Я люблю драконов

АВТОР: Rebecca

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ/ПЕЙРИНГ: Чарли, Сириус
РЕЙТИНГ: PG
КАТЕГОРИЯ: slash
ЖАНР: drama,

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: У меня есть моя работа. Я люблю драконов, - на автомате выдаёт Чарли.

Драббл для tiger_black




- … а Украинский Бронебрюх – это вообще что-то! Ты даже не представляешь себе, что это за великолепная зверюга, такая махина – смотреть страшно. Знаешь, я, когда первый раз увидел... просто ошалел.

- Тебе повезло, Чарли, заниматься любимым делом – дорогого стоит. Хотя, знаешь, я до сих пор не могу понять, как Молли допустила, чтобы её маленький мальчик играл с такими большими игрушками, - необычный лающий смех разносится под потолком маленького бара, заставляя дремлющего за стойкой бармена вздрогнуть и подскочить на месте.

Чарли Уизли басовито вторит этому смеху, восторженными глазами глядя на сидящего напротив мужчину, чьи длинные волосы блестят в золотистом свете магических светильников как полированное чёрное дерево. Подумать только, ещё сегодня утром он и понятия не имел, что поездка по делам Ордена может обернуться таким сюрпризом. Чарли всю ночь провозился в загоне - Мерлин, эти идиоты ничего не могут сделать нормально: доставить на Турнир четырёх драконов – это вынь да положь, а создать его малышкам необходимые условия – это уже, видите ли, никак. А ведь он заранее предупредил Министерство: драконы – не стайные животные, они нуждаются в одиночестве – тем паче, если речь идёт о самках, охраняющих кладку. Разумеется, ему пообещали, что всё будет по высшему разряду, а получилось как всегда – вместо четырёх загонов в Хогвартсе их ждал один, да ещё и размером с квидддичное поле - попробуй помести туда четырёх драконих, они ж моментально спятят, не находя себе укрытия. Он из кожи вон лез, пытаясь сделать из загона хоть что-то приемлемое, а девочки плевались огнём и орали в тесных вольерах для перевозки так, что сердце разрывалось... А днём его, уставшего как собака, вызвал Дамблдор и попросил об одолжении: никто из орденцев сейчас не свободен, одному хорошему человеку, который вынужден скрываться, необходимо срочно передать его собственную палочку и некоторую сумму в галлеонах, а сову отправлять с такими ценными вещами опасно. Ты же не против ненадолго отправиться в Бразилию, мой мальчик? Конечно, сэр - а что он ещё мог ответить? Десять минут спустя Чарли Уизли оказался на окраине магического квартала Форталезы. Жара здесь стояла адская – не было сил радоваться ни голубеющему рядом океану, ни колышущимся на слабом ветру длинным листьям мохнатых пальм. Матеря про себя этого проклятого Сириуса Блэка вместе с его палочкой, Уизли доплёлся до маленького бара, где его должны были ждать. Толстый бармен с блестящей кофейной лысиной окинул потного рыжего парня, сжимающего под мышкой тяжёлую кожаную куртку, ленивым взглядом и кивнул в угол, где за маленьким столиком сидел высокий худой человек. Чарли пошёл туда, опустился на колючее даже сквозь ткань джинсов сиденье тростникового стула, глянул в светло-серые глаза, окружённые лиловатыми тенями – и пропал.

… Они пьют и говорят обо всём разом: о Хогвартсе, о квиддиче, о драконах, о том, каково это – сидеть в Мерлином забытой южноамериканской дыре, не имея возможности даже носа высунуть, о том, как здорово вырваться из-под материнской опеки, хотя для этого и пришлось свалить в Румынию… Чарли очень хорошо сознаёт, что Сириус просто загибается здесь от одиночества, и что он, наверное, так же говорил с любым, кто явился бы сюда с новостями из Англии. Но – странное дело – обычно такой молчаливый, он продолжает отвечать на вопросы, которыми Блэк его засыпает, и испытывает от этого совершенно непривычную радость.

- Эй, детка, можно нам ещё бутылочку?

Пышногрудая девчонка, сменившая за стойкой бармена, гортанно смеётся и взмахивает палочкой. На столик приземляется ещё одна пузатая тёмная бутыль. Сириус подхватывает её и разливает ром: побольше – себе, поменьше – Чарли. Девчонка блестит чёрными глазищами, похожими на омытые дождём сливы, и широко улыбается, обнажая ряд крупных белоснежных зубов. Блэк тоже улыбается и салютует ей стаканом.

- Милашка. А у тебя есть девушка, Чарли?

- У меня есть моя работа. Я люблю драконов, - на автомате выдаёт Чарли - привык отделываться этим от маминых нотаций. В ответ раздаётся громкое фырканье. Уизли изумлённо распахивает глаза.

- Маленький извращенец, - Сириус Блэк, уткнувшись в мутный стакан, помирает со смеху.

Чарли чувствует, что уши начинают гореть огнём, и опускает голову. Слова Сириуса задевают его гораздо сильнее, чем тот мог бы предположить. Ну да… извращенец. Мама, наверное, сказала бы именно так, доведись ей узнать о маленьком секрете сына, о том, что ещё в школе приятели по квиддичной команде волновали Чарли Уизли гораздо больше, чем сексапильные ведьмочки из группы поддержки. Он торопливо подносит к губам стакан. Пряный коричневый напиток обжигает язык, растекается по горлу подобно жидкому пламени. Чарли кашляет, краснеет ещё сильнее и вздрагивает: его широкое веснушчатое запястье мягко обхватывают смуглые пальцы. Он изумлённо смотрит в лицо Блэка и видит в блестящих серых глазах странное понимание.

- Прости. Это ничего, Чарли. Ничего страшного, поверь. Просто живи – и всё.

Чарли плотно сжимает губы и кивает. Блэк достаёт из кармана маленькую красно-белую пачку, вытаскивает сигарету и щёлкает зажигалкой. Уизли взмахивает ладонью, отгоняя лёгкий кисловато-горький дымок, и морщится. Блэк хмыкает, не разжимая губ.

- Ты что, не куришь?

- Нет. Драконы почему-то чувствительны к запахам – к табаку особенно. Я только в Хоге пробовал… - Уизли тянется к бутылке, чтобы плеснуть себе ещё, и промахивается мимо.

- О… да ты, дружок, уже хорош, - Сириус легко поднимается и вытаскивает осоловевшего Чарли из-за столика, - заболтал я тебя… пойдём - уложу.

- Портключ… - бормочет Уизли, всем телом наваливаясь на него, - мне надо…

- Портал продержится до десяти утра. Не дури, Чарли, куда тебе в таком состоянии идти, - Блэк обхватывает его за талию, - отоспишься – и вперёд. Мерлин… как же я тебе завидую.

Он ведёт Чарли к лестнице, не обращая внимания на грустный взгляд девчонки за стойкой. Они поднимаются наверх, в маленькую убогую комнатушку. Ноги у Чарли заплетаются. Блэк сгружает его на узкую кровать у окна, бросает куртку в угол. Сквозь пьяный туман Уизли видит его резкие черты – высокие скулы, тёмные впадинки щёк. На худом смуглом лице выделяются серые глаза, и выглядят они странно и таинственно – как опалы на бронзе.

- Какие у тебя глаза… - задумчиво тянет Чарли, пока тёплые руки стягивают с него ботинки и накрывают тонким пёстрым одеялом.

- И какие же? – Блэк хмыкает коротко, резко и присаживается на край кровати у Чарли в ногах.

- Как… у Ирландского Опалоглазого… светятся.

- Это ещё кто такой?.. хотя, впрочем, о чём я спрашиваю? – ещё один короткий смешок – словно пёс лениво брехнул из будки, - спи, Чарли. Спи давай, не дури.

Он небрежно треплет Уизли по щеке, и прикосновение мягких пальцев обжигает почище огненной слюны детёныша Венгерской Хвостороги. Чарли отчаянно жаждет схватить эти пальцы, поднести их к губам, ощутить вкус табака, пепла, загорелой кожи… но Сириус Блэк легко поднимается со скрипнувшей кровати и бросает:

- Спи. Я пойду покурю.

Чарли хочется плакать от странной обиды, хрусталём звенящей во всём теле. Боясь передумать, он резко садится, ловит Блэка за руку и притягивает к себе. Явно не ожидавший ничего подобного Сириус с удивлённым хмыканьем плюхается обратно, Уизли, как щенок, тычется в смуглую шею, прихватывает губами тонкую кожу на твёрдом кадыке, жадно лижет, наслаждаясь горько-солёным вкусом чужого пота. Блэк коротко ахает.

- Не дури, Чарли… - вновь шепчет он, осторожно пытаясь отстранить юношу.

Но невозможные серые глаза, оказавшиеся вдруг так близко, заслоняют всё – стыд, страх перед неизведанным, боязнь отказа... Чарли Уизли, всхлипнув, прижимается ртом к чужим губам, и они подаются навстречу, мягко раскрываясь, словно створки раковины-жемчужницы. Поцелуй длится и длится без конца, без края, накатывает волнами, словно океан, который Чарли сегодня увидел впервые в жизни, и вдруг обрывается. Сириус Блэк мягко отталкивает его обратно на подушку и говорит:

- Не надо, Чарли. Лучше спи.

И уходит. Уизли утыкается пылающим лбом в мятую несвежую наволочку и закрывает глаза. Кровать покачивается, как лодка на волнах. Когда полчаса спустя Сириус возвращается обратно, он уже спит, по-детски обняв подушку, и не чувствует, как смуглые пальцы ерошат его рыжие волосы – мягко, словно извиняясь.

* * *

Много лет спустя Чарльз Уизли, отяжелевший после праздничного родственного застолья, сидит на крыльце Норы и смотрит, как его племянники с визгом носятся по огороду, гоняя явно отвыкших от такого внимания садовых гномов. Особенно усердствуют Фредди с Джеймсом – от их ора просто звенит в ушах. Красотка Вик, как и положено чистокровной колдунье из хорошей семьи, с усмешкой наблюдает за ними, облокотившись на изгородь, а маленькая Доминик топчется рядом с ней, явно разрываясь между желанием присоединиться к кузенам и стремлением подражать своей благовоспитанной старшей сестрице. Флер, полулёжа в гамаке неподалёку, кормит грудью младенца, периодически вздрагивая от особенно диких воплей и что-то бормоча себе под нос. Через раскрытое кухонное окно доносится неестественно громкий голос Джорджа и успокаивающее бормотание отца, а вот за соседним окном, в гостиной, где сидят за столом оставшиеся родичи, царит напряжённая тишина – похоже, братец опять безобразно набрался. Семейная, мать её, идиллия.

- Чарли? – мама выходит на крыльцо и тяжело опускается на ступеньку с ним рядом, - ты что ушёл, сынок? Сейчас пирог будет.

- Спасибо, мам, я наелся.

Мать с нежностью смотрит на суетящихся в огороде внуков.

- Сынок, давно хотела с тобой поговорить, - заводит она свою старую, ставшую за много лет привычной, унылую шарманку, - когда ты наконец женишься? В твои годы нехорошо быть одному, Чарли, сам подумай – ты ведь уже не мальчик. Ну смотри, какие чудесные малыши – разве тебе не хочется такого?

Чарльз переводит взгляд на Джейми, самозабвенно лупящего палкой по перевёрнутому ржавому котлу, под который забился один из окончательно спятивших со страху гномов, и прикусывает губу, чтобы не расхохотаться. Его молчание мать расценивает как знак согласия.

- Вот, ты же и сам всё понимаешь. Так когда же…

Уизли морщится, незаметно потирая висок. Нет, последний стакан огневиски совершенно точно был лишним. Надо лечь пораньше – портключ в Румынию настроен на восемь утра, а аппарация с похмелья – занятие не для слабонервных.

- …может, познакомить тебя с кем-нибудь? Знаешь, у Флер есть масса прелестных кузин…

Чарли Уизли поднимается с крыльца, нашаривая в кармане пачку «Честерфилда», и треплет мать по плечу, обтянутому цветастой тканью домашней мантии.

- Нет, мам, - мягко говорит он, глядя сверху вниз в выцветшие голубые глаза, - прости, это не для меня. Я… люблю драконов.

И уходит на задний двор – покурить.



The end



Оставьте свой отзыв:
Имя: Пароль:
Заглавие:
На главную
Замечания и поправки отсылать Anni