергаменты.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni