Цветы в карманах

АВТОР: Rebecca
БЕТА: Кошка aka koshka_kat и hvost1

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Невилл, Угадайте!
РЕЙТИНГ: PG-13
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: drama, angst

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Лонгботтом не оборачивается – за последние два месяца он уже хорошо научился распознавать стремительную походку своего любовника.






Пепел с пеплом пополам –
Все мы скоро будем там…
Английская детская считалка времён Великой Чумы.

Ring-a-ring of roses,
A pocket full of posies.
A-tishoo, ashes –
We all full down

Невилл тихонько бормочет знакомые с детства слова маггловской считалки и осторожно срезает зрелые соцветья девясила британского. Тётушка Энид всегда увлекалась немагическим фольклором, и именно она рассказывала ему про наивных магглов, надеявшихся, что цветы спасут их от Чёрной смерти, стоит только положить их в карман. Глупцы. А ведь на самом деле у девясила неплохой антимикробный эффект, да и противовоспалительный тоже. Но главное – обезболивающий. Зелье на его основе – самое то после парочки Круциатусов, это уже неоднократно проверено большинством гриффиндорцев. И хаффлпаффцев тоже. И даже некоторыми рэйвенкловцами.

В оранжерее тепло, пахнет прелью и густым влажным травяным духом. И спокойно, так спокойно, что можно хотя бы на время забыть хриплый визг нового профессора маггловедения, осунувшееся лицо декана… и ночные всхлипывания в спальне Гриффиндора. Лонгботтом стоит на коленях, ощущая сквозь ткань мантии прохладу мокрой земли. Он почти нежно поглаживает упругие стебли девясила, пропуская их между неловкими пальцами.

Дверь стеклянно звякает, и сырой песок скрипит под знакомыми быстрыми шагами. Лонгботтом не оборачивается – за последние два месяца он уже хорошо научился распознавать стремительную походку своего любовника.

- Ты опять здесь торчишь? – раздражённо спрашивает светловолосый парень, чем-то неуловимо напоминающий тощую лису.

- Спраут попросила, - спокойно отвечает Невилл, - она сама не успевает, а девясил лучше собирать именно в новолуние. А ты откуда?

- Оттуда.

- А. – Невилл хмурится и окидывает подошедшего коротким взглядом, - то же, что и всегда?

- … что и всегда, - эхом отзывается светловолосый, – отрабатывание навыков наложения Круциатуса… м-мать его…

- Кто?

- Корнер твой. Голдстейн. И… – теперь голос звучит так, как будто его обладатель давится непрожаренным бифштексом, – и обе Патил.

Лонгботтом слегка напрягается.

- Как они?

- Вроде ничего. Говорят, у женщин болевой порог выше…

- Возможно, - Невилл осторожно гладит ребристые стебельки.

- А Малфой опять блевал, - с неожиданным злорадством сообщает парень.

- Да? – равнодушно бросает гриффиндорец, - ну он всегда был слабаком.

Его собеседник саркастически усмехается, глядя на кудрявый тёмный затылок, но вовремя проглатывает готовую сорваться с языка гадость.

- Между прочим, за его неповиновение могут расплатиться его родные.

- И что? Сейчас так можно сказать про любого. Но я-то ведь отказался.

- Ты – другое дело.

- О том и речь. А насчёт Малфоя… Я слышал, как Крэбб говорил, что он ассистировал на допросах. Просто здесь ему сложнее. Он же всех знает.

Внезапно над его головой раздаётся короткое полузадушенное рыдание. Невилл оборачивается. Его собеседник прикрыл лицо сжатыми кулаками, и подбородок его ходит ходуном.

- Не вой, - жёстко говорит Лонгботтом, - сам виноват. Все вы…

Кулаки отодвигаются от лица.

- Кончай эту траву наглаживать! Фетишист.

- Ей это нужно, - пальцы Невилла ласково касаются пушистых резных листьев. - Помона говорит, растения чувствуют, как к ним относятся.

- Да вы с ней оба больные!

- Ну и пусть.

После небольшой паузы парень приближается к Невиллу вплотную и почти робко кладёт руки ему на плечи.

- Нев, - его голос падает до шёпота, - я знаю, сейчас твоя очередь. Но ты не мог бы…

- Что ты хочешь?

- О…отсоси мне, а? Пожалуйста.

- Ладно.

С сожалением бросив последний взгляд на высокие стебли, увенчанные золотистыми цветами, Лонгботтом разворачивается и, не поднимаясь с колен, опускает ладони на ворсистую ткань чужой мантии. После вчерашних взысканий руки всё ещё плохо повинуются ему, и крупные шарики агатовых пуговиц непослушно выскальзывают из негнущихся пальцев. Любовник пытается помочь, но Нев мягко отстраняет холодные ладони и, справившись, наконец, с одеждой, приникает разбитыми губами к тонкой влажной коже обнажившегося живота. Цветы подождут.

Сегодня вечером Теодор Нотт явно нуждается в ласке Невилла больше, чем девясил.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni